Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Геополитика Украины и «турецкий фактор»

Версия для печати

Избранное в Рунете

Владимир Григорьянц

Геополитика Украины и «турецкий фактор»


Григорьянц Владимир Ервандович – кандидат исторических наук, директор Научно-исследовательского центра крымоведения Автономной республики Крым, Украина.


Крах СССР, подрыв гегемонии России в Черном море и образование здесь «геостратегического вакуума» превратили Турцию и Украину — как наиболее мощные государства региона — в геополитических антагонистов. Эта ситуация была адекватно осознана Турцией (в отличие от Украины) еще в начале 1990-х годов. Учитывая соответствие своих планов геополитической стратегии Запада (прежде всего США) и опираясь на свой статус его «стратегического партнера» по блоку НАТО, а также на специально разработанную с этой целью доктрину «тюрко-исламского синтеза», Турция успешно использовала мощный подъем этнорелигиозного национализма тюрко-мусульманских народов бывшего СССР и стремление новых независимых государств (ННГ) дистанцироваться от России для реализации собственных геополитических целей.
 
Создание Черноморской зоны экономического сотрудничества (ЧЗЭС) и Парламентской ассамблеи черноморского экономического сотрудничества (ПАЧЭС) было инициировано Турцией в расчете на постепенное превращение участников кооперации в послушных статистов турецкой геополитики на огромном пространстве, включающем Центральную Азию, Каспийский и Черноморский бассейны, Восточное Средиземноморье и Балканы. Так, Исмаил Джем (в недавнем прошлом министр иностранных дел Турции) считает, что турки «должны продемонстрировать всему миру умение быть и европейцами, и азиатами одновременно, способность не замыкаться в себе, выбирая только один из векторов…Турция не умещается в рамки понятия «страна на задворках Европы»… «Наша цель — стать центром Евразии, страной, определяющей развитие Евразии, в которой Запад и Восток пересеклись географически, экономически, социально и политически…».
Беспрецедентная по масштабам и значению роль, которую взяла на себя Турция в макрорегионе Юго-Западной Азии, самым непосредственным образом затрагивает жизненно важные интересы украинского государства. Уже сейчас Турция имеет самый сильный на Черном море военный флот. Массированная товарная интервенция низкокачественного турецкого продовольствия и ширпотреба ведет к свертыванию украинской промышленности и расширению непроизводительного потребления, превращает Украину в валютного донора Турции. Турецкая геоэтническая ориентация крымско-татарских националистов активно используется на дипломатическом уровне как фактор давления на правительство Украины. Постоянное напоминание украинскому правительству о том, что характер турецко-украинских отношений зависит от готовности Украины удовлетворять требования крымских татар, стало общим местом в публичных выступлениях турецких дипломатов и государственных чиновников.
Ясно, что Турция стремится использовать ослабление России для установления гегемонии в районе Черного моря, и она вовсе не заинтересована в появлении здесь нового геополитического конкурента в лице еще одного мощного славянского государства — независимой Украины.
Необходимость тщательного изучения и учета «турецкого фактора» продиктована той совершенно исключительной ролью, которую Турция играет сейчас как главная сила западной стратегии оттеснения России к северу и нейтрализации Украины в Черноморско-Каспийском и Центрально-Аазиатском регионах стратегического соперничества. Здесь необходимо учитывать, по меньшей мере, два важнейших аспекта проблемы: 1) общие интересы Запада и Турции; 2) собственно турецкие интересы.
Задачи Турции на каждом из этих двух направлений формулируются следующим образом.

Запад и Турция: общие задачи региональной политики
1. Интенсивное заполнение образовавшихся после распада СССР геополитических и геостратегических пустот в Черноморско-Каспийском и Центрально-Азиатском регионах. Закрепление новой ситуации путем включения ННГ (и особенно Украины) в систему международных организаций, договоров и соглашений, имеющих целью вытеснение из указанных регионов России. Недопущение объединительных тенденций государств СНГ (особенно Украины и России).
2. Вовлечение бывших советских республик в орбиту влияния Запада и Турции путем эксплуатации стремления этих государств к полноценному суверенитету. Формирование в указанных регионах государственных структур и институтов, соответствующих стратегическим интересам Запада и Турции. Поддержка с этой целью прозападно и протурецки настроенных правительств, лидеров и движений (в том числе и оппозиционных).
3. Обеспечение политического и военного присутствия Запада и Турции в Черноморско-Каспийском и Центрально-Азиатском регионах с целью установления здесь системы оперативного контроля и управления действиями тюрко-исламских сил антироссийской ориентации. Создание аналогичной системы контроля очагов перманентной конфликтности по всему периметру Черноморско-Каспийского региона и использование этого фактора как средства давления на Россию, Украину и другие бывшие советские республики.
4. Политико-экономическое, финансовое, кредитное, технологическое, товарное и т. д. проникновение в ННГ и реструктуризация их экономики с целью получения прямого доступа к эксплуатации стратегического сырья (нефть, руды, металлы и т. п.) в обмен на интервенцию низкокачественного продовольствия и ширпотреба и усиления финансово-кредитной зависимости. Создание новых стратегических транспортных коммуникаций, изолирующих Россию от ННГ.
5. Создание информационного поля (включая систему подготовки кадров), нацеленного на внедрение норм и стереотипов поведения социальных групп (в особенности элитных структур), отвечающих стратегическим интересам США, Турции и других заинтересованных стран Запада.
6. Активное использование для усиления своих позиций в Черноморско-Каспийском регионе международных организаций (ОБСЕ, ООН, ЕС), и в особенности специально созданных для этой цели региональных организаций (ЧЭС, ПАЧЭС), призванных обеспечить постоянное присутствие и оперативный контроль Запада и Турции над протекающими в регионе политическими и иными процессами.
7. Развитие военного сотрудничества со странами СНГ в рамках программы «Партнерство ради мира» с целью постепенного вовлечения этих стран (прежде всего Украины, Азербайджана, Грузии и Узбекистана) в сферу влияния НАТО (главным образом, США и Турции) и дальнейшей геополитической фрагментации постсоветского стратегического пространства.
8. Наращивание политико-дипломатического проникновения в ННГ на случай необходимости принятия Западом «трудных решений» (например, проведения операций иракского, боснийского, суданского или афганского типа) с перспективой постепенного перехвата у России «миротворческой миссии» на постсоветском геостратегическом пространстве.
9. Мобилизация всех политико-дипломатических, экономических, идеологических, информационных и военных средств для формирования геополитической оси прозападной и протурецкой ориентации (например, оси Грузия — Украина — Азербайджан — Молдова, партнерства Киев — Тбилиси — Баку — Ташкент и т. п.) в целях окончательного вытеснения России из Черно­морско-Каспийского стратегического пространства.
 
Задачи турецкой геополитики в Черноморско-Каспийском регионе
Турецкое руководство оценивает Черноморско-Каспийский и Центрально-Азиатский регионы как единый ареал долговременной геополитической стратегии, опирающейся на доктрину «тюрко-исламского синтеза» и предусматривающей постепенное сближение, а в перспективе и слияние в единое политическое, экономическое и духовное целое всех тюркоязычных и мусульманских народов Центральной Азии, Кавказа, Крыма, Поволжья, Урала, Сибири и Балканского полуострова. Воодушевленная распадом СССР, резким ослаблением России, неспособностью Украины и других ННГ заполнить образовавшийся геополитический вакуум, Турция активно использует противоречия между ними для решения, по меньшей мере, следующих стратегических задач:
1. Максимально быстрое и эффективное использование появившихся возможностей для всестороннего развития торгово-экономических и научно-технических связей на выгодных для Анкары условиях, и в этой связи создание в Черноморско-Каспийской зоне региональной системы экономического сотрудничества (ЧЭС) и политико-экономического контроля (ПАЧЭС), способной обеспечить лидерство Турции и ограничить влияние других вероятных конкурентов (не только России и Украины, но и Германии).
2. Обеспечение максимально возможного политического, этнокультурного и духовно-религиозного влияния на ННГ с мусульманским населением или тюрко-мусульманскими общинами на их территории (крымские татары, гагаузы в Молдавии, аджарцы в Грузии, мусульмане Кавказа, тюркские народы России и т. д.) посредством создания единого тюрко-исламского информационного пространства, целевых инвестиций в сферу образования, в строительство медресе и мечетей, в подготовку кадров (в том числе исламского духовенства), а также путем внедрения специалистов и агентов влияния в структуры, определяющие геополитическую ориентацию, изменения в законодательстве, экономическую, военную, информационную политику и другие важнейшие сферы деятельности.
3. Формирование в целях оптимального обеспечения собственных экономических и политических интересов в Черноморско-Каспийском регионе соответствующих региональных систем политического сотрудничества с последующим приданием им функций военно-политической структуры в рамках «особых» отношений с НАТО постсоветских причерноморских государств (прежде всего Украины). Перехват функций стратегического контроля у России, превращение Украины в послушного статиста турецкой геополитики в Причерноморье.
4. Реализация протурецких проектов разработки и транзита углеводородного сырья из государств Центральной Азии и Каспия (нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, газопровод Баку — Тбилиси — Эрзерум и другие варианты) как геоэкономическая предпосылка стратегии вытеснения России (и нейтрализации Украины) из Черноморско-Каспийской зоны стратегического соперничества. «Нефтяные» спекуляции на этой почве в отношении Украины.
5. «Неявная» (неофициальная) мобилизация этнорелигиозного национализма в тюрко-мусульманских регионах постсоветского пространства под флагом возвращения этих народов к исламу. Прямая поддержка национал-сепаратистов Чечни, Дагестана, Татарстана, Башкирии в РФ, крымско-татарских — на Украине, пантюркистов — в Азербайджане и Центральной Азии в их общем стремлении отмежеваться от пророссийской геоэтнической ориентации и сменить ее на протурецкую или прозападную.
Все это вместо взятое указывает на особое значение Крымского полуострова не только в геополитическом треугольнике Украина — Россия — Турция, но и в глобальной геополитике.
 

Аналитические записки №9


Опубликовано на портале 31/01/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика