Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Языковое законодательство Украины и защита прав русскоязычных граждан

Версия для печати

Избранное в Рунете

Киевский центр политических исследований и конфликтологии

Языковое законодательство Украины и защита прав русскоязычных граждан


Языковое законодательство Украины и защита прав русскоязычных граждан

Главными составляющими языковой ситуации Украины являются проблемы, связанные с функционированием украинского и русского языков. Проблемы этих двух наиболее распространенных языков оказывают сильное влияние на общую ситуацию в стране. Принадлежность к одной из языковых групп или к обеим одновременно тесно коррелирует с другими атрибутами личности и составляющими гражданской позиции: конфессиональной принадлежностью, исторической памятью, идеологическими предпочтениями, электоральным поведением и т. п.

Главными составляющими языковой ситуации Украины являются проблемы, связанные с функционированием украинского и русского языков. Проблемы этих двух наиболее распространенных языков непосредственно касаются подавляющего большинства народа Украины и потому оказывают наиболее сильное влияние на общую ситуацию в стране. Значимость этих проблем тем больше, что, как показывают социологические исследования, принадлежность к одной из двух языковых групп или к обеим одновременно тесно коррелирует с другими атрибутами личности и составляющими гражданской позиции: конфессиональной принадлежностью, исторической памятью, идеологическими предпочтениями, электоральным поведением и т. п.

На первый взгляд, языковая сфера в Украине, в частности положение русского языка, регулируется демократично и в соответствии с европейскими нормами. Статья 10 Конституции Украины провозглашает:

«Государственным языком в Украине является украинский язык.

Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины.

В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины. (...)»

Украина ратифицировала ряд международных документов, гарантирующих языковые права граждан, прежде всего — Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств и Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств.

Между тем, при более внимательном рассмотрении можно убедиться в том, что в решении языковых проблем в Украине ситуация складывается далеко не благополучно. <…>

Структура языкового законодательства Украины

Действующее законодательство Украины о языках включает:

- Конституцию Украины (1996 г.);

- Закон Украины «О языках в Украинской ССР» (1989 г.) с изменениями, внесенными Верховной Радой Украины в 1995—2003 гг.;

- Закон Украины «О национальных меньшинствах в Украине» (1992 г.);

- другие законы Украины, определяющие особенности использования языков в разных сферах общественной жизни; действующие международные документы, согласие на обязательность ко­торых дано Верховной Радой Украины (прежде всего Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств).

Конституция

Статус языков в Украине определяется процитированной выше 10-й статьей Конституции.

Единственным положением Конституции, определяющим гарантии языковых прав граждан, является часть 5 Статьи 53 (о праве на образование):

«Гражданам, принадлежащим к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право на обучение на родном языке или изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях или через национальные культурные общества».

Отметим две особенности указанной части Статьи 53. Во-первых, она фактически ничего не гарантирует: <для ее выполнения> достаточно разрешить изучение родного языка через национальные культурные общества. Во-вторых, оборот «принадлежащие к национальным меньшинствам» ставит языковые права гражданина в зависимость от его этнической принадлежности. В этом проявляется отличие Украины от принятого в европейском и международном праве подхода, при котором выбор языка является неотъемлемым правом личности и не связан с этническим происхождением. Правда, такое ограничение снимается законом «О национальных меньшинствах в Украине», согласно которому «граждане Украины имеют право свободно избирать и восстанавливать национальность».

Закон о языках в УССР

Формально основным законом, регламентирующим использование языков в Украине, является закон «О языках в Украинской СССР» с несколькими непринципиальными изменениями, внесенными Верховной Радой в 1995—2003 гг.

Однако этот закон, формально оставаясь действующим, фактически потерял свою силу и оказывает минимальное влияние на процесс регулирования языковых отношений. Такая парадоксальная ситуация объясняется действием одного из переходных положений Конституции: «Законы и другие нормативные акты, принятые до вступления в силу настоящей Конституции, действуют в части, не противоречащей Конституции Украины».

Отношение украинской власти к закону «О языках в Украинской ССР» хорошо характеризуется представленной ею в июне 2007 года информацией в адрес Европейской комиссии против расизма и нетерпимости о том, что в нем «большинство положений не соответствует Конституции».

Закон «О языках в Украинской ССР» был принят в 1989 году в конце горбачевской перестройки и несет на себе отпечаток того времени. Он, как и все советские законы общего характера, носит декларативное, пропагандистское направление, не рассчитан на реальное применение, а потому в ряде случаев содержит совершенно нереальные обещания. Его основной целью было закрепление на юридическом уровне идеологем, выбранных на тот момент руководством республики. В момент принятия закона влияние союзной власти на Украину заметно ослабело, правящая элита республики почувствовала вкус серьезной, хотя пока и ограниченной, власти и стремилась законодательно закрепить усиление суверенитета и ослабление зависимости от Москвы. Одним из шагов по укреплению суверенитета и стало принятие закона о языках, основным моментом которого было закрепление статуса украинского языка как государственного.

В результате внимание законодателя было направлено прежде всего на наделение украинского языка как можно более широкими преимуществами по сравнению с другими языками. Разумеется, в условиях союзного государства при сохранении серьезной зависимости от центра нельзя было обойти вниманием и государственный язык Союза — русский, который таким образом был выделен среди других языков. В целом закон составлен под заметным влиянием националистической идеологии, хотя, разумеется, здесь можно говорить только об умеренном национализме, далеком от того, который восторжествовал при принятии языковых законов в независимой Украине.

Юридическое закрепление прав на использование русского языка в ряде случаев оставляет желать лучшего. В значительной степени это связано с тем, что авторы закона и центральные власти рассматривали его как декларацию и не имели в виду реальное воплощение. Закон предусматривает различие возможностей использования русского языка по сравнению с возможностями украинского в различных сферах. В некоторых сферах он наделяется по существу теми же правами, что и украинский; в других — промежуточными между украинским и другими языками; в третьих — даже не выделяется отдельно, по умолчанию оказываясь среди других «национальных языков».

Закон был направлен на широкое предоставление преимуществ украинскому языку как государственному за счет вытеснения остальных языков, прежде всего — русского. В первую очередь это касается сферы управления, включая судопроизводство. Такое же вытеснение русского языка проводится и в ряде других сфер, существенных для граждан, в частности в дошкольном, среднем специальном и высшем образовании.

С другой стороны, в законе сформулированы положения, обеспечивающие возможности граждан по использованию родных и приемлемых для них языков в другом ряде существенных сфер: общение с властями, среднее образование, наука, СМИ.

Закон «О языках в Украинской ССР» лежит в основе современного языкового законодательства Украины, задавая его общую схему, притом, что конкретные положения с течением времени меняются, иногда — на прямо противоположные. Общие тенденции отталкивания от этого закона в процессе разработки языкового законодательства в Украине заключаются в том, что националистические силы, контролирующие процесс, стремятся усилить дискриминационные по отношению к другим языкам стороны закона, и на сегодняшний день это им в значительной степени удалось.

Политические силы противоположного направления, защищающие русский язык, прилагают усилия к тому, чтобы сохранить хотя бы тот уровень возможностей по использованию других языков, который зафиксирован в законе о языках. В связи с этим у этого закона сложилась репутация инструмента для защиты прав русскоязычных. Сегодня возвращение к нормам закона «О языках в Украинской ССР» от норм законов, принятых после него, выглядело бы как первый, хотя и робкий, шаг к цивилизованному языковому законодательству.

Языковые статьи других законов Украины

Процесс разработки языкового законодательства в Украине после провозглашения независимости идет путем принятия не нового закона о языках, а специальных статей, регламентирующих использование языка, в законах, посвященных отдельным сферам общественной жизни. Языковые статьи отдельных законов не образуют единой системы, не согласованы друг с другом и зачастую противоречат не только закону «О языках в Украинской ССР», но и самой Конституции Украины.

Языковые статьи законов Украины, принятых после провозглашения независимости, в значительной степени повторяют положения закона «О языках в Украинской ССР». Учитывая то, что сам закон о языках в силу Переходных положений Конституции нуждается в легитимизации, поскольку его отдельные положения могут противоречить Конституции, одно из следствий принятых законов — придание его статьям необходимой легитимности. Так в сфере образования назначение новых законов свелось к чистой легитимизации закона о языках — с его как положительными, так и отрицательными сторонами.

Сам закон о языках в ряде существенных положений носит дискриминационный характер по отношению к негосударственным языкам, в том числе к русскому. Именно эти дискриминационные моменты и были в первую очередь закреплены в новых законах независимой Украины. Сюда относятся положения об использовании языка в сфере судоустройства, в среднем специальном и высшем образовании.

При этом в ряде случаев дискриминационные моменты в новых законах были развиты и усилены. Так, Кодекс административного судопроизводства ввел положение об оплате труда переводчика участником процесса, чего не было в предыдущем законодательстве и что противоречит обязательствам Украины по Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств.

Особенно велик вес вновь введенных дискриминационных моментов в законе «О телевидении и радиовещании» — притом, что соответствующие положения закона о языках были вполне цивилизованными и соответствующими европейским нормам. Для примера приведем два положения этого закона: «Если язык оригинала (или дублирования) фильма и/или иной программы (передачи) не украинский, такие фильмы и/или программы (передачи) транслируются при условии звукового дублирования их на украинский язык.

Для общенационального вещания доля эфирного времени, когда вещание ведется на украинском языке, должна составлять не менее 75 процентов суточного вещания».

Аналогичный характер носят и изменения в законодательство, введенные законом «О кинематографии».

Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств и Закон о ее ратификации

С самого начала работы по ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств националистические силы в украинском политикуме поставили своей целью минимизацию принимаемых по ней обязательств и в целом в этом преуспели. Им удалось добиться того, что Конституционный суд по процедурному поводу отклонил принятый в 1999 году вариант закона о ратификации Хартии, предусматривающий в целом приемлемый объем обязательств по защите языков меньшинств. В конце концов, в 2003 году Верховная Рада приняла другой вариант закона о ратификации, по существу сводящий к минимуму этот объем обязательств.

Минимизация защиты негосударственных языков, прежде всего русского, достигнута за счет нескольких моментов закона.

Во-первых, в нем, вопреки требованиям самой Хартии, применяется «уравнительный принцип» защиты языков. В Пояснительном докладе к Хартии рекомендовалось применять тот или вариант «в соответствии с положением каждого языка»: «чем больше число носителей того или иного языка и чем более однородно население региона, тем сильнее выбираемый вариант». Между тем, Украина выбрала одинаковый вариант положений для всех языков. Как для русского, являющегося родным для 14,273 миллиона человек, или 29,6 процента населения страны (по переписи 2001), так и для гагаузского, родного для 31,9 тысяч. Очевидно наличие специального умысла: уравнять обязанности по языкам для того, чтобы равняться на наиболее слабые. Если нереально обеспечить судопроизводство на гагаузском языке, то во имя «равенства» языков отказать в нем и русскому. В мониторинговом докладе ПАСЕ за 2003 год докладчики «призывают украинские власти, чтобы, имплементируя положения Хартии, они идентифицировали территории языков, упомянутых в ратификационном законе». Но этот призыв остался не услышанным.

Во-вторых, по каждому пункту из всех предлагаемых вариантов защиты языка Украина, как правило, выбрала самый слабый.

В-третьих, закон о ратификации Хартии наперед развязывает руки властям Украины на любые мероприятия в языковой сфере: в нем утверждается приоритет мероприятий, проводимых в стране под лозунгом утверждения украинского языка перед самой ратифицируемой Хартией. Тем самым провозглашен противоречащий международной практике принцип приоритета внутренних законов государства перед его международными обязательствами.

Вместе с тем, даже эти слабые обязательства, принятые Украиной по Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, равно как и по ратифицированной ею Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, на практике не выполняются. Они не стали основой для развития украинского языкового законодательства и не принимаются во внимание при прове­дении политики по регулированию функционирования русского языка в различных сферах общественной жизни.

Общие оценки позиции власти и политических сил

Политика украинской власти по вытеснению русского языка и меры, предпринимаемые ею для реализации поставленной задачи, не имеют аналогов в современной Европе, в развитых демократических странах мира (здесь и далее речь идёт о языковой политике, проводимой после прихода к власти В.Ющенко – прим. ред. сайта «Перспективы»).

Языковая политика, осуществляемая различными органами власти, проводится с практически полным игнорированием международных обязательств, которые взяла на себя Украина, а в ряде случаев и действующего законодательства. Эта политика по вытеснению русского языка из всех сфер общественной жизни неизменно реализуется властями со времени провозглашения независимости Украины. Однако наиболее последовательно она стала проводиться с 2005 года, после прихода к власти В. Ющенко. При этом основным объектом украинизации сегодня являются дети, которые существенно ограничены в возможностях получить образование на русском языке как в дошкольных учебных заведениях, школах, так и в высших учебных заведениях. Они ограничены также в возможностях смотреть в кинотеатрах детские фильмы и читать в библиотеках новые детские книги на русском языке.

Закрепление данных тенденций в законодательстве обусловлено тем, что в идеологическом пространстве Украины до сих пор доминировали националистические силы, стремящиеся к вытеснению русского языка из общественной сферы и культурно-информационного пространства. Именно им были отданы «на откуп» практически все идеологические посты, они же проявляли и наибольшую активность и последовательность в законодательных инициативах. При этом националистические силы не ограничиваются законотворческой работой. В не меньшей степени они ориентированы на разработку конкретных мер и реализацию их на уровне нормативных актов министерств, государственных комитетов и национальных советов, руководящие должности в которых занимают их представители.

Политические силы, декларирующие намерения отстаивать права русскоязычных граждан и добиваться повышения статуса русского языка, до сих пор были значительно менее последовательны. В большинстве случаев деятельность ведущих политических партий страны по защите прав русскоязычных граждан ограничивалась публичными выступлениями и подготовкой законопроектов, большинство из которых в дальнейшем даже не выносились на рассмотрение в сессионный зал.

Оценки международных организаций

Украинское языковое законодательство и языковая ситуация находятся под постоянным наблюдением ряда европейских организаций. Так, Совет Европы ведет мониторинг выполнения обязательств по Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Общие мониторинги, затрагивающие и эти проблемы, ведутся также ПАСЕ и Европейской комиссией против расизма и нетерпимости. Комиссар Совета Европы по правам человека представляет свои доклады, Верховный комиссар по делам национальных меньшинств — рекомендации, базирующиеся на анализе ситуации, а Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) — заключения по законодательству.

В оценках ситуации в Украине этими структурами сталкиваются две тенденции. С одной стороны — взгляд через «розовые очки», некритическое отношение к украинской власти, стремление преуменьшать ее недостатки, не замечать нарушение демократических норм. Такой подход преобладал в первое десятилетие независимой Украины и частично повторился в первые годы «оранжевой революции».

Вместе с тем, за годы членства Украины в Совете Европы первоначально оптимистический взгляд европейских организаций на языковую ситуацию в государстве стал более критическим, а их внимание к языковым проблемам постепенно нарастало. Они все чаще стали осознавать недемократический характер украинского языкового законодательства и языковой практики.

Так, в «Выводах по Украине» Консультативного комитета Совета Европы (от 1.03.2002) подверглось критике законодательство Украины об образовании. Комитет выразил беспокойство в связи с отсутствием в законодательстве конкретизации гарантий права на обучение в школе на родном языке и обучения родному языку, заявив, что эти нормы следует закрепить на законодательном уровне. «Упомянутая норма должна применяться справедливым образом относительно всех языков меньшинств, включая русский язык».

Особо резкой критике европейских организаций подвергся закон о телерадиовещании. В тех же выводах Консультативного комитета СЕ отмечалось, что сокращение в соответствии с этим законом использования языков национальных меньшинств на государственном уровне и в частных секторах вещания «несовместимо со статьей 9 Рамочной конвенции [о защите национальных меньшинств] и обеспечивает органам власти, ответственным за выдачу лицензий, свободу действий. Комитет считает, что Украина должна пересмотреть положения соответствующего закона».

Политика властей Украины по административной украинизации частных электронных СМИ осуждалась на осенней (2003) сессии ПАСЕ в докладе по выполнению Рамочной конвенции о защите нацменьшинств. А в мониторинговом докладе ПАСЕ по Украине, подготовленном на октябрьскую сессию 2005 года, содержится призыв к украинским властям направить закон «О телевидении и радиовещании» на экспертизу Совета Европы. Европейских парламентариев возмутил, в частности, тот факт, что государство берется контролировать языковую политику не только государственных, но и частных теле- и радиостанций. Это немыслимо в современной Европе.

Однако немногочисленные призывы ПАСЕ, Европейской комиссии против расизма и нетерпимости к Украине, касающиеся языковых проблем, полностью игнорировались официальным Киевом. И более того — они не привлекали внимания тех политических сил, которые на словах ратуют за повышение статуса русского языка, и никак этими силами не использовались.

Пути обеспечения прав русскоязычных граждан Украины

Теоретически возможны два способа обеспечения этих прав.

Первый способ — придание русскому языку статуса второго государственного (официального) наряду с украинским. В принципе этот способ полностью соответствует европейским нормам — в демократических странах Европы нет прецедента, чтобы язык с достаточным уровнем распространенности (причем всегда — значительно меньшим, чем русский в Украине) не имел бы официального статуса.

Оставляя в стороне вопрос о преимуществах и недостатках этого решения, отметим его нереалистичность и конфронтационность в наших условиях. Оно требует изменения Конституции по исключительно сложной процедуре, для чего нужна поддержка конституционного большинства парламента, а также большинства на общенациональном референдуме. Надо учитывать также «мифологизацию» данного вопроса, вследствие которой государственный статус русского языка может отвергнуть широкий круг граждан. В то же время те же граждане зачастую готовы согласиться с широким использованием русского языка во всех сферах общественной жизни, по крайней мере для желающих того граждан или в регионах с русскоязычным большинством. Предоставление русскому языку статуса второго государственного может войти в повестку дня только в далекой перспективе, когда языковая проблема будет деполитизирована, а уровень пра­восознания украинского общества приблизится к европейскому.

В обозримом будущем существенно более реальным и менее конфронтационным остается второй способ — изменение действующего законодательства в целях защиты языковых прав русскоязычных.

По нашему мнению, такое изменение законодательства должно базироваться на следующих общих принципах.

Языковая проблема в стране — это в первую очередь проблема прав человека. Демократическое государство обязано обеспечить своим гражданам максимальные возможности использования родного языка во всех сферах общественной жизни. Единственным ограничением здесь может быть недостаток материальных или кадровых ресурсов для обеспечения тех или иных потребностей малых языковых групп.

В число неотъемлемых языковых прав гражданина входит выбор родного языка или нескольких родных языков, а также выбор языка как средства самовыражения, независимо от того, является ли он родным для него. Этот выбор не должен ему навязываться и не должен связываться с этническим происхождением.

При разработке языкового законодательства должны учитываться интересы всех языковых групп. Это, безусловно, относится и к интересам украиноязычных граждан Украины. Кроме того, в законодательстве должны быть отражены роль украинского языка как государственного во всех сферах государственной деятельности, а также меры по обеспечению его функционирования во всех сферах общественной жизни при соблюдении прав носителей других языков.

Русский язык объективно занимает особое положение среди других «нетитульных» языков Украины. Это связано с уровнем его фактической распространенности, сопоставимым с уровнем распространенности украинского и более чем на порядок превышающим уровень распространенности любого другого.

Проблема русского языка в Украине связана с проблемой общеукраинского культурного наследия. Необходимо осознавать, что это наследие включает в себя богатейший комплекс произведений культуры на русском языке, созданных в Украине, а также созданных в остальном мире выходцами из Украины.

При этом при совершенствовании языкового законодательства крайне важно изучение опыта решения языковых проблем в других полиязычных странах. В этом отношении одним из наиболее интересных представляется опыт Испании, который показывает, как в рамках территориального двуязычия возможно удовлетворить реальные потребности различных языковых групп и одновременно обеспечить эффективное возрождение языков, испытавших дискриминацию в прошлом.

На всех этапах работы над языковым законодательством, равно как и вообще в любых шагах по решению языковой проблемы, успешным может считаться только такое решение, которое базируется на максимально возможном консенсусе в обществе, так что уровень неприятия его минимален. По этой причине для своего успешного решения языковая проблема должна быть полностью деполитизирована и деидеологизирована, то есть не привязана ни к какой разделяющей общество идеологии или проблеме — геополитической, проблеме исторической памяти и т. п. Единственная идея, к которой может привязываться решение языковой проблемы, — идея прав человека, по которой в украинском обществе нет расхождений.

Проект Базового закона о языках Украины

В последние годы представителями партий, выступающих за защиту языковых прав русскоязычных, в Верховную Раду внесен ряд законопроектов, направленных на достижение этой цели.

Остановимся на проекте Базового закона «О языках Украины», базирующегося на принципах, изложенных выше. Законопроект был разработан с участием Киевского центра политических исследований и конфликтологии. Внесен на рассмотрение Верховной Рады V созыва в 2006 году группой депутатов под руководством члена Партии регионов Е. Кушнарева, ныне покойного. В ходе работы нынешнего VI созыва Верховной Рады перерегистрирован членом КПУ Л. Грачом.

В законопроекте Кушнарева воплощен заложенный как в Конституцию, так и в Европейскую хартию принцип совместного функционирования государственного языка и региональных языков. Суть этого принципа: обязательность применения государственного языка на всей территории государства. Она совмещена, во-первых, с применением региональных языков на территориях их значительного распространения наравне с государственным, во-вторых, с экстерриториальной свободой использования всех региональных языков.

Для определения территории распространения регионального языка, на которой проектом предусмотрено обязательное применение мер его правовой защиты и развития, вводится численный критерий: 10 процентов и более носителей регионального языка, проживающих в пределах определенной административно-территориальной единицы, по отношению ко всему ее населению. Местным советам предоставлено право принятия таких мер и в отношении языков, численность носителей которых меньше указанного численного критерия, при наличии возможности их реализации.

Важным предложением является придание закону о языках статуса базового для всего законодательства о языках. Он должен определить политику государства в языковой сфере, и далее все законодательные акты, так или иначе касающиеся этой проблемы, например в информационном пространстве, в образовании или в рекламе, должны базироваться на этом законе.

Консолидированный вывод в отношении проекта Базового закона «О языках Украины» был подготовлен Генеральными директоратами Совета Европы по юридическим вопросам, по вопросам прав человека и по вопросам образования, культуры и культурного наследия. Эксперты трех генеральных директоратов позитивно оценили ряд основных положений законопроекта:

· законопроект «гарантирует право на двуязычие и многоязычие и даже право на смену языковой принадлежности, что особенно важно», а также признает «право каждого свободно использовать любой язык»;

· заложенный в законопроекте принцип проведения государственной языковой политики с ориентацией на запросы населения, а не на этнический состав населения того или иного региона;

· включение в законопроект положения о 10-процентном пороге, необходимом для полноценной защиты прав языковых меньшинств на местах;

· положение проекта о том, что даже в случаях, когда региональная языковая группа составляет несколько меньше 10 процентов населения, компетентные местные власти вправе предоставить на своей территории ее языку статус регионального;

· согласно проекту, даже малые административно-территориальные единицы, такие, как села, поселки и города, а не только районы и области, рассматриваются как региональные языковые территории;

· используемый в проекте «принцип равного (наряду с государственным украинским) использования региональных языков на территориях их распространения в работе местных учреждений государственной власти и местных органов власти».

Общий вывод экспертов заключается в том, что в рассматриваемом законопроекте «содержится целый ряд позитивных положений, которые, безусловно, способствуют введению в действие Рамочной конвенции и Хартии языков».

Указанный вывод экспертов свидетельствует, что европейские структуры готовы поддерживать изменения в украинском законодательстве, направленные на защиту языковых прав граждан. Так что политические силы, работающие в этом направлении, могут опираться на их авторитет и поддержку.

Что делать для изменения ситуации

Таким образом, сегодня ситуация в языковом законодательстве Украины и вообще в сфере языковых прав русскоязычных граждан представляется крайне неудовлетворительной. Для изменения этой ситуации необходимы согласованные действия заинтересованных политических и общественных сил. Ниже предлагается ряд основных, по нашему мнению, действий в этом направ­лении.

I. Рекомендации по законодательству

1. Принять «Базовый закон о языках в Украине», закрепив в нем положения, обеспечивающие права русскоязычных граждан Украины. Это может быть сделано то ли путем явного упоминания русского языка, то ли указанием прав и возможностей использования языка в общественных сферах в зависимости от его распространенности. Необходимо закрепить некоторые положения.

1.1) Право свободного выбора родного языка.

1.2) Право на получение образования на всех уровнях на русском языке. В законе должны быть четко сформулированы количественные критерии (число учащихся), при выполнении которых государство обязано обеспечивать открытие детских садов, классов в школах, групп в вузах с обучением на русском языке.

1.3) Обязательность обучения русскому языку в средней школе в городах и регионах с достаточным уровнем распространенности русского языка (с указанием количественных критериев).

1.4) Возможность использования русского языка во всех видах и всех формах научной деятельности.

1.5) Ведение судебного процесса на русском языке при желании обеих сторон процесса и возможность участия в нем на русском языке и обеспечение государством услуг по переводу — при желании одной стороны.

1.6) Публикация на русском языке основных государственных актов, законов Украины, документов местных администраций (в соответствующих регионах).

1.7) Возможность общения на русском языке с чиновниками всех уровней, как минимум — с чиновниками, выполняющими публичные функции, в тех регионах, где русский язык широко распространен.

1.8) Возможность получения всех видов услуг, предоставляемых государством, с использованием русского языка.

1.9) Четкое указание пределов, в которых допускается регулирование языка передач в государственных теле- и радиокомпаниях — с гарантированием соответствия его потребностям населения.

1.10) Запрет на регулирование государственными органами языка передач общественных и частных теле- и радиокомпаний (с выработкой мер, поощряющих присутствие украинского языка в эфире этих компаний).

1.11) Запрет на регулирование государственными органами языка демонстрации фильмов в кинопрокате (с выработкой мер, поощряющих присутствие украинского языка в кинопрокате).

1.12) Запрет на регулирование государственными органами языка делопроизводства и документации частных компаний.

1.13) Обеспечение визуального присутствия русского языка в населенных пунктах посредством отмены норм об исключительном использовании украинского языка в рекламе.

2. Принять новую редакцию закона Украины о ратификации «Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств». Она должна удовлетворять следующим условиям.

2.1) Применить дифференцированный подход к конкретным языкам на конкретных территориях (в городах, регионах), приняв различные уровни их защиты в зависимости от степени распространенности.

2.2) Для русского языка на территориях его значительной распространенности (например, более 5 процентов граждан, предпочитающих его использовать) в каждой из статей и пунктов части III Хартии выбрать вариант (подпункт), соответствующий максимальному уровню защиты.

3. В Конституции и законодательстве Украины (за исключением законов, специально касающихся национальных меньшинств как таковых) отказаться от формулировки «языки национальных меньшинств» как привязывающей язык гражданина к его этническому происхождению.

4. Привести законодательство Украины в соответствие с названными выше документами — «Базовым законом о языках в Украине» и измененным законом о ратификации «Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств».

II. Рекомендации по действиям в Верховной Раде парламентских политических партий

1. Предложить проекты «Базового закона о языках в Украине» и изменений в закон о ратификации «Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств» и лоббировать их принятие.

2. Инициировать изменение тех норм в языковом законодательстве Украины, которые носят дискриминационный характер по отношению к негосударственным языкам, в частности — к русскому.

3. Добиться включения в сферу деятельности Уполномоченного Верховной Рады по правам человека контроля соблюдения языковых прав и отслеживать эту сторону его деятельности.

4. В рамках участия в деятельности Парламентской Ассамблеи Совета Европы поднимать вопрос о ситуации с соблюдением языковых прав граждан Украины.

5. Добиться действенного парламентского контроля деятельности тех подведомственных парламенту органов, которые принимают конкретные решения по языковым вопросам, как например Национальный совет по телевидению и радиовещанию. Противодействовать участию и тем более влиянию в этих органах политических деятелей, добивающихся дискриминации негосударственных языков.

6. Выработать эффективную тактику реализации вышеуказанных мер и преодоления противодействия оппонентов, например, увязывать голосования за те или иные важные экономические и политические проекты с принятием демократических языковых актов или с отзывом законодательных инициатив, дискриминационных по отношению к русскому языку, равно как и другим языкам меньшинств.

III. Рекомендации по функциям Уполномоченного Верховной Рады по правам человека

1. Включить в сферу своей деятельности контроль соблюдения языковых прав граждан как одной из составляющих прав человека.

2. Вести регулярный мониторинг соблюдения языковых прав, выделяя его результаты отдельным разделом в отчетах Верховной Раде и документах, представляемых международным организациям.

IV. Рекомендации по действиям местных властей

1. Принять программы по развитию русского языка на своих территориях во исполнение и развитие обязательств Украины по Европейской хартии. При этом программы могут и должны выходить за пределы тех вариантов обязательств, которые представляются слишком слабыми с учетом распространенности русского языка на территории.

2. Систематически отслеживать выполнение этих программ.

3. Контролировать соблюдение языковых прав (в том числе для русскоязычных) на своих территориях и в случае их нарушений со стороны общегосударственных органов добиваться отмены неправомочных решений, при необходимости — через суды.

4. Особо контролировать ситуацию с получением образования на русском языке. В частности, вести точный учет желающих получить среднее образование на русском языке и следить за открытием соответствующих школ и классов по результатам такого учета.

V. Рекомендации по деятельности общественных организаций и политических партий

1. Вести мониторинг языкового законодательства Украины, подзаконных актов, решений местных властей и прежде всего — конкретных нарушений языковых прав граждан.

2, 3. См. выше пп. 3, 4 Рекомендаций местным властям.

4. Оказывать юридическую помощь гражданам в случае нарушения их языковых прав, вплоть до содействия направлению обращений в Европейский суд по правам человека. Объединять усилия граждан по отстаиванию своих языковых прав в случаях, когда их реализация зависит от количества заинтересованных, например при требованиях открытия класса с русским языком обучения или с изучением русского языка.

5. Активно сотрудничать с международными организациями, занимающимися мониторингом развития демократии в Украине и выполнением принятых ею на себя обязательств, предоставляя им информацию о реальной ситуации с соблюдением языковых прав в стране.

* * *

Решение поставленных выше задач наиболее эффективным образом могли бы выполнить правозащитные организации, специализирующиеся на защите языковых прав.

В заключение отметим, что для повышения эффективности действий по совершенствованию языкового законодательства и улучшению ситуации с соблюдением языковых прав граждан Украины необходима координация усилий всех перечисленных выше заинтересованных в этом сил: парламентских и непарламентских политических партий, Уполномоченного по правам человека, местных властей, общественных, в том числе правозащитных организаций. И всего гражданского общества Украины.

Доклад был подготовлен Киевским центром политических исследований и конфликтологии по материалам исследования, проведенного при грантовом содействии фонда «Русский мир». Его презентация состоялась 30 марта в ходе работы круглого стола на тему «Русский язык в современной Украине» в фонде «Русский мир».

Полную версию статьи см.: «Стратегия России», №4, апрель 2010

 

Читайте также на нашем сайте:

«Русский язык в Казахстане» Наталия Вдовина

«Уроки французского» для Русского мира: опыт франкофонии» Сергей Федоров

«Этнические конфликты в странах Балтии» Александр Гапоненко


Опубликовано на портале 28/05/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика