Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1

Версия для печати

Специально для сайта "Перспективы"

Эдуард Попов

Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1


Попов Эдуард Анатольевич - доктор философских наук, руководитель Центра украинистики Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону).


Внешняя политика новейшей Украины отличается высокой степенью динамизма и непредсказуемости даже на общем фоне достаточно нестабильного постсоветского пространства [1]. На наших глазах дважды произошла смена внешнеполитических стратегий этого молодого государства, связанная со сменой правящих элит в Киеве [2]. И сейчас, летом 2007 г., страна пребывает в ситуации внеочередных парламентских выборов, которые вновь могут привести к смене правящей коалиции и правительства.
Исследовать внешнеполитические парадигмы украинского государства, причины, обусловившие процессы их смены, и содержание концепций внешней политики – непростая задача. Она существенно усложняется внутренней нестабильностью в стране. Порой трудно проследить тенденции и усмотреть за ситуативными, на первый взгляд, действиями наличие четко продуманной программы или, по крайней мере, духа, идеологии движения. Кроме того, понять изменения последнего периода – с начала 2005 гг. (приход к власти президента В.Ющенко) по настоящее время, когда происходит ревизия наследства «оранжевой» революции, - едва ли возможно в отрыве от прошлого. Традиции украинской государственности и внешней политики были заложены в начале 1990-х годов (а мировоззренческие корни, объясняющие те или иные внешнеполитические ориентиры украинских элит и украинского общества, имеют и вовсе многовековую историю). Поэтому сделаем краткий ретроспективный экскурс в более ранний период с целью охарактеризовать внешнеполитическую доктрину «кучмизма».
 
Внешнеполитические традиции кучнизма: принцип многовекторности
В период президентства Леонида Кучмы был создан своеобразный стиль внешней политики Украины – так называемая многовекторность, смысл которой – двигаться в сторону Запада, не порывая окончательно с Россией.
И Леонид Кучма, и Виктор Янукович, и Виктор Ющенко принадлежат к западникам, хотя их западничество носит несколько отличный характер. Как Ющенко, так и Янукович являются выходцами из команды Леонида Кучмы, оба в период президентства последнего возглавляли правительство Украины (соответственно в 1999-2001 и 2001-2004 гг.). Однако их место в «команде Кучмы» существенно разнилось. В.Ющенко олицетворял либеральную составляющую в украинском политическом истеблишменте и был напрямую связан с американским лобби, в том числе на личном уровне (вторая жена действующего президента Украины, Катерина Чумаченко, как известно, являлась высокопоставленной сотрудницей американского Госдепартамента). Фактически В.Ющенко еще задолго до перехода в оппозицию стал ключевым представителем проамериканской части окружения Л.Кучмы. В.Янукович в качестве премьера украинского правительства был скорее навязан Кучме - итог политической экспансии донецкой торгово-промышленной группы, наиболее могущественного в экономическом отношении территориального лобби Украины.
Партия регионов первоначально являлась политической «крышей» этой группы и вплоть до парламентских выборов 2006 г. имела сугубо региональные рамки, очерченные Донецкой областью. Основу же экономического могущества «донецких», как известно, составляет продукция черной металлургии – главной статьи украинского экспорта, обеспечивающей свыше половины валютных поступлений. Продукция угледобывающей отрасли (Западный Донбасс), алкогольной промышленности и торговля тоже играют важную, но все же подчиненную роль. Металлургическая основа экономического могущества группы Ахметова-Януковича предопределяла ее внешнеполитические интересы. Металлургия – это отрасль, где структуры «некоронованного короля Донбасса» Р.Ахметова выступают конкурентами российского бизнеса. Российские производители трубопроката периодически развязывали так называемые «трубные войны» с Украиной, инициировали антидемпинговые расследования. По этой причине, а также из-за относительной узости в сравнении, например, с европейским рынком, российский рынок в определенной степени терял привлекательность для донецкой элиты. Политически она взяла ориентацию на Евросоюз, и ее выбор в большой мере подстегивался экономическими («трубными») интересами: вхождение Украины в ЕС потенциально, хотя и не автоматически, открывало продукции донбасской металлургии доступ на один из самых больших мировых рынков. Доступ же (даже гипотетический) на не менее привлекательный американский рынок для украинской металлургии, как представляется, более затруднен, что связано с жесткой протекционистской политикой Соединенных Штатов, направленной на защиту собственных производителей.
Если у В.Ющенко, сначала либерального бюрократа из окружения Кучмы, а затем либерального оппозиционера, западничество носило идеалистический характер преклонения перед прогрессивной политической системой и экономикой (личные мотивы оставим в стороне), то западничество его главных, «донецких», оппонентов было обусловлено прагматическими причинами, которые мы обозначили выше. Не менее важное принципиальное отличие: В.Ющенко был ориентирован на Соединенные Штаты и их сателлитов в «новой Европе» (прежде всего, Польшу), в то время как В.Янукович и поддерживающая его территориальная группа придерживалась курса на сближение со «старой Европой». В первую очередь речь идет о Германии, которая и сегодня является главным внешнеэкономическим партнером Украины. Впрочем, после «оранжевой» революции все больше возрастает роль США, которые в 2005 г. вошли в пятерку основных торговых партнеров страны. 
Однако картина была бы слишком односторонней, если указать лишь на прагматические политические и экономические цели двух полюсов украинских элит - элиты, условно называемой галицийской (В.Ющенко), и элиты донецкой (В.Янукович). Во-первых, политическая карта Украины гораздо сложнее, а ее элиты представляют не только Восток и Запад, которые в свою очередь тоже не ограничиваются донецким и галицийским кланами, но и Центр. Некоторые исследователи выделяют на Украине четыре и даже пять политико-географических зон. Во-вторых, в отличие от России Украина обладает важной спецификой – высокой политической активностью населения. Правда, до самого недавнего времени это относилось почти исключительно к «пассионарным» регионам Западной Украины - Галиции и Волыни [3]. Однако уже выборы в Верховную раду 2006 года и последующие события (кампания «АнтиНАТО!» в Феодосии и Крыму, многотысячные акции протеста против роспуска парламента в апреле 2007 г. и др.) позволяют говорить если не о перехватывании инициативы Востоком [4], то, по крайней мере, о выравнивании уровня политической активности регионов.
Слабо институциализированная и неустоявшаяся украинская демократия (что подтвердили и события, связанные с роспуском Верховной рады 2 апреля 2007 г.) несет в себе многие черты так называемой уличной демократии, предполагающей более активное и постоянное, чем в развитых демократиях, участие народа в политических процессах. Одним из следствий политических технологий «оранжевой» революции (впоследствии взятых на вооружение и сторонниками В.Януковича) стало превращение народа-суверена из послушного статиста политических процессов в субъект политики. Манипулирование общественным настроением и общественной активностью носит ограниченный характер: в значительной мере на Украине в каждом из противоборствующих лагерей присутствует двухсторонняя связь по вертикали «элиты - массы».
Большинство российских специалистов придерживается точки зрения о наличии трех больших политико-географических зон на Украине: Запада, Востока и Центра. При этом внешнеполитические ориентиры населения Запада и Востока были четко определены, а симпатии жителей Центральной Украины претерпевали существенные изменения. В целом можно говорить о постепенном «дрейфе» внешнеполитических симпатий Центра в сторону Запада (преимущественно Европейского союза). Население Западной Украины в 1990-е – 2000-е годы сохраняло приверженность западнической ориентации (на Европу и США), тогда как население Юго-Востока традиционно ориентируется на Россию и надгосударственные институты, интегрирующие постсоветское пространство вокруг Москвы.
Региональные внешнеполитические предпочтения населения Украины достаточно устойчивы и четко дифференцированы. Так, по результатам социологического опроса, проведенного «ГФК-Украинские опросы и исследования рынка (USM)» в декабре 2005 г., 54,9% респондентов на Западной Украине назвали Россию враждебной страной. В то же время на Востоке 81% опрошенных назвали Российскую Федерацию дружественной страной. России также симпатизируют 66,9% населения украинского Юга и 46% граждан, проживающих в Центральной Украине. В общеукраинском масштабе Россию называют дружественной страной 57.3% жителей. На втором месте в рейтинге симпатий украинцев находится Польша (41.4%), на третьем – Белоруссия (34.9%) [5]. Киевский международный институт социологических исследований (КМИСИ) в марте 2006 г. привел сходную информацию о предпочтениях в пользу союза Украины с Россией и странами–членами Единого экономического пространства, а вовсе не интеграции в европейские структуры (более половины граждан страны). Только 16% украинцев выразили уверенность в необходимости европейской ориентации, еще 15% склонялись к такой мысли [6].
Устойчивость региональных и общеукраинских внешнеполитических предпочтений подтверждают и другие исследования. Так, по результатам социологического опроса, который проводился по заказу Института политики "Украинским демократичным кругом" совместно с компанией "Ukraine sociology service" с 12 по 22 декабря 2006 года на всей территории Украины, идею политического союза с Россией поддерживают 59% опрошенных. При этом за интеграцию Украины в Евросоюз высказались 46% респондентов (65% - в 2002 году), преимущественно молодежь - 51%. Европейскую ориентацию больше всего поддержали киевляне (71%) и жители западных областей страны (70%); в Крыму и на востоке страны этот курс одобряют, соответственно 29% и 26% (в 2002 году эти показатели составляли 57% и 54%).
Менее устойчивы симпатии политических элит. Западноукраинская элита отличается безусловно западной ориентацией («ЕС плюс НАТО»), центральноукраинская – относительно западной («ЕС минус НАТО»). При этом, как отмечает Т.С.Гузенкова, политические элиты Центральной Украины настроены более прозападно и менее пророссийски, чем население этого региона [7]. Настроения политических элит Юго-Востока характеризуются симпатиями к России. Отмеченное выше западничество донецкого территориального политико-экономического лобби проявилось в стремлении найти компромисс между евроинтеграцией и тесным экономическим сотрудничеством с Россией.
Итак, симпатии подавляющего большинства населения Юго-Востока и, возможно, большинства жителей Центра - на стороне российского вектора интеграции. Как и в Центральной Украине, на Востоке и Юге резко негативно воспринимается идея евроатлантической интеграции, но в отличие от Центра, значительно меньшей поддержкой в этих макрорегионах пользуется и идея вхождения Украины в Европейский союз [8]. С октября 2005 по март 2006 года проходил сбор подписей за проведение всеукраинского референдума по вопросу о вступлении Украины в НАТО. В общей сложности 4 миллиона 664 тысячи 902 гражданина Украины (10% населения страны) поставили свои подписи в поддержку референдума, на который были бы вынесены вопросы: "Согласны ли Вы с тем, чтобы Украина стала членом Организации Североатлантического договора (НАТО)?" и "Поддерживаете ли Вы участие Украины в Едином экономическом пространстве (ЕЭП) вместе с Российской Федерацией, Республикой Казахстан и Республикой Белоруссия, в соответствии с Договором о формировании Единого экономического пространства, подписанным 19 сентября 2003 года?". Принимая во внимание негативное отношение президента В.Ющенко к идее референдума о НАТО (содержащейся в тексте Универсала национального единства) и всяческое оттягивание его проведения со стороны проющенковского ЦИКа, такое количество голосов, поданных за референдум, свидетельствует об отсутствии в украинском обществе поддержки евроатлантической интеграции. Более того, наблюдается негативная динамика в отношении к НАТО в большинстве регионов страны и на Украине в целом. На сегодняшний день лишь в западных областях количество сторонников евроатлантической интеграции превышает численность противников. По разным оценкам, идею вхождения в Североатлантический альянс поддерживает не более 20% населения страны.
Но влияние общественных настроений на внешнеполитический курс правительств Украины – вопрос сложный и неоднозначный. Отмеченная Т.Гузенковой большая «пророссийскость» рядовых граждан страны в сравнении с элитами проявилась и в официальном курсе украинского государства. Как известно, президентские выборы 1992 и 1994 гг. принесли победу кандидатам (соответственно Л.Кравчуку и Л.Кучме), которых поддержал электорат Юго-Востока и Центра (этот регион в то время ориентировался на Россию). Однако оба кандидата, победив на выборах, проводили курс, прямо противоположный предвыборным обещаниям. Поэтому говорить о влиянии населения на выработку пророссийского вектора внешнеполитической стратегии украинского государства можно лишь с большими оговорками. Власть вынуждена оглядываться на электорат, который на следующих выборах может не простить ей отказа от предвыборных обещаниях. И правительство В.Януковича «второго созыва» (то есть сформированное в августе 2006 г.) вынужденно маневрировало между пророссийскими симпатиями избирателей Юго-Востока и своими политическими и предпринимательскими интересами, связывающими его с Западом. По мнению некоторых экспертов, подобное двурушничество регионалов приведет на предстоящих выборах к потере Партией регионов части ее электората.
Мировоззренческие корни украинских внешнеполитических симпатий и антипатий достаточно очевидны. Большая часть нынешней Западной Украины в течение долгого исторического времени развивалась в отрыве и от России, и от остальной Украины. Так, Западная и Восточная Волынь были присоединена к Российской империи в результате разделов Речи Посполитой, а Восточная Галиция и Северная Буковина – буквально накануне Великой Отечественной войны (соответственно в 1939 и 1940 гг.). Вдобавок Галиция, метрополия "національно свідомою" части украинского общества, - ареал распространения греко-католицизма (униатства), что обусловливает не только национальное, но и религиозное неприятие России.
Полонофильство части украинской шляхты и духовенства берет начало еще во времена литовского и польского доминирования в Юго-западной Руси (Левобережной и Правобережной Малороссии, Волыни, Галиции). Как первичная форма западничества полонофильство получило развитие и в последующем. Сепаратистские настроения украинофильствующей интеллигенции, находившейся под сильным влиянием полонизма, в Российской империи; «ползучая» «коренизация» и украинизация в советский период - все это говорит о живучести идеи культурно-исторической «особости» Украины, ее противопоставления России в части украинских политических и интеллектуальных элит. Обретение Украиной независимости в результате Беловежских соглашений окончательно легитимировали идеологию «незалежности», сделали ее официальной идеологией украинского государства. В отличие от вестернизированных элит России, рассматривающих себя как носителей миссии европеизации в «непросвещенной варварской» стране, западничество украинских элит основано на убеждении в «европейской идентичности» Украины, отделяющей ее от России. Четкую вербальную формулу данное представление получило в символичном названии книги тогдашнего президента Украины Л.Кучмы «Украина не Россия».
Большинство украинских элит, вне зависимости от отношения к России, ориентированы на Запад. Наиболее «мягкую» форму это западничество носит у идеологов донецкой финансово-промышленной и политической группы, создавшей Партию регионов. "Регионалы", как и представители "Нашей Украины", всегда выступали за интеграцию в Европу, с той лишь разницей, что вступление в ЕС они привязывали к вхождению в ЕЭП [9].
Курс на интеграцию в Европейский союз фактически был официальным курсом Украины в период президентства Л.Кучмы. Евроинтеграция являлась главным и неизменным внешнеполитическим приоритетом Украины задолго до «оранжевой» революции. Стратегия интеграции в ЕС была утверждена указом президента Украины от 11 июня 1998 г. N 615/98 (хотя первые двухсторонние документы ЕС и Украины относятся к декабрю 1991 г., а первые интеграционные соглашения - к 1994 г.). В документе говорилось: Национальные интересы Украины требуют утверждения Украины как влиятельной европейской державы, полноправного члена ЕС[10]. Украина участвовала в мероприятиях Плана действий в рамках Европейской политики соседства и задолго до победы «оранжевых» предпринимала активные шаги в рамках Европейского плана сотрудничества по внедрению норм ЕС в области политики, права, администрирования.
При президенте Л.Кучме достаточно отчетливо формулировались и евроатлантические цели Киева. С 1994 г. Украина является членом программы НАТО Партнерство во имя мира, осуществляется сотрудничество в рамках Целевого плана Украина-НАТО. Регулярно проводятся совместные военные учения с участием украинских вооруженных сил. В 2004 г. Верховная рада ратифицировала соглашение о вступлении Украины в НАТО. Тогда же была принята Государственная программа информирования общественности по вопросам евроатлантической интеграции на 2004 - 2007 годы. Один из пунктов последней открыто предусматривал обеспечение поддержки государственной политики евроатлантической интеграции гражданами Украины; ожидалось формирование широкой общественной поддержки курса Украины на евроатлантическую интеграцию и, кроме того, получение Украиной членства в НАТО[11].
Российское направление во внешнеполитической стратегии «кучмизма» играло важную, но подчиненную роль. Россия, согласно этой стратегии, должна была оплачивать высокую цену интеграции Украины в западные структуры (прежде всего, низкими ценами на энергоносители). Этими меркантильными соображениями и были обусловлены "особые" отношения с Москвой, участие, как правило, фиктивное, в интеграционных процессах (ЕЭП и др.) на постсоветском пространстве. Генетически и идейно «кучмовская» элита не являлась антиподом новой «оранжевой» элиты. По справедливому замечанию Т.Гузенковой, одной из широко разделяемых в России мифологем является противопоставление политики Кучмы и Ющенко. В действительности официальная политика посткучмовского периода в значительной степени является логическим продолжением того, что было заложено при Кучме. В.Ющенко, как это ни парадоксально, можно назвать преемником Л.Кучмы[12].
Однако установленный Л.Кучмой режим авторитарной власти и относительная лояльность России вызывали резкую критику Запада (вспомним кампании «Украина без Кучмы» или «плёнки Мельниченко»), а это вынуждало украинскую власть укреплять российский вектор в своей политике. Чем более жесткой была западная критика режима Кучмы, тем сильнее ощущался дрейф официального Киева в сторону России. Недовольство Запада еще более возросло вследствие резкого политического усиления восточноукраинского донецкого клана (Восток традиционно считается пророссийским регионом) и назначения в 2001 г. премьер-министром В.Януковича. Политическая экспансия «донецких» и угроза их доминирования в общеукраинском масштабе – одна из главных причин инициированной государственными институтами и неправительственными организациями Запада «оранжевой» революции [13].
Принципиальная разница между двумя правящими элитами, старой кучмовской и новой «оранжевой», состояла в том, что на смену «кучмистам», осторожным западникам-прагматикам, пришла команда более радикально настроенных западников и националистов, открыто лоббирующих западные интересы и легко сдающих позиции Украины по ключевым вопросам. Объективно внешняя политика Л.Кучмы была более реалистичной и эффективной. Непопулярность его на Западе объяснялась относительной несговорчивостью тогдашнего президента, который из прагматических соображений не торопился сдавать позиции Украины на международной арене, прекрасно понимая, что излишняя уступчивость сужает пространство для маневра и возможности торга.
 
Внешнеполитическая стратегия «оранжевой» Украины: отказ от многовекторности в пользу западной ориентации
Команда Ющенко-Тимошенко, пришедшая к власти при организационной, финансовой и политической поддержке Запада, нарушила ключевой для стратегии «кучмизма» принцип «многовекторности» и пошла на резкий демонтаж украино-российских связей. Внешнеполитическими задачами «оранжевого» руководства стали скорейшее вхождение в западные надгосударственные институты (ЕС, НАТО) и максимальное дистанцирование от России.
Первые шаги в этом направлении были сделаны уже в самом начале 2005 года, в Карпатской декларации Ющенко-Саакашвили, где Грузия и Украина провозглашались странами победившей демократии на бывшем советском пространстве. Причем победа будто бы была одержана исключительно за счет внутренних ресурсов, без всякой поддержки извне -вопрос об источниках финансирования грузинских и украинских НПО и технологической поддержке иностранных консультантов [14] опускался. Важный пункт декларации – борьба с империализмом и помощь народам других стран в установлении демократии. Накануне визита нового президента Украины В.Ющенко в Москву в январе 2005 г. молодежное движение «Пора!» официально заявило о начале своей деятельности на территории России.
Несмотря на прозвучавшие в ходе этого первого зарубежного визита президента В.Ющенко заявления о двухвекторности украинской внешней политики, реальный выбор был сделан в пользу односторонне западного курса. А декларации о двухвекторности делались в надежде ослабить негативное впечатление от неконституционной по своему характеру победы В.Ющенко и, главное, получить от России экономические преференции, прежде всего – сохранить низкие цены на российские энергоносители. На аналогичную помощь со стороны Запада Украина рассчитывать не могла. Для поддержания экономического роста (составившего в 2004 г. рекордные 12%), темпы которого в 2005 году, в соответствии с оправдавшимися прогнозами экономистов, резко снизились из-за изменения ситуации на рынке черной металлургии и политической нестабильности, она нуждалась в поддержке Москвы.
 
Украина во внешнеполитических целях Запада
Стратегическая цель Соединенных Штатов на постсоветском пространстве – не допустить даже в отдаленной перспективе возрождения российского могущества, которое невозможно без установления той или иной формы интеграции России и Украины. В разработках американских стратегов Украина, как сказано в официальных документах, представляет "центральный вопрос национальной безопасности". Важнейшим инструментом и одновременно ближайшей целью политики США в Черноморском регионе является скорейшее вхождение Украины в НАТО. Украина рассматривается Соединенными Штатами как транзитная территория для экспорта российских и каспийских энергоносителей (через нее проходит около 80% российского газа, идущего в Европу) и буферная зона между НАТО и Россией. Благодаря важному геополитическому положению Украины США и ЕС получили бы в ее лице удобный плацдарм на западных и юго-западных границах России, в том числе прямой выход (по морской границе) в мягкое подбрюшье РФ – Кавказ (черноморское побережье Краснодарского края и Абхазию).
Один из главнейших механизмов реализации «украинской» политики Соединенных Штатов наряду с вталкиванием Украины в зону НАТО – создание дуги напряженности вокруг России, проходящей по странам Балтии, Украине, Грузии и Азербайджану. Пророссийский режим А.Лукашенко не позволяет включить Белоруссию в эту Балтийско-Черноморско-Каспийскую дугу. Однако с помощью «оранжевого» руководства Украины Соединенные Штаты надеялись блокировать Белоруссию с трех сторон, а также перекрыть транспортные каналы с пророссийским анклавом в Приднестровье. С помощью развитой сети НПО Украина готовится стать главным экспортером «цветной» революции в Белоруссию и Россию (отчасти и в Азербайджан, о работе на территории которого заявила «Пора!»), что особенно актуально в свете предстоящих в 2007 и 2008 гг. парламентских и президентских выборов в нашей стране.
Одновременно с готовностью экспортировать «демократическую революцию» в соседние «авторитарные» страны Украина продемонстрировала нежелание самой стать объектом демократической опеки. Украина отказала в приглашении миссии наблюдателей от СНГ на выборы 2006 г. в Верховную раду.
 
Россия-Украина: энергетический аспект
Важная роль Украины как транзитера российских и каспийских энергоносители обозначила значимость энергетического фактора, без преувеличения самого главного во взаимоотношениях России и европейского Запада. Взаимоотношения Москвы и Киева в энергетической сфере никогда не были простыми: именно в период президентства Л.Кучмы принял систематический характер «несанкционированный отбор газа». Однако после «оранжевой» революции отношения еще боле ухудшились.
«Оранжевая» Украина наряду с Польшей выступила наиболее жестким критиком энергетической политики России. Эта тема поднималась в ходе работы форума "Единое видение общего соседства, Вильнюс-2006". Основное содержание форума сводилось к выступлению вице-президента США Д.Чейни, который упрекнул Россию в авторитаризме во внутренней политике и в империализме – во внешней, в том числе в установлении монополии на рынке сырья. Своего рода институциализацией результатов вильнюсского форума стал Киевский саммит стран-членов ГУАМ, на котором были развиты положения доклада Чейни. США сразу же после победы «оранжевой» революции активизировали возрождение доселе малоэффективной  ГУАМ, которая призвана сыграть роль альтернативы СНГ и полностью исключить влияние России на постсоветском пространстве. Лидеры ГУАМ, Украина и Грузия, пытаются создать энергетический коридор, который соединит Каспийский регион со странами  ЕС в обход России. Одной из целей ГУАМ было провозглашено противодействие «энергетическому диктату» России на основе Европейской энергетической хартии, предусматривающей, в числе прочего, либерализацию доступа к источникам энергии и трубопроводам. В транскрипции Д.Чейни и участников саммита выполнение Россией условий хартии означает ограничение ее суверенитета над собственными недрами. Тогдашний министр энергетики Украины А.Яценюк заявил, что безопасность поставок энергоресурсов на Украину является общеевропейской проблемой.
Первыми попытками энергетического шантажа Москвы со стороны Киева стали действия правительства Ю.Тимошенко летом 2005 г. (приведшие к нефтяному кризису на Украине) и, особенно, «газовая война» января 2006 г. между Россией и Украиной. Война завершилась принятием компромиссного решения. Запад, главный на сегодняшний день потребитель российского газа, в целом встал на сторону Украины, поскольку заинтересован в давлении стран-потребителей на добывающие страны.
Нападки на «сырьевую сверхдержаву» продолжились и в ходе подготовки саммита «большой восьмерки» в С.-Петербурге. Украина, лидирующая в ГУАМ, официально озвучила претензии к России, «несправедливо» обладающей богатейшими сырьевыми запасами.
 
 
 
Примечания
 
[1] Никифоров А.Р. Геополитический смысл Украины (к постановке проблемы) // Русский геополитический сборник. 2000. №4; Чалый В. Внешняя политика Украины после парламентских выборов: возможны коррективы / В.Чалый, М.Пашков // Зеркало недели. 16.04.2002.
 
[2] Арель Д. Украина выбирает запад, но без востока / Д.Арель // Pro et contra. 2005. №1. Июль-август.
 
[3] Бориско О.А. Электоральная активность населения Украины (региональный аспект) // Человек. Сообщество. Управление. Краснодар, 2006. Специальный выпуск №3.
 
[4] Вячеслав Игрунов. Восток просыпается // http://www.regnum.ru/news/670175.html.
 
[5] Россия – враг для большинства жителей Западной Украины // 2005, NR2.Ru.
 
[6] Цит. по: http://www.ng.ru/courier/2006-03-13/11_sociology.html
 
[7] Гузенкова Т.С. Какая Россия нужна Украине? // Свободная мысль, 2005, No 8.
 
[8] Гузенкова Т.С. Цит. соч.
 
[9] Партия регионов: 50 вопросов и ответов. Донецк, 2006. П. 12.
 
[10] Стратегия интеграции Украины в Европейский Союз // Официальный сайт министерства иностранных дел Украины: http://www.mfa.gov.ua/mfa/ua
 
[11] Государственная программа информирования общественности по вопросам евроатлантической интеграции на 2004 - 2007 годы //  Официальный сайт министерства иностранных дел Украины: http://www.mfa.gov.ua/mfa/ua
 
[12] Гузенкова Т. Универсалии украинской политики // Материалы Интернет-конференции Фонда стратегической культуры: http://ukraine.fondsk.ru
 
[13] Баранов А.В. Неправительственные организации как актор «оранжевой революции» на Украине // Сетевые стратегии Запада на юге России. Южнороссийское обозрение. Вып. 33. Ростов н/Д, 2006.
 
[14] См. об этом: «Оранжевая революция». Украинская версия: Сборник / Сост. М.Б.Погребинский / М., 2005.


Читайте также на нашем сайте:
 
 


Опубликовано на портале 27/08/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика