Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Год Виктора Януковича

Версия для печати

Избранное в Рунете

Алексей Макаркин

Год Виктора Януковича


Макаркин Алексей Владимирович – первый вице-президент Центра политических технологий.


Год Виктора Януковича

За первый год президентства В. Янукович смог утвердиться во власти, позиционируя себя как «проукраинский» глава государства. Балансируя между различными группами в собственном окружении и между различными общественными настроениями, он показал такие способности к маневрированию, которые трудно было разглядеть в «донецком» кандидате в президенты образца 2004 года. Сейчас Янукович пытается найти «среднюю линию» между западнической и пророссийской ориентацией, национализмом и общеславянской идеей.



Год назад Виктор Янукович одержал победу на выборах президента Украины. Тогда он лишь на несколько процентных пунктов во втором туре обошел Юлию Тимошенко - украинский электорат оказался разделен почти пополам. Однако прошло совсем немного времени, и от политического влияния Тимошенко остались лишь руины, а Украина под руководством Януковича из парламентско-президентской республики вновь, как и при Леониде Кучме, стала президентско-парламентской.

Доминирование по-украински

На первый взгляд, в украинской политике одновременно идут два процесса. Первый - создание авторитарной системы власти президента Януковича. Второй - быстрое сближение с Россией и полная ревизия внешнеполитического курса Виктора Ющенко. При желании можно найти немало примеров, подтверждающих оба тезиса.

Одним из первых крупных решений Януковича в области внутренней политики стало «продавливание» через Конституционный суд пересмотра реформы 2004 года - политико-юридического компромисса, позволившего «оранжевым» и «бело-голубым» договориться о новом формате власти. Легитимация победы «оранжевой» революции стала возможной только при условии ограничения полномочий президента за счет расширения прерогатив парламента. Тогда подобный расклад устраивал Януковича, стремившегося максимально ограничить возможности своего главного соперника. Но сейчас президент был заинтересован в ревизии компромисса, и конституционные судьи быстро пошли ему навстречу.

Кроме того, Янукович в своей деятельности опирается на дружественное правительство, сформированное его коллегой по Партии регионов Николаем Азаровым (кстати, сменившим Януковича на посту партийного лидера). Несмотря на трения между партнерами по правительственной коалиции, она не разваливается: если партнеры регионалов - Народная партия и коммунисты - решатся на выход из правительства, это вызовет неприятие со стороны их спонсоров и ослабит позиции этих политических сил накануне парламентских выборов 2012 года. В состав кабинета вошел и Сергей Тигипко, лидер партии «Сильная Украина», занявший третье место на президентских выборах 2010 года. Это назначение показало высокий уровень коалиционного ресурса Януковича и одновременно политически нейтрализовало его потенциального оппонента. Более того, Тигипко, оказавшийся единственным членом своей партии в кабинете министров, занимал посты, лишенные реального влияния, - вначале куратора экономических реформ, а затем социальной политики (в последнем качестве ему приходится заниматься вопросами повышения пенсионного возраста, что не способствует росту рейтинга).

Януковичу удалось расставить лояльные ему кадры практически на все ключевые посты общенационального уровня. Генеральным прокурором стал Виктор Пшонка, сделавший карьеру в прокуратуре Донецкой области и познакомившийся с нынешним президентом еще в 1990-е годы (сын генпрокурора Артем является депутатом Верховной Рады от Партии регионов и заместителем председателя парламентского комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией). Национальный банк возглавил молодой финансист, бывший глава одного из донецких банков Сергей Арбузов, друг старшего сына президента Александра Януковича. Занятно, что Арбузов в 2005 году вступил в партию «Наша Украина» Виктора Ющенко, что является очередным признаком прагматизма большей части украинской элиты.

Впрочем, председателем Верховного суда остается Василий Онопенко, считавшийся лояльным по отношению к Тимошенко. Однако его позиции серьезно ослаблены. В декабре 2010 года был арестован его зять Евгений Корнейчук, бывший первым заместителем министра юстиции в кабинете Тимошенко. Его обвинили в том, что он подписал письмо, позволившее провести конкурс на юридическое обслуживание «Нафтогаза Украины» при наличии лишь одного участника, которым стала фирма «Магистр & Партнеры». С одной стороны, указанная фирма много лет работала с «Нафтогазом», с другой, Корнейчук до ухода в политику был ее старшим партнером. Ситуацию усугубило то обстоятельство, что задержание прошло в день, когда у Корнейчука родилась дочь. Через пару месяцев его выпустили под подписку о невыезде; наблюдатели обратили внимание на то, что это событие произошло сразу после встречи президента с Онопенко.

На прошедших в октябре региональных выборах сторонники Януковича добились успеха в абсолютном большинстве регионов, исключая запад Украины, который, однако, не един. Если три области Галичины настроены резко оппозиционно по отношению к Януковичу, то в Закарпатье победу одержала партия «Единый центр», возглавляемая бывшим главой секретариата Ющенко Виктором Балогой, недавно вошедшим в состав кабинета Азарова в качестве главы МЧС. Также в Волынской области председателем областного совета стал член Народной партии, но своим избранием он был обязан «регионалам», сумевшим сформировать коалицию. В Киеве новых выборов мэра не было, но Януковичу удалось максимально ограничить возможности градоначальника Леонида Черновецкого, причем без скандала. Вначале, в июне, первым заместителем мэра стал Александр Попов, деятель Партии регионов, занимавший несколько месяцев пост министра по вопросам ЖКХ в правительстве Азарова. В ноябре Попов стал председателем киевской городской администрации - эту должность обычно занимал действующий мэр. Таким образом, столичным хозяйством реально занимается назначенец Януковича, а Черновецкому в этом раскладе отводится роль «британской королевы».

В свою очередь биполярность, сложившаяся в ходе президентской избирательной кампании начала 2010 года, оказалась разрушена. Позиции Юлии Тимошенко резко ослаблены, причем не только в связи с тем, что ее сторонникам не удалось сформировать большинства ни в одном из областных советов. В Верховной Раде началось массовое бегство членов «Блока Юлии Тимошенко» (БЮТ), спешащих присоединиться к победителям. При этом от Тимошенко уходят не только бизнесмены, делавшие на нее ставку как на будущего главу государства и не желающие оставаться в ближайшие годы в оппозиции. БЮТ покидают и более близкие к ее лидеру люди. Например, главный юрист избирательной кампании Тимошенко Андрей Портнов ушел одним из первых и уже в апреле 2010 года был назначен заместителем руководителя администрации президента, отвечающим за проведение судебной реформы. Тимошенко осталось только обвинить своего бывшего коллегу в давно подготовленной политической измене, признаком чего она считает вялую защиту ее интересов в суде. Уже в начале 2011 года ряды сторонников Тимошенко покинул вице-премьер созданного ею «теневого правительства» Владимир Стретович.

Одновременно началась серия уголовных расследований в отношении ряда ключевых фигур правительства Тимошенко и ее сторонников. Сама Тимошенко обвинена в нецелевом расходовании средств, полученных за продажу квот по Киотскому протоколу, - ее сторонники утверждают, что речь шла об элементарном затыкании дыр в трещавшем по швам украинском бюджете, в том числе в связи с выплатой пенсий. Следствие акцентирует внимание на закупках на эти деньги неких товаров. Кроме того, в обвинениях в отношении Тимошенко есть еще одна «закупочная» составляющая, касающаяся приобретения автомобилей «Скорой помощи» по завышенным ценам. На премьер-министра, управлявшего Украиной в кризисный период, собрано не слишком много компромата, но даже если дело завершится условным приговором, то Тимошенко будет на ближайшее время «выбита» из электорального процесса.

Еще один знаменитый обвиняемый - бывший глава МВД Юрий Луценко; он заключен под стражу, в отличие от Тимошенко, находящейся под подпиской о невыезде. Ему предъявлено несколько обвинений, например в незаконном производстве своего водителя в подполковники и в предоставлении ему квартиры вне очереди. Экс-министр экономики Богдан Данилишин обвинен в причастности к сомнительной сделке по закупкам для аэропорта «Борисполь»; впрочем, он не стал дожидаться ареста и уехал в Чехию, где получил политическое убежище. Это неприятный сигнал от европейцев в адрес нынешней украинской власти - знак того, что на Западе уголовные дела в отношении Тимошенко и ее сторонников воспринимаются как политизированные.

Другие громкие уголовные дела, возбужденные в период президентства Януковича, так же связаны с деятельностью кабинета Тимошенко. Например, бывший глава таможни Анатолий Макаренко и Игорь Диденко, являвшийся одним из топ-менеджеров «Нафтогаза Украины», обвинены в растрате чужого имущества в особо крупных размерах. Под имуществом подразумевается 11 миллиардов кубометров транзитного газа, принадлежавшего компании «RosUkrEnergo» («RUE»), совладельцем которой с украинской стороны является бизнесмен Дмитрий Фирташ, поддерживавший хорошие отношения, пожалуй, со всеми ключевыми фигурами местной политики (Леонидом Кучмой, Виктором Ющенко, Виктором Януковичем), исключая Тимошенко, по инициативе которой газ и был изъят. Такое решение было принято Тимошенко в счет погашения задолженности «RUE» перед «Газпромом» на 1,7 миллиарда долларов, которые «Нафтогаз» перечислил российскому газовому монополисту из своих собственных средств.

Однако речь о формировании «вертикали по-российски» на сегодняшний момент в Украине не идет. Здешняя политическая система значительно более полицентрична, чем в России. На региональном уровне Януковичу приходится договариваться с местными элитами, которые прагматично присоединяются к победителю, но не собираются жертвовать собственными интересами. Пределы «зажима» оппозиции связаны и с желанием украинской власти сохранить приличные отношения с Западом, чтобы не зависеть исключительно от связей с Россией и оставить возможность для европейской интеграции, если не в качестве текущей задачи, то в качестве стратегической цели на длительную перспективу.

Россия: газ и другие вопросы

Отношения новой украинской власти с Россией являются важным фактором как внешней, так и внутренней политики Януковича. Еще до его прихода на пост президента сложилось представление о том, что внешнеполитический курс «регионалов» можно будет назвать «модернизированным кучмизмом», то есть прагматичным балансированием между Россией и Западом. Однако первые шаги Януковича заставили в этом усомниться. Украинские власти отказались от наименования Голодомора геноцидом, начался процесс лишения Степана Бандеры и Романа Шухевича звания героев Украины. Страна отказалась от интеграции в НАТО, которую активно продвигал предыдущий президент Виктор Ющенко, - что вызывало сильное недовольство Москвы.

А уже вскоре после президентских выборов, 21 апреля, в ходе блиц-визита российского президента в Харьков Дмитрий Медведев и Виктор Янукович подписали соглашение о продлении на 25 лет (начиная с 2017 года) срока пребывания Черноморского флота России на украинской территории. Взамен Украина получит газ с 30% скидкой. Общий объем помощи России составит около 40 миллиардов долларов. Сделка юридически закреплена в договоре; то есть получать дешевый газ, выйдя из договора по флоту, Украина не сможет. Критики российской власти говорили, что Москва получила самую дорогую военную базу в мире, но в то же время в России сохранение флота в Севастополе - городе русской славы - было расценено в основном положительно.

Казалось, Янукович выбрал пророссийскую ориентацию в качестве стратегической. Тем более, что Владимир Путин в конце апреля, сразу после своего визита в Киев, поставил вопрос о слиянии «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» через обмен активами от геологоразведки до сбыта. Но именно этот момент оказался началом конца «медового месяца» в двусторонних отношениях, и ключевая роль газового вопроса в таком исходе неудивительна.

С одной стороны, Россия, активно авансировавшая Украину в кучмовский период, теперь не собирается идти на односторонние уступки и готова договариваться лишь на условиях компромисса, причем «здесь и сейчас» (как это было в Харькове), а не «вечером деньги, утром стулья» (тогда «утра» можно ждать долго). С другой стороны, украинское общество не готово к тому, чтобы «Нафтогаз», воспринимаемый как национальное достояние, переходил под контроль России. В крайнем случае речь может идти о концессионном варианте, причем на трехсторонней основе - с участием Украины, России и Запада. Но проблема не только в этом: интерес России к газотранспортной системе Украины существенно снизился по сравнению с 2004 годом, когда процесс создания консорциума был прерван «оранжевой» революцией. В настоящее время для Кремля приоритетным является проект «Южный поток» в обход Украины как транзитной страны. И попытки Януковича переориентировать Россию на украинский вариант с отказом от строительства трубопровода по дну Черного моря пока ни к чему не привели.

Кроме того, несмотря на харьковские соглашения, сохраняется и вопрос цены на газ, поскольку для украинской экономики, не прошедшей структурного реформирования, даже пониженная цена является значительной. В конце прошлого лета Янукович дал поручение пересмотреть газовые соглашения между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом» с занесением скидок на газ в формулу цены. Тогда же и Николай Азаров признал, что проблема сохраняется в формуле расчета цены. Как заявил премьер-министр, по «кабальному» соглашению, заключенному в январе 2009 года в премьерство Юлии Тимошенко, «цена на газ определялась по формуле, которая предусматривала ежеквартальное повышение цены». По мнению Азарова, с учетом присоединения Украины к Европейской энергетической хартии (которое состоялось прошлой осенью) и принятия закона о рынке газа изменилась международная и внутренняя законодательная база, и таким образом ранее заключенное соглашение с Россией о поставках газа в Украину не соответствует украинскому законодательству. В свою очередь после харьковских договоренностей российская сторона выражала готовность повторно вернуться к газовому вопросу только в обмен на слияние «Нафтогаза Украины» и «Газпрома». Она указывала также, что подписание соглашений «флот в обмен на газ» и без того облегчило положение дел в украинской экономике.

Когда 27 октября Владимир Путин вновь посетил Киев, то двусторонние отношения уже носили непростой характер. Во время его общения с украинским премьер-министром Николаем Азаровым были подписаны несколько соглашений, в том числе в области атомной и авиационной промышленности. Россия и Украина также парафировали пятилетнее соглашение о транзите российской нефти через украинскую территорию - речь идет о 25 миллионах тонн. Однако в этом перечне документов не было ничего о газе - ключевом вопросе двусторонних экономических отношений. Была отменена встреча Путина с бизнесменами, а также итоговая пресс-конференция, где он мог прокомментировать газовые отношения. Лишь после окончания визита Азаров заявил, что будет создана рабочая группа, которая рассмотрит перспективы реформирования украино-российских отношений в газовой сфере. Кроме того, Россия пошла на небольшую «скидку» по цене на газ для украинских партнеров. И больше ничего.

Ситуация осложняется отсутствием у властей Украины консолидированного подхода к газовой политике, где большую роль играют олигархические группы. Так, бизнесмен Дмитрий Фирташ и министр топлива и энергетики Юрий Бойко выступают за сближение с Россией, по некоторым данным, вплоть до того, чтобы пойти ей навстречу в вопросе объединения компаний. Их интересы в значительной степени связаны с транзитным бизнесом, а связи с Россией носят долговременный характер. В то же время Фирташ хочет получить от «Нафтогаза» уже упомянутые спорные 11 миллиардов кубометров газа. 8 июня 2010 года Стокгольмский арбитражный суд обязал «Нафтогаз» не только вернуть газ «RUE», но и передать ей 1,1 миллиарда кубометров газа в качестве компенсации за его незаконное изъятие. Кроме того, суд обязал «Нафтогаз» выплатить «RosUkrEnergo» 197 миллионов долларов за нарушение контракта. По мнению СМИ, это решение стало возможным в результате того, что новые украинские власти отозвали команду юристов, отстаивавших интересы Украины на этом процессе.

С одной стороны, Фирташ выступает за сближение с Россией, но, с другой стороны, он ставит под вопрос устойчивость «Нафтогаза», который и без того находится в непростом финансовом положении: по итогам 2010 года компания получила чистый убыток в размере 2,7 миллиарда долларов. Другим вариантом являлось возмещение бизнесмену средств из госбюджета, но эта мера не поддерживается Международным валютным фондом. Этот кредитор Украины считает, что она может нанести ущерб финансовой стабильности страны. Среди населения этот шаг тоже непопулярен.

Оппонентами Фирташа и Бойко выступают бизнесмен и один из лидеров Партии регионов Ринат Ахметов, а также первый вице-премьер Андрей Клюев. Они осторожнее относятся к сближению с Россией, соглашаясь лишь на создание «локальных» совместных предприятий в конкретных проектах, так как принадлежат к группе украинского восточного бизнеса, рассматривающей россиян как конкурентов. Премьер-министр Азаров стремится поддерживать баланс интересов между различными политико-экономическими игроками, пользующимися влиянием в его кабинете. Однако он - как председатель Партии регионов - не мог по политическим соображениям поддерживать притязаний Фирташа на возврат газа. В середине октября стало известно, что не только Клюев, но и Азаров выступали категорически против каких-либо существенных компенсаций за государственный счет. После того, как украинские судебные инстанции подтвердили решение Стокгольмского арбитража, уже в этом году весь объем газа должен быть возвращен структуре Фирташа.

Экономика и идеология

Доминирование Януковича в современной украинской политике создает благоприятные условия для проведения его социально-экономического курса. Оппозиция дезорганизована - на региональных выборах 2010 года на западе Украины победила праворадикальная Партия свободы Олега Тягнибока, исключенного несколько лет назад из ющенковской «Нашей Украины» за ксенофобские высказывания. Именно Тягнибок и его сторонники организовали акции в защиту памяти Бандеры и Шухевича, в поддержку «национальной идеи». Однако Партия свободы не имеет поддержки ни в одном из регионов за пределами Галичины, так что экспансии на восток от Тягнибока ожидать не приходится, а это выгодно действующей украинской власти.

Несмотря на достаточно комфортную политическую ситуацию, перед украинской властью стоят непростые проблемы. Януковичу и Азарову приходится идти на непопулярные решения, которых перед президентскими выборами старался избегать кабинет под руководством Тимошенко. Правительство смогло договориться о сотрудничестве с МВФ, но это означает проведение жесткой макроэкономической политики и отказ от популизма в социальной сфере. В прошлом году цены на газ для украинских потребителей выросли на 50%, в нынешнем они также увеличатся. Согласно прошлогоднему проекту Меморандума об экономической и финансовой политике, согласованному украинским правительством с миссией Международного валютного фонда, цены на газ для населения в 2011 году повысятся на 30%, а коммунальные тарифы - на 62%. МВФ настаивает на повышении пенсионного возраста для женщин с 55 до 60 лет путем его увеличения на шесть месяцев ежегодно; это нужно для преодоления дефицита национального Пенсионного фонда. Азаров назвал эту реформу «чрезвычайно болезненной, чрезвычайно социально опасной», но заявил, что она необходима. Принятие нового налогового законодательства привело к недовольству представителей малого бизнеса, что вылилось в наиболее массовые акции протеста за весь период президентства Януковича.

Как выяснилось, Янукович обладает такими способностями к маневрированию, которые трудно было разглядеть в «донецком» кандидате в президенты образца 2004 года, обвиняемом в связях с криминалом и стремлении во что бы то ни стало прорваться к власти. Свой политический реализм он продемонстрировал еще во время «оранжевой» революции, когда согласился на компромисс, отвергнув сепаратистские соблазны. Сейчас Янукович пытается найти «среднюю линию» между западнической и пророссийской ориентацией, национализмом и общеславянской идеей. Он готов отказаться от националистических «перегибов» времен Ющенко (например, от законодательного определения доли музыкальных произведений украинских авторов или исполнителей в еженедельном объеме вещания), но не готов предоставить русскому языку общенациональный статус, максимум - региональный. В новой власти соседствуют «национально ориентированная» заместитель руководителя администрации президента Анна Герман и «русофил», министр образования Дмитрий Табачник.

В идеологических вопросах Янукович вообще достаточно осторожен и не выглядит таким «русофилом», как в первые недели своего президентства. Столь понравившийся российскому истеблишменту отказ от трактовки Голодомора как геноцида украинского народа способствовал тому, что представители российской власти начали участвовать в торжественных церемониях у памятника жертвам Большого голода. Более того, российская и украинская делегации совместно проголосовали за резолюцию Парламентской ассамблеи Совета Европы, осуждающую Голодомор, в которой говорилось: «Существовавший в СССР тоталитарный сталинский режим привел к ужасающим нарушениям прав человека, лишившим миллионы людей их права на жизнь». Это вызвало недовольство российских сторонников покойного «вождя народов».

Второстепенным, но очень показательным примером идеологического курса Януковича является история киевской улицы, на которой расположена Киево-Печерская лавра. При Кучме она сохраняла советское название: улица Январского восстания. При Ющенко ее переименовали в память преданного анафеме Русской православной церковью гетмана Ивана Мазепы, что вызвало недовольство церковных деятелей. При Януковиче же ее разделили на две части: одна сохранила имя Мазепы, другая (где и находится знаменитый монастырь) получила название «Лаврская». Добавим, что президент издал указ о дополнительных мерах по сооружению в Киеве памятника гетману Филиппу Орлику, ближайшему соратнику Мазепы и отрицательному герою пушкинской «Полтавы». В современной Украине его считают автором первой конституции («Пакты и конституции законов, прав и вольностей Войска Запорожского») в истории страны. В январе нынешнего года Янукович официально почтил память героев Крут - киевских студентов, погибших в 1918 году от рук наступавших на город красноармейцев, - отметив, что их «отвага и самопожертвование […] стали настоящим примером для последующих поколений борцов за независимость».

Занятно, что если в России многие уверены, что Бандера и Шухевич лишены званий героев Украины, то по состоянию на середину марта 2011 года это верно только в отношении первого (20 апреля 2011 года, согласно решению Донецкого апелляционного административного суда, звания героя Украины был лишен и Шухевич [1] – прим. ред. портала «Перспективы»). Что же до главкома Украинской повстанческой армии, которого на западе Украины почитают больше, чем Бандеру, то дело о его официальной «дегероизации» пока что завязло в Высшем административном суде Украины.

Виктор Янукович - жесткий и прагматичный политик, который за первый год своего президентства смог утвердиться во власти, позиционируя себя как «проукраинский» глава государства, балансируя как между различными группами в собственном окружении, так и между различными общественными настроениями. Ответственность за непопулярные меры в социально-экономической сфере может принять на себя правительство Азарова - у президента остается такой ресурс. В то же время на вопрос о том, насколько политика Януковича будет успешной в стратегическом плане, ответ может дать только время.

Примечания:

[1] Вести.Ru, 21.04.2011 http://www.vesti.ru/doc.html?id=354552

«Неприкосновенный запас», №2 (76), 2011

Читайте также на нашем портале:

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1» Эдуард Попов

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 2» Эдуард Попов

«Вступление Украины в НАТО: наверстать упущенное, или что должна противопоставить Россия» Эдуард Попов

«Геополитика Украины и «турецкий фактор»» Владимир Григорьянц

«Голод 1932-1933 гг. или «геноцид украинцев»?» Андрей Марчуков

«Культ УПА: аморализация Украины» Юрий Шевцов

«Мнения и взгляды населения Украины во второй половине января 2008 года» ООО «ФОМ - Украина»

«О «национальной концепции истории Украины» и фальсификациях» Андрей Марчуков

«Региональные элиты Украины в контексте украинской государственности: не допустить войны всех против всех» Эдуард Попов

«Российско-украинские отношения между политикой и экономикой» Валерий Цветков

«Россия и Украина: стратегия сотрудничества» Круглый стол Фонда исторической перспективы

«Состояние и перспективы инновационно-технологического взаимодействия России и Украины: потенциал Украины» Любовь Федулова

«Украина: историческая ретроспектива и геополитическая перспектива» Наталия Нарочницкая

«Украина: пора заняться экономикой» Сергей Агибалов, Леонид Григорьев

«Украинские президентские выборы-2010: сценарии, технологии, прогнозы» Вадим Карасев

«Украинское национальное движение и проблема Переяславской Рады: взгляды и оценки (XIX – XX вв.)» Андрей Марчуков


Опубликовано на портале 22/06/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика