Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Единая Россия»: борьба за перспективу

Версия для печати

Избранное в Рунете

Ростислав Туровский, Светлана Карандашова

«Единая Россия»: борьба за перспективу


Туровский Ростислав Феликсович – вице-президент Центра политических технологий, профессор Высшей школы экономики, доктор политических наук.
Карандашова Светлана Александровна – эксперт Центра политических технологий, аспирантка Высшей школы экономики.


«Единая Россия»: борьба за перспективу

«Избирательные кампании 2013 года во многом отличались от предыдущих. Основным лейтмотивом единого дня голосования стали конкуренция и обновление состава партии. По крайней мере, такова была повестка дня, транслируемая на федеральном уровне. Изменение политического пространства со времени последних федеральных выборов привело к невозможности эффективного применения прежних инерционных сценариев для сохранения позиций “Единой России” и стало серьезным вызовом для партии.»

Избирательные кампании 2013 года во многом отличались от предыдущих. Основным лейтмотивом единого дня голосования стали конкуренция и обновление состава партии. По крайней мере, такова была повестка дня, транслируемая на федеральном уровне. Изменение политического пространства со времени последних федеральных выборов привело к невозможности эффективного применения прежних инерционных сценариев для сохранения позиций «Единой России» и стало серьезным вызовом для партии.  

Губернаторские выборы: управляемая конкуренция приносит результаты 

В отличие от кампаний 2012 года, список регионов-2013, в которых прошли губернаторские выборы, был более разнообразным. В него попали и столичные территории, и регионы Дальневосточного федерального округа, и республики Северо-Кавказского федерального округа (в которых прямые выборы глав регионов были заменены на выборы через региональные парламенты). Большинство регионов, в которых губернаторские выборы прошли в 2013 году, можно отнести к проблемным для «Единой России». Об этом свидетельствует довольно низкая поддержка партии, продемонстрированная на выборах в Госдуму 6 созыва. Лишь в Чукотском АО, Дагестане и Ингушетии электоральные позиции партии стабильны, но при этом как раз в двух последних регионах прямых выборов не было. В остальных регионах на выборах депутатов Госдумы за список «Единой России» проголосовали от 33% до 47%.Если этот результат спроецировать на губернаторские выборы, то он мог бы означать невозможность победы в первом туре.

Снижение устойчивости электоральной поддержки «Единой России», продемонстрированное на выборах 2011 года, заставило Кремль и региональных руководителей прибегнуть к различным политическим маневрам, направленным на удержание позиций. «Единая Россия» и часть губернаторского корпуса как подчиненные элементы в системе, стали заложниками и «жертвами» этих маневров. Во-первых, федеральный центр стремился удовлетворить запрос граждан на обновление властной элиты. Так, в частности, впервые перед выборами был опробован сценарий замены губернаторов федеральным центром. По итогам выборов мы можем говорить, что сценарий замены губернаторов, произведенной в пяти из восьми регионов, себя оправдывает. Во-вторых, впервые были проведены эксперименты, когда «Единая Россия» формально своих кандидатов не выдвигала, что одновременно привело к снижению ее значимости в партийной системе. В Забайкальском крае партия вынужденно оказала поддержку кандидату «Справедливой России», а в Москве член «Единой России» вышел на выборы в качестве самовыдвиженца. В результате кандидаты «Единой России» формально были выдвинуты только в шести регионах из восьми.

При этом поддержка федерального центра остается ключевым фактором для обеспечения победы любого провластного кандидата, вне зависимости от порядка его выдвижения. Поэтому даже выдвижение кандидата от другой партии, что мы могли наблюдать в Забайкальском крае, позволили Константину Ильковскому успешно аккумулировать весь провластный электорат вокруг своей фигуры. Фактически его результат в абсолютных числах сопоставим с результатом «Единой России» на выборах в Госдуму 6 созыва и на выборах в заксобрание первого созыва. На примере Забайкалья впервые был опробован сценарий, при котором «Единая Россия» не выдвигает своего кандидата, а поддерживает кандидата другой партии. Несмотря на то, что данный сценарий удалось реализовать, частью региональной элиты он был воспринят болезненно, что привело к выдвижению Алексея Кошелева, как кандидата контрэлиты от «Гражданской платформы», которого удалось нейтрализовать только с помощью муниципального фильтра. Кроме того, трудности возникли в связи с «обезглавливанием» партии перед выборами в заксобрание и отсутствием «паровоза» для избирательного списка.

Также лишь поддерживающую роль «Единая Россия» играла на выборах мэра Москвы, где Сергей Собянин воспользовался возможностью дистанцироваться от непопулярной в городе партии и идти на выборы в качестве самовыдвиженца.

В отношении всех прошедших избирательных кампаний прослеживается чувствительность результата кандидатов «Единой России» по отношению к уровню конкуренции на выборах, что свидетельствует о неустойчивости и конъюнктурности партийной поддержки. В случае моделируемой низкой конкуренции провластным кандидатам удается демонстрировать высокий результат, и практически во всех регионах активно использовались механизмы исключения сильных кандидатов и фрагментации потенциально сильного оппозиционного блока. Поэтому соседний столичный регион - Московская область демонстрирует высокую поддержку Андрея Воробьева (78,94%), который выдвигался от «Единой России» и использовал бренд партии на выборах. Но при этом по уровню конкурентности кампании Московская область сильно уступает Москве. Федеральная поддержка помогла нейтрализовать потенциально сильных конкурентов А.Воробьева. Парламентские партии, избегающие конфликтов с властью, предпочли не выдвигать сильных кандидатов и отказались от ведения активной избирательной кампании. Выдвижение Геннадия Гудкова от «Яблока», претендовавшего на нишу несистемного оппозиционного кандидата, стоит расценивать как неудачную попытку провести параллели между двумя столичными избирательными кампаниями. В итоге А.Воробьеву удалось более чем в два раза превысить результат «Единой России» на выборах в Госдуму шестого созыва и заксобрания действующего созыва, прибавив 46,11 п.п. и 45,43 п.п. соответственно. Была продемонстрирована очень высокая мобилизационная эффективность: в абсолютных показателях результат А.Воробьева превышает результат «Единой России» на выборах в Госдуму 6 созыва в 1,757 раза и на выборах в заксобрание Московской области – в 1,755 раза. Хотя при этом результат А.Воробьева оказался немного ниже результата Б.Громова на предыдущих губернаторских выборах.

Таким образом, во всех регионах ключевое влияние на итог голосования оказывает период формирования предвыборного списка, что позволяет сохранять предсказуемость в итогах губернаторских избирательных кампаний. Тем не менее, особенности расстановки региональных политических сил приводят к разному уровню допустимой конкуренции и ставкам при политическом торге. Регионы можно разделить на два типа. Во-первых, это потенциально конкурентные регионы, в которых сложная расстановка политических сил привела к активизации множества элитных групп. Поэтому период формирования предвыборного списка был там насыщенным событиями, и после начала избирательных кампаний врио губернаторов пришлось с согласия центра понижать уровень конкуренции, используя встроенные в избирательную систему механизмы исключения кандидатов в виде муниципального фильтра. К числу таких регионов относится Владимирская область. Но в то же время были регионы, в которых оснований для конкуренции либо вовсе нет, как например, в Магаданской области и Чукотском АО, либо интрига исчезла после назначения врио, как в Хакасии и Хабаровском крае.

Владимирская область отличалась ранней подготовкой к выборам в связи с фрагментированностью региональных элит и заменой губернатора-коммуниста, что автоматически делало ситуацию нестандартной. Назначение «варяга» - сенатора Светланы Орловой первоначально вызвало скрытое недовольство региональных элитных групп. В связи с этим Владимирская область стала объектом одной из наиболее жестко управляемых электоральных кампаний. С.Орловой пришлось договариваться с региональной элитой, и последствиями политического торга стали сенаторский пост Сергея Рыбакова и переизбрание Виктора Киселева на пост председателя заксобрания. Также в обмен на сенаторский пост в выборах отказался участвовать эсер, депутат Госдумы Антон Беляков. Кроме того в области в качестве инструмента снижения конкуренции использовались муниципальный фильтр, который так и не смог преодолеть кандидат «Гражданской платформы», бизнесмен Александр Филиппов, и такие политические технологии, как спойлерство.

В итоге, несмотря на то, что Владимирская область относилась к числу наиболее проблемных для «Единой России» регионов, т.к. результаты партии на последних выборах в Госдуму и заксобраниене были впечатляющими, результат С.Орловой (74,73%) стал третьим среди регионов-2013. В процентных показателях полученный С.Орловой результат на 36,46 п.п. превосходит результат «Единой России» на выборах депутатов Госдумы шестого созыва и на 23,46 п.п. – на выборах депутатов действующего на момент выборов заксобрания. В абсолютных показателях мы можем говорить о воспроизводстве поддержки «Единой России» на уровне выборов в Госдуму 6 созыва с некоторым ростом: в сравнении с выборами в Госдуму электорат С.Орловой увеличился в 1,1раза, а в сравнении с выборами в заксобрание – в 1,2 раза.

В Хакасии и Хабаровском крае от части потенциально сильных конкурентов удалось избавиться благодаря совмещению выборов губернатора, депутатов регионального парламента и мэров региональных столиц. В обоих случаях сразу после назначения врио исход предвыборной гонки оказался предрешенным, и избирательная кампания перешла в вялотекущий режим. Итоговые результаты врио сопоставимы. Вячеслав Шпорт в Хабаровском крае получил 63,92%, что в процентных показателях можно оценить как позитивную динамику. Однако в абсолютных показателях В.Шпорту просто удалось мобилизовать электорат «Единой России» на выборах в Госдуму 6 созыва и заксобрания 5 созыва. В Хакасии же не удалось даже в полной мере мобилизовать электорат «Единой России» на выборах в Госдуму 6 созыва. Полученный В.Зиминым результат в абсолютных показателях составляет лишь 0,8 от результата партии на выборах депутатов Госдумы 6 созыва и 0,66 от электората партии на выборах депутатов регионального парламента. В то же время на выборах В.Зиминвсе таки выступил лучше, чем его предшественник А.Лебедь, а В.Шпорт, наоборот, гораздо хуже своего предшественника-тяжеловеса В.Ишаева.

И, наконец, к числу наименее конкурентных регионов можно отнести Магаданскую область и Чукотский АО. Так, в Чукотском АО вовсе отсутствуют активно функционирующие партии, и, например, региональное отделение КПРФ было зарегистрировано лишь в 2012 году. Именно поэтому Роман Копин, поддерживаемый своим могущественным предшественником Романом Абрамовичем и федеральным центром, вполне устраивает местное население. Однако по итогам прошедшей избирательной кампании стоит отметить некоторое уменьшение провластного электората. В абсолютных показателях поддержка Р.Копина составляет 0,82 от поддержки «Единой России» на выборах депутатов Госдумы 6 созыва и 0,86 от поддержки «Единой России» на выборах депутатов Чукотской окружной думы. Примечательно, что результат Р.Копина существенно ниже и результата Р.Абрамовича на прошлых выборах.

В Магаданской области, напротив, запрос на обновление элит существует, и его было решено реализовать путем замены перед выборами губернатора Николая Дудова(который в свое время выиграл выборы только во втором туре) на электорально более успешного мэра Магадана Владимира Печеного. Произведенную замену можно назвать удачной, т.к. она не вызвала сопротивления со стороны региональной элиты, и, судя по результатам голосования, устроила местное население. Полученные В.Печеным 73,11%, на 32,07 п.п. выше результата «Единой России» на выборах в Госдуму 6 созыва, хотя в абсолютных показателях вновь можно говорить просто о воспроизводстве поддержки «Единой России» на выборах депутатов Госдумы 6 созыва (индекс мобилизации электората равен 0,97). 

Табл. 1. Результат кандидатов «Единой России» на губернаторских выборах 2013 года

1.jpg

1.1.jpg

В условиях ограниченной конкуренции во всех регионах по итогам избирательной кампании кандидатам и членам «Единой России» удалось превысить процентный результат «Единой России» на выборах в Госдуму 6 созыва. Максимальное расширение электората отмечено в Московской области (+46,11 п.п.), а минимальное - в Москве (+4,75 п.п.). Однако увеличения процентных показателей удалось добиться в условиях низкой явки, в то время как в абсолютных показателях поддержку «Единой России» удалось воспроизвести лишь на уровне выборов депутатов Госдумы 6 созыва, который был не очень высоким. Только в Московской и Владимирской области можно говорить о действительно эффективной мобилизации провластного электората, а вот в Москве, Хакасии и Чукотском АО мобилизация этого электората оказалась довольно слабой.

Таким образом, все губернаторские кампании в большей или меньшей степени предполагают моделирование уровня конкуренции. Предварительные договоренности о выдвижении кандидатов, муниципальный фильтр, спойлеры и технические кандидаты являются неотъемлемой частью избирательной кампании, которые, судя по явке, не вызывают большого интереса и доверия у населения. Однако по итогам прошедшей избирательной кампании стоит отметить, что во многих регионах удалось удовлетворить запрос населения на обновление региональной элиты. Все назначенные незадолго до выборов главы добились хороших результатов, а недобор голосов характеризовал тех, кто работает на своем посту достаточно долго. Что касается отказа от использования партийного бренда, то эта технология, напротив, не оказалась эффективной. Кандидаты «Единой России» могли добиваться весьма высоких результатов даже в регионах с развитыми протестными настроениями, а самовыдвижение С.Собянина само по себе дополнительных голосов ему не принесло.  

Выборы в региональные парламенты: укрепление позиций в условиях низкой явки 

По итогам выборов в региональные парламенты результат «Единой России» варьировался от максимума в Кемеровской области (86,21%) до минимума в Архангельской области (40,61%). При этом в большинстве регионов результат не превысил 50%, что свидетельствует об ограниченной поддержке партии избирателями и наличии потолка, которого эта поддержка уже достигла.

Важным результатом последних региональных выборов стали преодоление негативных трендов и стабилизация положения партии на электоральном поле. В сравнении с выборами в Госдуму шестого созыва результат «Единой России» по спискам был увеличен в одиннадцати регионах. Это произошло в Кемеровской области (+21,97 п.п.), Ивановской области (+15,65 п.п.), Ульяновской области (+14,06 п.п.), Ярославской области (+13,22 п.п.), Ростовской области (+12,23 п.п.), Архангельской области (+8,79 п.п.), Иркутской области (+7,43 п.п.), Хакасии (+6,19 п.п.), Владимирской области (+6,06 п.п.), Башкортостане (+5,56 п.п.) и Смоленской области (+4,94 п.п.). Соответственно, потери список «Единой России» понес в Калмыкии (-14,74 п.п.), Чечне (-13,54 п.п.), Бурятии (-5,69 п.п.) и незначительные – в Забайкальском крае (-0,14 п.п.).

Однако в сравнении с выборами в Госдуму пятого созыва ситуация выглядит далеко не блестящей. Во всех регионах за исключением Кемеровской области поддержка списка «Единой России» упала: максимальные потери в Забайкальском крае (-29,85 п.п.) и минимальные – в Ивановской области (-4,99 п.п.).

В сравнении с выборами в региональные парламенты прошлого созыва, которые обычно проходили в период между двумя думскими кампаниями, «Единая Россия» тоже потеряла поддержку во всех регионах, за исключением Кемеровской области, в которой мы можем наблюдать незначительное увеличение результата (+1,42 п.п.). Максимальные потери произошли в Бурятии (-19,54 п.п.), в Башкортостане, Забайкалье, Архангельской и Смоленской областях они колеблются в районе 10 п.п.; минимальные потери –2,46 п.п. в Чечне.

Таким образом, по итогам выборов в региональные законодательные собрания можно говорить о преодолении «Единой Россией» негативных трендов думской кампании 2011 года, но не о восстановлении былых пиковых показателей. В условиях низкой явки «Единой России» удается демонстрировать относительно высокий результат в процентных показателях, однако в абсолютных показателях эффективность мобилизации лояльного электората падает. Во всех регионах, за исключением Кемеровской и Ростовской областей и Башкортостана, поддержка «Единой России» в абсолютных показателях оказалась меньше поддержки партии на выборах в Госдуму 6 созыва. Если же сравнивать с электоратом партии на выборах в региональные парламенты предыдущего созыва (когда явка тоже могла быть невысокой), то в среднем он сократился вдвое. 

Табл. 2. Мобилизация электората

 2.jpg

2.1.jpg

В этих условиях резко растет важность использования мажоритарной системы, поскольку кандидаты «Единой России» сохраняют относительное превосходство в округах. Например, партия выиграла абсолютно во всех округах Кемеровской и Ростовской областей. За счет мажоритарной системы «Единая Россия» успешно компенсировала неустойчивость своих результатов по партийным спискам. В итоговой расстановке политических сил фракция «Единой России» уменьшилась лишь в половине парламентов, и то часть потерь объясняется изменением численности депутатов. Важно, что в 13 из 15 регионов фракция «Единой России» будет обладать квалифицированным большинством (исключение составили Калмыкия и Хакасия), что почти соответствует прежним результатам (в прошлых созывах было единственное исключение - Смоленская область).

По-прежнему очень важным для партии остается губернаторский ресурс, что подчеркивает широкое распространение практики выдвижения губернаторов в качестве «паровозов». Главные исключения были связаны с рядом «нестандартных» ситуаций, прежде всего, там, где главы регионов не состоят в партии. В Забайкалье во главе списка шел председатель заксобрания Степан Жиряков. В Смоленской области, которую возглавляет член ЛДПР Алексей Островский, во главе списка оказался коммерческий директор ООО «Рыбковское» Игорь Ляхов. Кроме того, «особые» технологические решения были приняты в отношении Владимирской и Ярославской областей. Во Владимирской области врио губернатора С.Орлова сосредоточилась на своей избирательной кампании, поэтому во главе списка находился депутат Госдумы Григорий Аникеев. В Ярославской области, которая считалась одной из самых проблемных для партии, и где губернатор С.Ястребов не имеет высокого рейтинга, в общей части списка находилась только депутат Госдумы, первая женщина-космонавт Валентина Терешкова.

В целом отказ от «паровозов» стал вынужденной мерой, и к росту поддержки не привел. В подавляющем большинстве регионов список возглавляли губернаторы, рейтинг и влияние которых отразились на полученном результате. В кампанию «Единой России» был вовлечен и иркутский губернатор С.Ерощенко, который ранее сотрудничал с М.Прохоровым и «Правым делом». Притом слабое влияние губернаторов-«паровозов» и их конфликты с элитами могли приводить к выдвижению противоборствующими группами сильных «оппозиционных» списков. Особенно ярко это продемонстрировала ситуация в Калмыкии, где результат оказался одним из самых неудачных. Напротив, поразительный итог выборов в Кемеровской области во главе с А.Тулеевым говорит сам за себя.

В отношении вторых и третьих номеров в партийном списке можно выделить ряд достаточно стандартных ходов. В половине регионов делают ставку на партийных функционеров и руководителей законодательных собраний (нередко это одно и то же лицо). Так в Бурятии, Калмыкии, Хакасии, Чечне, Иркутской, Ивановской и Кемеровской областях под вторым номером (в случае Кемеровской области – под третьим) шли председатели законодательных собраний (в случае Ивановской – заместитель председателя). Под номером три часто выдвигались представители социальной или культурно-образовательной сферы, как например, в Калмыкии, Якутии, Забайкалье, Архангельской, Ивановской, Смоленской и Ростовской областях. В некоторых регионах в «тройки» вошла бизнес-элита, например, в Башкортостане, Владимирской, Иркутской и Кемеровской областях.

Для удержания электоральной поддержки «Единая Россия» активно стремится сыграть на интересе избирателей к новым лицам. Обновление депутатского корпуса на персональном уровне связано также с интересами новых губернаторов. Поэтому одной из ключевых тем прошедших выборов стало обновление состава региональных парламентов. Сравнение состава фракций «Единой России» нового созыва и предыдущего показывает, что все регионы прошли через данную процедуру. Масштаб обновления состава фракций варьирует от трех четвертей до одной трети. Как и следовало ожидать, ротация наиболее высока в регионах, недавно переживших смену губернаторов. Так, в Забайкальском крае состав фракции обновился на 75% (из 36 избранных депутатов - 27 новых); в Ярославской области – на 74,36% (29 из 39); в Башкортостане – на 70,93% (61 из 86); в Якутии - на 67,31% (35 из 52); в Ростовской области – на64,71% (33 из 51); во Владимирской области – на 59,38% (19 из 32), в Иркутской области – 58,06% (18 из 31); в Смоленской области – на 52,77% (19 из 36); в Архангельской области - на 52,27 % (23 из 44); в Бурятии - на 50% (23 из 46). Менее масштабным, но тоже значительным обновление стало в Калмыкии - на 41,18% (7 из 17). Особым случаем оказалась Хакасия с ее наименьшим обновлением фракции «Единой России» - на 32,26% (10 из 31). Обновление происходило и в регионах, не прошедших через смену власти в четырех-пятилетней ретроспективе: в Ульяновской области фракция обновилась на 54,84% (17 из 31); в Чечне – на 48,65% (18 из 37); в Ивановской области – на 35% (7 из 20). Таким образом, о высокой степени преемственности во фракциях «Единой России» можно говорить лишь в считанных случаях, таких как Хакасия и Ивановская область.  

Табл. 3. Результат «Единой России» на выборах в региональные парламенты

3.jpg

3.1.jpg

Таким образом, по итогам прошедшей избирательной кампании в заксобрания можно сделать вывод, что «Единой России» удалось добиться высоких процентных показателей. Однако эффективность мобилизации электората партии явно снижается, и за высокими процентами скрываются низкая явка и не столь уж большая численность сторонников партии. Преимуществом партии является ее сильный кадровый состав, который позволяет ей побеждать в львиной доле избирательных округов, и именно благодаря сильным кандидатам-одномандатникамв некоторых регионах мы можем наблюдать позитивную динамику в усилении партийных позиций в итоговой расстановке политических сил. Кроме того, в отличие от других парламентских партий, у «Единой России», как у «партии власти», не существует проблем с объединениемвокруг себя различных элитных групп. Поэтому партия способна провести инициированный сверху процесс кадрового обновления, который, как показывают итоги выборов, является оправданным. Пока, конечно, мы можем говорить только о технической стороне обновления, а не о качественной. 

Муниципальные выборы: сложные победы при низкой явке

Выборы на муниципальном уровне тоже показали, что позиции партии сильно зависят от текущей конъюнктуры. Уверенную победу на них могут одерживать региональные тяжеловесы и хозяйственники, которых осталось крайне мало. При этом слабо реализуется запрос на обновление элиты: в шести городах из восьми выдвигались действующие мэры, некоторые из которых отработали уже не один срок. Именно на муниципальном уровне партия может сейчас проигрывать выборы, что произошло в Екатеринбурге и Петрозаводске. Причем в Петрозаводске поражение потерпел действующий глава города.

Особенность муниципальных выборов состоит и в более простых правилах регистрации кандидатов, что отличает их от выборов губернаторов. В этих условиях чаще можно наблюдать выдвижение активных и реально оппозиционных представителей парламентских партий, политических активистов, бизнесменов. По этим причинам процентные результаты действующих мэров в целом ниже, чем результаты губернаторов. Фактор управления конкуренцией и здесь дает о себе знать. Так, на выборах мэра Великого Новгорода наличие трех центров силы в лице Евгения Кузикова, поддерживаемого «Справедливой Россией», бизнесмена-самовыдвиженца Сергея Светлова и действующего мэра Юрия Бобрышева способствовали резкому снижению результата последнего - на 38,98 п.п. Хотя выиграть мэру все-таки удалось.

Проблемы «Единой России» в региональных столицах связаны также с тем, что ее поддержка в них обычно ниже, чем на периферии, и редко превышает 50%. В этих условиях мэрам на руку однотуровая система выборов. Только в трех городах кандидаты «Единой России» и/или ее члены набрали более 50% голосов. Хотя и однотуровая система не всегда спасает, если не происходит фрагментации оппозиционного голосования, и кто-то из оппозиционеров все-таки вырывается вперед. 

Табл. 4 . Результат «Единой России» на выборах мэров региональных столиц

4.jpg

Очевидно, что на муниципальных выборах проблема низкой явки стояла еще острее, чем на губернаторских и парламентских выборах. В среднем явка колебалась в районе 25%. По итогам муниципальных выборов в шести из восьми региональных столиц аффилированные с «Единой Россией» кандидаты одержали победу. Причем наиболее высокие результаты были получены в Абакане Николаем Булакиным, который шел на выборы как самовыдвиженец, – 81,79% и Александром Соколовым в Хабаровске – 67,9%. Т.е. это произошло в регионах, где были совмещены губернаторская и мэрская избирательные кампании. В обоих случаях между губернатором и мэром отношения - непростые, т.к. Н.Булакин и А.Соколов являются достаточно популярными и влиятельными политиками, и рассматривались как потенциальные претенденты на губернаторский пост. Кроме того, оба политика находятся на своих постах значительно дольше губернаторов, и при этом достаточно успешны, т.е. как раз в их городах запрос на обновление элиты не возник. Оба кандидата, впрочем, потеряли часть своего электората в сравнении с выборами мэра в 2008 году: потери Н.Булакина незначительны – всего -0,86 п.п., в то время как потери А.Соколова составили -11,99 п.п.

Наиболее сложными для кандидатов от «Единой России» оказались избирательные кампании в Воронеже, Екатеринбурге и Петрозаводске, где не было согласия в элитах. В Воронеже кандидат «Единой России» был заменен буквально в самом начале кампании, но поддержка губернатора Алексея Гордеева обеспечила его бывшему заместителю Александру Гусеву победу с результатом 43,62%. В Екатеринбурге и Петрозаводске достичь внутриэлитных договоренностей так и не удалось, что привело к поражению кандидатов «Единой России». Так, в Екатеринбурге влиятельные городские элиты, имеющие притом свои выходы на федеральный уровень, не были заинтересованы в победе губернаторского выдвиженца. В этих условиях Яков Силин уступил Евгению Ройзману (33,31%) от «Гражданской платформы». В Петрозаводске мэр Николай Левин не имел поддержки ни нового главы региона А.Худилайнена, ни части городской элиты. В этих условиях он проиграл Галине Ширшиной (41,94%), которая шла на выборы как самовыдвиженец, но была поддержана «Яблоком» и руководителем регионального отделения партии, бизнесменом Василием Поповым. 

Табл. 5. Результат «Единой России» на выборах депутатов региональных столиц

5.jpg

На выборах депутатов горсобраний региональных столиц в среднем поддержка партийного списка «Единой России» не превышает 50%, что создает те же проблемы, что и на выборах региональных законодательных собраний.  

Итоги и перспективы 

По итогам единого дня голосования можно сделать вывод, что «Единой России» удается удерживать свои позиции. Однако более высокие результаты партия обычно демонстрирует при низкой явке и ограниченной конкуренции. Эффективность мобилизации партийного электората снижается, что пока не создает больших проблем, поскольку у других партий ситуация значительно хуже. Но запрос на новые политические силы и новые лица уже дает о себе знать в регионах. Пока его стремится использовать сама «партия власти», что как раз дало неплохие результаты в виде ротации части губернаторского корпуса и существенного обновления состава депутатских фракций и позитивного отношения избирателей к этим процессам.

Пока наиболее «регулируемыми» остаются самые важные - губернаторские выборы. Именно поддержка федерального центра определяет ход избирательной кампании, которая в некоторых регионах, по сути, заканчивается сразу после назначения врио. Кроме того, муниципальный фильтр предоставляет «Единой России» рычаги для моделирования конкуренции, т.к. лишь у данной партии есть возможности для беспрепятственного преодоления муниципального фильтра и передачи части подписей другим кандидатам. По сути, конечно, представленные механизмы являются средствами защиты в некоторых случаях для слабых кандидатов от «Единой России» или в ситуации фрагментированности элитных групп, в большей или меньшей степени характерной для всех регионов. Именно представленные механизмы обеспечивают победу кандидатам от «Единой России», поэтому полученный результат скорее свидетельствует не о реальной поддержке, а о качестве применения механизмов моделирования конкуренции.

На выборах в региональные парламенты по итогам прошедших выборов мы можем наблюдать закрепление политических позиций «Единой России» в виде ее доминирования в парламентах. Стоит ожидать продолжение инерционного сценария, т.к. «Единой России», несмотря на некоторое ослабление поддержки партийного списка, удается компенсировать потери через победы в одномандатных округах. Кроме того, по итогам выборов «Единая Россия» остается единственной партией, электоральные потери которой минимальны в сравнении с потерями других парламентских партий. Пока на данном уровне власти противовес «Единой России» отсутствует и не просматривается.

Наиболее сложными для кандидатов от «Единой России» оказались победы на муниципальном уровне, т.к. в ходе прошедшей избирательной кампании данный уровень власти в наименьшей степени был подвергнут моделированию допустимого уровня конкуренции. В ситуации множественности элитных центров и отсутствия внутриэлитных договоренностей, мы могли наблюдать ослабление позиций партии или даже поражение ее кандидатов на выборах.  

Примечания:

[1] Все кандидаты участвовали в выборах как самовыдвиженцы.

Политком.ру. 11.11.2013

Читайте также на нашем портале:

«Политическое самоутверждение России» Михаил Ильин

«Национал-консерватизм и либерал-демократия. Единство и борьба противоположностей в российской политике» Филипп Казин

«Ценностная палитра современного российского общества: «идеологическая каша» или поиск новых смыслов?» Владимир Петухов

«Революция как естественно-историческое будущее России в ХХI веке в высказываниях современников» Олег Маслов

«Отношения «центр – регионы» в современной Росcии: пределы централизации» Наталия Лапина

«Хотят ли россияне демократию, и, если хотят, то какую?» Владимир Петухов, Раиса Бараш

«Метафизические измерения трансформаций российских элит» Оксана Гаман-Голутвина

«Протестное движение в России «нулевых»: генезис и специфика» Кирилл Подъячев

Протестное движение в России и российское общественное мнение: декабрь 2011 – май 2012


Опубликовано на портале 14/02/2014



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика