Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Периферийная Европа: эволюция социального государства (на примере Португалии)

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Наиля Яковлева

Периферийная Европа: эволюция социального государства (на примере Португалии)


Яковлева Наиля Магитовна – старший научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, кандидат исторических наук.


Периферийная Европа: эволюция социального государства (на примере Португалии)

Отставки правительств, досрочные парламентские выборы, массовые уличные протесты стали типичными для политической жизни периферийных стран Европы в пору мирового кризиса. Происходящие процессы ставят под вопрос социальные достижения стран региона, угрожают опрокинуть ставшие привычными стандарты, сломать сложившуюся модель «государства всеобщего благосостояния».

Политические последствия кризиса

В 2011 г. периферийные страны Европы были главными мировыми ньюсмейкерами. Ирландия, Греция, Португалия, Италия, Испания, названные нобелевским лауреатом по экономике Нуриэлем Рубини «потребителями первой и последней инстанции», вступили в полосу затяжной рецессии, подверглись нажиму со стороны руководства Европейского союза и международных финансовых институтов и были вынуждены принять жесткие меры по сокращению бюджетного дефицита [1].

Попытки правительств «перевести» население в режим строгой экономии и повысить налоги вызвали ожесточенную борьбу в национальных парламентах и уличные протесты. В результате правительства всех стран группы PIIGS [2], не справившиеся с новой социально-экономической ситуацией и допустившие фатальные ошибки и просчеты, были вынуждены уйти в отставку. Первыми в начале года пали правительства Брайана Коуэна в Ирландии и Жозе Сократеша в Португалии. В июне председатель правительства Испании Хосе Мария Родригес Сапатеро заявил об отказе возглавить Испанскую социалистическую рабочую партию (ИРСП) на очередных парламентских выборах, что не спасло ее от поражения – 20 ноября победу праздновала Народная партия (НП), лидер которой, Мариано Рахой, возглавил новое правительство [3]. Тогда же, в ноябре, один за другим были вынуждены покинуть свои посты премьеры Греции и Италии: Георгиос Папандреу и Сильвио Берлускони. Их отставкам предшествовали разного рода политические маневры, направленные на удержание власти, но не давшие искомого результата в условиях нараставшего массового недовольства.

Таблица 1. Смена правительств в периферийных странах Европы в 2011 г.

Страна

Дата отставки правительства или передачи полномочий

Дата проведения парламентских выборов

Дата приведения к присяге нового правительства

Премьер-министр нового правительства

Ирландия

22.01.2011

25.02.2011

9.03.2011

Энде Кенни

Португалия

23.03.2011

5.06.2011

21.06.2011

Паулу Пассуш-Коэлью

Греция

8.11.2011

Апрель 2012

11.11.2011

Лукас Пападемос

Италия

12.11.2011

2013

16.11.2011

Марио Монти

Испания

21.12.2011

20.11.2011

21.12.2011

Мариано Рахой

В двух последних странах назначены временные правительства в рамках внутриэлитного консенсуса, достигнутого в ожидании всеобщих выборов. В Греции их предполагали провести в феврале (впоследствии перенесли на апрель) 2012 г., в Италии очередные выборы намечены на 2013 г. В Ирландии, Испании и Португалии были проведены досрочные всеобщие парламентские выборы, по результатам которых сформированы новые кабинеты министров.

Пример Португалии, где досрочные выборы состоялись спустя лишь полтора года после начала очередной легислатуры, особенно показателен. Какие причины привели к отставке правительства социалистов, находившегося у власти с 2005 г.?

Португалия оказалась в числе стран, наиболее пострадавших от глобального кризиса. Негативные явления на международных финансовых и товарных рынках, наложившись на внутренние структурные перекосы в экономике, усугубили давно назревавшие макроэкономические проблемы. Кризис сыграл роль лакмусовой бумаги и сделал очевидными те хозяйственные дефекты, которые власти страны в относительно благополучные годы предпочитали не замечать, позволяя себе откладывать их устранение.

В условиях нарастания кризиса, стремительного увеличения дефицита государственного бюджета и государственного долга правительство социалистов под руководством премьер-министра Жозе Сократеша было вынуждено поэтапно реализовывать согласованную с Брюсселем антикризисную Программу стабилизации и роста (Programa de Estabilidade e Crecimento, PEC). Три этапа программы после длительных дебатов были приняты парламентом еще в 2010 г. А вот попытка правительства в одностороннем порядке, без уведомления президента и без согласования в парламенте, реализовать четвертый пакет антикризисных мер (PEC-4) вызвала резкое недовольство.

В знак несогласия с новой программой 11 марта 2011 г. на улицы вышли 200 тыс. человек. Оппозиционные партии потребовали представить парламенту проект резолюции по этой программе и приступить к ее обсуждению. Ж. Сократеш был вынужден согласиться с условиями оппозиции, проявив готовность к совместному обсуждению предложений правительства, однако предупредил, что непринятие пакета может привести к политическому кризису и отставке кабинета. 21 марта спорный документ был представлен в парламент страны – Ассамблею Республики. Однако ни премьеру, ни министрам не удалось убедить оппозицию, и 23 марта программа была отвергнута. В тот же день Ж. Сократеш подал президенту прошение об отставке, которое было принято. Президент Анибал Каваку Силва признал, что у него не было возможности для маневра ввиду быстрого развития кризиса.

7 апреля, после проведения необходимых конституционных процедур, президент объявил о роспуске Ассамблеи Республики и проведении досрочных парламентских выборов. На них 5 июня победила оппозиция. К власти пришла коалиция правоцентристских сил во главе с Социал-демократической партией (СДП). Социал-демократы добились одного из наилучших результатов в своей истории, получив 108 мест в парламенте. Социалистическая партия (СП) потерпела серьезное поражение, сократив количество своих депутатов с 97 до 74. На третьем месте с 24 мандатами оказались депутаты консервативной Народной партии (НП). Коалиция коммунистов и зеленых обошла Левый блок (16 против 8 мандатов), который потерял половину депутатов. Изменения, произошедшие в составе национального парламента, отражены в табл. 2.

Таблица 2. Состав Ассамблеи Республики (число депутатов)

Партия

2009-2011

2011-2015

Социалистическая партия

97

74

Социал-демократическая партия

81

108

Народная партия

21

24

Левый блок

16

8

Коммунистическая партия

13

14

Экологическая партия зеленых

2

2

ИТОГО:

230

230

Новое двухпартийное правительство возглавил лидер социал-демократов Педру Пассуш-Коэлью. В кабинет вошли пять членов СДП, три представителя НП и четверо беспартийных – по образованию почти все юристы или экономисты.

В результате в Португалии сложилась уникальная политическая ситуация. Впервые после 1974 г. на трех главных постах в государстве находятся представители Социал-демократической партии (президент А. Каваку Силва, премьер-министр П. Пассуш-Коэлью и председатель Ассамблеи Республики Мария да Ассунсау Эстевеш). Впервые в истории страны парламент возглавила женщина. Состав кабинета существенно «помолодел», средний возраст министров снизился с 54 до 47 лет [4].

Нынешнему правительству предстоит не только вывести страну из экономического кризиса, но и создать условия для стабильного развития и роста. В значительной степени это будет зависеть от способности двух правящих партий, СДП и НП, достичь консенсуса по важнейшим вопросам, преодолев идеологические разногласия с оппозицией и встав выше ограниченно понимаемых собственных интересов. Одной из главных задач правительства, премьер-министра и президента будет поддержание социального мира в условиях жестких мер по выходу из кризиса. На кону – судьба социального государства.

Социальное государство в Португалии: этапы формирования

В наступившем 2012 г. всем новым правительствам европейской периферии придется существенно урезать государственные расходы и социальные программы. Другими словами – корректировать или менять сложившиеся модели социального государства.

Подавляющее большинство стран Европейского союза декларируют свою приверженность так называемой Европейской социальной модели (ЕСМ),суть которой состоит в достижении равновесия между экономическим ростом и социальной справедливостью. Как подчеркивается в комплексном исследовании Института Европы РАН, «особое отношение к человеку, защите его политических, демократических и социальных прав являются ее отличительными чертами. Принципы, положенные в основу ЕСМ, – социальная солидарность и сплочение, социальная справедливость, создание конкурентоспособной экономики, основанной на знаниях, бережное отношение к окружающей среде» [5]. Объединенной Европе удалось в значительной мере достичь поставленных целей и создать модель, вызывающую уважение в мире и гордость у самих европейцев. Однако кризис, разразившийся в странах Евросоюза, ставит под сомнение успешность модели и ее способность к выживанию, по крайней мере в нынешнем виде. Цена за жизнь не по средствам оказалась слишком высокой. Посмотрим, как это происходило, на португальском примере.

В настоящее время в Португалии сформировано современное государство с развитыми демократическими институтами и высокой степенью защищенности прав граждан. На протяжении последних десятилетий португальское общество стремилось создать свой вариант «welfare state», как оно его понимало, добиваясь от государства активности в регулировании различных сфер жизнедеятельности социума, обеспечении справедливости и солидарности. Португальская модель социального государства является составной частью ЕСМ, – точнее, ее «средиземноморской» разновидности, представленной также Испанией, Италией и Грецией. Португалия принимала живое участие в строительстве единого социального пространства Евросоюза, выступала с важными инициативами в процессе интеграции стран сообщества. При этом особенности национального исторического развития придали португальской модели специфические черты.

Социальное государство в Португалии прошло в своем развитии через три этапа. На первом (с начала 70-х годов прошлого столетия) общество боролось за признание социальных прав и гарантий, которые в итоге были зафиксированы в Конституции 1976 г. Часть I Основного закона закрепляла за всеми гражданами право на социальное обеспечение. «Система социального обеспечения будет защищать граждан в случае болезни, старости, инвалидности, вдовства и сиротства, так же как при безработице и во всех других обстоятельствах при потере или уменьшении средств к существованию или снижении трудоспособности», – говорится в ст. 63. За гражданами закреплялось право на труд, получение пенсии по старости и нетрудоспособности и т.д.

Государство обязывалось способствовать «повышению благосостояния и качества жизни народа и реальному равенству между португальцами, а также осуществлению экономических, социальных и культурных прав посредством преобразования и модернизации экономических и социальных структур» (ст. 9); «организовывать, координировать и субсидировать единую и децентрализованную систему социального обеспечения» (ст. 63); «обеспечивать условия труда, вознаграждение и отдых, на которые трудящиеся имеют право» (ст. 59).

В первое постреволюционное десятилетие (1975–1985 гг.) удалось добиться существенных перемен в структуре государственных расходов, пенсионном обеспечении и здравоохранении, положении на рынке труда. В 1982 г. был принят закон о социальном обеспечении граждан.

Однако состояние экономики вплоть до середины 80-х годов не позволяло наполнить понятие «государство всеобщего благосостояния» реальным содержанием. После вступления страны в ЕЭС в 1986 г. ситуация стала коренным образом меняться. Приток иностранных инвестиций, либерализация экономики, развитие новых отраслей промышленности и сферы услуг привели в 90-е годы к созданию дополнительных рабочих мест, росту зарплат и в целом способствовали существенному улучшению качества жизни.

Второй этап начался, когда на базе новой экономической структуры стала формироваться социальная политика правительств. Произошло кардинальное перераспределение структуры государственных расходов в пользу социальных статей. Если в 1972 г. на цели образования, здравоохранения и социального обеспечения направлялось менее 2% ВВП, то в 2008 г. этот показатель вырос до 16,4% [6]. Одним из важнейших завоеваний демократии стало радикальное улучшение системы доступного населению медицинского обслуживания. Это проявилось как в постоянном наращивании расходов на здравоохранение, так и в значительном увеличении дипломированного медицинского персонала. Результатом общего улучшения социальных условий является сравнительно высокая продолжительность жизни португальцев, которая в 1960–2011 гг. увеличилась для мужчин с 60,7 до 75,3 года, а для женщин – с 66,4 до 82 лет [7]. Принципиальные положительные сдвиги имели место в сфере пенсионного обеспечения. Правовая база современной пенсионной системы была детально прописана в специальном законе 1984 г. К настоящему времени система приобрела универсальный характер, охватив практически все категории граждан. В итоге за 40 последних лет количество пенсионеров возрастало по экспоненте, увеличившись почти в 30 раз. Вполне ощутимым был подъем минимального размера пенсии. Резко выросли и другие социальные выплаты, в том числе пособия по нетрудоспособности, помощь многодетным семьям и т.д. На волне экономических и политических перемен наблюдались глубокие изменения на рынке труда, причем сразу в нескольких направлениях. Во-первых, увеличился удельный вес работающих по найму. Во-вторых, сложилась новая структура занятости, при которой доминирующую роль стали играть работники сферы услуг. В-третьих, практически во всех отраслях народного хозяйства значительно возросла занятость женщин. В-четвертых, заметно окрепли позиции профсоюзных объединений трудящихся. В-пятых, в несколько раз выросла средняя годовая заработная плата.

Подлинная революция произошла в сфере образования. Грамотностью охвачено сейчас 93,3% населения. Высокими темпами увеличивалось число выпускников высших учебных заведений. Государство стало значительно больше внимания уделять финансированию и развитию науки и технологий, стремясь сократить существовавшее в этих областях заметное отставание Португалии от развитых стран.

Вместе с тем, присоединившись к ЕЭС, Португалия позволила себе в течение сравнительно длительного времени проводить социальную политику в отрыве от собственных финансовых возможностей, в расчете на приток ресурсов из общих (коммунитарных) фондов Брюсселя. Постепенно это приводило к нежелательным последствиям. В обществе стала формироваться культура иждивенчества, оно оказалось психологически не готово к кризисным потрясениям и сокращению объемов помощи со стороны Объединенной Европы. Мировой кризис подверг сложившиеся отношения государства и общества серьезному испытанию: социальные обязательства становились все более обременительными для бюджета. При этом характерной чертой общественного уклада оставалась чрезмерная зависимость миллионов португальцев от помощи со стороны государства и различных организаций. Социальная модель Португалии начала переходить в фазу стагнации, вступив в третий, кризисный этап своей эволюции.

Социальные последствия экономического кризиса

Возникшие проблемы и трудности в экономике отразились в первую очередь на рынке труда. Как показывают результаты последней переписи населения, опубликованные 30 июня 2011 г., в стране 10,55 млн жителей, что на 1,9% больше, чем в 2001 г. [8] Экономически активное население составляет более 5,5 млн человек. Двое из пяти работающих по найму имели временные трудовые контракты. Около 1 млн человек работали в неформальном секторе. Средний уровень зарплат сравнительно невелик (по европейским меркам), в 2011 г. он составлял 813 евро. Минимальную зарплату размером в 485 евро получали 350 тыс. человек, еще 200 тыс. человек получали пособия меньше этой суммы [9].

Главной проблемой является сравнительно высокий уровень безработицы. По данным Национального института статистики (INE), в 2011 г. было зарегистрировано 689 тыс. безработных, что соответствует индексу безработицы в 12,4% [10]. Кроме того, 204 тыс. человек находились в поисках работы или трудились на условиях неполной занятости. Среди безработных много женщин, у которых проблемы с трудоустройством возникают в связи с низкой квалификацией или ее отсутствием. При приеме на работу наблюдается дискриминация по возрасту, более 30% безработных – старше 45 лет. Труд женщин по сравнению с мужским оплачивается примерно на 18% ниже. Поиски работы по разным причинам часто затягиваются на длительный срок. Почти половина безработных – 365 тыс. человек – не имели занятости в течение года и более [11]. Возрастает число «неактивных безработных» (тех, кто не ищет работу и уходит с рынка труда). По прогнозам аналитиков, в 2012 г. количество безработных может составить до 15% экономически активного населения.

Сложная ситуация в сфере занятости молодого поколения. По данным профсоюзов, безработица среди молодежи от 15 до 24 лет существенно выше среднего показателя и достигает 30%, в возрастном сегменте от 25 до 34 лет – 24,5%. Положение явно ухудшилось по сравнению с 2000 г., когда молодые люди составляли менее 4% общего числа безработных (в 2010 г. эта цифра возросла в 5 раз – до 19%) [12]. Недовольной молодежи остается одно из двух – эмигрировать или протестовать. Все чаще выбор падает на эмиграцию. Не видя будущего в своей стране, молодые португальцы уезжают в США, Канаду, Францию, Испанию, а также в Бразилию и другие португалоязычные страны, входящие в ПАЛОП (Сообщество португалоязычных стран).

Статистика показывает, что на начало XXI в. пришлась третья волна эмиграции [13]. Разница между первыми двумя волнами и нынешней весьма существенная. Если в прошлом страну покидали бедные и не самые образованные граждане, то теперь эмигрируют специалисты с высшим образованием, способные выдержать конкуренцию на рынке труда принимающей стороны. Таким образом, можно говорить о процессе «утечки умов» и квалифицированной рабочей силы. Правда, в отличие от эмигрантов прежних лет, многие уехавшие возвращаются, особенно если находят работу в соседних европейских странах. По оценкам экспертов, в течение последних десяти лет эмигрировали около 700 тыс. человек [14], что для страны с десятимиллионным населением весьма ощутимо. Вкупе с низкой рождаемостью этот процесс является бомбой замедленного действия для социальной политики государства. Темпы роста численности населения являются очень низкими, по этому показателю Португалия занимает лишь 179-е место в мире. По утверждению социолога, профессора Лиссабонского университета Мариу Лестон Бандейры, с 2002 г. не происходит воспроизводства поколений [15].

Место отъезжающих занимают иммигранты. В последнее десятилетие в Португалию на постоянное жительство въехало 454 тыс. иностранцев. Закон об иммиграции появился в 2001 г., в декабре 2006 г. был принят новый закон о гражданстве. Согласно п. 1 ст. 6, право гражданства получали иностранцы, легально проживающие в стране не менее 6 лет. Наиболее крупной иностранной диаспорой, насчитывающей около 120 тыс. человек, являются бразильцы. Все более заметно присутствие иммигрантов из других португалоязычных стран: число приезжих, владеющих португальским языком, в июне 2011 г. приблизилось к 206 тыс. человек [16]. В июле 2011 г., в связи с выполнением I Национального плана интеграции иммигрантов на 2007–2009 гг., был принят II аналогичный план на 2010–2013 гг.

Однако в настоящее время (в условиях кризиса) наметилась тенденция к сокращению иммиграции. В 2010 г. число иммигрантов-резидентов, зарегистрированных Службой иностранцев и границ (SEF), сократилось впервые с 1980 г. Тем самым был прерван устойчивый тренд последних трех десятилетий, в течение которых регистрировался непрерывный приток в Португалию граждан других стран на постоянное местожительство.

yakovleva_r1.jpg


Источник: Serviço de estrangeiros у fronteiras (SEF) – http://sefstat.sef.pt/evolucao.aspx

Привлекательность Португалии как страны для иммиграции снижается, что связано с экономическими трудностями и постепенным сокращением социальных выплат. В частности, стали более жесткими условия получения иммигрантами пенсий.

В 2011 г. социальная пенсия в Португалии составляла всего 189,5 евро, минимальная – 247 евро. С января 2012 г. обе возросли на 3,1%, что соответствует планируемому уровню инфляции, и составили 195 и 254 евро соответственно. Повышение коснулось 1 млн человек [17].

Как указывается в докладе «Pensions at Glance 2011», подготовленном Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в среднем мужчины в Португалии выходят на пенсию в 67 лет, через два года после наступления официального пенсионного возраста, женщины – в 63,4 года [18]. С 1 января 2012 г. ужесточились условия досрочного выхода на пенсию по старости. Это можно будет сделать по достижении 57 лет (ранее – 55) и только при условии внесения выплат в фонд социального обеспечения в течение 32 лет. Иммигранты имеют право на социальную пенсию лишь в том случае, если они охвачены «статусом равенства прав» (то есть приехали из стран, которые заключили с Португалией двусторонние соглашения, предусматривающие меры в области социальной защиты).

В стране очень высокий уровень старения населения. Пенсионеры составляют основную массу живущих за чертой бедности. Доход миллиона граждан в возрастной группе старше 70 лет не превышает 280 евро в месяц, они входят в категорию так называемой «структурной бедности». С 2007 г. стали появляться «новые бедные» – португальцы, которые приобрели жилье с помощью ипотеки и вынуждены тратить почти все свои доходы на выплату кредитов. В 2009 г. возникла «конъюнктурная бедность»: речь о людях с низкими доходами или потерявших работу в связи с углублением кризиса и не имеющих возможности ни выплачивать взятые ранее кредиты, ни обеспечивать свои семьи. Единственное, на что они могут рассчитывать, – это продовольственная помощь.

Такую помощь оказывает Продовольственный фонд, весьма эффективно работающий в Португалии. В 2010 г. эта частная организация, объединяющая около 2 тыс. ассоциаций солидарности, оказала продовольственную помощь 319 тыс. человек [19]. Фонд, в котором на добровольной основе работает 30 тысяч сотрудников, собирает излишки продовольствия, образующиеся у агропромышленных перерабатывающих предприятий, на рынках, у частных производителей-аграриев, и раздает их нуждающимся. 30–35% распределяемой фондом помощи приходится на пенсионеров, еще 35% получателей – дети. Остальное продовольствие распределяется среди иммигрантов, главным образом выходцев из стран Африки.

Цена помощи

В ближайшие годы в сфере социального обеспечения и на рынке труда должны произойти существенные перемены. В соответствии с соглашением, подписанным в мае 2011 г. между правительством и «тройкой» кредиторов (Евросоюз, Международный валютный фонд и Европейский центральный банк), Португалия получит в течение трех лет финансовую помощь в размере 78 млрд евро. В соответствии с выдвигаемыми «тройкой» условиями правительство должно в обязательном порядке снизить стоимость рабочей силы посредством сокращения единого социального налога. Необходимо будет увеличить предложение на рынке труда, несмотря на рецессию и трудности с кредитованием бизнеса. План предусматривает сокращение социальных выплат, расходов на образование и здравоохранение. В 2012–2013 гг. Португалия также должна сэкономить 1 млрд евро за счет реорганизации в сфере государственного управления: с 2012 по 2014 г. число занятых в этом секторе будет ежегодно сокращаться на 1–2%. Одновременно планируется заморозить минимальную зарплату (SMN), отменить дополнительные выплаты госслужащим, получающим более 1 тыс. евро в месяц, и пенсионерам с таким же доходом. Предполагается уменьшение максимальной продолжительности выплат пособий по безработице и снижение их величины. Ожидается рост некоторых налогов, сокращение налоговых льгот, изменение национального праздничного календаря в сторону уменьшения количества нерабочих дней.

Очевидно, что программа помощи, выделенной Португалии международными финансовыми организациями, будет иметь высокую социальную цену. Особенно это заденет малоимущих граждан, но пострадает и средний класс. У частных фондов также останется меньше возможностей для оказания помощи наиболее обездоленным слоям общества. По мнению социологов, за последние десятилетия португальцы настолько привыкли к помощи со стороны либо государства, либо Евросоюза, что снизили уровень личной ответственности за свое благополучие. Новая ситуация должна подстегнуть людей к повышению трудовой и предпринимательской инициативы. Как писал колумнист газеты «Jornal de negocios» Камилу Лоуренсу, «единственное, что нам теперь остается, это работать. И никаких сомнений. Это то, что португальцы умеют делать в трудные моменты, когда их припирают к стене» [20].

Власти понимают необходимость сохранения основных социальных достижений, поэтому многие программы помощи, несмотря на ужесточение условий ее оказания, продолжают свое действие. 5 августа 2011 г. была принята правительственная «Программа чрезвычайных мер в социальной области» (PES) [21], которая рассчитана на три года (до конца 2014 г.). Каждые полгода программа подлежит ревизии с целью решения возникающих проблем и устранения недочетов. Предусмотрены два этапа ее реализации: первый начался с момента обнародования, второй наступит через год. Специально подчеркивается, что выполнение программы не предусматривает создания новых бюрократических институтов или структур, будут использованы имеющиеся, а деньги – «вложены в людей». В первый год на реализацию программы будет истрачено около 400 млн евро, она рассчитана в первую очередь на тех, кто находится за чертой бедности или приближается к ней.

В дальнейшем подход к социальным программам будет неизбежно меняться. Уже в PES отмечено, что «важно внедрять модель социальной инновации». Министр соцобеспечения Педру Мота Соареш, который представил эту программу обществу, охарактеризовал ее как «комплекс гибких мер для разных групп риска». Сославшись на китайскую поговорку, он отметил, что меры предусмотрены разные – «одни будут обеспечены рыбой, другие – инструкцией по ее ловле» [22]. Задача правительства – побуждать граждан к активным действиям по преодолению собственной бедности и создавать для этого необходимые условия. Трудоспособным гражданам, ранее рассчитывавшим на помощь со стороны государства, придется впредь прилагать бóльшие усилия по обеспечению своих семей.

Скорее всего, социальная модель вступает в четвертую фазу своей эволюции – перехода к новому социальному контракту, что повлечет пересмотр обязательств государства и изменение жизненных установок граждан, поиск баланса между претензиями и завышенными ожиданиями общества и реальными экономическими возможностями страны. Сущность происходящих перемен четко сформулировала обозреватель издания «Jornal de negocios» Элена Гарридо. Это – «переход от общества социальных гарантий для всех к обществу, где социальная помощь будет оказываться только самым обездоленным. Отношения граждан с государством будут совершенно иными, чем те, к которым мы привыкли практически сразу после революции 25 апреля 1974 г.» [23].

Этот путь, скорее всего, не будет легким ни для кого. Общество вряд ли захочет добровольно расстаться с социальными завоеваниями прошлых лет, и реализация властями все более жестких мер по введению режима экономии будет встречать все меньше понимания широких слоев. Правительству, в свою очередь, некуда отступать, оно связано обязательствами перед «тройкой», находится под прицелом политических оппонентов и профсоюзов и действует в условиях угрозы возможного дефолта и выхода из еврозоны.

Протестный потенциал португальского общества

Португалия традиционно имеет репутацию страны с низкой социальной конфликтностью. Причины кроются и в особенностях характера португальцев, и в историческом прошлом. Старшее поколение хорошо помнит годы авторитаризма, запреты на массовые выступления. В современных условиях возникают новые факторы социального дистанцирования, которое препятствует объединению людей для выражения общего несогласия. Среди них: быстрый рост городского населения, опустение села, отъезд из страны наиболее активной части молодежи, разрыв семейных и прочих связей, растущая дифференциация доходов и расслоение в обществе.

Несмотря на это, с углублением кризиса и принятием рестриктивных мер протестная активность граждан приобретает тенденцию к возрастанию. Стремление правительства П. Пассуша-Коэлью провести ряд радикальных структурных реформ, «перевыполнить» программу, согласованную с «тройкой», и снизить социальную нагрузку на государство привело, хоть и не сразу, к усилению недовольства и напряженности. Характерно, что в первые месяцы после прихода к власти правительство пользовалось кредитом доверия общества и в известной мере его оправдывало. Однако уже осенью 2011 г. оживились оппозиционные силы левого спектра, и социально-политическая обстановка стала меняться.

Застрельщиками практически всех массовых выступлений явились профсоюзы. Для них это единственная возможность заявить о себе, поскольку профсоюзное движение в Португалии, как и во многих других странах, идет на убыль и, как правило, является инструментом борьбы политических партий за власть. В стране два крупных профсоюзных объединения: прокоммунистическая Всеобщая конфедерация португальских трудящихся – Национальный Интерсиндикал (CGTP-IN) и опекаемый социалистами Всеобщий союз трудящихся (UGT). В ноябре 2010 г. они сумели преодолеть существующие между ними разногласия и соперничество и провести первую с 1988 г. совместную всеобщую забастовку. 1 октября 2011 г. на антиправительственную акцию вывел своих сторонников Интерсиндикал, отметив таким образом 41-ю годовщину своего создания. 15 октября прошли манифестации в рамках международной кампании солидарности против экономического эгоизма элит. 24 ноября состоялась всеобщая забастовка против курса правительства на сокращение социальных программ и увеличение налогов, приуроченная к дебатам по принятию бюджета на 2012 г. Начало нынешнего года ознаменовалось забастовкой работников портов. Целью выступлений является сохранение в прежних объемах социальной поддержки со стороны государства. Пока это единичные акции, но нетрудно представить, что по мере ужесточения политики правительства социал-демократов их число будет расти.

Протестный потенциал демонстрирует также оказавшаяся не у дел молодежь. 12 марта 2011 г. прошла многочисленная молодежная акция протеста «Geração à rasca» («Поколение без будущего»), собравшая более 200 тыс. человек. Как известно, рост протестной активности молодежи наблюдается и в других европейских странах, Португалия не является здесь исключением, но и не является лидером. Молодежь, которая вместо эмиграции выбрала путь борьбы за свои права в родной стране, способна к организации манифестаций при помощи новых коммуникационных технологий. Более того, молодежь способна стать мотором массовых протестов, за ней могут последовать другие уязвимые социальные группы.

При этом в обществе в целом есть понимание сложности текущего момента и нежелание переходить грань возможного в условиях кризиса. Любые забастовки, перерывы в работе предприятий и ведомств ведут к невосполнимым финансовым потерям, в то время как заработанные средства могли бы пойти на оплату долгов и на ту самую социальную помощь, за которую борются протестующие.

Руководство страны находится в крайне тяжелом положении. С одной стороны, оно понимает необходимость осуществления коренных экономических преобразований и осознает последствия невыполнения взятых на себя обязательств перед «тройкой», с другой – не может игнорировать возможность развития широкого забастовочного и протестного движения. Поэтому политические элиты направляют немалые усилия на достижение национального консенсуса. За социальный мир и единство нации неизменно выступает президент страны А. Каваку Силва, а премьер-министр П. Пассуш-Коэлью заявляет, что «без социального согласия нельзя провести долгосрочные реформы». Регулярно выступая с разъяснением принимаемых правительством мер, премьер обещает, что жертвы населения не будут напрасными и Португалия в итоге выиграет от реформ. В стране функционирует Постоянный комитет социального согласия. В рамках диалога по достижению консенсуса министр экономики и занятости Алвару Сантуш Перейра проводит периодические консультации с профсоюзами и другими представителями гражданского общества, согласовывая с ними проекты изменений в сфере трудового законодательства. Очевидно, что выход из сложившегося тупика возможен лишь при условии взаимопонимания и взаимодействия между всеми политическими и экономическими акторами.

Почему Португалия – не Греция?

Поиск разумного баланса между необходимостью приведения в порядок государственных финансов и сохранения социальных достижений является сегодня коренной задачей португальского социума. Руководство страны и общество в целом отрицают возможность выхода страны из Евросоюза и зоны евро. После известных событий в Греции, когда правительство Г. Папандреу предприняло попытку проведения референдума по принятию внешней помощи, португальцы почти единодушно отвергли вероятность такого развития событий в своей стране.Премьер-министр заявил, что Португалия не последует этому примеру: «Мы не хотим, чтобы нас путали с Грецией, и это зависит полностью от нас» [24]. Президент А. Каваку Силва, всегда очень чувствительно относящийся к репутационным вопросам, выразил убежденность, что Португалия должна вернуть себе имидж кредитоспособной страны и строго следовать принятой программе экономии во избежание «греческого сценария». Напомним, что именно А. Каваку Силва (тогда в качестве премьер-министра) приложил немалые усилия для вхождения Португалии в европейское интеграционное пространство в 1986 г. Благодаря этому шагу Португалия смогла добиться существенных результатов в своем политическом, экономическом и социальном развитии.Даже представители левой оппозиции, выступающие против ограничений социальных прав, отвергли необходимость в «консультации с народом» по подобным вопросам. «Португалия должна поддерживать репутацию страны, которая держит слово и выполняет обязательства», – выразил общее мнение министр иностранных дел Паулу Порташ [25].

Помимо отношения к политико-моральным обязательствам, которые, в отличие от Греции, Португалия предпочитает выполнять, между двумя странами есть существенные различия экономического порядка. Положение Греции по сравнению с Португалией выглядит несколько хуже. Так, в 2010 г. ВВП Греции сократился на 4,5%, в то время как ВВП Португалии вырос на 1,3%. Дефицит португальского бюджета составил 9,1% против 10,5% в Греции. Душевой доход имел соотношение 1,3:1 в пользу Греции, но если в Португалии он несколько подрос, то в Греции снизился. Государственный долг Греции достиг 142,7% ВВП, тот же показатель Португалии приблизился к отметке в 93% [26]. Никто не предполагает, что Греция способна погасить задолженность, в то время как вероятность этого для Португалии считают довольно высокой. Наконец, португальцы регулярнее и честнее платят налоги (хотя тоже не без греха) и – главное – не выводят массово свои капиталы за границу, как это делают греки.

2012 г. обещает быть тяжелым для периферии Евросоюза, да и в целом для региона. Но даже возможный выход Греции из еврозоны, который еще более осложнит положение Португалии, по-видимому, не заставит Лиссабон отступить от своих намерений провести реформы и оздоровить финансово-экономическое положение. Португалия хочет показать миру, что отличается от некоторых других периферийных государств Евросоюза (в первую очередь Греции) тем, что у нее есть чувство ответственности, работающие институты и несколько лучшие экономические показатели. Решение многих дилемм: работать или бастовать, зарабатывать или ждать государственной помощи, доводить ситуацию до дефолта или наводить порядок в бюджете, оставаться периферией или становиться «европейской Флоридой», о чем мечтает нынешний министр экономики, – зависит от выбора и действий самих португальцев.

Примечания:

[1] Подробнее об экономической ситуации в периферийных странах Евросоюза см.: П.П. Яковлев. Зона евро: испытание кризисом. - http://www.perspektivy.info/oykumena/ekdom/zona_jevro_ispytanije_krizisom_2011-08-26.htm

[2] PIIGS - Португалия (P), Италия (I), Ирландия (I), Греция (G), Испания (S).

[3] Подр. см.: П.П. Яковлев. Досрочные выборы в Испании: причины, результаты, последствия. - http://perspektivy.info/oykumena/europe/dosrochnyje_vybory_v_ispanii_prichiny_rezultaty_posledstvija_2011-12-27.htm

[4] http://www.portugal.gov.pt/pt/GC19/Governo/Composicao/Pages/Composicao.aspx

[5] Социальная Европа в XXI веке. Под ред. М.В. Каргаловой. М, 2011, СС. 8-9.

[6] María João Valente Rosa, Paulo Chitas. Portugal: os Números. Lisboa, 2010, p. 26.

[7] https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/po.html

[8] Instituto Nacional de Estatística. Censos 2011 – http://www.ine.pt/xportal/xmain?xpid=INE&xpgid=ine_main

[9] http://www.euromag.ru/portugal/11623.html

[10] http://www.ine.pt/xportal/xmain?xpid=INE&xpgid=ine_main

[11] Público. Lisboa, 18.05.2011.

[12] Expresso. Lisboa, 14.12.2011.

[13] Первая волна – в начале ХХ в., вторая – 60-70-е годы ХХ в.

[14] http://www.ionline.pt – 19.05.2011.

[15] El País, Madrid. 26.05.2011.

[16] http://economico.sapo.pt – 26.07.2011.

[17] http://www2.seg-social.pt/left.asp?03.08

[18] http://observatorio-das-desigualdades.cies.iscte.pt/index.jsp?page=news&id=163

[19] El País, 1.06.2011.

[20] Jornal de negocios, Lisboa. 18.05.2011.

[21] http://www.portugal.gov.pt/pt/GC19/Governo/Ministerios/MSSS/Intervencoes/

[22] http://www.portugal.gov.pt – 05.08.2011.

[23] Jornal de noticias. 30.08.2011.

[24] El País. 5.11.2011.

[25] http://www.portugal.gov.pt/pt/os-ministerios/ministerio-dos-negocios-estrangeiros/

[26] Banco de Portugal. Relatorio e contas 2010, p. 211-215; https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/fields/2003.html#70.

Читайте также на нашем портале:

«Италия: опыт борьбы с нелегальной иммиграцией» Ирина Животовская

«Досрочные выборы в Испании: причины, результаты, последствия» Петр Яковлев

««Движение возмущенных» в Испании: новая форма социального протеста » Сергей Хенкин

«Португалия: президентские выборы на фоне кризиса» Наиля Яковлева

«Испания: антикризисная стратегия и императивы модернизации» Петр Яковлев

«Испания – еще один «больной человек» Европы?» Петр Яковлев

«Судьба Греции: непредвиденный сценарий?» Лилия Зубченко


Опубликовано на портале 25/01/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика