Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Русинская брешь в проекте украинской нации

Версия для печати

Специально для сайта «Перспектив»

Олег Неменский

Русинская брешь в проекте украинской нации


Неменский Олег Борисович - сотрудник Центра украинистики и белорусистики (МГУ) и Института славяноведения РАН.


Русинская брешь в проекте украинской нации

Русинская проблема, все еще почти неведомая за пределами экспертного сообщества, может сыграть заметную роль в развитии кризиса украинской государственности. Этот народ, лишь недавно признанный в России, безуспешно борется за свое признание на Украине, где в Закарпатской области проживает около 3/4 европейских русинов. Выросшее из русофильства ХIХ века, русинское движение составляет прямую противоположность украинскому национализму, построенному на жёстком противопоставлении всему русскому. Русины по сей день нередко сочетают осознание собственного культурно-исторического своеобразия с представлениями о принадлежности к суперэтнической восточнославянской общности. Историк, славист и политолог Олег Неменский прослеживает, как на фоне стратегической неопределенности в отношениях Киева с Москвой и под влиянием эффекта Косово нарастает активизация и радикализация закарпатского русинства.

Не раз уже отмечалось одно важное противоречие современного мира: процессы глобализации и размывания межнациональных границ идут параллельно с активизацией движений малых народов. Многим из них приходится отстаивать своё право на официальное признание их этническими и национальными меньшинствами, на создание институтов своей автономной жизни. Расцвет этих «малых национализмов» свойственен разным странам и регионам, не обходит он стороной и восточнославянские государства. На самом западе современной Украины, в Закарпатье, всё громче заявляет о себе русинское национальное движение.
Русинская проблематика до сих пор неведома за пределами экспертного сообщества, поэтому вкратце напомню суть. Речь идёт о небольшом народе, живущем главным образом в Закарпатской области Украины. Ныне русины (или «карпатороссы», «угрорусы», как их стали называть в России еще в XIX веке) размежеваны границами между Украиной, Словакией, Польшей, Венгрией, Румынией и Сербией, находясь везде на положении нацменьшинств. Довольно крупные диаспоры карпаторусов проживают в США и Канаде (в межвоенный период в США жило около трети всех русинов). Около трех четвертей европейских русинов являются гражданами Украины (в Закарпатье их, по разным оценкам, от 650 до 800 тысяч), где остаются до сих пор непризнанными: они не имеют права не только на автономную культурную жизнь, но даже на свое имя. С точки же зрения официального Киева они являются частью украинского этноса.
Все другие государства, охватывающие русинскую этническую территорию, уже признали за русинами статус отдельной национальности. С начала 2005 г., когда были опубликованы официальные результаты Всероссийской переписи населения 2002 года по национальностям, к ним присоединилась и Россия.
Первой пробой признания закарпатских русинов в России стало издание РАН в 1999 году энциклопедии «Народы и религии мира», где о русинах была помещена отдельная статья [1]. Этот факт наделал много шума в Закарпатье, став новым аргументом в споре русинских организаций с Киевом. Вскоре русины были включены в проект «Перечня национальностей для разработки материалов всероссийской переписи населения 2002 года». По сообщению российских информационных агентств, на встрече В. Путина и Л. Кучмы в Москве в сентябре 2003 года одним из обсуждавшихся вопросов был именно русинский. Нетрудно догадаться, что речь шла о перспективах признания Россией их существования при подведении результатов переписи.
Интересно, что в широко обнародованных предварительных результатах переписи по национальностям было заявлено о 135 русинах, проживающих в РФ. Эту цифру называл ещё в конце 2003 года министр по делам национальностей Владимир Зорин, однако при подведении окончательных результатов их оказалось только 97. Трудно сказать, чем это объясняется, но в результате русинов стало возможным не упоминать в перечне народов России, превышающих численность в сто человек. В число 97 вошли 87 собственно русинов, двое назвавших себя «карпатороссами», шесть лемков и даже двое бойков. Так Россия признала существование нового этноса, сепаратистское движение которого в самой западной области Украины доставляет немалую головную боль Киеву.
 
* * *
Корень национальной проблемы Закарпатья в том, что оно более семи столетий было отделено от остальной Руси границами других, невосточнославянских государств. Язык и культура закарпатцев развивались самостоятельно. Особый исторический опыт сформировал особое самосознание и своеобразие психологического склада. Ещё в начале XX века русский этнограф и один из крупнейших исследователей русинского населения Закарпатья А.Л. Петров писал: «Замкнутая в своих горах народная масса угроруссов сохраняла и доселе сохраняет такие остатки древности в языке, верованиях, быте и т.п., которые уже исчезли у других ветвей русского племени» [2]. Все это обусловливает серьезные трудности, с которыми сталкивается политика украинизации русинов, вот уже более 80 лет проводимая различными властями.
Закарпатье с начала XIII века было в подчинении у венгерских королей, а с XVI века попало ещё под власть Венского престола. Несмотря на активную многовековую политику аккультурации и ассимиляции, проводимую иноземцами, в том числе навязанную в 1646 году церковную унию с Римом, к середине XIX века у закарпатцев начался общий для большинства народов Центральной и Южной Европы того времени процесс «национального возрождения». Его особенностью у русинов была тяга к общерусской идее и мечта о воссоединении с остальной Русью. Карпаторусские «будители» были органической частью российского течения славянофильства. Они объединили духовную и светскую интеллигенцию края, дали сильнейший импульс и направление культурно-национальной работе, остановив «мадьяризацию» края. Русинское национальное самосознание стало складываться как часть общерусского, сильнейшим образом расходясь с украинством [3].
Начало ХХ века стало временем и православного возрождения. Ещё в конце XIX века начался переход в православие среди русинских эмигрантов в США – это движение возглавил о. Алексий Товт, присоединившийся со своим миннеаполисским приходом в 1891 г. к Русской церкви. Первыми в Закарпатье в православие перешли жители села Иза – в 1903 г., а главой нового движения стал священник этого села Алексий Кабалюк. Конечно, это «антигосударственное» с точки зрения венгерских властей течение, быстро приобретавшее характер массового, встретило с их стороны яростное сопротивление. В 1913 – 1914 гг. состоялись судебные процессы против Алексия и его соратников. На слушаниях июля 1913 года прокурор так обозначил «мотив преступления»: «Руководствовались они… любовью к православной русской вере, которая служит национальной русской идее» [4].
Во время Первой мировой войны угрорусское возрождение крайне жёстко подавлялось австро-венгерскими властями. Они осуществляли массовый террор и откровенный геноцид местного населения, заставляли его именовать себя «рутенами», потом украинцами, то есть кем угодно, только не русскими. Для восточнославянского населения Австро-Венгерской империи была создана сеть концлагерей, главные из которых – Талергоф и Терезин. В них попадал каждый, кто продолжал считать себя «русским» или посмел остаться верным православию, невзирая на пол и возраст. Несколько десятков тысяч человек уже никогда оттуда не вышли. И все же в сентябре 1918 г. русины были приняты в Среднеевропейский союз порабощенных народов и его решением признаны отдельной нацией с правом на самоопределение, а в декабре в составе Венгерской республики ненадолго возникла автономная область Русская Крайна.
В межвоенный период с новой силой продолжилось православное возрождение. В 1921 г. образовывается автономная Карпаторусская восточная православная церковь в составе Сербского патриархата. Тогда же значительная часть местного населения покинула унию. В 1920-е – 1930-е годы в Закарпатье действовало около 20 православных монастырей, их поддерживали многочисленные русские партии, издавались десятки газет на русском языке и на местном наречии. В 1938 году была создана и Американская карпаторусская православная церковь, действовавшая в среде русинской эмиграции.
В 1919 году по Сен-Жерменскому мирному договору была образована автономная республика Подкарпатская Русь в составе Чехословакии, причем русинам в ней гарантировалась «полнейшая степень самоуправления, совместимая с понятием единства» государства (ст. 10 Договора). Разрешалось также использование термина «Русиния» («Русинско»). Это было первым международным признанием русинского самоуправления. В 1927 году, по административной реформе, Подкарпатская Русь стала одной из четырёх земель Чехословакии (помимо Чешской, Моравско-Силезской и Словацкой) во главе с земским президентом.
Но на деле чешские власти не выполняли условия договора, контроль за исполнением которого лежал на Лиге Наций. Более того, чехословацкое правительство стало проводить активную политику денационализации русинов, промежуточным этапом которой была украинизация. В частности, велась борьба с русским литературным языком и русскими школами - все они были закрыты. Расчет был вполне точный: как говорил чешский министр образования Вавро Шробар, «никто не согласился бы променять русский литературный язык на чешский или словацкий. Но с украинским языком мы можем конкурировать». Украинский язык виделся средством для последующей словакизации [5].
Политические партии в Подкарпатской Руси стали тогда делиться на «русофилов» и «украинофилов». К последним относилась и краевая организация Коммунистической партии Чехословакии: в 1925 году по указанию Коминтерна она заняла позицию, согласно которой русины объявлялись украинцами.  Так называемых русофильских партий было всё же больше, но они выступали, в отличие от проукраинских, или за автономный статус для Подкарпатья, или за присоединение его к Венгрии. Борьба шла и между общественными организациями: здесь основное противостояние развернулось между русофильским Обществом имени А. Духновича и украинофильской «Просвітою».
В 1938 году (11 октября) на части Подкарпатской Руси, оставшейся после передачи Венгрии всего юго-запада края (с городами Ужгород, Мукачево и Берегово), «Русский блок» смог сформировать первое автономное правительство во главе с Андреем Бродием. В результате переворота (ареста А. Бродия по обвинению в провенгерской ориентации) 25 октября было образовано новое правительство во главе с украинофильской Национально-христианской партией, а премьер-министр Августин Волошин вскоре стал президентом суверенного государства «Карпатская Украина». Правда, всего на один день – новое государство было оккупировано Венгрией.
В том же 1938 году состоялся референдум среди родителей школьников и студентов средних школ по вопросу о желательном языке обучения. До этого преподавание в закарпатских школах велось на том языке, который был ближе преподавательскому составу. Теперь предлагалось выбрать между литературным русским языком, украинским языком и сохранением значимости местного диалекта, зафиксированного уже в целом ряде грамматик. Впрочем, последний вариант из-за близости диалекта к русскому литературному языку считался совместимым с первым. В результате за преподавание на местном диалекте («язычии») и по русским учебникам высказалось 73,19%, а за преподавание на украинском – 26,8%. Преподавание на украинском языке предпочли жители горных районов [6].
При Августине Волошине, с ноября 1938 г., в г. Рахов заработал новый концентрационный лагерь для не согласных с политикой жёсткой украинизации.
В ноябре 1944 г. в Мукачево по инициативе о. Алексия Кабалюка состоялся Православный съезд, принявший обращение к И. Сталину с просьбой принять край в состав СССР на правах 16-й республики – Карпаторусской ССР. Однако по окончании войны территория подкарпатских русинов была разделена между УССР и Чехословакией. Юго-восточная ее часть вошла в состав Украинской ССР на правах области, а Пряшевская Русь (с центром в г. Пряшеве) стала частью Словакии. И по обе стороны границы возобновилась политика насильственной украинизации. Все русины теперь по паспорту объявлялись украинцами, украинизировались все русские школы, информационное пространство и культурная жизнь. Однако при советской власти русины могли использовать более близкий им по лексическому составу (благодаря общему церковнославянскому пласту) русский литературный язык. После 1991 года и эта возможность стала постепенно исчезать.
Современные лидеры русинского движения акцентируют внимание на том, что договор «О Закарпатской Украине» был подписан в Москве между Чехословацкой Республикой и СССР, хотя, во-первых, среди «подписантов» не значилось руководство самой автономной Подкарпатской Руси, а во-вторых, в то время было предусмотрено право представительства самой УССР в международных отношениях (п. 5 ст. 72 Конституции УССР). Тем не менее УССР договор не подписывала и в последующее время так и не ратифицировала. В соответствии же со ст. 7 Закона Украины «О правопреемстве Украины» она является правопреемницей только тех договоров СССР, «согласие на обязательность которых дано Верховным Советом Украины». Этот юридический казус, подобный тому, что был и с передачей в состав Украины Крымской области, позволяет радикально настроенным русинам в наши дни заявлять, что Украина правит ими нелегитимно.
 
* * *
Уже в межвоенный период в местной среде возникали идеи о закарпатцах как об особом народе, одном из славянских этносов. Эту новую идентичность развивала и эмиграция из края в Западной Европе и Америке. Реально состоявшаяся победа украинского национального проекта по другую сторону Карпатского хребта сделала такой подход наиболее пригодной формой сохранения самобытности. С конца 1980-х годов идея русинского народа как «четвёртого брата восточных славян» стала доминирующей. Сложилось русинское национальное движение, рассматривающее русскую историю Подкарпатья как особый национальный путь [7], который определяет полное право автохтонов края требовать признания своих автономных прав и в сфере культуры, и в сфере политической жизни. В начале 1990-х годов появляется целый ряд русинских национальных организаций: Общество подкарпатских русинов в Закарпатье; «Русиньска оброда» (возрождение) в Словакии; Организация русинов Венгрии; «Руска матка» в Югославии; Общество друзей Подкарпатской Руси в Праге; «Стоваришыня лемков» в Польше. В 1991 году был созван I Всемирный конгресс русинов (Межилаборцы, Словакия), а в июне 2007 года в румынском г. Сигете прошёл уже IX такой конгресс.
Сейчас на Украине русины не имеют права ни на употребление своего языка, ни на свою культурную жизнь, ни даже на свое имя. И это при том, что 1 декабря 1991 года на референдуме 78% населения Закарпатья высказалось за автономию. В 1992 г. областной совет принял решение о признании русинской национальности и обратился в Верховную Раду с просьбой об оформлении этого на государственном уровне. Решение референдума было подтверждено областной администрацией и в 1994 году.
Основной задачей деятелей русинского движения является становление русинской культуры и возрождение народного самосознания. Стоит отметить, что этому немало способствует и русинская эмиграция, сумевшая не слиться с украинской. Большое влияние на русинскую интеллигенцию оказывает деятельность американского Карпато-русинского исследовательского центра [8] во главе с известным историком Полом Робертом Магочи. В 2002 году на английском языке была издана объёмная «Энциклопедия русинской истории и культуры» [9]. Годом раньше в Ужгороде вышла фундаментальная «Энциклопедия Подкарпатской Руси» (под ред. И. Попа).
В 1992 году деятели русинского национального движения из Закарпатья, Пряшевской Руси, Лемковщины и Воеводины на I Международном научном семинаре по кодификации русинского языка (Бардейовские купели, Словакия) приняли решение работать над развитием сразу четырёх его литературных норм (с тем чтобы впоследствии их синтезировать, максимально учтя специфику каждого). Наиболее старая, югославская норма, сложившаяся в среде русинских колонистов, ещё в XVIII веке обосновавшихся вокруг г. Руски Керестур и сохранивших свою особую культуру по сей день, является одним из пяти официальных языков Воеводины. В 1995 году Словацкая академия наук официально признала пряшевскую норму. Активно идёт разработка своих норм у лемков (официально признана в Польше в 2000 году) и в Закарпатской области Украины. К настоящему времени существуют целые библиотеки оригинальной и переводной русинской литературы. Прошедший в сентябре 2007 года в Кракове Третий международный конгресс русинского языка сосредоточился как раз на создании общерусинской литературной нормы и её внедрении в систему школьного образования.
Особенно активизировалась национально-культурная жизнь, в том числе и литературно-языковое строительство, у русинов в Словакии. Стали издаваться русиноязычные журналы и газеты, словари и пособия. Город Пряшев превратился в однин из главных центров русинского национального движения. Ведётся и радиовещание на русинском языке. За десять лет количество признающих себя русинами увеличилось на 41% (по переписям 1991 и 2001 г.), а всего их в Словакии, согласно сведениям Карпато-русинского исследовательского центра, насчитывается около 130 тысяч. В 1999 году открылось Отделение русинского языка и культуры Института национальных меньшинств и иностранных языков Пряшевского университета.
Возрождается и каноническое православие. По некоторым данным, сейчас среди закарпатских русинов - около 70% прихожан УПЦ Московского патриархата и только 20% униатов, которые, впрочем, здесь не входят в открытое противостояние с Православной церковью, придерживаясь умеренных позиций. Русинское униатство, подчиняющееся Риму напрямую, а не через Львов, смогло остаться в стороне от украинофильской политизации, произошедшей с униатской церковью по другую сторону Карпат. В Закарпатье несколько сотен православных приходов и более 20 монастырей. По всему краю вновь, как и в 1920-е годы, строятся церкви в русском стиле. Немалое значение имел и тот факт, что русином был глава Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Лавр (Шкурла), сумевший преодолеть внутренний раскол в русском православии, подписав 17 мая 2007 г. с патриархом Алексием II акт о каноническом общении церквей.
 
* * *
Политическое движение русинов в постсоветские годы прошло довольно сложный путь развития. В 1990-е годы русинские организации открыто боролись за автономизацию края. Ещё в 1993 году было создано теневое «временное правительство Подкарпатской Руси» во главе с председателем Общества карпатских русинов И. Туряницей. Уже 15 августа 1994 года Организация непризнанных народов (UNPO) направила президенту Украины Л. Кучме письмо с предложением «проявить государственную мудрость и восстановить статус Подкарпатской Руси как автономной республики в составе Украины». Впрочем, формально русины были приняты в эту организацию только в 1998 году.
Однако деятельность по политическому обособлению Закарпатья скорее только отпугнула от русинского движения многих земляков и к концу 1990-х пошла на спад. Вообще, 1998–2000 годы  можно считать апогеем центростремительных тенденций для всей постсоветской Украины, и Закарпатье тут не было исключением. 26 декабря 1999 года И. Туряница объявил о временном приостановлении деятельности «временного правительства», о чём сообщил в опубликованном заявлении на имя президента Л. Кучмы. После этого сепаратистская составляющая русинского движения временно отошла на второй план, в качестве же главной задачи рассматривалось признание Киевом самого факта существования особого русинского народа.
Киев очень активно сопротивляется русинскому движению. По сей день на Украине русины не имеют никаких легальных возможностей для развития своей культурной жизни. В 1996 г. украинский кабинет министров принял «План мероприятий по решению проблем украинцев-русинов» (№ 13-884/2 от 7.10.1996) – фактически план ликвидации русинского народа. Например, п. 9 документа постановляет «расширить распространение в средствах массовой информации материалов, акцентирующих внимание на том, что данный регион является испокон века украинской землей, а местные украинцы – неотъемлемой составной частью украинской нации». П.6 предписывал «осуществить научные разработки с последующим нироким освещением этнических, лингвистических, культорологических и политических аспектов истории украинцев-русинов Закарпатья как составной части истории украинского этноса» и т.п. [10]. Предусматриваются также жесткие административные меры по отношению к русинским патриотам. Широко праздновалось 55-летие присоединения края к УССР, в рамках которого в школах проводились тематические уроки «Единый народ – единая держава». При подведении результатов переписи населения Украины 2001 года украинцев в Закарпатской области оказалось аж 80,5% – цифра, не признаваемая никем из деятелей русинского возрождения.
В мае 2002 года в Ужгороде прошел IX Всеславянский собор (традиция восходит к первому Пражскому собору 1848 г.). Итоговыми документами стали проект договора «О побратимстве народов и государств Беларуси, России и Украины» и «Обращение к президенту, Верховной Раде и Совету Министров Украины о признании русинов Закарпатья как исторически существующего коренного народа». Все это, конечно, встретило совершенно глухую реакцию в Киеве.
Одна из проблем русинского движения – его раздробленность. Очередной попыткой добиться единства было создание в 2001 году по инициативе протоиерея Димитрия Сидора Сойма подкарпатских русинов. Сойм предполагал стать своеобразным аналогом успешно работающего крымско-татарского Меджлиса, однако скоро часть русинских организаций из него вышла. С 2004 года возникло объединение русинских организаций Народная Рада русинов Закарпатья (НРРЗ) под председательством Евгения Жупана. Общественная жизнь русинов в Закарпатье во многом определяется сложными взаимоотношениями Сойма и НРРЗ, что нередко описывается и как трения между ужгородской и мукачевской ветками русинского движения. Большим достижением было создание ими совместного совета по координации действий, направленных на признание русинов на Украине.
Большое влияние на русинское движение оказали события «оранжевой революции» конца 2004 года. В ходе трёх туров голосования Закарпатье обратило на себя особое внимание: оно оказалось единственной областью Западной Украины, где процент проголосовавших за «восточного» кандидата В. Януковича был на порядок выше, чем в соседних, Львовской и Ивано-Франковской, областях. Такую поддержку он получил благодаря своему имиджу кандидата, ориентированного на более дружественные отношения с Россией, и лидера федералистского движения на Украине. Последующая череда политических кризисов, поставившая под сомнение саму территориальную целостность государства, спровоцировала и новую радикализацию русинского движения.
Ранее Закарпатский областной совет не раз (в 1992 и 2002 гг.) обращался к центральным властям Украины с просьбой о признании русинов отдельной национальностью. Депутаты от Закарпатья вносили законопроект о признании русинов и в Верховной Раде. 7 марта 2007 года на очередной сессии Закарпатского областного совета было принято решение признать национальность «русин» и внести её в перечень национальностей края, а также снова обратиться в Верховную Раду Украины с просьбой о её признании на общегосударственном уровне. «За» проголосовал 71 депутат, «против» – двое, ещё двое воздержались. Реакция официального Киева была жёстко отрицательной, однако на деле оказалось, что вообще весь процесс признания новых национальностей на Украине юридически не определён, а потому какой-либо запрет на это решение наложить также невозможно.
Среди всё чаще поднимаемых вопросов особое место занимает требование признать факт геноцида русинов в годы Первой и Второй мировых войн и политики этноцида в послевоенной УССР и современной Украине. 15 декабря 2007 г. на Второй сессии Сойма подкарпатских русинов была принята декларация с требованием создания для русинов «самоуправляемой административно-национальной территории под международным контролем». Эту декларацию поддержала и НРРЗ. Документ обвинял официальный Киев в этноциде русинского народа.
Радикализм и пророссийский характер этой декларации были в целом с одобрением восприняты в русинских организациях Закарпатья, однако вызвали довольно негативную реакцию в среде зарубежных русинов. Представители Всемирного конгресса русинов (возглавляемого П.Р. Магочи), собравшись в Бухаресте в феврале 2008 года, дали ей крайне жёсткую оценку: «Всемирный конгресс русинов рассматривает все эти документы как небезопасные, как направленные против существующей политической ситуации в Европе и интересов карпаторусинского народа». В этом заявлении также негативно оценивается идея участия России в патронаже над будущей русинской государственностью, причем Россия рассматривается как государство, не соблюдающее права человека и нормы демократии. В обосновывающей такую реакцию статье поясняется, что «иметь своё русинское государство было бы хорошо, но это фантасмагория, утопия». Обе основные русинские организации Закарпатья (Сойм и НРРЗ) весной 2008 года скоординированно отреагировали в не менее жестком духе, обвинив Всемирный конгресс в измене интересам русинского народа. Таким образом, по основным вопросам русинской будущности наметился ряд серьёзных противоречий между русинами Закарпатья и международными русинскими организациями. И главный камень преткновения – политическая составляющая движения.
7 июня 2008 года состоялся объединительный съезд русинских организаций Закарпатья (Сойма ПР и НРРЗ) – Первый европейский конгресс подкарпатских русинов (ЕКПР). «Европейский» в названии подчёркивает независимость закарпатцев от американской русинской диаспоры, имеющей преобладающее влияние во Всемирном конгрессе русинов. ЕКПР создан как постоянно действующий орган русинского самоуправления. Был принят меморандум «с настоятельной просьбой к правительствам, президентам и парламентам ЕС, Чешской Республики и Российской Федерации выступить гарантами государственно-правового статуса Закарпатья – Подкарпатской Руси». Реакция Киева не заставила себя ждать: 27 июня стало известно о возбуждении против лидеров Сойма ПР уголовного дела по обвинению в сепаратизме и попытках изменить государственное устройство. Это, несомненно, новая страница в истории русинского движения.
Общность интересов, скорее всего, не позволит довести противоречия между русинскими организациями Закарпатья и мировой диаспорой русинов до принципиального раскола, тем более в пору открытых преследований. Единая задача всех русинов – добиться своего признания на Украине. И здесь от международного сообщества поступают внятные сигналы поддержки. Например, в августе 2006 года Комитет по ликвидации расовой дискриминации ООН призвал правительство Украины признать русинов в качестве национального меньшинства: «Комитет обеспокоен отсутствием официального признания меньшинства русинов, несмотря на его явные этнические особенности; комитет рекомендует государству-участнику рассмотреть вопрос о признании русинов в качестве национального меньшинства» [11]. Примечательно, что в 2008 году с требованием признания русинов в соответствии с рекомендациями ООН обратилась к президенту Украины уполномоченная по правам человека в Верховной Раде Н. Карпачёва. На это был получен ответ за подписью министра юстиции Н.Онищука (письмо № 17-9-1151 от 06.03.2008), в котором ещё раз подчёркивалось, что «русины являются органичной частью украинской нации, то есть её субэтносом», а потому отдельной национальностью признаны быть не могут.
У русинского движения есть ещё одна черта, которая делает его сильнее: требование об автономизации края поддерживают не только разделяющие собственно русинскую идентичность, но гораздо больший процент населения Закарпатья. А это означает, что русинский национализм политически актуален. 
Меньше всего поддержки русинскому движению оказывает Москва, хотя именно её «руку» обыкновенно считают причиной его становления и развития. Многочисленные просьбы русинских организаций об открытии в Ужгороде российского консульства пока что остаются без внимания. 13 сентября 2007 года в ужгородском Центре национальных меньшинств состоялась встреча руководителей русинских организаций Закарпатья с послом России В. Черномырдиным, который пообещал передать озабоченность русинскими проблемами руководству России и Украины. Стоит сказать, что если прежде русинское движение в Закарпатье во многом поддерживалось средствами, выделяемыми на него американской диаспорой русинов, то вследствие наметившегося раскола между закарпатскими русинами и диаспорой поддержка России, которую та оказывать не спешит, могла бы стать для выживания движения принципиально значимой. И тем не менее факт признания русинской национальности при подведении в 2004 году результатов Всероссийской переписи населения по национальностям является немаловажным.
 
* * *
Упорство Киева связано с тем, что, отстаивая права своего народа, русины фактически борются за превращение государственного устройства Украины из унитарного в федеративное. А федерализация страны в современных условиях ассоциируется с поражением всего украинского национального проекта. В условиях начавшегося подъёма неукраинского самосознания у населения востока и юга страны борьба центральной власти с русинством только усиливается. Если Киев пойдёт на предоставление Закарпатью пусть и очень урезанной, но автономии, процесс федерализации Украины будет уже не остановить. Это понимают и на Юго-Востоке страны. Например, в октябре 2007 года председатель Союза православных граждан Украины Валерий Кауров заявил: «Мы, русские Новороссии, так же лишены своих прав, как и подкарпатские русины. Нам так же отказывают в праве называть свою землю историческим именем Новороссия. В повсеместном употреблении названия Галиция власти Украины не усматривают сепаратизма, а в исторических названиях Подкарпатская Русь и Новороссия усматривают, лишая нас права на историческое бытие» [12].
Есть и другая причина, затрудняющая признание русинской национальности Киевом. Это особая структура русинской идентичности [13]. Русины по сей день склонны по традиции называть свой народ «рускым» и нередко сочетают осознание своего исторического и культурного своеобразия с представлениями о широкой русской суперэтнической общности [14]. Русинское национальное движение складывалось на основе русофильского направления, будучи его прямым продолжением в изменившихся условиях второй половины ХХ в. и потому прямой противоположностью украинскому национализму. Основа идентичности украинской нации – жёсткое противопоставление всего украинского всему русскому, а русинская идентичность умеет органично сочетать оба слоя: «русинскость» здесь не противопоставлена «русскости», но, напротив, её конкретизирует. Русинство – это своего рода возрождение русской идентичности на территориях, уже достаточно оторванных от России, чтобы не опасаться упреков в «москвофильстве», но и не столь украинизированных, чтобы отрицать русские корни.
Характерно в этом плане недавно появившееся русинское движение в северной Молдавии. Восточнославянские жители этих земель исторически не имели прямого отношения к закарпатцам, однако общая ситуация «недобитой Руси» объединяет их в единый национальный дискурс [15]. То же можно сказать и о лемках – восточнославянских жителях польского Подкарпатья. Исторически они, конечно, гораздо ближе к галичанам, чем к закарпатцам, однако незавершённость украинизации оставшихся в составе Польши восточных славян отчасти сохранила их русскость. Теперь лемки активно принимают участие в русинском национальном проекте, благо что от Закарпатья их отделяет только горный хребет.
Вот как о. Димитрий Сидор описывает самосознание Руси, оторванной от основной части русских земель «анти-Русью»: «Мы, русины, сохранили в себе русскость. … Мы, русины, чувствуем себя частью русского народа, но мы не великороссы, не украинцы, мы и не белорусы. Мы чувствуем в себе древнюю неразделенную русскость… Мы понимаем, что русский народ – это некая духовная общность, которая обнимает не просто славянские народы – украинский, белорусский, русский, – но все три народа в нашем русинском понятии это русский народ» [16].
Наличие к западу от Галичины такой идеологии само по себе обнажает некоторые принципиальные бреши украинского национального проекта, а потому широкая общественная презентация русинства крайне опасна для государственной идеологии Украины. Политическая чуждость русинства и украинства лежит, таким образом,  гораздо глубже современных политических противоречий.
Признание влиятельной частью международного сообщества независимости Косово рассматривается иногда как прецедент, открывающий пути к разрешению сепаратистских конфликтов. Однако протоиерей Димитрий Сидор не устаёт подчёркивать, что косовский прецедент для русинского движения не значим: русины живут на своей исконной земле и имеют достаточно юридических и исторических оснований для признания своих прав. Конечно, трудно даже представить себе какой-либо вооружённый сепаратистский бунт в Закарпатье. Однако несомненно и то, что за послесоветские годы русинское движение смогло доказать свою жизнеспособность. Вряд ли оно уйдёт из культурной и политической жизни области и вряд ли навсегда оставит надежду добиться максимально возможной степени независимости от Киева и Львова.
Маленькая Закарпатская область может сыграть очень заметную роль в развитии кризисных процессов украинской государственности. А значит, внимание к ней со стороны различных политических сил внутри и вне Украины будет только расти. И здесь принципиально важно, последует ли за официальным признанием Россией русинской национальности какая-то определённая программа действий в отношении русинского движения. Впрочем, не приходится сомневаться, что русинская тема для современной Москвы не самоценна – она имеет значение лишь как составляющая взаимоотношений с Киевом. Пока российско-украинские отношения пребывают в состоянии стратегической неопределённости, политическая активизация русинов становится всё более очевидной.
 
 
Примечание
 
[1] Народы и религии мира. Энциклопедия. Отв. ред. В.Тишков. М., 1999. С.707-708.
 
[2] Петров А.Л. Заметки по этнографии и статистике Угорской Руси // Статьи об Угорской Руси. СПб., 1906. С.17.
 
[3] Подробнее об этом см.: Неменский О.Б. Четвёртый брат восточных славян. О русинах по ту сторону Карпат // Идеи русского учёного-энциклопедиста Н.Я. Данилевского и реалии современного мира. Сб.ст. М., 2002.
 
[4] Геровский А. «Иза и Сиготский процесс», «Свободное слово Карпатской Руси». Нью-Йорк. 1961. Т.3 №№ 9-10, 11-12, стр. 4-8. Цитата по: Разгулов В.М. Сподвижник архимандрита Алексия Кабалюка – Алексей Геровский. См.: http://www.materik.ru/print.php?section=analitics&bulsectionid=3837&PHPSESSID=6e6ed66c59143d615fa517f65f08e81d.
 
[5] Памятная записка Центральной Русской Народной Рады, переданная д-ру Милану Ходже, председателю Совета Министров Чехословацкой Республики. Ужгород 19-го июля, 1938 г. См.: http://www.edrus.org/content/view/219/57/
 
[6] Пушкаш А.И. Национальный вопрос в Закарпатье накануне Второй мировой войны // Национальный вопрос в Восточной Европе. Прошлое и настоящее. М., 1995. С.186-187.
 
[7] Как говорит ведущий российский русинист М.Ю.Дронов: «Русофильское или москвофильское течение (понимая под этим не политическую, а именно этнонациональную ориентацию) уже давно ни в старых, ни в видоизменённых формах у русинов не в моде. Живые реликты русофильства в Карпатах – многочисленные русские американцы с карпатскими корнями и редкие в силу возраста, уже, как правило, неадекватные носители карпаторусской идентичности в Европе – не в счёт. Нынешние же идеологи русинства однозначно считают карпатских русинов четвёртым восточнославянским народом, причём постоянно подчёркивая свою принадлежность к Центральной Европе». См.: Дронов М. На захист норовливих родичів // Критика, 2008, № 3(125), с.13.
 
[8] См.: http://carpatho-rusyn.org.
 
[9] Encyclopedia of Rusyn History and Culture. Ed. by P.R.Magosci and I.Pop. Toronto, 2002.
 
[10] См. текст документа: http://www.lemko.org/rusyn/kuras.html.  
 
[11] См.: Русинский вопрос в комитете ООН, http://rusinpresent.narod.ru/soim5.htm. 
 
[12] Русины требуют признать их как нацию // http://www.regnum.ru/news/518612.html
 
[13] См. об этом: Неменский О.Б. Русскость и русинскость // «Русин» № 3(9), Кишинёв, 2008, http://www.edrus.org/content/view/8955/47/.
 
[14] Несколько иначе развилось самосознание у русинов Пряшевской Руси (в Словакии). См. об этом: Дронов М.Ю. Русины Пряшевщины русскими глазами и наоборот… // InfoРУСИН, 2006, № 1-2, с.12. http://www.rusin.sk/upload/docs/200601241459480.IR1-2_2006.pdf
 
[15] См. об этом: Суляк С. Осколки Святой Руси. Очерки этнической истории руснаков Молдавии. Кишинёв, 2004.
 
[16] Из выступления на VI Всемирном русском народном соборе, (декабрь 2001 г.) // http://www.netda.ru/sobor/s32vi.htm
 
 

Читайте также на нашем портале:

«Курдский вопрос в Турции: на пути к разрешению конфликта?» Павел Шлыков

«Казачество и Русский мир» Олег Неменский

«Национальный фактор в эпоху глобализации. Часть 1. Дискуссии о будущем наций и глобализации: некоторые методологические вопросы» Екатерина Нарочницкая

«Русины в истории: прошлое и настоящее» Сергей Суляк


Опубликовано на портале 13/09/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика