Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Региональные элиты Украины в контексте украинской государственности: не допустить войны всех против всех

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Эдуард Попов

Региональные элиты Украины в контексте украинской государственности: не допустить войны всех против всех


Попов Эдуард Анатольевич - доктор философских наук, доцент Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону).


Региональные элиты Украины в контексте украинской государственности: не допустить войны всех против всех

Текущий политический год может оказаться кризисным, а по наиболее мрачным прогнозам, и роковым годом для украинского общества и государства. Так считают не только представители экспертного сообщества, но и некоторые влиятельные политики самой Украины. Унификаторский курс «оранжевого» Киева в области образования и культуры не спаял граждан Украины в единую политическую и культурную нацию, а еще более усилил антагонизм между различными культурно-историческими зонами. Восток и Запад страны по-прежнему придерживаются диаметрально противоположных геополитических и культурно-исторических ориентиров. До крайности обострились социально-экономические и внутриполитические противоречия.

24 августа Украина отметила 18-летний юбилей декларации о независимости, провозглашенной по горячим следам после краха ГКЧП, в декабре 2009 г. будет отмечаться 18-летие ее фактической государственной независимости, ставшей одним из итогов беловежских соглашений. Однако текущий политический год (2009-й – начало 2010-го) может оказаться кризисным, а по наиболее мрачным прогнозам, и роковым годом для украинского общества и государства. Так считают не только представители экспертного сообщества, но и некоторые влиятельные политики в самой Украине. Унификаторский курс «оранжевого» Киева в области образования и культуры не спаял граждан Украины в единую политическую и культурную нацию, а еще более усилил антагонизм между различными культурно-историческими зонами. Восток и Запад страны по-прежнему придерживаются диаметрально противоположных геополитических и культурно-исторических ориентиров. До крайности обострились социально-экономические и внутриполитические противоречия. А в довершении всего Украине вновь предстоит избирать президента. Выборы президента, назначенные Верховной радой на октябрь 2009 г. по решению Конституционного суда (и под давлением президента В. Ющенко) были перенесены на январь 2010 г. Вот почему эта не круглая годовщина позволила поставить вопросы об итогах и дальнейших путях украинской государственности.

Одну из важнейших ролей в судьбе современной украинской государственности играет поведение региональных элит. По некоторым экспертным оценкам украинская политика являет собой внутриэлитную борьбу, пресловутую схватку бульдогов под ковром. Если это утверждение и является преувеличением, то, по крайней мере, от позиции различных региональных элитных групп Украины на сей раз без всякого преувеличения зависит судьба государства Украина.

Для начала вспомним некоторые статистические данные об Украине.

Украина расположена в центре Восточной Европы. Это самое большое (не считая России с ее евразийскими территориями и Дании с ее Гренландией) по территории европейское государство. Общая площадь территории Украины составляет 603 700 км2 (5,7% территории Европы). Численность населения – 46 млн. человек (5 место в Европе - после Германии, Италии, Великобритании, Франции). Наиболее населенным, наряду с Центральным регионом, является Юго-Восток страны, историческая Новороссия. Население одной лишь Донецкой области составляет без малого 10% населения страны и примерно равна численности населения всей Западной Украины.

Исторически современное украинское государство возникло из нескольких культурно-исторических зон. Вопреки утверждениям официозной украинской исторической науки и вузовским учебникам, которые трактуют современную украинскую государственность как «возрождение независимости Украины» [1], в существующих границах Украина сформировалась в годы советской власти. Подлинными творцами существующих внешних границ этого нового государственного образования стали не националисты из ОУН-УПА, а московские коммунисты, влиятельную прослойку среди которых представляли выходцы из Украины. При этом Украинская ССР (и, соответственно, ее наследница – нынешняя Республика Украина) была скроена из различных в этническом, ментальном, культурном и историческом отношениях регионов. «Украина как союзная Советская Социалистическая Республика, - резюмирует один из современных геополитиков профессор В.А. Дергачев, - была создана коммунистической властью и включила несколько культурно-исторических регионов, в том числе: Закарпатье (Подкарпатскую Русь), греко-католическую Галичину, историческую Украину или Малороссию, полиэтнические Новороссию и Крым» [2].

Внутриполитическое развитие постсоветской Украины в значительной мере определялось конкурентной борьбой и балансом интересов нескольких региональных элит (кланов). Можно выделить следующие региональные группы.

Галицийский (западноукраинский) клан - основной поставщик националистических кадров и идеологии украинской независимости. Именно галицийская версия этой идеологии фактически стала общегосударственной. Пик влияния галичан пришелся на первую половину 1990-х, после чего произошел его откат и усиление восточноукраинских (днепропетровских, а затем донецких групп влияния). В немалой степени так случилось благодаря влиятельным диаспорам западных украинцев-галичан в США и Канаде, которые оказывали существенное воздействие на внутреннюю политику Украины 1990-х годов, прежде всего на начальном этапе становления украинской государственности, а затем - после победы «оранжевой» революции. Не обладая экономическими ресурсами, даже приблизительно сопоставимыми с ресурсами индустриальных регионов Новороссии (в первую очередь, донецкого и днепропетровского), галичане захватили нишу идеологотворчества. «…В самостийной Украине выделяются «истинные украинцы» - галичанские греко-католические патриоты, безумно любящие отечество и готовые, не думая, задушить его в своих объятьях», - горько иронизирует В.А. Дергачев в цитируемой выше статье.

В начале 90-х годов Галичина стала монополистом разработки украинской идеологии. Невнимание восточноукраинских (новороссийских) элит к идеологии - как к надстройке общественных институтов, «вторичной» по отношению к производственным отношениям, вполне в духе марксистской методологии, усвоенной за десятилетия советской власти, очень дорого обошлось не только им, отразившись на внутриполитическом статусе, но и всему украинскому обществу.

Тем не менее, галичане дважды терпели поражение на президентских выборах 1991 и 1994 гг. от представителей восточных регионов (соответственно Л. Кравчука и Л. Кучмы). В 2005 г. произошел галицийский реванш. Сегодня галичане и близкие к ним представители правящего истеблишмента составляют большинство в кабинете министров, секретариате президента и в кадровом резерве президента В. Ющенко. Вот, например, список представителей западноукраинского (галицкого, волынского, буковинского) макрорегиона в нынешнем составе кабинета министров Украины: вице-премьер И.В. Васюник, министр внутренних дел Ю.В. Луценко (выходец из г. Ровно), министр образования и науки львовянин И.А. Вакарчук, министр экономики Б.М. Данилишин, министр культуры и туризма В.В. Вовкун, министр регионального развития и строительства, бывший глава администрации г. Львова В.С. Кубийда, министр по охране окружающей среды Г.Г. Филипчук, министр по вопросам чрезвычайным ситуациям и ликвидаций последствий аварии на Чернобыльской АЭС В.М. Шандра, министр охраны здоровья В.М. Князевич, экс-министр экономики и иностранных дел А.П. Яценюк и др. [3].

Экономически позиции галицийского клана достаточно слабы. Западная Украина – наименее индустриально развитый регион страны, значительная часть населения постоянно находится на заработках в странах бывшего соцлагеря - новых государствах Европейского союза. Процент «заробитчан» здесь очень высок и доходит по некоторым оценкам до одного миллиона человек. Наступивший мировой экономический кризис, очень тяжело сказавшийся на странах «новой Европы», ударил в первую очередь по приезжим из Восточной Европы. Уже начались массовые сокращения производства и рабочих мест (не трудно догадаться, за чей счет). Весной 2009 г. Чешская республика приостановила работу своего генконсульства во Львове, что перекрыло путь в Чехию для многих тысяч галицких заробитчан. Всё это болезненно отзовется (и уже отозвалось) на западноукраинском регионе.

Перманентный социально-экономический и внутриполитический кризис, переживаемый Украиной после «оранжевой» революции, весьма своеобразно сказался на положении галицкого клана. С одной стороны, пошли процессы раскола: две политические силы, традиционно ассоциируемые с представительством западноукраинского региона, - проюещенковская «Наша Украина» и Блок Юлии Тимошенко, становятся антагонистами. Дошло до того, что на улицах Львова произошли столкновения между сторонниками УНА-УНСО и «Свободы» Олега Тягнибока. Однако свои позиции галицкий клан сохранил. Это показывает анализ кадровых назначений последних полутора лет (после создания второй «оранжевой» коалиции в декабре 2007 г.). Представители западноукраинской элиты особенно широко представлены в «гуманитарном» блоке украинского правительства, где они фактически доминируют. Министром образования и науки в кабинете Юлии Тимошенко является львовянин Иван Вакарчук, один из наиболее одиозных украинских русофобов.

Таким образом, несмотря на небольшой удельный вес Галичины и всей Западной Украины в структуре населения Украины, несмотря на мизерность вклада Западного региона в создание национального продукта (по некоторым оценкам суммарный вклад пяти западноукраинских областей (Галичины и Волыни) в ВВП Украины составляет не более 3%) [4], галичане фактически навязали остальной Украине свою культурную политику и внешнеполитические ориентиры. Данную ситуацию можно расценивать как однозначную гегемонию меньшинства над большинством. 

Днепропетровский клан некогда являлся одним из наиболее могущественных в СССР. Стоит упомянуть, что выходцем из этого региона был генсек КПСС Л.И.Брежнев. Днепропетровск – один из центров промышленности на Украине, на его территории находится ряд стратегических промышленных объектов, в том числе, имевший всесоюзное значение завод «Южмаш». Днепропетровский клан дал наибольший процент представителей правящей элиты современной Украины (экс-президент Л. Кучма; экс-премьер-министр П. Лазоренко; один из богатейших людей Украины, зять Кучмы В. Пинчук; Ю. Тимошенко). И это неудивительно. «После развала СССР Украине в наследство досталась почти треть советского военно-промышленного комплекса, или 70% всей украинской промышленности. Чего стоил только уникальный ракетно-космический центр в Днепропетровске! Промышленные предприятия, обслуживающие ВПК Украины, сосредоточены преимущественно в городах Юго-Восточного региона (Днепропетровске, Донецке, Харькове, Запорожье и т.д.), а также в Киеве. И они тесно завязаны на российской оборонке – Россия является важнейшим рынком сбыта для украинского ВПК. Например, запорожский завод «Мотор Сич» производит двигатели для российских вертолетов, самолёта-амфибии Бе-200, учебно-боевого самолёта Як-130» [5]. Иными словами, Юго-Восток Украины (или Новороссия) является промышленным и экономическим центром украинского государства.

Однако центрально- и восточноукраинские элиты, в том числе днепропетровцы, несоизмеримо более сильные в финансово-экономическом плане, чем галичане, проигрывали последним в идеологической борьбе. Л. Кучма, одержав победу над представителем галичан Л. Кравчуком за счет голосов Юго-Востока и Центра, взял на вооружение смягченный вариант галицийской версии идеологии украинской независимости. Наиболее ощутимые успехи украинизации связаны с реализацией именно «мягкой» версии украинского национализма «по Кучме». В этот период продолжилось проникновение галичан во властные структуры Украины. Произошло распределение ролей: днепропетровцы и другие восточноукраинские кланы специализируются на наращивании экономических активов, галичане становятся монополистами в культурно-образовательной сфере.

На специфику положения западноукраинских элит в структуре элит Украины неоднократно обращалось внимание в прикладной аналитике. Отмечалось, в частности, что «лоббирование интересов западноукраинских элит действительно осуществляется в несколько иных формах, в частности путем инфильтрации выходцев из этих регионов во власть, академические структуры, бизнес и т.д. на самых различных уровнях» [6]. На этом основании даже делается вывод об отсутствии феномена западноукраинской элиты как таковой – вывод, с которым трудно согласиться. Структура и функционал западноукраинской элиты и ее несущего ядра – элиты галицкой принципиально отличаются от структуры, к примеру, донецкой элиты, тесно связанной с производственной инфраструктурой индустриального Донбасса. Что, однако, не позволяет ставить под сомнение факт существования галицкой элиты, критерием для выделения которой служит не экономический, а идеологический принцип, а формой существования – заполнение ниши гуманитарного и внешнеполитического блока правительства. К тому же после создания избирательного блока «Наша Украина» и его победы на парламентских выборах 2002 г. западноукраинский (преимущественно, галицийский) клан получил мощную политическую надстройку («крышу»), которой лишены все остальные региональные элиты за исключением донецкой.

Влияние днепропетровцев пошатнулось к концу 1990-х, их позиции начал отвоевывать набирающий силу донецкий клан. Эта региональная элитная группа вплоть до конца 1990-х – начала 2000-х не проявляла большого интереса к участию в общеукраинской политике, занимаясь решением вопросов финансово-экономической стабилизации Донбасса (точнее, Донецкой области) и экспансией своего бизнеса на сопредельные территории. К наиболее заметным представителям донецкого клана относятся В.Янукович, дважды премьер-министра Украины (2003-2004 гг. и с августа 2006 по декабрь 2007 г.), бывший губернатор Донецкой области, богатейший человек Украины (по данным на начало 2009 г. – второй в списке украинских миллиардеров), крупнейший акционер компании "Систем Капитал Менеджмент" и хозяин ФК «Шахтер» Р.Ахметов. Большинство лидеров Партии регионов (ПР), политической институции «донецких» - принадлежат к клану. ПР, созданная в 2001 г., стала первым большим политическим проектом донецкого клана, а после «оранжевой» революции партийная составная в его деятельности ещё больше возросла. За полтора года президентства В. Ющенко ПР превратилась из второстепенной партии, входившей в прокучмовский блок «За Единую Украину» («ЗаЕдУ») в сверхдисциплинированную партию, по численности самую многочисленную (700 тыс. человек) в Европе (за исключением «Единой России», с которой ПР заключила договор о сотрудничестве). «Донецкие» располагают значительным демографическим ресурсом: Донецкая область – самая населенная (чуть менее 10% населения) на Украине; а на Юго-Восток в целом приходится 58,9% всего населения Украины.

Экономическое могущество донецкого клана основано на нескольких составляющих: металлургия, химическая промышленность, угледобыча; во времена президентства Кучмы представители клана наряду с днепропетровцами контролировали ТЭК. Однако центральную роль играет металлургия. В 2006 г. валютная выручка от продажи металлургической продукции составила 43% от общей экспортной выручки Украины. Важно отметить, что металлургическая несущая экономического могущества «донецких» делает клан конкурентом российских металлургических корпораций. Это сказывается на внешнеэкономической программе ПР, очень осторожно подходящей к вопросу экономической интеграции с Россией. Политически «донецкие» также не заинтересованы в слишком тесной интеграции с Россией, так как в этом случае они теряют положение клана-лидера. Поэтому донецкий клан является лишь условно «пророссийским». Симпатии к России и готовность к интеграции с ней находятся в прямой зависимости от внутриполитической ситуации на Украине и экономических интересов лидеров «донецких». Пик пророссийских настроений регионалов приходился на периоды политического доминирования «оранжевых» (участие ПР в кампании «АнтиНАТО» в Феодосии в 2006 г. и др.). Поддержка курса на интеграцию Украины в ЕЭП, зафиксированная в предвыборной программе ПР 2006 г., откровенно объясняется стремлением получать дешевые российские энергоносители и доступ на российские рынки [7].

Мировой финансовый и экономический кризис, однако, внес существенные коррективы в структуру украинской экономики. Как известно, кризис в первую очередь затронул экспортно-ориентированные национальные экономики, к числу которых можно отнести и Украину. Один из наиболее сильных ударов при этом был нанесен по торговле продукцией металлургического производства, которая, как мы помним, составляла основу валютных поступлений в бюджет Украины. За январь-февраль 2009 года спад производства на Украине составил рекордные 34%. По подсчетам независимых экспертов, «по итогам года в Украине не может быть зарегистрирован объявленный Юлией Тимошенко даже незначительный рост ВВП, а спад составит около 8%» [8]. В этом отношении Украина является печальным рекордсменом на всем постсоветском пространстве. И сильнее всего кризис сказался на состоянии производственной (а, следовательно, и социальной) сферы промышленного Юго-Востока. Существенное сокращение валютных поступлений от металлургических и химических предприятий Донбасса уже вызвало рост безработицы и в перспективе может привести к реализации той или иной формы бюджетного федерализма, оптимальной для Украины, существующей сегодня в рамках сверхцентрализованной политической и экономической модели.

Можно выделить еще ряд группировок: влиятельную киевскую бизнес-группу (В.Медведчук, экс-глава секретариата президента при Л.Кучме, сохранивший свои неформальные связи и после «оранжевой» революции и, по слухам, тесно связанный личными отношениями с президентом России Д. Медведевым), утратившую былые позиции после крушения украинского ВПК и перешедшую под патронаж «донецких» харьковскую группу (погибший при невыясненных обстоятельствах яркий лидер регионалов бывший губернатор Харьковщины Е. Кушнарев) и др.

Принадлежность к той или иной группе носит гибкий причинный характер и объясняется не только происхождением, но и деловыми и личными связями. К примеру, выходец из днепропетровского клана Юлия Тимошенко уже в начале 2000-х годов стала одним из неформальных лидеров галичан. Правда, ее позиции в западноукраинском регионе сильно пошатнулись в 2008 г., после ее «ренегатства»: западноукраинский избиратель не может простить Ю. Тимошенко «симпатий» к России, выразившихся в декларируемом стремлении проводить более взвешенную политику в отношении северного соседа. бесплатное порно видео онлайн

Внутриполитическая ситуация на Украине до «оранжевой» революции характеризовалась зыбким балансом интересов различных региональных групп при доминировании днепропетровского клана, чьи бизнес- и политические интересы сращивались с интересами центрального киевского клана. Формула правления Л.Кучмы во внутриполитической сфере – баланс интересов Востока и Запада страны при арбитраже Центра - оказалась нарушена после 2004 г. В.Ющенко. Западноукраинская элита получила доступ к распределению высших государственных должностей. Началась экспансия галичан в политические и экономические вотчины восточных кланов, что грозило масштабным переделом собственности. Но искусственно созданная ситуация доминирования галицийского клана не может долго сохраняться. Показательной в этой связи стала оглушительная победа Всеукраинского объединения «Свобода» на выборах в Тернопольский облсовет в феврале 2009 г. с результатом 34%. Эту сенсацию можно оценивать как начало переструктурирования партийно-политической системы на правом фланге и косвенное признание недовольства Киевом со стороны Западной Украины. Вероятно, следует ожидать возникновения нового (или усиления существующего) партийного проекта на Юго-Востоке.

Ни одна из существующих элитных группировок на Украине не заинтересована в распаде украинского государства, за исключением галичан, которые предпочтут скорее возродить Западноукраинскую республику, чем подчиняться диктату восточников-«схидняков» (подобный проект едва не был реализован в 1991 и 2004 гг.). Однако будущее государства каждая из них видит по-разному. Галичане демонстрируют отсутствие гибкости и историчности мышления, пытаясь в очередной раз безуспешно реализовать жестко унитаристскую формулу «одна нация - одно государство» (нация как этническая общность). Их главный противник, «донецкие», пытаются реализовать формулу «одно государство - одна нация» (нация как политическая (гражданская) общность). Цель клана - стать основным поставщиком кадров для правящей элиты страны.

В стратегии донецкого клана после поражения на выборах 2004 г. произошли существенные изменения. Его лидеры осознали, что полное доминирование над всей страной нереально (как и диктат галичан над Юго-Востоком). Была предложена альтернатива – федерализм (главный идеолог – бывший председатель Луганского облсовета В. Тихонов). Вопреки мнению галичан, федерализм не тождественен сепаратизму. Стратегически Украина может существовать в нынешних границах только как федеративное государство, с учетом важных особенностей отдельных регионов. Однако вследствие маргинализации идеи федерализации она была заменена идеей регионализации. Наступивший глубокий социально-экономический и финансовый кризис (если не коллапс) на Украине неизбежно приведет к углублению бюджетного регионализма.

До сего дня самым уязвимым местом восточноукраинских элит остается отсутствие внятной идеологии. Однако в период президентства В. Ющенко идеологическая ситуация начала очень медленно меняться. В противовес унифицирующей галицийской идее «одна нация - одно государство» регионалы выдвинули идею федерализации, подчеркивающую региональные отличия внутри единого государства. Но идея федерализма была криминализирована киевской властью (и галицкой элитой, которая до победы «оранжевой» революции сама всерьез рассматривала федералистский и даже сепаратистский проект). Это заставляет интеллектуальные круги, подпитывающие (увы, слабо) идеями восточноукраинские элиты, решать задачи по «реабилитации» федерализма, либо искать выход в другом направлении, например, в рамках официально одобренной и прописанной в Универсале национального единства идеи регионализма. Создаваемая в аналитических центрах регионалов идеология могла бы стать серьезной альтернативой идеологическому доминированию галичан. Однако пока этого не произошло в силу целого ряда объективных и субъективных факторов. Нельзя исключить, что процесс будет запущен только после ожидаемого раскола Партии регионов и выделения на этой основе нового политического (идеологического) проекта.

Важнейший аспект проблемы – обеспечение прав и интересов граждан и жителей Юго-Востока Украины - напоминают некоторые эксперты исторической Новороссии [9]. Социокультурное пространство этой территории является преимущественно русским (в языковом и культурном) и православным. Обеспечиваются ли права этого русскокультурного макрорегиона, сегодня именуемого «Юго-Востоком Украины»? В немалой степени он лишен возможностей политического представительства и осуществления своих интересов. В украинском политическом пространстве доминируют, а в некоторых сферах безраздельно господствуют интересы Западной Украины, точнее Галичины. Галичина остается главным и единственным поставщиком пантеона национальных героев (повышая статус галицких героев и антигероев до общеукраинского) и центром разработки идеологии и гуманитарной политики всего украинского государства, навязывая остальной (значительно большей!) части Украины свой культурный код. Наконец, Галичина находится на содержании индустриально развитой Новороссии. Кричащие диспропорции в положении украинских регионов очевидны. У Новороссия преобладают обязанности – изготовлять национальный продукт и поставлять налоги в общеукраинский бюджет. Доля Западной Украины в его формировании ничтожна мала, в потреблении - несоразмерно велика. Права сосредоточены у Западного региона. Все это характеристики недемократического жестко унитарного централизованного государства.

Юго-Востоку Украины предстоит добиваться пропорционального представительства своих интересов: политических, культурно-образовательных и языковых, экономических. Добиваться проведения нормальной общеукраинской дискуссии по ошельмованной теме федерализации страны. А пока возможно опереться на прописанную в пресловутом Универсале идею регионализации для отстаивания своих интересов. По образцу Галичины и используя галицкий прецедент, Юго-Восток мог бы создать нечто вроде Ассоциации с участием политических, деловых и интеллектуальных элит макрорегиона (а не только депутатов всех уровней, как в провалившемся северодонецком проекте). Но при этом - отказаться от узкого (и ложного) местного понимания патриотизма в пользу патриотизма новороссийского и общеукраинского. Историческая Новороссия, Юго-Восток и демографически, и экономически, и по интеллектуальному потенциалу является доминирующим регионом Украины, и должна получить соответствующее ей положение, предложив альтернативу галичанской унификаторской идеологии. В противном случае ситуация на Украине может вылиться в войну всех против всех.


Примечания:

[1] См., напр.: Распад Советского Союза и возрождение независимости Украины // Воронянский А.В. История Украины: Учебное пособие. Издание второе, дополненное. Харьков, Парус, 2007. С. 478-491.

[2] Дергачев В. Кризис украинской государственности // Вестник аналитики. 2007. № 4.

[3] Официальный сайт кабинета министров Украины: http://www.kmu.gov.ua/control/.

[4] А. Дальский. Ретроспектива. Северодонецкий Рубикон // http://www.pr.lg.ua/news/247-retrospektiva-severodoneckij-rubikon.html. В других публикациях вклад Западного региона (7 областей, включая Закарпатскую и Черновицкую) в ВВП Украины оценивается в 12,7%. См. сравнительную таблицу вклада различных макрорегионов Украины в общеукраинский ВВП: А. Фидель. Кто не платит – тот заказывает музыку // http://www.komitet.net.ua/article/26662/

[5] Удары по экономике Юго-Востока Украины // Фонд стратегической культуры – Украинская редакция «Одна родина». 09.03.2009.

[6] Мальгин А.В. Украина: Соборность и регионализм. Симферополь: СОНАТ, 2005. С. 229.

[7] Партия регионов: 50 вопросов и ответов. Донецк, 2006. П.12.

[8] Ивженко Т. Украина на краю финансовой пропасти // Независимая газета. 2009. 20 февраля.

[9] Дергачев В. Преданная Новороссия // http://www.dergachev.ru/None.html


Читайте также на нашем сайте:


«Украинские президентские выборы-2010: сценарии, технологии, прогнозы» Вадим Карасев


«Мнения и взгляды населения Украины во второй половине января 2008 года» ООО «ФОМ - Украина»


«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1» Эдуард Попов


«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 2» Эдуард Попов


«Геополитика Украины и «турецкий фактор» Владимир Григорьянц


«Украина: историческая ретроспектива и геополитическая перспектива» Наталия Нарочницкая


«Россия и Украина: стратегия сотрудничества» Круглый стол Фонда исторической перспективы


Опубликовано на портале 25/08/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика