Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Посторанжевая Украина: некоторые экономические и внешнеполитические итоги

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Эдуард Попов

Посторанжевая Украина: некоторые экономические и внешнеполитические итоги


Попов Эдуард Анатольевич – доктор философских наук, руководитель Черноморско-Каспийского центра РИСИ.


Посторанжевая Украина: некоторые экономические и внешнеполитические итоги

Приближается вторая годовщина пребывания во власти посторанжевого руководства Украины. Два года – достаточно большой срок, позволяющий оценить, как реализуются предвыборные обещания. Изменился ли вектор внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии Киева? И какая роль в этой стратегии отводится России?

Приближается вторая годовщина пребывания во власти посторанжевого руководства Украины. Два года – достаточно большой срок, позволяющий оценить, как реализуются предвыборные обещания. Нас интересуют, в частности, изменение вектора внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии украинского руководства и та роль, которая отводится в ней России. С этим была связана серия переговоров руководителей двух стран, включая визит президента Д. Медведева в Донецк 18 октября 2011 г. Отдельного внимания заслуживают динамика интеграционных проектов (прежде всего – мало известный российскому читателю региональный аспект двустороннего сотрудничества), а также политические и электоральные процессы и культурно-языковая политика.

Политический процесс в контексте цивилизационной ситуации

Путь Виктора Федоровича Януковича к политической вершине был долог и тернист. Дважды (в конце 2004 и середине 2007 г.) он уступал власть, фактически находившуюся у него в руках, но каждый раз целеустремленно продолжал наращивать ресурсы.

Перипетии победы этого политика можно рассматривать как властный реванш наиболее влиятельного в стране «донецкого» финансово-политического клана. Пребывание во власти западноукраинских (галичанских) группировок [1], основанное на идеологическом факторе и не подкрепленное экономической составляющей, завершилось достаточно неутешительно для самой Украины. Идея демократической «оранжевой» революции была дискредитирована ее собственными вождями. Напротив, Партия регионов, изначально являвшаяся одним из нескольких региональных проектов [2], за годы «оранжевой» власти сумела трансформироваться (если не по идеологии, то по масштабам) во всеукраинскую политическую силу. В более широком контексте победа Януковича стала несколько запоздалым реваншем русскокультурного Юга и Востока страны над галичанской версией украинства. Как показали итоги второго тура президентских выборов, абсолютное большинство голосов Янукович получил именно за счет густонаселенных Юга и Востока (исторической Новороссии), потерпев поражение в большинстве регионов страны. Важную роль сыграл и нейтралитет Центральной, собственно исторической Украины, не оказавшей решительной поддержки Юлии Тимошенко, которая после проигрыша Виктора Ющенко стала представителем (пусть и с оговорками) интересов электората Западной Украины [3].

postorange_UA.jpg

Рис. 1. Результаты голосования граждан Украины во втором туре президентских выборов по регионам.

Новый президент, как и его предшественник, стал президентом части Украины. Различные макрорегионы страны имеют разную геополитическую ориентацию. Уже в «оранжевый» период резко снизилась популярность идеи евроатлантической интеграции и началась конкуренция евросоюзного и российского векторов [4]. Это определило различное отношение к Януковичу разных частей страны.

Как показали дальнейшие события, истеблишмент галицких регионов достаточно лояльно воспринял новую власть. Дотационные западноукраинские области не стремятся к отделению от остальной Украины, прекрасно осознавая ограниченность собственных экономических ресурсов. Сепаратизм на Украине носит обратный характер: отсталый аграрный Запад выталкивается более развитыми индустриальными Югом и Востоком. В отличие от некоторых «старых» демократий Западной Европы (классические примеры – миланская Лига Севера, фламандское движение Бельгии и др.), этот своеобразный сепаратизм еще не получил в Украине институционального выражения. Даже разговоры о федерализме считаются здесь политически некорректными. Тем не менее проблема бюджетного регионализма (неравномерного распределения ресурсов в пользу западноукраинских регионов-реципиентов), в сочетании с культурно-цивилизационным фактором, рано или поздно будет поставлена на повестку дня какой-нибудь системной политической силой.

В свое время Партия регионов, набрав политический вес, предала своего избирателя: сменила идеологию новороссийского регионализма на общеукраинский унитаризм. Поэтому в ближайшее время следует ожидать появления новой региональной силы. Эту важную для избирателя Новороссии тему могут поднять на предстоящих парламентских выборах один из новых избирательных блоков либо межрегиональное объединение депутатов региональных парламентов Украины. Баланс интересов различных цивилизационных сил требует появления политического проекта «Новороссия» [5] – в качестве противовеса проекту Галичины, тягнибоковской «Свободе».

Впрочем, развивается и «классический» региональный сепаратизм. Можно выделить три его главных центра: Тавриду (по мнению В. Дергачева, некорректно именуемую Крымом), Подкарпатскую Русь (административно оформленную в Закарпатскую область) и Галичину. Во всех этих регионах сложился симбиоз экономических и культурных мотиваций для выхода из единой Украины. Но если Тавриду-Крым и русинское Закарпатье выталкивают (в культурном аспекте) политика украинизации и (экономически) надежда более успешно реализовать свой потенциал в сотрудничестве, соответственно, с Россией и с одной из стран Евросоюза, то мотивации галичанского сепаратизма совсем иные. В отличие от западноукраинского, преимущественно галичанского национализма (Всеукраинское объединение «Свобода»), западноукраинский сепаратизм еще не институциализирован. Культурно оба эти явления представляют собой различные версии галичаноцентризма ?. Однако националисты Тягнибока хотят навязать галичаноцентризм? всей Украине, а западноукраинские автономисты, ведущим идеологом которых является яркий интеллектуал из Буковины Олег Хавич, рассчитывают защитить культурно-историческую самобытность бывшей австро-венгерской окраины от ассимилирующей советской украинскости. Имеется и социальная база для подобных настроений – огромная армия западноукраинских «заробитчан», регулярно выезжающих на заработки в страны Евросоюза или постоянно пребывающих там в качестве трудовых мигрантов. По результатам исследований Международной организации по миграции (МОМ) на Украине, наибольшее количество трудовых мигрантов дают два западных региона: Закарпатская и Черновецкая области (Северная Буковина) [6]. Образование Западноукраинской республики (О. Хавич предлагает «конституционную монархию под властью одного из австрийских Габсбургов»), как считается, позволило бы этим регионам гораздо быстрее интегрироваться в ЕС, чем в составе «большой» Украины.

Таким образом, цивилизационный и геополитический раскол Украины не преодолен. Попытки регионалов заигрывать с электоратом западноукраинских регионов вызывают там стойкую неприязнь [7]. Центробежные тенденции сдерживаются – до поры до времени – на окраинах: с одной стороны, политическими и экономическими интересами правящей «донецкой» элиты (потому-то собственно донецкий сепаратизм и истребляется ею на корню), с другой – политическими надеждами неонацистов из «Свободы». Последние, получив в руки законодательную и, отчасти, исполнительную власть в трех галичанских регионах (Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях), успели продемонстрировать полную хозяйственную и управленческую беспомощность и беспринципность. Экономически эти регионы продолжают прозябать, зато новый националистический истеблишмент оказался восприимчив к коррупции. Такой оценки придерживается, например, главный идол украинских националистов Юрий Шухевич [8]). В этих условиях для радикалов Тягнибока отделение Западной Украины смерти подобно. В созидательном плане им нечего предъявить кроме лозунгов очищения власти от неукраинцев. Поэтому завоевание частичной или полной власти в Центральной и Восточной Украине является для них вопросом политического выживания.

Геополитические ориентиры посторанжевой Украины сказываются и в принципиально значимой для страны гуманитарной политике. Лозунг придания русскому языку статуса второго государственного был снят регионалами с повестки дня как неактуальный еще до победы В. Януковича. Вместо него в качестве компромисса в правоприменительную практику ввели европейскую Хартию региональных языков и языков национальных меньшинств, ратифицированную Верховным советом Украины еще до «оранжевой» революции. Тем самым регионалы надеются сохранить поддержку традиционного русскокультурного электората.

Резонансным шагом стала отмена победившими регионаламиуказа президента В. Ющенко о присвоении звания героя Украины руководителю ОУН(р) С. Бандере. Это было адресовано в равной степени как внутренней (избиратели Юга и Востока), так и внешней (Польша, Израиль) аудиториям.

Таким образом, гуманитарная политика президента В. Януковича выстроена по принципу компромисса. Фигура министра образования Дмитрия Табачника, с которым связывают проект придания русскому языку статуса второго государственного, уравновешивается фигурой заместителя главы администрации президента Анны Герман. Однако попытка привлечь на свою сторону электорат Центральной и, тем более, Западной Украины за счет компромиссной культурно-языковой и гуманитарной политики может привести к утрате позиций регионалов среди традиционного электората.

Новую властную систему Украины наблюдатели характеризуют как аналогию российской вертикали власти. Уже в первый год президентства В. Януковича Конституционный суд Украины своим решением отменил политическую реформу Кучмы-Мороза 2004 г. и вернул Конституцию страны от 1996 г. Украина плавно трансформировалась в президентско-парламентскую республику. В центре и на местах произошло замещение руководящих должностей выходцами из Донецкого региона. Партия регионов так и не стала общеукраинской – по составу и идеологии – партией, сохранившись в качестве донецкого проекта.

Под властью прагматиков: экономические достижения и провалы

Традиционно избирательные программы В. Януковича и Партии регионовделали акцент на решении экономических вопросов. Находясь в оппозиции, регионалы обвиняли «оранжевых» в отсутствии профессионализма в народнохозяйственной сфере. Действительно, придя к власти, В. Янукович принял Украину в плачевном экономическом состоянии. По данным Госкомстата Украины, в I, II и III кварталах 2009 г. ВВП страны снизился по отношению к аналогичным периодам 2008 г. на 20,3%, 17,8% и 15,9% соответственно [9]. Согласно заявлению главы Счетной палаты Украины Валентина Симоненко, на 2009 г. был заложен рост ВВП на 0,4%, а в результате получили снижение на 13,9 % [10]. Это рекордный показатель для всего СНГ. Удалось ли новому руководству страны переломить ситуацию?

Если руководствоваться голыми цифрами, социально-экономические показатели 2010 г. и января–сентября 2011 г. выглядят привлекательно. Согласно таблице «Основные социально-экономические показатели стран СНГ в 2010 г.», объем ВВП Украины в 2010 г. по сравнению с 2009 г. составил 103,4%. При этом объем промышленной продукции составил по сравнению с предыдущим годом 111,0%. Негативная динамика характерна для сельского хозяйства, здесь объем производства по сравнению с 2009 г. составил 99,0% [11]. Показатели роста в промышленности сохраняются и для начала 2011 г.: в январе 2011 г. по сравнению с январем 2010 г. общий объем производства составил 109,7%, в добывающей и перерабатывающей промышленности – 112%. Рост объема производства в ведущей для Украины металлургической отрасли составил 13,3%, а в машиностроении – рекордные 27,8% [12]. Индекс объема сельскохозяйственного производства в январе 2011 г. по сравнению с январем 2010 г. составил 105,3% [13]. Та же положительная тенденция (в частности, в производстве основных промышленных товаров), по данным Госкомстата Украины за январь–сентябрь 2011 г., имеет место и в последующие месяцы [14].

Итак, макроэкономические показатели улучшились за счет увеличения промышленного производства. В немалой степени это связано с политической стабилизацией и относительно низкими ценами на российские энергоносители, которые составляют значительную (около 27–28%) долю себестоимости продукции металлургии и других ведущих отраслей украинской индустрии. Так, в первом квартале 2010 года накануне цена российского газа для Украины составляла 305,68 долларов за тысячу кубометров. После подписания так называемых Харьковских соглашений цена снизилась до 232,86 долларов за 1 тыс. куб. м, а затем стала понемногу расти из-за подорожания нефти на мировом рынке: в третьем квартале она составила 248,72 долларов за 1 тыс. куб. м, в четвертом – около 252 за 1 тыс. куб. м. [39].

В 2010 г. рост промышленного производства на Украине составил 11% против 22% спада в 2009 г. Об этом заявил премьер-министр Украины Николай Азаров 19 января 2011 г. на заседании правительства. Положительная макроэкономическая динамика была отмечена и в выступлении В. Януковича в Давосе 27 января 2011 г. – как свидетельство выхода экономики Украины из рецессии и перехода ее в фазу активного восстановления производства.

Итоги социально-экономического развития Украины в 2010 г. позитивно оценивает ряд авторитетных международных организаций. По оценкам Всемирного банка, в прошлом году ВВП Украины вырос на 4,3%. В текущем году прогнозируется рост на 4%. Результаты обеспечения финансовой стабильности на Украине в 2010 г. положительно оценил также руководитель миссии Международного валютного фонда А. Арванитис во время встречи с премьер-министром Украины Н. Азаровым 4 февраля. Украинскому кабмину было рекомендовано ограничение государственных расходов. Это означает сокращение социальных выплат.

Именно социальная политика правительства рискует оказаться камнем преткновения для регионалов. Положительная макроэкономическая динамика на Украине в 2010 – начале 2011 г. слабо отражается на социально-экономической ситуации. В качестве условия получения займов МВФ, основного кредитора Украины [15], правительство Н. Азарова проводит политику жесткой экономии на социальных программах. Это усугубляет и без того напряженную ситуацию в стране.

На Украине сохраняется и имеет тенденцию к росту высокая безработица. Если на январь 2010 г. безработных было 526,7 тыс. человек, то на декабрь – уже 544,9 тыс. человек. Уровень безработицы (по методологии МОП) в среднем за 9 месяцев 2010 г. составил 8,7% экономически активного населения [16]. По данным на сентябрь 2011 г., в стране 404,5 тыс. безработных [17]. По-прежнему высока доля и абсолютные показатели трудовой миграции. По данным МОМ, около 6,5 млн граждан, или 14,4% всего населения, Украины на сегодняшний день работают за ее пределами [18]. Что касается численности трудовых мигрантов, пребывающих на Украине (главным образом, это выходцы из стран Среднего Востока и Юго-Восточной Азии), то некоторые демографы оценивают ее в 1,5 млн человек. Украина остается страной-транзитером нелегальной миграции в государства Европейского союза.

Наблюдателями отмечается рост протестных настроений на Украине, в том числе в вотчине Партии регионов – Донбассе. Апофеозом выражения общественного недовольства стали акции протеста предпринимателей на Майдане против принятия нового Налогового кодекса и серия терактов в Макеевке (Донецкая область) из нескольких взрывов небольшой мощности.

Низкий уровень заработной платы, задолженности по социальным выплатам, ужесточение эксплуатации наемного труда при сохранении действующей либеральной экономической модели, основанной на извлечении быстрой прибыли, становятся причинами для проявлений социального протеста. Парадоксальным образом власть «своих» – для жителей индустриального Востока – делает именно этот регион потенциально наиболее взрывоопасным в социальном плане. После смены власти нет больше психологического барьера «свой-чужой» и надежды на позитивные перемены.

Отношения с Россией и газовый вопрос

Социальные издержки проводимой правительством Н. Азарова под контролем МВФ жестко монетаристской политики во многом были скомпенсированы подписанием так называемых Харьковских соглашений о продлении пребывания Черноморского флота России в Севастополе до 2042 г. в обмен на снижение цены на российский газ. Стабилизация отношений с Россией большинством экспертов и рядовых граждан Украины называется в числе основных заслуг президента В. Януковича.

При новом президенте Украина подчеркнуто отказалась от любых демонстративных шагов против России – как оказалось, ненадолго. Уже летом 2010 г., вскоре после подписания Харьковских соглашений, вестернизированный курс был подтвержден в новой концепции внешней политики Украины. По сути, этот документ означает возврат к политике второго президента Украины Л. Кучмы – с преимущественной ориентацией на Европу в противовес америкоцентризму «оранжевого» руководства.

Экономическая ситуация на Украине усугублялась неурегулированностью спорных вопросов с Россией, начиная с вопроса о цене транспортировки российского и среднеазиатского газа через газотранспортную систему (ГТС) Украины и стоимости газа для украинских потребителей. Конкурентное преимущество постсоветской Украины – возможность получать дивиденды от транспортировки российского и среднеазиатского газа (порядка 80% объемов, поступающих на европейский рынок) – постепенно сходит на нет в силу катастрофического износа оборудования. «Нафтогаз Украины» сообщал, что в модернизацию ГТС необходимо инвестировать $2,57 млрд. На украинском транзите негативно сказывается и запуск в начале сентября 2011 г. газопровода «Северный поток». Сообщается, что поставки газа в Чехию и Словакию (около 20 млрд кубометров топлива в год) поэтапно будут переводиться с украинского направления на новый маршрут. А это пятая часть транзита «Нафтогаза Украины», или около 700 млн долл. ежегодной выручки для украинской компании по нынешним ставкам [19]. Запуск «Южного потока», пока еще достаточно гипотетический, может лишить Украину львиной доли валютных поступлений и важнейшего аргумента в газовых спорах с Москвой.

Ухудшение социальных показателей на фоне относительной макроэкономической стабилизации (во многом за счет уступок со стороны России); прозападное лобби в новой правящей элите Украины; наконец, давление Запада на Украину за излишне пророссийский, по его мнению, курс – все это привело Киев к возврату политики и риторики, выдержанных в антироссийском духе. Перед посторанжевой Украиной встала проблема выбора внешнеполитической и, более того, цивилизационной стратегии: идти ли с Россией по пути интеграции евразийского пространства или двигаться в сторону европейского вектора. Традиционно большинство населения выступало за интеграцию с Россией. Правящий «донецкий» истеблишмент вновь избрал западное направление. В сложившейся ситуации это предсказуемое решение: симпатии правящих элит устремлены туда, где лежат их деньги. К тому же часть руководителей Партии регионов верхнего и среднего уровней (как в свое время и кадры «оранжевых») прошла обучение по западным программам подготовки и переподготовки управленческого аппарата. Россия даже не допускает возможности реализации собственных программ подготовки управленческих кадров для Украины, чего не стесняется делать Запад. (Что неудивительно, если учесть, что и российское чиновничество все более широко вовлекается в западные программы обучения.)

Тем не менее посторанжевая Украина вынуждена действовать с оглядкой на Россию. Северный сосед остается основным внешнеторговым партнером. Более того: сохраняется тенденция роста взаимной торговли между нашими странами. Так, в январе–августе 2011 г. украинский экспорт в Россию составил 12 819 477,2 тыс. долл. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем составил 157,0%. Импорт российской продукции также вырос, хоть и не так заметно. Его объем достиг 19 132 045,6 тыс. долл. (145,8%) [20].

Отрицательное сальдо в торговле с Россией в январе–августе 2011 г. составило 6 312 568,3 тыс. долл. [21] – величина для украинской экономики катастрофическая, особенно если учесть возрастающую зависимость Украины от займов МВФ, получить которые становится все сложнее. Эта величина складывается, как несложно догадаться, за счет возрастающего потребления природного газа – самой большой статьи украинского импорта. За тот же период 2011 г. Украина закупила газа на 9 254 319,9 тыс. долларов (по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. – 171,6%), что равняется 17,8% общего объема импорта [22].

В этой ситуации становятся понятными попытки украинского руководства решить свои экономические проблемы посредством антироссийских политических манипуляций. Задача во что бы то ни стало изменить структуру двусторонних торговых отношений путем увеличения украинского экспорта, с одной стороны, и сокращения объемов импорта из России, с другой, является одним из краеугольных камней внешнеэкономической стратегии Украины. Эта задача может быть решена двумя путями: 1) модернизацией украинской экономики и ЖКХ или 2) снижением цены на российский газ. Украинское руководство, как можно заключить, пошло по пути комбинирования обоих вариантов, при этом явно отдавая предпочтение второму. В этом заключается подлинная суть «дела Тимошенко», направленного против России. Даже с учетом ожидаемых санкций со стороны ЕС украинскому руководству показалось заманчивым убить одним выстрелом двух зайцев: избавиться от опасного политического конкурента (президентский рейтинг Ю. Тимошенко не сильно отстает от рейтинга В. Януковича) и добиться пересмотра газовых соглашений путем неприкрытого шантажа России как стороны «нелегитимного» договора.

В контексте политико-информационной кампании в сегодняшней Украине по поводу газовых соглашений, заключенных премьером Юлией Тимошенко в 2009 г., нелишним будет привести данные опросов общественного мнения в этой стране по горячим следам переговоров. Так, по мнению более половины опрошенных, результаты переговоров между Ю. Тимошенко и В. Путиным можно было считать успехом или приемлемым результатом. Характерно, что 23,6% опрошенных возлагали вину за срыв переговоров по газу на провластных и оппозиционных политиков – в том числе из Партии регионов, связанных с компанией РосУкрЭнерго [23].

Наконец, сам факт подписания так называемых Харьковских соглашений в апреле 2010 г. свидетельствует о признании – по крайней мере, на тот момент – легитимности газовых соглашений «Путин–Тимошенко» нынешним руководством Украины.

В настоящее время на Украине сложился комплекс противоречий, который ставит под вопрос сохранение стабильности. Прежде всего это противоречие между относительным экономическим ростом и социальной напряженностью. Центром социального протестного движения могут оказаться индустриальный Донбасс и, шире, Юг и Восток Украины. Существует также противоречие между унитарным административно-территориальным устройством Украины, выраженном в сверхцентрализованной бюджетной политике, и углубляющимся регионализмом, вызванным цивилизационной гетерогенностью частей, составляющих украинскую государственность. Жесткой политике централизации противоречит набирающий оборот сепаратизм Западного региона, растущая популярность автономистских и сугубо сепаратистских проектов.

Проблема высокой цены на газ не может быть решена путем шантажа несопоставимо более сильного партнера-соперника. Регионалы во главе с президентом В. Януковичем избрали именно такую тактику. И пошли, тем самым, по пути повторения стратегических ошибок своих предшественников. Ошибки эти тем очевиднее, что имеется альтернатива в виде налаживания кооперационных связей и межрегионального сотрудничества.

Цивилизационный выбор народа или политический выбор элит?

Моментом истины для российско-украинских отношений в посторанжевый период стал вопрос о направленности интеграции Украины: либо вхождение ее в Таможенный союз (ТС) России, Белоруссии и Казахстана, либо вхождение в Зону свободной торговли с Европейским союзом (ЗСТ ЕС). Проблема выбора одного из двух вариантов лежит не в экономической, а в цивилизационной (как гласит версия официального Киева) или политической плоскости.

Дискуссия по поводу создания ЗСТ ЕС ведется еще с 1999 г., когда исследование Европейской комиссии выявило ее нецелесообразность ввиду слабого экономического развития Украины. В самой Украине отношение к перспективам вхождения в зону неоднозначное. Даже еврооптимисты, наряду с несомненными плюсами, отмечают существенные издержки такого шага для украинской экономики. В частности, «усилением конкуренции будут недовольны отраслевые группы лоббирования, представляющие уязвимые отрасли экономики (пищевая, легкая и химическая промышленность, автомобилестроение). В то же время украинские металлурги, а также производители железной руды и трейдеры металлолома представляют группу, наиболее позитивно относящуюся к интеграции Украины в европейские и мировые рынки. Вступление в ВТО (отменяющее квоты на торговлю металлопродукцией) и гармонизация стандартов в рамках ЗСТ+ позволит избежать тарифных и нетарифных ограничений и расширить присутствие на рынках ЕС» [24]. Резонно подчеркивается, что Евросоюз на переговорах с Украиной будет всячески защищать собственные экономические интересы. «Крупные производители сельскохозяйственной продукции во Франции, Испании и Италии, обеспокоенные возможностью роста конкуренции со стороны украинских товаров, могут требовать исключения сельхозпродукции из ЗСТ. Сходные опасения выражают и европейские производители черных металлов и химической продукции в Германии и Франции» [25]. Вместе с тем ожидается, что плюсы все же перевесят минусы, что этот шаг позволит Украине экономически интегрироваться в ЕС и позволит повысить благосостояние украинского населения на 2-7%.

Более скептически настроены большая группа украинских экономистов и российские специалисты. В частности, с критикой присоединения Украины к ЗСТ ЕС неоднократно выступал академик Национальной академии наук Украины Ю. Пахомов. В своей аргументации известный эксперт ссылался на общественное мнение, в большей степени ориентированное на интеграцию с Россией. Экономическую нецелесообразность вхождения Украины в ЗСТ ЕС обосновывал академик РАН С. Глазьев.

Даже в аргументации сторонников вхождения в зону свободной торговли с ЕС проскальзывают признания очевидных рисков для украинской экономики. Признается, как было сказано выше, что в результате этого шага выиграют одни отраслевые группы (металлурги и др.) и проиграют другие. Металлургия, ведущая отрасль украинской экономики, обеспечивающая основные валютные поступления в государственный бюджет, уже на среднесрочную перспективу консервирует экономическое отставание Украины, тормозит ее перестраивание на новый технологический уклад. Металлургия сосредоточена в индустриально развитом Восточном экономическом регионе (прежде всего, в Донецкой и Запорожской областях, где были созданы уникальные по мировым стандартам предприятия), который вносит основной вклад в ВНП Украины. Трейдеры металлолома (как красиво именуются поставщики лома черных и цветных металлов, полученного в результате уничтожения предприятий, построенных в советские и дореволюционные годы) из той же Восточной Украины обладают серьезными экономическими и политическими лоббистскими ресурсами. Однако в целом данная отрасль не занимает экономически полезной ниши в отраслевом разделении труда.

Можно заключить, что вхождение Украины в ЗСТ ЕС благоприятно скажется не на всей украинской экономике, а лишь на отдельных географических и отраслевых ее сегментах. Оно усилит позиции восточноукраинских металлургов, но еще более ослабит украинский АПК, сосредоточенный в основном в Центральной Украине.

Население всей Украины выиграет, пожалуй, лишь в одном аспекте. Присоединение к ЗСТ ЕС облегчит получение трудовых виз в страны Евросоюза, о чем мечтают миллионы украинских жителей. Однако в этом случае придется забыть о модернизации экономики страны, ее технологическом перевооружении (за исключением отдельных отраслей и предприятий). Оно сделается ненужным, поскольку Украина будет поставлять (если сможет преодолеть законодательные препоны лоббистских групп стран ЕС) ограниченный ассортимент товаров. Главным предметом ее экспорта станет, вероятно, недорогая и качественная рабочая сила.

В отличие от членства в ЕС, перспективы которого для Украины все еще призрачны, вхождение в ЗСТ ЕС имеет достаточно реальные очертания. Однако и они стали более размытыми ввиду охлаждения отношений между Киевом и Брюсселем из-за «дела Тимошенко». Как известно, после оглашения судебного приговора Ю. Тимошенко визит президента В. Януковича в штаб-квартиру Евросоюза был отложен на неопределенный срок.

Другим возможным направлением экономической интеграции Украины является присоединение ее к Таможенному союзу. Российское руководство неоднократно делало Киеву предложения о вхождении в ТС на самых льготных условиях. Так, Украина могла рассчитывать на получение российских энергоносителей по внутренним ценам Российской Федерации. Кроме того, Россия фактически открыла бы перед Украиной свой внутренний рынок. Для стареющего в технологическом отношении промышленного производства на Украине, в условиях увеличивающегося отрицательного сальдо в торговле с Россией [26] и сокращающихся отчислений в украинский бюджет, подобные перспективы выглядят как единственный выход из тупика – особенно на фоне обострившихся отношений с Международным валютным фондом. 12 сентября постоянный представитель МВФ на Украине Макс Альер заявил, что Киев пока что не выполнил условия для получения очередного транша кредита: "Так, по тарифам на газ для населения не было выполнено ни изначальное обязательство – повысить на 50% в апреле 2011 г., ни пересмотренное – о повышении на 20% в апреле и на 10% в июле, хотя оно является одним из ключевых, и без его реализации получение транша невозможно" [27].

Сегодня наступает время больших экономик и больших рынков. И Украине, не обладающей значительными энергоресурсами, дается исторический шанс стать привилегированным участником формируемого клуба. На существенные выгоды от присоединения Украины к ТС указывал российский премьер В. Путин. 6 октября, выступая на инвестиционном форуме ВТБ Капитал "Россия зовёт!", он заявил: "...Украина берёт от МВФ в качестве поддержки $10 млрд, по-моему, на 15 лет. А в случае присоединения к Таможенному союзу экономический выигрыш Украины ежегодно составил бы $9 млрд. Разница есть? Да, под хороший процент от МВФ берут деньги (под щадящий), да, на длительный срок (15 лет), но, во-первых, отдавать всё равно надо, а потом: $10 млрд – за 15 лет, а здесь $9 млрд – в год. Это прямой выигрыш всей экономики. Это не надуманные цифры. Из чего они считаются? Из того, что доступ на наш рынок будет свободнее: металлургическая промышленность, трубная, сельхозпроизводство… Несмотря на подготовку договора о свободной торговле... почти каждый здесь понимает, что сельхозпродукцию Украины на европейский рынок никто не пустит. Может быть, два литра молока продадут, и всё: невозможно просто. И понятно – там очень жёсткая позиция по защите рынка сельхозпродукции... Украину не пустит никто, а мы пускаем". "Авиационная промышленность умрёт полностью, как ни печально мне говорить об этом, – продолжил российский премьер. – Ну куда? На мировом рынке производителей раз-два – и всё: американские, европейские – и всё. Бразилия ещё пытается маленькие самолётики делать. Куда пустят? Нет, не пустят. Судостроение будет развиваться? Нет. Не потому что люди там неталантливые – люди очень талантливые, и есть заделы хорошие, сделанные ещё в советские времена, но просто очень жёсткая конкуренция, не пробиться никуда. Поэтому нужно объединять усилия" [28].

Характерно, что цифры, приведенные В. Путиным, не были по существу опровергнуты украинской стороной. В докладе аналитической группы С. Кургиняна, опубликованном газетой «Завтра», приведены расчеты замминистра экономики Украины В. Мунтияна. В них даются достаточно близкие оценки. «В случае вступления в ТС отмена экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты принесет Украине 3,49 млрд долл в год, снижение цен на газ до уровня внутрироссийских – 4,6 млрд долл в год, рост украинского экспорта в Россию в результате отмены РФ протекционистских мер составит 0,67 млрд долл в год» [29]. Как видим, даже эти весьма осторожные и, вероятно, неполные прогнозы (не учитывающие, в частности, расширение рынка труда) позволяют говорить о возможности существенного снижения дисбаланса двусторонней российско-украинской торговли.

Российские предложения были весьма недружелюбно охарактеризованы официальными украинскими лицами. "Никаких пряников никто на Украине от России не дождется", – заявил 7 октября в эфире одного из украинских телеканалов вице-премьер украинского правительства Борис Колесников. И добавил: "Бесплатный сыр бывает только в мышеловке" [30].

Прогнозы, говорящие об экономической выгоде вхождения в ТС, прозвучали и в выступлении посла Украины в России Владимира Ельченко на «круглом столе», организованном Торгово-промышленной палатой Ростовской области 30 мая 2011 г. Выступление высокопоставленного дипломата содержало противоречивые оценки российского вектора интеграции. С одной стороны, вхождение в ТС, по оценкам В. Ельченко, позволит нарастить экспортный потенциал Украины не менее чем на 10 млрд гривен в год в расчете на каждого члена ТС и дополнительно увеличить объем экспорта страны на 2–2,5% [31]. Тем самым, посол Украины в России был вынужден признать очевидные даже для прозападного киевского истеблишмента выгоды, которые получит страна от присоединения к Таможенному союзу. С другой же стороны, В. Ельченко заявил, что любые попытки России втянуть Украину в Таможенный союз являются шантажом (буквально – «выкручиванием рук») и будут отвергнуты. Основанием для подобной позиции названа отсталость российской экономики и, следовательно, бесперспективность экономической кооперации Украины с Россией. На сегодняшний день Киев не видит альтернативы вступлению в ЗСТ ЕС. При этом украинский дипломат отметил готовность Украины к сотрудничеству с Россией в экономической сфере. В чем оно будет заключаться? По словам В. Ельченко, Россия могла бы закупать у Украины продукцию отдельных отраслей (авиастроение, космическая промышленность, ВПК и ряд других), ремонтировать свои суда на украинских верфях и т.п. [32]Иными словами, России предлагается увеличивать в одностороннем порядке импорт из Украины. Торговый дисбаланс Киев рассчитывает сократить также за счет снижения цены на российские энергоносители для Украины (подоплека «дела Тимошенко»). При этом подчеркивается несостоятельность России как серьезного экономического игрока.

Что это: элементарная бравада? Высокомерие без пяти минут кандидатов в члены ЕС по отношению к евразийцам? Вероятно, все это присутствует. Но очевиден и политический расчет. Как известно, лучшая оборона – это нападение. И Украина, чьи экономические показатели все более слабеют, использует политические рычаги для улучшения своих позиций в торговых отношениях с Россией.

В целом политика посторанжевого Киева в отношении России производит впечатление дежавю. Это возврат к внешней политике кучмизма с его ставшим знаменитым принципом, выраженным украинской поговоркой: «Ласковый теленок у двух маток сосет». России вновь предлагают фактически оплачивать чреватый политическими и экономическими издержками путь Украины в Европейский союз. По-прежнему ум с сердцем не в ладу у правящей украинской элиты: все симпатии обращены к Западу (только «оранжевая» идея евроатлантической интеграции сменилась на евроинтеграцию), а экономические перспективы – на Востоке. Сегодняшний выбор Киева в пользу ЗСТ ЕС вызван не экономическими и даже не цивилизационными, а скорее политическими мотивами – если под политикой понимать корпоративные и индивидуальные интересы и предпочтения правящего слоя. Мнение же народа, в большинстве своем выступающего за интеграцию с Россией, не интересует посторанжевую власть так же, как не интересовало оно и «оранжевых» политиков. Академик НАН Украины, доктор экономических наук Ю.Н. Пахомов ссылается на опрос, проведенный в апреле 2009 г. Киевским международным институтом социологии (КМИС) и российским «Левада-центром». Тогда 67,6% респондентов выступили за то, чтобы Украина и Россия имели безвизовый режим и жили дружно [33]. В представлении широких кругов граждан Украины именно российский вектор интеграции выглядит предпочтительным. Ухоженные проститутки Екб гарантируют качественное выполнение прелюдии, многих видов секса и других дополнительных услуг

Впрочем, времена меняются, меняется и характер российско-украинских отношений. Попытка команды Януковича–Азарова вновь реализовать на практике внешнеэкономическую стратегию кучмизма, кажется, не увенчалась успехом, что подтвердила неудача для украинского руководства переговоров по газу, очередной раунд которых пришелся на встречу президентов двух стран в Донецке 18 октября 2011 года. Пробуксовка переговоров о присоединении к ЗСТ ЕС, связанная с «делом Тимошенко», способствовала продвижению сотрудничества и кооперации Украины со странами СНГ. В сообщении пресс-службы украинского правительства было заявлено, что по итогам 7 месяцев 2011 года доля стран СНГ в товарообороте Украины превышает 42%, а объем товарооборота Украины со странами Содружества за этот период превысил 156%. 18 октября, в день визита российского президента Д. Медведева на Украину, главы правительств ряда постсоветских государств (Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия, Молдавия и Таджикистан) подписали договор о зоне свободной торговли СНГ.

Чему учит опыт еврорегионов?

Подлинным прорывом двусторонних отношений могло бы стать приграничное и региональное сотрудничество России и Украины. На сегодняшний день институциализация этого сотрудничества лучше всего заметна на примере так называемых еврорегионов, созданных в российско-украинском приграничье. Они представляют собой европейскую форму международной интеграции, основанную на тесном сотрудничестве двух или нескольких территориальных образований, расположенных в приграничных районах соседствующих государств. Характерной чертой является наличие постоянно действующих общих рабочих органов. Работа в формате еврорегионов позволяет участникам развивать приграничную торговлю, реализовывать различные проекты в области туризма, экологии, спорта, культуры. В их пределах фактически устраняются таможенные барьеры и препятствия для перемещения рабочей силы.

Считается, что в России эта практика наиболее эффективна на северо-западе, что связано с высокой интеграционной активностью Фенно-Скандинавских стран [34]. Впрочем, высказываются и иные, более скептические оценки трансграничного сотрудничества России со странами Евросоюза.

Существует и ряд российско-украинских еврорегионов: «Слобожанщина», «Ярославна», «Днепр». Поскольку ни один из входящих в них субъектов не является частью Евросоюза, это накладывает отпечаток на характер и результаты их деятельности.

Для Ростовской области, имеющей самую протяженную границу с Украиной и связанной с ее восточными областями тысячами живых нитей, приграничное сотрудничество особенно важно. Еврорегион стал первой на сегодняшний день формой институционализации этого сотрудничества. 29 октября 2010 г. в Луганске был подписан договор о создании еврорегиона «Донбасс». В начале марта 2011 г. к Луганской и Ростовской областям присоединилась Донецкая область Украины. Тем самым в рамках этого еврорегиона оказались почти полностью объединены Восточный и Западный Донбасс -- один из крупнейших в СССР угледобывающих, металлургических и промышленных центров.

Географические и демографические показатели еврорегиона «Донбасс» весьма внушительны: его площадь 151 тыс. кв. км, население 12,5 млн человек. Донецкая область, в частности, является самым населенным регионом Украины, одним из основных регионов-доноров.

Как заявлено в Уставе еврорегиона «Донбасс», в компетенцию данной интеграционной структуры входят:

· всестороннее экономическое развитие;

· коммуникации, транспорт и связь;

· наука, новые технологии, образование;

· культура, спорт, развитие побратимских связей, празднование юбилейных и памятных дат в нашей общей истории;

· улучшение состояния окружающей среды;

· реализация государственной молодежной политики;

· ликвидация чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;

· содействие расширению контактов между жителями приграничных территорий, развитию сотрудничества между учреждениями и организациями, а также субъектами хозяйственной деятельности;

· содействие в рамках действующего законодательства Российской Федерации и Украины упрощению пограничных и таможенных процедур пересечения границы;

· улучшение качества жизни населения, в том числе посредством разработки и реализации мер по увеличению занятости;

· развитие региональной экономики сторон посредством улучшения инфраструктуры приграничных районов [35].

Финансирование проектов еврорегиона обеспечивается каждой из сторон, то есть, бюджетов входящих в его состав регионов. Как заявлено в Уставе еврорегиона «Донбасс», «В процессе организации Еврорегиона создаются специализированные фонды, из которых финансируются конкретные проекты, реализуемые в рамках еврорегиона [35].

В документах, подготовленных рабочими группами в обеих странах, нашли отражение действительно актуальные задачи приграничных регионов. В качестве меры поддержки приграничной торговли названо применение безвизового режима взаимных посещений для однодневного туризма. Указывается на целесообразность создания туристического кластера по аналогии с туристическими кластерами в Северокавказском регионе России.

В докладе директора Института мировой экономики Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону) А. Архипова, посвященном перспективам еврорегиона «Донбасс» для Ростовской области и всего юга России, было обращено внимание на необходимость создания промышленного кластера Донбасса, то есть объединения индустриального потенциала приграничных территорий России и Украины [36].В самом деле, такая реинтеграция производств, с учетом разрушенной инфраструктуры и ослабленных народно-хозяйственных связей, казалось бы, не имеет альтернативы.

Тем не менее большинство опрошенных автором статьи экспертов высказали скептическое отношение к перспективам еврорегиона «Донбасс», подчеркивая противоречия геополитического и идеологического характера. Украина ставит перед собой стратегическую цель вхождения в Европейский союз. Столь же очевидно официальный Киев дистанцируется от участия в любых интеграционных проектах, исходящих от России.

Несмотря на скепсис экспертов, институт еврорегионов продолжает оставаться привлекательным для региональных властей. 18 октября на Втором украинско-российском межрегиональном экономическом форуме, который прошел под патронатом президентов обоих государств, главы Краснодарского края и Донецкой области Украины заключили соглашение о сотрудничестве в торгово-экономической, научно-технической, социальной и культурной сферах. [37].

Реализация экономической кооперации на уровне регионов сегодня представляется сомнительной – как в силу различия нормативно-законодательных баз, так и вследствие конкуренции в рамках отдельных отраслей. Металлургические, в том числе трубопрокатные, производства украинского Донбасса выступают серьезным конкурентом таганрогского «Тагмета», что неоднократно становилось причиной торговых войн в 1990-е и 2000-е годы.

Больше перспектив у гуманитарных проектов, прежде всего направленных на облегчение пересечения границы жителями приграничных регионов. Опыт функционирования еврорегионов в западных областях Украины свидетельствует об успешности решения данной проблемы. Устранение препятствий при пересечении границы России и Украины является давно ожидаемой мерой. Это стало бы ощутимым и, возможно, самым значимым достижением еврорегиона «Донбасс». Однако пока нет особых оснований рассчитывать на решение даже этого несложного вопроса [38]. И восточная граница Украины рискует остаться закрытой (в прямом и переносном смысле), в отличие от границы западной.


Примечания:

[1] См. об этом: Попов Э.А. Региональные элиты Украины в контексте украинской государственности: не допустить войны всех против всех // Перспективы. 25.08.2009; Попов Э.А. Год Януковича // Север — Юг — Россия 2010. Ежегодник. М.: ИМЭМО РАН, 2011.

[2] См. об этом: Мальгин А. Украина: Соборность и регионализм. Симферополь: СОНАТ, 2005.

[3] Часть националистического сегмента, в частности, ВО «Свобода» и круги, близкие к президенту В. Ющенко, в ходе минувших президентских выборов отказала в поддержке кандидату Ю. Тимошенко, мотивировав это тем, что последняя предала интересы «оранжевой» революции.

[4] См., напр.: Геополитические ориентации населения и безопасность Украины. По данным социологов. Киев, ТОВ «Бизнесполиграф», 2009. (на укр.яз.) С. 6-8.

[5] Об отдельном цивилизационном измерении Новороссии см. в трудах известного геополитика из Одессы проф. В. Дергачева.

[6] 14% населения Украины - на "заробітках" // http://www.trust.ua/news/51434-ukraina-grani-vymiraniya-zazyvat-migrantov.html 30 сентября 2011 г.

[7] См., напр.: Всемирный форум украинцев освистал «московского москаля» // http://lenta.ru/news/2011/08/19/greet/ Опубликовано 19.08.2011.

[8] Позиция Ю. Шухевича по поводу депутатов галичанских облсоветов от ВО «Свобода", «Пора", Юлока Юлии Тимошенко выражено в следующем высказывании: «...если бы Шухевич (имеется в виду Роман Шухевич, отец Ю. Шухевич, командующий бандеровской УПА, гауптман абвера, один из командиров батальона «Нахтигаль» - Э.П.) сегодня встал из могилы, то вас всех здесь перестрелял бы как мародеров». Это касается не только "Свободы", они все ... Просто у одних больше лозунгов, в других - меньше. Но делить коммунальное имущество, землю, бюджет - здесь они все мастера» // Цит. по: http://www.inoforum.ru/forum/index.php?showtopic=85545

[9] Госкомстат Украины (архив) // http://www.ukrstat.gov.ua

[10] Все идет к дефолту, - глава Счетной палаты // http://zadonbass.org/news/economy/message_8417

[11] Межгосударственный статистический комитет Содружества Независимых Государств: Пресс-релиз 7 февраля 2011 г. // http://www.cisstat.com/rus/r01-1.pdf

[12] Индексы промышленной продукции в 2011 году // http://www.ukrstat.gov.ua http://www.ukrstat.gov.ua/operativ/operativ2011/pr/iopp/iopp_r/iopp_11_r.htm

[13] Макроэкономические показатели // http://www.ukrstat.gov.ua

[14] См., напр.: Индексы промышленной продукции в 2011 г. // http://www.ukrstat.gov.ua

[15] По состоянию на 6 января 2011 г. долг Украины перед МВФ составлял $14,25 млрд. Общий размер прямого государственного долга в декабре вырос на 3,9% до 323,5 млрд гривен (40,6 млрд долл.) // http://www.regnum.ru/news/1370789.html

[16] Макроэкономические показатели...

[17] Количество зарегистрированных безработных по полу и месту проживания в 2011 г. // http://www.ukrstat.gov.ua

[18] 14% населения Украины - на "заробітках"...

[19] Путин запустил «Северный поток» // http://lenta.ru/news/2011/09/06/start/ Опубликовано 06.09.2011.

[20] Географическая структура внешней торговли Украины товарами за январь-август 2011 г. // http://www.ukrstat.gov.ua

[21] Географическая структура внешней торговли Украины...

[22] Товарная структура внешней торговли Украины за январь-август 2011 г. // http://www.ukrstat.gov.ua

[23] Мнения населения Украины относительно результатов и изменений газовых переговоров (на укр.яз.) // Киевский международный институт социологии www.kiis.com.ua (архив).

[24] И. Новак, О. Шумило. Зона свободной торговли: шаг навстречу ЕС? // Зеркало недели, №26, 7 июля 2007 г.

[25] Там же.

[26] Если в июле 2011 г. отрицательное сальдо Украины в торговле с Российской Федерацией составило 5,996 млрд долларов, то уже в сентябре – 6,312 млрд долларов // Рассчитано по данным Госкомитета по статистике Украины: «Географическая структура внешней торговли Украины товарами январь–июль 2011г.»; «Географическая структура внешней торговли Украины товарами январь–сентябрь 2011г.» // http://ukrstat.gov.ua/

[27] Цит. по: Украинское правительство готовится к кризису: льготы урезать, цены на газ повысить // http://www.regnum.ru/news/1451423.html

[28] Цит. по: http://www.regnum.ru/news/1453828.html

[29] Россия—Украина: нужна полноценная стратегия: Совместный доклад // Завтра. 28 сентября 2011.

[30] Украинская власть отвечает Путину: "Бесплатный сыр бывает только в мышеловке" // http://www.regnum.ru/news/1453828.html

[31] Выступление Чрезвычайного и полномочного посла Украины в России В.Ю. Ельченко на «круглом столе» в Торгово-промышленной палате Ростовской области 30 мая 2011 г. Архив автора.

[32] Выступление Чрезвычайного и полномочного посла Украины в России В.Ю. Ельченко...

[33] Пахомов Ю.Н. Украина и Россия: эффекты взаимодополняемости и риски отторжения // Проблемы национальной стратегии: Научный журнал. 2009. №1. С. 69.

[34] См., напр.: Северная Европа. Регион нового развития / Под ред. Ю.С. Дерябина, Н.М. Антюшиной. - М.: Издательство «Весь мир», 2008. С. 41-47.

[35] Устав еврорегиона «Донбасс» // http://euroregion-donbass.ru/docszakon.php

[36] А.Ю. Архипов. Выступление на «круглом столе» Российского института стратегических исследований «Северный Кавказ: внешние вызовы и угрозы» в Ростове-на-Дону 4 марта 2011 г.

[37] Кубань и Донецкая область Украины подписали договор о сотрудничестве // http://www.regnum.ru/news/1457215.html

[38] Правозащитник: Пересекать российско-украинскую границу стало еще невыносимее // http://www.nr2.ru/crimea/343915.htmlПубликация за16.08.11

[39] Азаров назвал цену на российский газ для Украины в 2011 году // http://atn.ua/newsread.php?id=55114 Дата публикации: 28.10.2010.

Читайте также на нашем портале:

«Свет и тени Восточного партнерства ЕС» Петр Искендеров

«Год Виктора Януковича» Алексей Макаркин

«О «национальной концепции истории Украины» и фальсификациях» Андрей Марчуков

«Языковое законодательство Украины и защита прав русскоязычных граждан» Киевский центр политических исследований и конфликтологии

«Состояние и перспективы инновационно-технологического взаимодействия России и Украины: потенциал Украины» Любовь Федулова

«Восточное партнерство: первые результаты» Александр Стрелков

«Украина: пора заняться экономикой» Сергей Агибалов, Леонид Григорьев

«Украинские президентские выборы-2010: сценарии, технологии, прогнозы» Вадим Карасев

«Региональные элиты Украины в контексте украинской государственности: не допустить войны всех против всех» Эдуард Попов

«Вступление Украины в НАТО: наверстать упущенное, или что должна противопоставить Россия» Эдуард Попов

«Российско-украинские отношения между политикой и экономикой» Валерий Цветков

«Россия и Украина: стратегия сотрудничества» Круглый стол Фонда исторической перспективы

«Русинская брешь в проекте украинской нации» Олег Неменский

«Украина: историческая ретроспектива и геополитическая перспектива» Наталия Нарочницкая

«Уроки «цветных революций»» Филипп Казин

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1» Эдуард Попов

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 2» Эдуард Попов

«Геополитика Украины и «турецкий фактор»» Владимир Григорьянц

«Мнения и взгляды населения Украины во второй половине января 2008 года» ООО «ФОМ - Украина»

«Украинское национальное движение и проблема Переяславской Рады: взгляды и оценки (XIX – XX вв.)» Андрей Марчуков

«Культ УПА: аморализация Украины» Юрий Шевцов


Опубликовано на портале 16/11/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика