Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Многополюсная политическая Россия. Внутриполитическая архитектура страны по-прежнему носит клановый характер

Версия для печати

Избранное в Рунете

Павел Салин

Многополюсная политическая Россия. Внутриполитическая архитектура страны по-прежнему носит клановый характер


Салин Павел Борисович - ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России.


Многополюсная политическая Россия. Внутриполитическая архитектура страны по-прежнему носит клановый характер

Фраза Уинстона Черчилля о «борьбе кремлевских бульдогов под ковром» давно вошла в анналы мировой политической мысли. Произнесенная более полувека назад, она до сих пор не утратила актуальности. Судьба страны решается не в публичных дискуссиях в рамках представительных учреждений, а в тиши кабинетов и на неформальных встречах высшего руководства. В 1990-е годы такое советское наследие служило одним из инструментов для укалывания прежней советской элиты. Однако теперь, после нашего более чем пятнадцатилетнего пребывания в демократическом дискурсе, мы, обогащенные знанием о функционировании демократических и «самых совершенных», как внушали нам западные советники, систем, имеем полное право спросить: а где иначе? И полное молчание будет нам ответом.

Фраза Уинстона Черчилля о «борьбе кремлевских бульдогов под ковром» давно вошла в анналы мировой политической мысли. Произнесенная более полувека назад, она до сих пор не утратила актуальности. Судьба страны решается не в публичных дискуссиях в рамках представительных учреждений, а в тиши кабинетов и на неформальных встречах высшего руководства. В 1990-е годы такое советское наследие служило одним из инструментов для укалывания прежней советской элиты, выдвижения ей претензий в недемократичности и закрытости. Однако теперь, после нашего более чем пятнадцатилетнего пребывания в демократическом дискурсе, мы, обогащенные знанием о функционировании демократических и «самых совершенных», как внушали нам западные советники, систем, имеем полное право спросить: а где иначе? И полное молчание будет нам ответом.
Российский внутриполитический ландшафт представляет собой сложную и хорошо отлаженную структуру, выстроенную по сетевому принципу с ярко выраженными узлами - центрами притяжения аппаратно-кадровых и материальных ресурсов (далее - центрами влияния). При этом существует их определенная иерархия, связанная с неравномерным распределением номенклатурных ресурсов. Можно выделить три типа таких ресурсов (в порядке убывания с точки зрения влиятельности): политический, аппаратно-кадровый и материальный.
Фактор персонификации российской политики, а также высокий уровень популярности президента РФ у населения и большей части элит позволяет Владимиру Путину сохранять инициативу на политическом поле. Под политическим ресурсом в данной статье понимается возможность непосредственного доступа к главе государства. Как представляется, два других ресурса - аппаратно-кадровый (наличие собственной клиентелы) и материальный (фактический контроль над экономическими ресурсами) - хотя и важны, но второстепенны.
При реконструкции иерархии центров влияния задействовались две основные подгруппы: полюса влияния и влиятельные персоны-одиночки. Первые обладают доступом к двум видам ресурсов (политическому и аппаратно-кадровому) и почти всегда - к третьему (материальному), если же нет, то стремятся к этому. Вторые обычно располагают одним-двумя видами ресурсов, при этом политический ресурс у них отсутствует или сведен к минимуму.
 
Полюса влияния
 
«Силовое» крыло администрации президента
Данная элитная группа наиболее влиятельна и многочисленна на аппаратно-кадровом поле современной России. Это является следствием как долговременной кропотливой работы ее ядра, располагающего всеми тремя видами ресурсов в полном объеме, так и общего курса руководства РФ. Такой курс, ориентированный на построение государственного капитализма с элементами мобилизационной экономики, приобрел завершенный вид в первой половине 2007 года. Долгое время эта группа конкурировала с другими полюсами влияния. Однако удачная конъюнктура поставила ее в более привилегированное положение. Это обеспечило активную аппаратно-кадровую и экономическую экспансию группы, что вызвало своеобразный синергетический эффект. В частности, некоторые независимые до недавнего времени игроки, не желая быть вытесненными за пределы центров принятия решений, предпочли заключить альянс или «присягнуть на верность» (в зависимости от их статусности) «силовому» крылу АП, что еще больше расширило его возможности для экспансии и сузило пространство для маневра у возможных оппонентов.
 
Лидером данного полюса влияния является заместитель главы администрации президента Игорь Сечин - давний соратник Владимира Путина, сопровождавший его в качестве первого помощника на многих этапах карьеры в Санкт-Петербурге и в Москве. Ему обеспечен бесспорный доступ к первому, самому главному виду ресурса - политическому. Игорь Сечин располагает весьма разветвленной клиентелой в различных ветвях власти и на разных ее уровнях. Эту клиентелу можно подразделить на самостоятельные и зачастую конфликтующие между собой субгруппы, имеющие, в свою очередь, патронатно-клиентарную структуру.
В качестве лидеров базовых групп, тяготеющих к данному полюсу влияния, можно назвать премьер-министра Михаила Фрадкова, вице-премьера Сергея Нарышкина, главу ФСБ Николая Патрушева, главу МВД Рашида Нургалиева. До последнего момента вице-премьер Нарышкин являлся одной из основных несущих конструкций группы Фрадкова, выступая в роли партнер-клиента председателя правительства. Должность руководителя аппарата правительства и аппаратная эффективность позволяли ему обеспечивать техническое прикрытие прохождения документов, «бенефициарами» которых выступали премьер-министр и - шире - «силовое» крыло АП. Однако повышение Нарышкина до ранга вице-премьера и слухи о его возможном преемничестве позволяют обозначить его в качестве лидера самостоятельной субгруппы в рамках «силового» крыла АП, хотя он по-прежнему выступает основным союзником Фрадкова в правительстве и пока не смог обзавестись собственной устойчивой клиентелой. Впрочем, возможно, что Нарышкин, который известен как крайне осторожный чиновник, умело скрывающий свои амбиции, не спешит демонстрировать формирование своего собственного круга влияния, чтобы не спровоцировать противодействие Михаила Фрадкова и/или Игоря Сечина. Также высказываются предположения относительно ситуативного союза Сергея Нарышкина и Анатолия Чубайса, однако факты, подтверждающие наличие такого альянса, практически отсутствуют.
 
Группа Николая Патрушева
Глава ФСБ считается лидером одной из самых влиятельных элитных групп, входящих в «силовое» крыло АП, что объясняется растущей ролью спецслужб и выходцев из них в механизмах принятия решений. Хотя прямой контроль Николая Патрушева распространяется исключительно на собственное ведомство и у него отсутствует клиентела в других правительственных структурах, глава службы располагает источниками информации и существенными рычагами воздействия в разных сферах социально-экономической жизни России. Во многом такие каналы влияния обеспечены за счет института так называемых прикомандированных сотрудников ФСБ (бывший институт офицеров действующего резерва - ОДР). Созданный в 1990-е в качестве компромиссного варианта, позволявшего удерживать в зоне доступа спецслужбы вышедших в отставку сотрудников, а также юридически закреплявший возможность их полуофициального финансирования со стороны в условиях ограниченного государственного содержания, в 2000-е данный институт стал значимым условием для быстрой инфильтрации сотрудников ФСБ в различные сферы общественной жизни (прежде всего экономику) и установления таким образом косвенного и прямого контроля над ними.
 
В качестве иллюстрации к вышесказанному можно привести пример двоих сыновей Николая Патрушева. Старший, Дмитрий, занимает пост вице-президента Внешторгбанка и отвечает за кредитование нефтяного сектора. Младший, Андрей, окончил Академию ФСБ и около трех лет работал в службе в так называемом нефтяном отделе, а осенью 2006 года был назначен в качестве прикомандированного сотрудника (по неофициальной информации) в компанию «Роснефть» в качестве советника председателя совета директоров Игоря Сечина. Скорее всего, такое кадровое решение стало определенным залогом и подтверждением стратегической ориентации главы ФСБ на «силовое» крыло АП. Кроме того, заслуживает внимания и совпадение профиля работы обоих братьев - «нефтянка».
Николай Патрушев не располагает тотальным контролем над всем своим ведомством. В качестве противовеса ему можно рассматривать начальника одного из ключевых подразделений - Службы экономической безопасности (СЭБ) - заместителя директора ФСБ Александра Бортникова. Сменивший на этом посту Юрия Заостровцева, чья репутация серьезно пострадала в «деле «Трех китов», Бортников считается весьма независимым от Патрушева чиновником. Существует несколько версий происхождения такой его самостоятельности. Согласно самой распространенной глава СЭБ является членом личного кадрового «пула» Владимира Путина, что обеспечивает ему свободу действий. По другой версии, он поставлен Игорем Сечиным в качестве «смотрящего» за Патрушевым. Есть и более оригинальные предположения, например о тесном взаимодействии Бортникова с Дмитрием Медведевым.
Несмотря на столь широкий разброс мнений, принципиальными остаются два момента. Во-первых, Александр Бортников является достаточно независимой от главы ФСБ фигурой, которая тем не менее выступает, скорее, союзником Патрушева, чем оппонентом. Во-вторых, он обладает гораздо большим влиянием, чем его предшественник Юрий Заостровцев. В частности, после ставшего широко известным «дела о китайской контрабанде», приведшего к отставке ряда высокопоставленных чинов ФСБ, Бортников не только не лишился своей должности, но даже был повышен в звании - в конце декабря 2006 года ему было присвоено звание генерала армии.
Николай Патрушев располагает еще одним институционализированным каналом влияния на внутриполитическую обстановку, который, правда, является значимым инструментом лишь в условиях чрезвычайной ситуации. Речь идет о Национальном антитеррористическом комитете, который возглавляет глава ФСБ.
 
Группа Рашида Нургалиева
Глава МВД Рашид Нургалиев также считается входящим в клиентелу Игоря Сечина. Тем не менее Нургалиев в последнее время все чаще выступает в качестве представителя корпоративных интересов МВД, а не ФСБ, что можно объяснить рядом факторов. Во-первых, он достаточно долго возглавляет министерство (с начала 2004 года) и успел занять свое место в системе ведомственных интересов. Во-вторых, в МВД существует достаточно сложная система представительства разнообразных интересов, и для упрочения собственного положения помимо выходцев из ФСБ Нургалиев вынужден опираться на кадровых милиционеров.
В МВД ряд ключевых должностей занимают «чекисты», что существенно сокращает свободу маневра министра. К их числу прежде относился нынешний глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский (в 2001-2004 годах возглавлял Управление собственной безопасности министерства). Из нынешних «чекистов» в руководстве МВД можно назвать заместителя министра Аркадия Еделева, а также начальника Департамента собственной безопасности МВД Юрия Драгунцова. Помимо этого, начальник Следственного комитета министерства Алексей Аничин считается членом «кадрового резерва» президента Владимира Путина, а заместитель министра Олег Сафонов (возможно, лично знакомый с президентом РФ), курирующий основные направления деятельности министерства, считается протеже помощника президента Виктора Иванова, лидера элитной группы «кадровиков». В марте 2007 года появились слухи о том, что Рашид Нургалиев будет «сослан» на пост президента Татарстана, а его место займет как раз Олег Сафонов, что можно рассматривать как один из видимых признаков серьезной аппаратной борьбы, происходящей в стенах ведомства.
 
Группа Михаила Фрадкова
 
Несмотря на продолжающие циркулировать слухи о «техническом» статусе нынешнего премьер-министра, Михаилу Фрадкову в последнее время удалось сосредоточить значительный административный ресурс в рамках правительства за счет игры на противоречиях между существующими там группами интересов и планомерного ослабления «либералов». Зачастую это выглядело как переход отдельных ведомств из министерского в правительственное подчинение. При этом сохранялась определенная двойственность ситуации - ведомства «премьерского» подчинения возглавляют, как правило, неклиенты Фрадкова, что позволяет ему избежать подозрений в «перетягивании одеяла на себя». В частности, такая ситуация характерна для Федеральной таможенной службы и суперведомства - Россвязьохранкультуры.
Следует отдельно отметить личный проект премьер-министра - Банк развития, процесс создания которого он сумел представить как борьбу между двумя «либералами» - главой Минфина Алексеем Кудриным и главой Минэкономразвития Германом Грефом. В правительстве на высоких постах также представлены члены клиентелы премьер-министра, например в Росрыболовстве.
 
Аппаратные игроки, входящие в орбиту влияния «силового» крыла АП
 
Помимо вышеперечисленных групп влияния в орбиту интересов «силового» крыла АП входит и ряд атомизированных игроков, которые, несмотря на наличие у них клиентелы, в силу различных причин (отсутствия собственных далеко идущих амбиций или непрочности позиций на федеральном уровне) не могут рассматриваться в качестве лидеров полноценных элитных групп.
 
В первую очередь к таким игрокам относится бывший генпрокурор и глава Минюста Владимир Устинов. Вторую половину прошлого года он был занят трудоустройством соратников в новой структуре, а позже приступил к выстраиванию вертикали курируемых Минюстом служб. В марте Владимир Путин освободил Сергея Мовчана от должности директора Федеральной регистрационной службы (ФРС). Эту отставку можно объяснить желанием Устинова подчинить себе структуры, подведомственные Минюсту. Помимо ФРС к ним относятся службы судебных приставов (ФССП) и исполнения наказаний (ФСИН).
Из влиятельных, но малозаметных чиновников, входящих в орбиту влияния этого полюса, можно назвать глав Федерального агентства по энергетике Сергея Оганесяна и Федерального агентства по туризму Владимира Стржалковского. Последний не так давно приступил к капитализации своего административного ресурса. В конце весны - начале лета стартовала кампания по «зачистке» туристического рынка от мелких и части средних компаний путем введения института финансовых гарантий. Данная мера призвана освободить рынок от небольших несистемных фирм для экспансии крупного бизнеса, а также окончательно структурировать отношения между ведомством и лидерами рынка.
 
«Силовое» крыло АП имеет клиентелу не только в исполнительной ветви власти и не только на федеральном уровне. К клиентам данной группы также можно отнести председателя Госдумы и лидера «Единой России» Бориса Грызлова, а также губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко. Кроме того, в последнее время наметилась тенденция к вхождению в орбиту ее влияния ранее независимых игроков в лице главы Минприроды Юрия Трутнева (пока за счет чисто ситуативных альянсов) и главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева (наблюдаются признаки стратегического сотрудничества).
 
«Кадровая» группа влияния
 
Данная группа влияния относится к числу старых, однако до последнего времени она не обозначала стремления к аппаратной экспансии, преимущественно стараясь сохранить статус-кво. Ее лидером считается помощник президента по кадровым вопросам Виктор Иванов, который имеет значительное влияние на внутриполитическую жизнь через механизм согласования назначений на ключевые и часть второстепенных должностей. До последнего момента в сферу влияния этой группы входили Росфинмониторинг (Виктор Зубков) и Федеральная налоговая служба (бывший ее глава Анатолий Сердюков). Материальной базой группы служит ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей», в котором Иванов возглавляет совет директоров. Аналогичную должность он занимает в ОАО «Аэрофлот», однако там ситуация несколько сложнее, поскольку пост гендиректора принадлежит выходцу из «семейных», зятю Бориса Ельцина Валерию Окулову. Однако февральские перестановки 2007 года в правительстве дали старт масштабной экспансии этой группы.
В середине февраля на пост главы Минобороны вместо Сергея Иванова пришел глава ФНС Анатолий Сердюков, доказавший свою профессиональную эффективность и лояльность еще в «деле ЮКОСа». Сердюков освоился в новой должности в течение месяца с момента своего назначения, после чего приступил к кадровым чисткам. Как и ожидалось, его коньком оказались финансы, которые и были подвергнуты проверке в первую очередь, что дало толчок к «добровольным» отставкам среди генералитета.
 
При этом данному полюсу влияния удалось сохранить за собой и Федеральную налоговую службу. Как и предполагало большинство наблюдателей, новым главой ФНС был назначен Михаил Мокрецов, до этого занимавший пост заместителя главы ведомства. С 2001 года он является одним из основных членов «команды Сердюкова», поднимаясь за ним по номенклатурной лестнице с «опозданием» на один шаг.
Назначению Мокрецова предшествовала активная аппаратная работа главы Минфина Алексея Кудрина, который попытался воспользоваться ситуацией и поставить своего человека на руководство фактически ему неподконтрольной ФНС.
Помимо Минобороны «кадровое» крыло АП обозначило свой интерес и к ряду других ведомств. В частности, весьма вероятно, что за атаками на Центробанк зимой-весной этого года с целью передачи его полномочий другой госструктуре стоит данная элитная группа. Еще одно перспективное направление, курируемое Виктором Ивановым, - борьба с коррупцией.
В конце июня 2007 года он предпринял попытку расширить материальную базу своей группы. Речь идет о создании госмонополии «в области экспорта и импорта продукции станкостроения» в виде нового предприятия - предположительно на базе «Станкоимпорта» после проведения там кадровой «зачистки».
 
Группа банка «Россия»
 
Данный полюс влияния по сравнению с рассмотренными выше имеет менее консолидированную структуру и спаян в основном общностью деловых, а не аппаратно-кадровых интересов. Тем не менее в последнее время наблюдается его заметная активизация, которая может привести к формированию полноценной элитной группы, почти не уступающей по влиятельности «силовому» крылу АП. Данное сообщество состоит из двух блоков - политического (глава РЖД Владимир Якунин) и предпринимательского (тандем Геннадий Тимченко-Юрий Ковальчук). При этом в последнее время наметились признаки альянса группы с первым вице-премьером Сергеем Ивановым, который входит в число наиболее вероятных преемников Владимира Путина. Данное обстоятельство существенно увеличивает политический потенциал группы.
 
Подгруппа Владимира Якунина
Якунин в течение последних нескольких лет рассматривается в качестве одного из основных «неофициальных» преемников Владимира Путина. Этому способствуют как его биография (предположительная работа в разведке и личное знакомство с Владимиром Путиным), так и ряд действий, которые были бы «необязательны» для «простого» главы РЖД. По слухам, именно этим был обусловлен отказ Якунина (сделанный им по личному совету президента) войти в состав Бюро Высшего совета ЕР.
 
С учетом того, что в России в настоящее время есть только два беспартийных поста (президент и премьер), возник повод для предположений о президентских амбициях главы РЖД.
Лоббируемый Якуниным проект строительства транспортного коридора «Восток-Запад» преподносится не только как бизнес-инициатива, но как практически единственный способ для России сохранить и существенно улучшить свои позиции в международном разделении труда. Такая установка претендует не только на статус национального проекта, но даже национальной идеи (в 2004 году в качестве разработчика таковой пытался выступить министр транспорта Игорь Левитин).
Владимир Якунин параллельно осуществляет несколько проектов, которые трудно объяснить только интересами бизнеса РЖД. Например, он курирует работу Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, который является одним из ведущих российских «мозговых трестов» и регулярно публикует результаты общественно-политических исследований в журнале «Власть». При этом рамки исследований выходят далеко за пределы предпринимательских интересов РЖД. Кроме того, Якунин возглавляет попечительский совет Фонда Андрея Первозванного, претендующий на статус миссионера православия в России и за рубежом и осуществляет активную просветительскую деятельность, а также финансирует восстановление церквей. Наконец, подконтрольный фонду Центр национальной славы России реализует программу «Диалог цивилизаций», которая пытается разработать альтернативную глобализации парадигму сосуществования цивилизаций.
Можно предложить две основные версии такой активности структур РЖД. Согласно первой Владимира Якунина начинают готовить к президентской должности, чему должны способствовать усиление его медиаактивности и статус автора и исполнителя «меганацпроекта», результатом которого должно стать появление коридора «Восток-Запад».
Однако в апреле Владимир Якунин дал понять, что по собственной инициативе выбывает из числа кандидатов в преемники. В частности, в беседе с журналистами он намекнул на свое желание оставаться на посту главы РЖД как минимум до 2012 года. По слухам, это спровоцировало недовольство Владимира Путина, поскольку Якунин сузил пространство для маневра президента в выборе потенциальных преемников.
 
Подгруппа Тимченко-братьев Ковальчуков
В конце 2006 года эта группа приступила к консолидации медиаактивов, что позволило выдвинуть предположение о формировании нового центра влияния. Тогда появилась информация о приобретении пакета акций телеканала РЕН-ТВ дочерней структурой банка «Россия». До этого крупнейшими акционерами телеканала являлись компании «Северсталь» и «Сургутнефтегаз», которым принадлежало по 35% акций. Теперь крупнейшим акционером стало ООО «ИК Аброс» - дочерняя структура банка «Россия», контролируемого Юрием Ковальчуком. «Абросу» также принадлежит пакет акций ТРК «Петербург», и совместно с «Северсталью» он контролирует телеканал. Главой нового совета директоров РЕН-ТВ была избрана Любовь Совершаева (занимает аналогичную должность в «Абросе»).
Данное перераспределение активов вряд ли можно расценивать как передел медиарынка, пусть даже локальный. До сих пор отсутствуют достоверные сведения о владельцах компании «Сургутнефтегаз» (так как она не представляет отчетность по МСФО), однако существует мнение, согласно которому она аффилирована с банком «Россия» (как и компания «Северсталь», чьи счета обслуживаются «Россией»). Таким образом, речь может идти о реструктуризации активов внутри одной крупной группы влияния для наиболее эффективного их использования.
Представляется, что в данном случае перераспределение активов - лишь верхушка айсберга. На самом деле речь идет об окончательном формировании новой группы влияния, по своему потенциалу сопоставимой с ведущими элитными сообществами, условно называемыми «силовики» и «либералы». Причем реструктуризация медиаактивов (в дальнейшем вполне возможное слияние ТРК «Петербург» и РЕН-ТВ) означает, что группа, изначально действовавшая лишь на бизнес-поле, в настоящий момент определилась с политическими амбициями, реализация которых невозможна без поддержки СМИ и особенно телевидения.
Братья Ковальчуки - составная часть этой элитной группы, ядром которой выступает банк «Россия». Другое ее «крыло» возглавляет крупный нефтетрейдер Геннадий Тимченко (по разным сведениям, через подконтрольные ему структуры экспортируется около 80% продукции «Сургутнефтегаза», до 30% продукции «Роснефти» и вся нефтедобыча «Газпрома»). Техническое обеспечение экспорта по железной дороге и перевалку в портах осуществляет компания «Северстальтранс», которая имеет счета в банке «Россия» и является одним из его акционеров. При этом в тандеме Тимченко-Ковальчуки существует четкое разделение интересов. Если первый почти целиком сосредоточен на сырьевом бизнесе, то последние более склонны к «освоению» ресурсов в сфере с высокой добавленной стоимостью, преимущественно в области высокоинтеллектуальных разработок. В частности, близкие им группы интеллектуалов частично взяли под свой контроль рынок подготовки стратегий развития регионов (стоимость разработки одного документа начинается от 15 миллионов рублей).
Эта группа, которую условно можно назвать «новыми питерскими», имеет два основных материальных актива. В качестве финансовой опоры выступает банк «Россия», а в качестве сырьевой - «Сургутнефтегаз», который к тому же имеет на своих счетах более 15 миллиардов долларов нераспределенных средств. Ранее, скорее всего, они предназначались для покупки «Юганскнефтегаза», однако после продажи этого актива «Роснефти» им может быть найдено применение в политической сфере. Также к группе тесно примыкает компания «Северсталь», которая аффилирована с банком «Россия» перекрестными связями. Во-первых, основные счета компании обслуживаются именно в «России», во-вторых, «Северсталь» владеет 7% акций банка.
Председателем совета директоров и крупнейшим владельцем банка «Россия» (более 37% акций) является Геннадий Тимченко, который хорошо знаком с президентом Владимиром Путиным еще по работе в Санкт-Петербурге. Его же можно определить и как неформального лидера группы. По данным на начало 2005 года, Юрий Ковальчук был одним из крупнейших акционеров «Сургутнефтегаза». Анализируя динамику развития событий, можно утверждать о сформировавшемся тренде на усиление позиций группы внутри отечественной элиты.
В сферу интересов данной группы (прежде всего братьев Ковальчуков) входит еще одна отрасль - фундаментальная наука и идущие в нее ассигнования. Ключевое место в данной стратегии занимает установление контроля над имуществом и финансовыми потоками Российской академии наук. В этом проекте их союзником выступает близкий к группе министр образования Андрей Фурсенко. В июне-июле в парламент был внесен и в рекордно оперативные сроки принят законопроект «О государственной корпорации нанотехнологий», который выглядел как «отступное» лоббистам реформы РАН в обмен на их отказ от жесткой конфронтации с академическим сообществом.
В качестве клиентов Геннадия Тимченко можно рассматривать глав Минтранса Игоря Левитина (бывший замгендиректора «Северстальтранса») и Федерального агентства железнодорожного транспорта Игоря Ромашова. С их помощью Тимченко лоббирует свои бизнес-интересы, что зачастую входит в противоречие с устремлениями главы РЖД Владимира Якунина.
 
Полюс Дмитрия Медведева
 
Апогеем влиятельности данной элитной группы можно считать конец 2006-го - начало 2007 года, когда за первым и на тот момент единственным вице-премьером закрепилась репутация «настоящего» преемника Владимира Путина, что спровоцировало процесс консолидации элит вокруг него. В качестве лоббистов проекта «Медведев-президент» называют выходцев из «семейной» группы, в частности губернатора Чукотки Романа Абрамовича, главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса и бывшего руководителя АП, а ныне председателя совета директоров РАО Александра Волошина. Последний в ряде источников фигурировал как глава неофициального избирательного штаба первого вице-премьера. Февральские перестановки в правительстве существенно изменили конфигурацию внутриэлитного поля и прервали процесс консолидации элит вокруг Дмитрия Медведева. Тем не менее он входит в «шорт-лист» кандидатов в преемники, а также располагает своей клиентелой в судебной и исполнительной ветвях власти, что позволяет рассматривать его в качестве лидера полюса влияния, хотя и гораздо более слабого, чем проанализированные выше.
Наибольший кадровый задел у первого вице-премьера наблюдается в судебной ветви власти, особенно в системе арбитражных судов, где Высший арбитражный суд возглавляет его креатура Антон Иванов, который до последнего времени предпринимал попытки создать ведомственную вертикаль. Однако в последнее время позиции главы ВАС существенно ослабли (были вынуждены подать в отставку часть ключевых членов его команды), что существенно умерило его аппаратные амбиции.
Определенных успехов «питерским юристам» удалось добиться и при экспансии в другие ветви судебной власти. Например, судьи Конституционного суда Сергей Казанцев и Сергей Маврин также являются выпускниками юрфака ЛГУ. Позиции клиентов Дмитрия Медведева в исполнительной ветви власти за последнее время тоже подвергались аппаратным атакам. В числе таковых клиентов можно назвать главу Российского фонда федерального имущества Юрия Петрова.
 
Представители «либерального блока» в правительстве
 
Данный полюс влияния характеризуется крайней разобщенностью интересов и постепенным, но неуклонным ослаблением позиций. Формально придерживаясь единых политических и экономических воззрений, «либералы» в теоретических вопросах, не затрагивающих их прямые интересы, выступают с консолидированных позиций, однако зачастую воюют друг против друга, что позволяет их более консолидированным оппонентам постепенно получать новые сферы влияния. Скорее всего, процесс ослабления данной элитной группы в условиях форсированного развития госкапитализма прошел точку невозврата, что поняли ее наиболее дальновидные представители. Ярким примером здесь может служить отставка в начале мая 2007 года бывшего главы Федеральной службы по финансовым рынкам Олега Вьюгина.
 
Позиции одного из столпов «либерального блока» в правительстве - главы Минэкономразвития Германа Грефа - заметно пошатнулись, и в скором времени вероятна его отставка, первым признаком чего может служить увольнение замминистра Андрея Шаронова. В последний год наблюдался тренд на аппаратно-кадровое ослабление главы МЭРТ, который начался с передачи Федеральной таможенной службы в прямое подчинение правительства и закончился фактической потерей Инвестфонда. Единственный успех за последние двенадцать с лишним месяцев - назначение на пост главы Агентства по особым экономическим зонам (РосОЭЗ) бывшего главы Роснедвижимости Михаила Мишустина. Это назначение Греф активно лоббировал в течение нескольких месяцев. Также в качестве его временной кадровой победы можно рассматривать недавнее назначение Анны Поповой на освободившийся после Андрея Шаронова пост.
Позиции лидера другой подгруппы «либерального» центра влияния в правительстве - главы Минфина Алексея Кудрина - несколько более прочны, что объясняется его талантом аппаратчика, а также несколько меньшей идеологической зашоренностью и большим прагматизмом. Однако и он в последнее время теряет клиентелу. В частности, все чаще встречается информация о его недовольстве деятельностью главы Центробанка Сергея Игнатьева, которому не удается выдерживать макроэкономические ориентиры по инфляции, что ухудшает финансовые показатели РФ. При этом отставка Кудрина как по собственной инициативе, так и в принудительном порядке маловероятна, несмотря на то, что после перехода на среднесрочное планирование (трехлетний бюджет и т.п.) потребность власти в его услугах несколько снизилась.
 
Формирующийся полюс Сергея Иванова
 
Первый вице-премьер Сергей Иванов характеризуется наблюдателями как слабая с аппаратной точки зрения фигура, основным и практически единственным ресурсом которой является доверие президента. До последнего времени такая точка зрения во многом была справедлива - Иванов располагает крайне ограниченной «кадровой скамьей», члены которой при очередном назначении патрона практически в полном составе переходят с ним на новое место (наиболее ярким примером здесь может служить глава его секретариата и правая рука Андрей Чоботов). Однако в последнее время наметилась тенденция, которая может избавить Сергея Иванова от имиджа слабого аппаратного игрока и привести к формированию вокруг него нового полюса влияния. Правда, его устойчивость обусловлена не наличием прямых патронатно-клиентарных отношений (как, например, у «силового» и «кадрового» крыльев АП), а пересечением на Сергее Иванове деловых интересов других полюсов влияния, гарантом соблюдения которых он является.
К числу таковых можно отнести братьев Ковальчуков (через Совет по нанотехнологиям), Михаила Фрадкова (через Банк развития), а также Виктора Иванова (Сергей Иванов обозначил свою поддержку расширению финансирования станкостроительной отрасли).
 
Тенденции ближайшего полугодия
 
Описанная в данной статье внутриэлитная конфигурация носит усеченный характер в силу ограничений по объему материала, не является статичной конструкцией и будет претерпевать постоянные изменения вплоть до президентских выборов. Однако отмеченные тенденции позволяют спрогнозировать их вектор и примерно обрисовать схему элитных групп, которая образуется к марту 2008 года. Во многом это будет обусловлено общим развитием политической ситуации. Причем проявятся два разнонаправленных процесса - консолидация элитных групп и одновременно активизация конфликтов между ними.
В течение следующего полугодия с высокой степенью вероятности будет дан ответ на вопрос о кандидатуре преемника, что спровоцирует процесс наложения друг на друга трех контуров российской внутренней политики (преемнического, аппаратно-кадрового и партийного). Продолжатся назначения членов путинской команды на ключевые должности, при этом, возможно, будут ущемлены позиции ряда второстепенных элитных групп.
Курс на увеличение влияния «силового» крыла АП представляет собой долгосрочную тенденцию, которая обусловлена как внешними (ухудшение отношений с Западом, развертывание ПРО в Европе, возможность одностороннего решения проблемы Косово и Метохии без участия России и т.п.), так и внутренними факторами. К числу последних следует отнести оформившееся в последние несколько месяцев стремление большинства элитных групп построить госкапитализм с элементами мобилизационной экономики, а также растущую внутриполитическую нестабильность (конфликты на этнической почве и т.п.), что станет обоснованием для расширения полномочий правоохранительных органов.
Сергей Нарышкин продолжит наращивать аппаратный вес, что будет способствовать консолидации вокруг него как потенциального кандидата в преемники части элит. Тем не менее этот процесс не будет стремительным, а сам вице-премьер в силу своей аппаратной «тактичности» постарается максимально его замаскировать. Однако даже при самых оптимистичных раскладах в результате не сложится новый полюс влияния. В лучшем случае внутри «силового» крыла АП появится еще один аппаратно-кадровый узел.
Продолжится усиление позиций «кадрового» крыла АП. Заметнее всего это будет происходить в оборонном ведомстве. В частности, серьезной реорганизации подвергнется финансово-экономический блок Минобороны. Еще одним показателем влиятельности этой группы станет отсрочка отставки главы Росфинмониторинга Виктора Зубкова, который достиг возрастного предела для пребывания на государственной гражданской службе. Скорее всего, его отставка если и произойдет, то в конце осени - начале зимы, когда в России должна закончиться очередная инспекция FATF.
Группа банка «Россия» также продолжит экспансию в нескольких направлениях. Вполне возможно, что Михаил Ковальчук после его избрания действительным членом РАН или отмены нормы устава об обязательности наличия звания действительного члена сможет претендовать на пост президента РАН или по крайней мере вице-президента по финансовым вопросам. Также продолжится «укрепление» выходцами из структур банка «Россия» «Газпромнефти», что во многом будет осуществляться благодаря поддержке Геннадия Тимченко.
Консолидация элит вокруг Сергея Иванова продолжится, в то время как Дмитрий Медведев будет сохранять с ним чисто формальный паритет в информационном поле. Однако такие процессы существенно повышают вероятность неожиданных кадровых решений Владимира Путина, который, вполне возможно, в ближайшие месяцы предпримет новые рокировки в правительстве по образцу февраля 2007 года.
Следует отметить, что вышеуказанные тенденции будут иметь место в лучшем случае до объявления Владимиром Путиным кандидатуры своего преемника (либо избрания нового президента РФ в том случае, если «наследник» не будет назван). Данный факт станет своеобразной точкой бифуркации, после которой на данный момент прогнозирование становится затруднительным в силу наличия большого количества неизвестных. Однако можно утверждать, что одна тенденция получит продолжение. Речь идет о создании Владимиром Путиным посредством целенаправленных кадровых решений системы сдержек и противовесов для своего преемника. Это позволит нынешнему главе государства сохранить значимую роль или даже абсолютное лидерство на внутриполитическом поле и после своего ухода с президентского поста. Значимыми элементами данной тенденции являются назначения на ответственные посты выдвиженцев из личного кадрового «пула» президента, количество которых увеличивается по мере приближения выборов.
 
 
 


Читайте также на нашем сайте:
 
 
«Пространство власти при Владимире Путине. Преодоление заклятья «недовыбора» Дмитрий Андреев, Геннадий Бордюгов.
 
 
 


Опубликовано на портале 30/08/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика