Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Легитимное насилие и национальный интерес

Версия для печати

Избранное в Рунете

Татьяна Вязовик

Легитимное насилие и национальный интерес


Вязовик Татьяна Павловна - доцент кафедры книгоиздания и книжной торговли Северо-Западного института печати Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна.


Легитимное насилие и национальный интерес

Процессы, происходящие сегодня в политической жизни, квалифицируют в средствах массовой информации либо как очередной передел собственности, либо как политические игры накануне выборов, либо - как первый шаг по пути политики пересмотра результатов приватизации. Однако при этом забывают о том, что за действиями власти стоит некая "железная" логика, исподволь толкающая власти на принятие именно таких решений. И это - логика государственного развития.

Процессы, происходящие сегодня в политической жизни (так называемые наезды на ЮКОС, "Русский алюминий" и т.п.), квалифицируют в средствах массовой информации либо как очередной передел собственности, то есть простую замену одних олигархов ("московских") другими ("питерскими"), либо как политические игры накануне выборов, либо - как первый шаг по пути политики пересмотра результатов приватизации. Однако при этом забывают о том, что за действиями власти, как и в случае с Гусинским и Березовским, стоит некая "железная" логика, исподволь толкающая власти на принятие именно таких решений. И это - логика государственного развития.
К концу президентского срока Владимира Путина становится все более очевидным, что сверхзадача, поставленная его командой, - превратить страну в конкурентоспособное государство - не просто не решена, но и не начинала решаться. Причина этого, как представляется, не в злокозненности тех или иных участников внутриполитической игры, но в объективной сложности и неоднозначности самой исторической ситуации, в которой оказалась Россия.
Социалистическая система была вполне органична для России, так как, базируясь на национальном социально-психологическом архетипе, воспроизвела исторически сложившийся "российский инвариант": власть в качестве сакральной силы, действующей именем Господа ли, Законов истории ли, но обязательно силы фатальной и абсолютно истинной, с одной стороны; и народ, полностью подчиняющийся такой власти, с другой [1]. Народные массы в этой системе сродни детям, которые идут вслед за всезнающими мудрецами.
В то же время этот национальный архетип в условиях взаимодействия с либеральной западной цивилизацией на протяжении всего социалистического периода (система образования, сциентизм на уровне государственной политики и т.п.) значительно изменился. И хотя от власти все еще ожидают разрешения всех проблем (что весьма справедливо, кстати), а активно участвовать в этом процессе не хотят, само отношение к власти как некой всезнающей силе, легитимной уже в силу того, что она является властью, в корне изменилось. Сегодня от деятельности правителя ожидают вполне конкретных результатов, в противном случае он теряет в глазах населения свою легитимность, даже оставаясь формально у руля, - вспомним позднего Ельцина.
Сакрализация власти в этих условиях с помощью формальных институтов (монархия в разных ее видах, например) или пиартехнологий является невозможной. А потому, чтобы власть в условиях множественности интересов могла функционировать как истинная власть (рациональное господство М.Вебера), ей, помимо формального статуса, обязательно нужны весомые результаты.
Беспрецедентная всенародная поддержка Путина - это, прежде всего, поддержка курса на национальную самодостаточность, которая бы позволила стать вровень с государствами Запада. По сути, это та самая задача, которую ставила перед собой Россия, начиная с эпохи Петра. Однако завершение идеократического периода развития России социальным, политическим и экономическим крахом (потеря населением самоидентификации, утрата территорий, демографический кризис) вызвало вполне объяснимые настроения, согласно которым не идеократическая система, а именно страна со всем ее населением, "эта страна", выполнила свою роль и должна уйти с исторической арены.
Появлению этих идей способствовало то, что перестройку системы затеяла именно власть, первая осознавшая невозможность развития государства в русле идеократической парадигмы. Сама экономическая система вполне допускала апгрейд (НЭП, китайский опыт). Однако идеологическая исчерпанность западного коммунистического проекта в рамках российской цивилизации (вся коммунистическая догматика была сведена к примитивному образу всеобщего благоденствия, даруемого просто так, по воле замечательной власти) побудила искать иные ориентиры. После визита Никиты Хрущева в Америку рай обрел плоть - вот она, вожделенная земля! Туда постепенно и двинули. Если верить некоторым изысканиям, еще у Лаврентия Берии, не будь к ночи помянут, носились в голове такие идеи.
Развернув страну в сторону либеральной высокотехнологичной цивилизации Запада, сулившей народу всевозможные земные блага, будучи поддержана в этом народом, власть получила карт-бланш на самые коренные преобразования за счет благоденствия народных масс. Однако при этом она сама уничтожила себя, поставив своей основной целью окончательное и бесповоротное разрушение старой социалистической системы. Ельцинский период - это период разрушения государства со всеми вытекающими последствиями. Легкость и безудержность процесса разрушения сформировали иллюзию, будто разрушение страны, конституирующей чертой которой была сакрализация власти, - есть единственный путь освобождения от тоталитарного государственного контроля, путь достижения личной свободы, а потому "эта страна" обречена.
В результате в социально-политическом пространстве России обрели конкретное очертание две силы - одна, выражающая интересы основного населения страны, для которого нет иного пути, как обеспечить себе и своим детям достойную жизнь в "этой стране", и другая, которая видит для себя выход в растворении в западной цивилизации. Надо, однако, иметь в виду, что речь ни в коем случае не идет о злонамеренной рациональности выбора. Скорее, логика потока жизни исподволь толкает акторов, обладающих теми или иными ресурсами, на тот или иной выбор.
Нынешняя российская власть поставлена в условия, вынуждающие ее выбрать путь государственного строительства. Хотелось бы в связи с этим остановиться лишь на одном аспекте этой проблемы: элита, сформированная в ходе криминализированной приватизации, во внешнеполитическом пространстве оказывается достаточно уязвимой. Скандалы вокруг "Бэнк оф Нью-Йорк", арест в США П.Бородина и тому подобные акции, наряду с практикой демократических государств, в том числе международной, привлечения первых лиц, осуществляющих властные функции с нарушением законодательства, к юридической ответственности, не дают уверенности, что в рамках дышащей на ладан государственности ей удастся при неблагоприятных обстоятельствах избежать подобной ответственности. Единственный выход - в соответствии с интересами народных масс заняться восстановлением суверенного государства, обладающего достаточным потенциалом для сохранения своей суверенности, и попытаться своими силами освободиться от криминального шлейфа.
Препятствием на этом пути является олигархический капитал, созданный благодаря криминализированной приватизации. Криминализированный капитал был характерен, как известно, для эпохи первоначального накопления и приобретал легитимность, прежде всего как капитал, участвующий в формировании национальных государств. Однако сегодня в новых условиях глобализации крупный капитал, прежде всего сырьевой и финансовый, вовлекаясь в международный оборот, теряет свой национальный характер. В связи с этим возрастает регулирующая роль государства, направленная на защиту национальных интересов и национальной безопасности. Криминализированный российский капитал, образованный за счет экспроприации общенародной собственности, в условиях крайне слабой государственности не имеет никаких шансов стать вполне легитимным в своей собственной стране, что, в свою очередь, лишает страну шансов на полноценное развитие.
Единственный выход из этой ситуации - восстановить государственную систему до состояния нормальной. В связи с этим имеет смысл напомнить перефразированную П.Бурдье известную формулу М.Вебера: государство - это человеческое сообщество, которое "с успехом претендует на монополию легитимного использования физического и символического насилия на определенной территории и над населяющим эту территорию народом" - и только благодаря этому оказывается способным осуществлять свои функции.
Поэтому использование государственного насилия в рамках законности с целью побудить олигархов подчинить свою деятельность интересам суверенного государства - совершенно естественная акция, направленная на легитимацию олигархического капитала. В этом ключе, как представляется, и можно оценивать нынешние силовые акции против ЮКОСА. В связи с этим страх перед грозящей "переоценкой ценностей" - пересмотром результатов приватизации - кажется излишним.
Правда, возникает резонный вопрос: а возможно ли при нынешнем уровне глобализации образование полноценного вполне самостоятельного государства? Думается, ответ может быть положительным, поскольку агрессивное доминирование США в ходе глобализации уже породило ответный процесс формирования иных сил влияния - Объединенной Европы, Китая. На подступах к этому - исламский мир. Есть в этом процессе и место для такой евразийской державы, как Россия. Разумеется, положительно решается и вопрос о возможности соблюдения в этой сфере баланса между интересами национального государства и межнациональных корпораций, примером чему могут служить развитые страны Запада.
Не менее существен и аспект "очищения" капитала, освобождение его от шлейфа явно криминальных сделок. И хотя тотальное "очищение" вряд ли возможно, тем не менее, проявленная в этом направлении воля вполне может быть мессиджем, информирующим общество, что власть всерьез намерена ввести законность и в сферу образования частного капитала, так как только легитимный частный капитал в состоянии позволить власти выполнить ее основную функцию - создать конкурентоспособное демократическое государство.
В то же время общая оценка этого процесса со стороны средств массовой информации свидетельствует, что в нашем обществе все еще существуют серьезные опасения, что данные акции являются знаком перехода к авторитарному режиму и автаркизму. Одна из причин этого - введенная в оборот поборниками государственности пропагандистская идея сильного государства, с которым в массовом сознании ассоциируются не только представления о государственном авторитете, но и характере власти (власть - единственная носительница субъектности). Это приводит к своеобразной пропаганде авторитаризма, а вместе с тем вызывает реакцию отторжения у самых разных политических сил, не заинтересованных в повороте к старой властной парадигме. Более целесообразной явилась бы интериоризация массовым сознанием опыта формирования нормального демократического государства, конституирующей чертой которого является использование легитимного насилия в целях защиты национальных интересов. В связи с этим имело бы смысл в сфере символов сопрягать понятия государственности и истинной демократии.
Несмотря на демократические преобразования, российская власть все еще остается если не единственным, то главным и определяющим субъектом исторического процесса. Однако если ранее она была кровно заинтересована в этом, подчиняя или подавляя общественную инициативу, поскольку, вооружившись мощной интегративной идеологией, могла беспрепятственно и бесконтрольно, с использованием карательных мер, управлять народом, то сегодня ситуация изменилась: власть сама вынуждена искать пути пробуждения этой инициативы.
Это вызвано новыми цивилизационными задачами, стоящими перед обществом, и изменившимися историческими условиями. На современном этапе в целях сохранения государственной целостности и идентичности общества нужен если не рывок, подобный петровским реформам или сталинской индустриализации, то стремительное поступательное движение в сторону ускоренного развития промышленности, прежде всего высоких технологий, и т.п. В то же время использовать традиционные для российской власти ресурсы - рабский труд миллионов, милитаризацию промышленности, карательные меры, включая террор, в новых исторических условиях не представляется возможным. Единственный путь, который остается для власти, - это создание условий для пробуждения гражданской инициативы и вступления на стезю предметного освоения действительности.
Основное препятствие на этом пути - эгоистические устремления современной российской элиты, которая в полном соответствии с традицией осуществляет новации за счет общества, что, в свою очередь, с неизбежностью ведет к "взрыву архаики" в самом обществе [2]. Сумеет ли элита преодолеть клановый эгоизм, во многом будет зависеть от того, на какую ценностную систему она будет ориентироваться: на эндогенное развитие, связанное с восстановлением государства из руин, или на размывание, поглощение российской цивилизации более технологичной цивилизацией Запада. Судя по действиям Путина, власть тяготеет к первому пути. Во всяком случае, очень хочется в это верить.

Примечания
[1] Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. "Русская Система" как попытка понимания русской истории//Полис. 2001. №4.
[2] Ачкасов В.А. Россия как разрушающееся традиционное общество// Полис. 2001.# 3,с.84.

Читайте также на нашем портале:

«Отношения «центр – регионы» в современной Росcии: пределы централизации» Наталия Лапина

«Национал-консерватизм и либерал-демократия. Единство и борьба противоположностей в российской политике» Филипп Казин

«Российский федерализм сквозь призму русского вопроса» Эдуард Попов

«Хотят ли россияне демократию, и, если хотят, то какую?» Владимир Петухов, Раиса Бараш

«Нерешенные проблемы России» Валентина Федотова

«Российская политическая идентичность сквозь призму интерпретации истории» Иван Тимофеев

«К формированию посткейнсианской теории государства» Иван Розмаинский

«Промышленная политика: выращивание «национальных чемпионов»» Владимир Кондратьев

«Общие итоги системных реформ» Александр Бельчук

«Социальное неравенство в политическом измерении» Юрий Красин

««Голосуют, и хорошо…» Проблема доверия к власти в России» Филипп Казин

«Авторитарная личность на российских выборах» Дмитрий Травин

«Идеология или «пиар»? Консервативный дискурс в предвыборном контексте.» Филипп Казин

«Выборы - 2007: социальное самочувствие, общественно-политические ориентации и электоральные предпочтения россиян накануне избирательной кампании. Результаты 2-ого общероссийского социологического мониторинга» ИСПИ РАН

«Централизация и иерархичность как базовые аспекты образа власти в России» Нелли Романович

«Концепт «Русская власть»: метафорические возможности интеллектуального дискурса» Анатолий Лубский

««Суверенная демократия» - новый концепт партии власти» Яков Пляйс

«Сила и слабость вертикали власти» Ольга Тынянова

««Элита» против «элит». К дискуссии о качестве власти в современной России» Эдуард Попов

2007 год, итоги: возвращение к однопартийной системе (Десять событий, представляющихся важнейшими)

«Западные либералы против российских западников» Валентина Федотова

«Власть и общество в современной России» Андрей Андреев

«Пространство власти при Владимире Путине. Преодоление заклятья «недовыбора»» Дмитрий Андреев, Геннадий Бордюгов

«Власть, элита и масса: параметры взаимоотношений в российских кризисах» Юрий Левада

«Многополюсная политическая Россия. Внутриполитическая архитектура страны по-прежнему носит клановый характер» Павел Салин


Опубликовано на портале 01/01/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика