Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Португалия: президентские выборы на фоне кризиса

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Наиля Яковлева

Португалия: президентские выборы на фоне кризиса


Яковлева Наиля Магитовна – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Португалия: президентские выборы на фоне кризиса

В 2010 г. Португалия отметила два знаменательных юбилея: первый – столетие Республики, второй – 25-летие вступления в ЕЭС. Однако внимание мирового сообщества привлекли не они, а нарастающий в стране экономический кризис, поставивший на карту благополучие всего Евросоюза. На этом фоне в январе 2011 г. прошли очередные президентские выборы, в которых, впервые в истории португальской демократии, приняли участие менее половины избирателей.

Экономика в зоне концентрации рисков

На заре своего пребывания у власти президент В.В. Путин неоднократно заявлял о том, что Россия за десять лет догонит Португалию по объему ВВП на душу населения. Заявление было смелое, поскольку в 2000 г. соответствующие показатели двух стран различались в 2,5 раза: 17089 долл. у Португалии и 6810 долл. у России. Динамичное развитие российской экономики в предкризисный период на фоне сравнительного низких португальских темпов роста внушало, казалось, вполне обоснованный оптимизм. Уже в 2006 г. соотношение подушевых ВВП сократилось до 1,6 раза (соответственно, 21662 и 13217 долл.) [1]. Однако мировой кризис спутал все карты, отбросив экономику РФ на несколько лет назад.

Португалия также оказалась в числе наиболее пострадавших под ударами глобального кризиса стран. И там, и у нас кризисные явления на международных финансовых и товарных рынках наложились на внутренние структурные перекосы в экономике, обострили давно назревавшие макроэкономические проблемы, решение которых в относительно благополучные годы (для Португалии) и в период быстрого роста (для России) откладывалось в долгий ящик. Кризис сыграл роль лакмусовой бумаги и вывел на всеобщее обозрение те хозяйственные дефекты, которые власти двух стран предпочитали не замечать.

Ахиллесовой пятой экономического развития Португалии стали многочисленные структурные слабости. Вот главные из них:

· Технологическая отсталость многих отраслей экономики, их низкая международная конкурентоспособность. Так, производительность труда национальных предприятий составляет лишь 72% от уровня ЕС-27 и 65% – ЕС-15 [2]. За последние 10 лет радикальных изменений в этом не произошло.

· Низкая доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП. В конце первого десятилетия XXI века она едва превышала 14% [3]. При этом основное место в отрасли занимают традиционные секторы: текстильный, пищевой.

· Недостаточная эффективность сельского хозяйства. Оно обеспечивает только 2,4% ВВП, но для его нужд используется 43% национальной территории. Невысокая продуктивность аграрного сектора вынуждает Португалию ввозить до 50% продовольствия и кормов [4].

· Хронический дефицит внешней торговли как следствие низкой конкурентоспособности португальских товаров. Только за три года, с 2007 по 2009 г., отрицательное внешнеторговое сальдо превысило 56 млрд евро [5].

· Высокие социальные обязательства государства и зарегулированный рынок труда. Надежная социальная защищенность португальских граждан, достигнутая за десятилетия демократического развития, обернулась рядом негативных макроэкономических последствий. Пособие по безработице, например, превышает среднюю заработную плату, а увольнение работников стоит настолько дорого, что может разорить работодателя. Последнее обстоятельство препятствует созданию новых рабочих мест и способно отпугнуть инвесторов. В целом же государственные расходы стабильно превышали доходы, образовывая постоянный бюджетный дефицит, достигший в 2009 г. рекордной цифры в 15,4 млрд евро [6].

· Рост суверенной задолженности. Латание бюджетных дыр осуществлялось путем размещения государственных долговых обязательств, в результате чего в последние годы долг рос как снежный ком, превысив в 2009 г. 125 млрд евро, или 77% ВВП (табл. 1). Соответственно, возрастал и объем платежей по обслуживанию задолженности. Но это еще не все. С учетом корпоративных облигаций и задолженности частного сектора совокупный долг Португалии достиг астрономических 236% ВВП, что превышало даже показатель Греции (195%) – главной «головной боли» Евросоюза.

В условиях кризиса все это привело португальскую экономику к краю пропасти. Страна стала очагом нестабильности в еврозоне, еще одним «больным человеком Европы».

Табл. 1. Основные макроэкономические показатели Португалии в 2000 – 2009 гг.

Показатель

2000

2005

2007

2008

2009

Изменение ВВП, %

3,9

0,9

1,9

0,0

-2,7

Инфляция, %

2,8

2,1

2,4

2,7

-0,9

Баланс текущих операций, % ВВП

-8,8

-8,2

-8,1

-10,4

-9,4

Бюджетный дефицит, % ВВП

-2,9

-6,1

-2,6

-2,8

-9,4

Уровень безработицы, %

3,9

7,6

8,0

7,6

9,5

Государственный долг, млрд евро

61,8

94,8

103,7

110,4

125,9

Государственный долг, % ВВП

50,5

63,6

63,6

66,3

76,8

Экспорт товаров, млрд евро

26,7

31,0

38,0

38,4

31,5

Импорт товаров, млрд евро

42,4

47,4

55,6

59,9

48,9

Источник: Banco de Portugal. Relatorio Anual 2009. – http://www.bportugal.pt/

Ключевую макроэкономическую проблему сегодняшней Португалии можно разделить на две части. Во-первых, португальские власти должны удерживать страну от финансового коллапса и обеспечивать приток «свежих» денежных ресурсов, необходимых для обслуживания госдолга и выполнения бюджетных обязательств. Во-вторых, требуется провести реформы, устраняющие причины возникновения структурных дисбалансов. На решение этой двуединой задачи и были направлены усилия правительства в контексте его антикризисной стратегии.

Наиболее уязвимым моментом стало размещение на международных финансовых рынках новых долговых обязательств. По существу, Португалия попала в порочный круг: колоссальный госдолг и дефицит бюджета требовали новых финансовых вливаний, а их получение еще больше увеличивало долговую нагрузку на португальскую экономику. Более того, по мере углубления кризиса значительно ухудшились условия размещения португальских облигаций, что поставило в повестку дня вопрос о предоставлении Португалии (по примеру Греции и Ирландии) финансовой помощи со стороны Стабилизационного фонда Евросоюза и МВФ. На этом, в частности, настаивали Франция и Германия, опасавшиеся того, что португальский суверенный дефолт вызовет цепную реакцию в других проблемных странах еврозоны, прежде всего в Испании и Бельгии.

Португальские власти по политическим соображениям (помощь Стабфонда Евросоюза и МВФ на практике означала бы утрату Лиссабоном значительной части суверенитета) отвергали предложение Парижа и Берлина и, несмотря на высокие издержки, продолжали размещать гособлигации на финансовых рынках. Например, в начале текущего года им удалось продать облигации на сумму 1,6 млрд долл., что имело положительный демонстрационный эффект накануне президентских выборов и отсрочило риск обращения за помощью к ЕС и МВФ. Но эта транзакция – только начало. В текущем году, по оценке экспертов, страна должна разместить долговые обязательства на сумму порядка 20 млрд евро [7]. Вопрос о том, сможет ли Португалия самостоятельно решить свои финансовые проблемы, остается открытым.

В течение прошлого года официальный Лиссабон принял и реализовал три антикризисных плана, основным содержанием которых явилось сокращение бюджетного дефицита путем введения жесткого режима экономии. С этой целью власти предприняли шаги по снижению текущих расходов и увеличению доходной части государственной казны. В среднем на 5% сокращались заработные платы госслужащих, замораживались пенсии, отменялись субсидии малоимущим гражданам и повышались некоторые налоги. В частности, с 21 до 23% был увеличен НДС. В результате дефицит бюджета по итогам 2010 г. удалось снизить до 7,3%, а в текущем году этот показатель должен составить 4,6% [8].

Безусловно, санация государственных финансов – шаг в правильном направлении. В то же время принятые властями меры носят рестриктивный характер, снижают жизненный уровень большой части населения и осложняют условия ведения бизнеса. Особенно пострадали средние и малые предприниматели, многие из которых, не справляясь с возросшим налоговым бременем, либо сворачивают свою деятельность, либо «уходят в тень». (Замечу, что неформальная, «теневая» экономика уже сейчас составляет до 30% ВВП, и есть основания полагать, что эта доля возрастет).

Такое положение дел требует от властей не останавливаться на принятии монетаристских мер и компенсировать их негативные эффекты проведением давно назревших структурных реформ. Отражая ожидания и предпринимательского класса, и всего общества, португальский экономист Рикардо Рейес выразил надежду, что 2011 г. войдет в историю страны как год перемен. «Португалия, – пишет эксперт, – просто не в состоянии следовать курсом прошлого десятилетия… Экономика не может больше пребывать в стагнации» [9]. В этом – вызов руководству страны, которое после президентских выборов получило новый шанс на осуществление курса реформ и модернизации.

Политическая система и расстановка сил

Все властные институты страны в условиях кризиса проходят серьезную проверку на прочность, но особенно возрастает роль президента как верховного арбитра и гаранта стабильности. Португалия представляет собой так называемую «полупрезидентскую» республику. Президент является главой государства и избирается прямым всеобщим и тайным голосованием сроком на пять лет с правом переизбрания на второй срок. Компетенция президента и его прерогативы регулируются статьями 120—140 Конституции 1976 г. [10], в соответствии с которыми он представляет страну на международной арене, гарантирует ее независимость и целостность, обеспечивает функционирование демократических институтов, не вмешиваясь в их текущую работу. Кроме того, президент является Верховным главнокомандующим вооруженными силами и наделен важными правами. Для поддержания равновесия в Конституции предусмотрены механизмы, позволяющие избегать проявлений волюнтаризма со стороны главы государства.

Полномочия Президента республики

Является Верховным главнокомандующим, объявляет о состоянии войны или мира

Назначает по своему усмотрению

5 членов Госсовета и 2 членов Высшей магистратуры

Назначает и отправляет в отставку генерального прокурора, председателя Счетной палаты

Ратифицирует международные соглашения,

назначает послов, принимает верительные грамоты

Имеет право созывать чрезвычайные сессии Ассамблеи Республики

Возглавляет совет национальной обороны и назначает высшее командование видов ВС

Назначает даты проведения выборов в органы власти

Имеет право вводить режим чрезвычайного или военного положения

Утверждает состав кабинета министров

Назначает и отправляет в отставку

и отправляет его в отставку

премьер-министра

Имеет право распускать парламент и назначать новые парламентские выборы

Имеет право распускать региональные органы власти в случае нарушения ими Конституции

Имеет право объявлять референдумы по предложению Ассамблеи Республики

Имеет право вето на законы парламента и декреты правительства, присваивает звания, осуществляет помилование



Президент не обладает всей полнотой исполнительной власти, однако не является и декоративной, церемониальной фигурой. Конституция предоставляет ему достаточные возможности влиять, в случае необходимости, на ход политического процесса [11]. Наиболее действенными инструментами президентской власти являются: право вето, право отставки премьера, право роспуска парламента.

Хотя президентские выборы являются персонифицированными, а не партийными, поддержка, которую партии и их руководство оказывают кандидатам, является определяющей для мобилизации электората.

Законодательным органом в Португалии является однопалатная Ассамблея Республики, депутаты которой избираются на четыре года на основе пропорционального партийного представительства. При назначении главы правительства президент обязан согласовать его кандидатуру с партиями, представленными в парламенте. Именно поэтому парламентские выборы и борьба за пост премьер-министра – ключевой фигуры в определении главных векторов экономического развития – являются приоритетными направлениями партийной деятельности. Главными конкурентами здесь на протяжении последних десятилетий выступают Социалистическая партия (СП) и Социал-демократическая партия (СДП).

Несколько преувеличенное значение партийной системы в политической жизни Третьей республики [12] являлось традиционной чертой португальской демократии. Именно политические партии и их лидеры сыграли важную роль в свержении авторитарного режима и в период демократического транзита стояли во главе властных структур или общественных движений. Однако в последние годы партийная система находится в состоянии кризиса. Партии все реже занимаются разработкой программных документов, определяющих стратегические цели национального развития и указывающих способы их достижения. Круг партийной работы становится весьма ограниченным и в основном сводится к рекрутированию новых членов и формированию властной элиты. Подобное сужение деятельности расценивается обществом негативно и в конечном итоге снижает значимость партий в политической жизни. Растёт недоверие к их деятельности и способности решать стоящие перед обществом задачи. Избиратель все чаще отказывается верить как программным заявлениям, так и отдельным представителям различных партий. Уровень партийной принадлежности португальцев – один из самых низких в Европе и с конца 1990-х годов продолжает стабильно снижаться. Опросы общественного мнения, проводимые «Евробарометром», показывают, что 80% португальцев не доверяют ни одной политической партии. Даже сами партийные функционеры признают, что партии уже не являются эффективными инструментами общественного влияния, хотя еще функционируют как электоральные механизмы.

Существует и проблема доверия политическому классу. Общий смысл претензий к политикам со стороны электората сводится к тому, что они не выполняют данных обещаний, далеки от повседневных нужд избирателей, в их выступлениях превалирует демагогия, нет смены элит, доминируют старые политические фигуры, применяются устаревшие методы работы [13]. Все это вызывает скептицизм избирателей и выливается в нежелание участвовать в выборах, явка на которых в последние годы имеет тенденцию к снижению. Экс-лидер СДП, политик и экономист Мануэла Ферейра Лейте считает, что популизм и демагогия правящего класса ставят под сомнение его репрезентативность. «Ни одна страна не может развиваться в условиях некомпетентности своих лидеров, которые полностью дискредитированы, так как не выполняют своих обещаний», – утверждает она [14].

Социологические исследования показывают, что современное португальское общество гораздо более диверсифицировано, чем имеющийся партийный спектр, и это затрудняет выбор гражданами партии, отвечающей их насущным запросам. Предпочтения избирателей все меньше связаны с их социальным положением, принадлежностью к определенной общественной группе. Наблюдаются размывание социальной базы партий, рост мобильности и независимости избирателя, возможность его дрейфа от одной партии к другой на разных выборах. Партиям становится все труднее расширять свою электоральную базу и «прикреплять» к себе избирателя. Поэтому в 2000-х годах партийная система стала трансформироваться, в традиционных партиях развернулся процесс фрагментации, появились новые партии, которые пока не обрели достаточной известности для успешной конкуренции, но уже набрали голоса на выборах различных уровней.

В Ассамблее Республики доминируют две партии, и еще трем удается получать некоторое количество мандатов (табл. 2).

Табл. 2. Парламентские партии Португалии (по итогам выборов 2009 г.)

Название партии

Лидер партии

Количество

мандатов

в Ассамблее

Республики

Количество мандатов в Европарламенте

Социалистическая партия (СП)

Жозе Сократеш

Карвалью Пинта де Соуза

97

7

Социал-демократическая партия (СДП)

Педру Мануэл Мамеде

Пассуш Коэлью

81

8

Партия Cоциально-демократический центр – Народная партия (СДЦ/НП)

Паулу Порташ

21

2

Левый блок (ЛБ)*

Франсишку Анаклету Лоуса

16

3

Португальская коммунистическая партия (ПКП)

Жерониму де Соуза

15

2

Экологическая партия зеленых**

Национальный совет

Итого

230

22

* Партия создана в 1999 г. из трех политических движений: Народно-демократического союза, Социалистической революционной партии и партии «Политика XXI».

** С 1987 г. ПКП и Экологическая партия образуют Объединенную демократическую коалицию.



Характерной особенностью португальской партийной системы является отсутствие правых партий в их традиционном понимании. Эту нишу занимают две партии – СДП и СДЦ/НП, которые обычно зачисляют в центристские или правоцентристские. Большую часть остальных партий относят к левому спектру – от левоцентристов (Социалистическая партия) до крайне левых (представляющая маоистскую тенденцию Коммунистическая партия португальских трудящихся) [15].

Соцпартия после выборов 2005 г. получила парламентское большинство и сформировала правительство, которое возглавил (с 12 марта 2005 г.) премьер-министр Жозе Сократеш [16]. На выборах в сентябре 2009 г. она частично утратила свои позиции, лишившись абсолютного большинства в парламенте, но сохранила за собой лидерство, а Ж. Сократеш – пост премьера. В течение двух десятилетий (с 1986 по 2006 г.) эта же партия удерживала пост президента республики [17]. В прежние годы тактика объединения с другими партиями левого спектра приносила ей успех и позволяла побеждать на президентских выборах представителей правоцентристских партий. Так случилось в 1996 г., когда лидер коммунистов Жерониму ди Соуза снял свою кандидатуру в пользу представителя СП Жоржи Сампайю. Подобным образом в 2001 г. удалось провести того же Ж. Сампайю – объединенного кандидата левых сил – на второй президентский срок. Однако эта традиция была нарушена в 2006 г., когда от левых было выставлено 5 кандидатов. Поддержанный СДП и СДЦ/НП кандидат правого центра – бывший премьер-министр Анибал Каваку Силва – набрал больше голосов, чем все пять его противников вместе, и получил мандат президента на пять лет. В октябре 2010 г. президент Португалии назначил дату проведения очередных президентских выборов (23 января 2011 г.) и подтвердил намерение переизбраться на новый срок, объяснив это желанием помочь своей стране, находящейся «в чрезвычайно тяжелом положении» [18].

Президентские выборы и их значение

Право выдвижения на пост президента регулируется законом № 621 от 15 ноября 1974 г. [19] Претендовать на высший государственный пост могут граждане Португалии старше 35 лет. Каждый претендент должен представить в конституционный суд соответствующие документы, а также списки граждан, поддерживающих его кандидатуру: от 7500 (минимум) до 15000 (максимум) подписей. В соответствии с конституцией в первом туре голосования побеждает кандидат, набравший более 50% голосов. Если никому не удается набрать такое количество голосов, через 21 день проводится второй тур между двумя кандидатами-лидерами.

В конце декабря – начале января прошли телевизионные дебаты между претендентами в прямом эфире. Избирательная кампания велась с 9 по 21 января 2011 г., в это время кандидаты ездили по стране и встречались с избирателями. Все они активно использовали современные средства коммуникации, имели собственные сайты и странички в социальных сетях, где размещали предвыборную информацию, речи и агитационные материалы, собирали голоса в свою поддержку.

Зарегистрированных претендентов на пост президента Португалии оказалось шестеро:

Анибал Каваку Силва (AníbalCavacoSilva), 1939 г. р., действующий президент Португалии, экономист, был поддержан Социал-демократической партией, партией Социально-демократического центра и Португальским движением «Надежда для Португалии».

Мануэл Алегре (ManuelAlegre), 1936 г. р., поэт, был поддержан Социалистической партией и двумя леворадикальными партиями – Левым блоком и Коммунистической партией португальских трудящихся.

Фернанду Нобре (FernandoNobre), 1951 г. р., врач-хирург, создатель неправительственной организации «Международная медицинская помощь», независимый кандидат. Интересен тем, что применил новые для Португалии методы организации избирательной кампании. На его призыв через веб-сайт Facebook откликнулись 2 тысячи человек, главной задачей которых был сбор подписей в поддержку кандидата. Лозунги и формат предвыборной кампании штаб Ф. Нобре заимствовал у президента США Барака Обамы.

Дефенсор Моура (DefensorMoura), 1945 г. р., депутат Ассамблеи Республики, врач, член Социалистической партии, позиционировался как независимый кандидат.

Франсишку Лопеш (FranciscoLopes), 1955 г. р., депутат национального парламента, электрик по профессии, был поддержан Объединенной демократической коалицией в составе Португальской компартии и Экологической партии «зеленых». Главной задачей Ф. Лопеша было заявить свои претензии на роль будущего лидера ПКП.

Жозе Мануэл Коэлью (José ManuelCoelho), 1952 г. р., депутат регионального парламента (Мадейра), рабочий-строитель, был поддержан небольшой партией «Новая демократия» [20]. Пресса не восприняла его всерьез и нарекла «Тиририки из Мадейры». При выдвижении собрал 9000 голосов в свою поддержку. Интернет магазин предлагает otvetexpert.com можно купить у нас.

Последних четырех кандидатов называли в печати «декоративными элементами президентской кампании» [21]. Предварительные замеры общественного мнения подтверждали значительный отрыв двух главных партий – социал-демократов и социалистов – от всех других [22], а также прогнозируемый отрыв от остальных претендентов двух кандидатов – А. Каваку Силвы и М. Алегре. Причем отрыв первого изначально был настолько велик, что обеспечивал ему победу в первом туре. Однако по мере приближения выборов намерение избирателей голосовать за главу государства охладевало. Причин было несколько:

· в фокусе общественного внимания находилось правительство; президент, несмотря на все свои полномочия, не является центром политической власти в Португалии;

· существует историческая традиция, ставшая почти нормой: победа действующего президента, баллотирующегося на второй срок. Так было во время президентских выборов 1980, 1991 и 2001 гг. Три президента Португалии, выбранные в результате прямых всеобщих выборов после революции 1974 г., отработали на своем посту по два мандата. Поэтому кампании, в которых участвует действующий президент, обычно вызывают меньший интерес со стороны электората;

· ожесточенные нападки со стороны левых конкурентов;

· предопределенность результатов из-за отсутствия сильных альтернативных кандидатов.

Проблемой левых сил на президентских выборах вновь, как и в 2006 г., стало то, что им не удалось выступить единым фронтом и выставить одного кандидата. Каждый претендент решал собственные задачи. Разобщенность в этом спектре политических сил открывает возможности для возникновения новых партий, в том числе радикальных, которые, впрочем, пока не пользуются существенной поддержкой населения. Экономический кризис создает питательную среду для возникновения внутрипартийных разногласий по всей повестке дня. При определенных условиях процессы, происходящие внутри Соцпартии, могут привести в будущем к более глубокому размежеванию. Уже сейчас в партии сформирован блок «новых левых» (умеренные), к которым принадлежит и премьер-министр. Многие из них были против поддержки, оказанной партией М. Алегре, который отражает взгляды ее леворадикального крыла. Разногласия существуют как во фракции СП в парламенте, так и внутри правительства, где есть министры-социалисты, выражающие несогласие с главой кабинета по отдельным вопросам.

Во время избирательной кампании Соцпартия, поддержав М. Алегре, частично нейтрализовала выпады в свой адрес со стороны более радикального крыла. Именно имеющимися противоречиями можно объяснить появление независимого кандидата от СП – Д. Моуры, который «увел» некоторое количество голосов у официального кандидата. Более того, еще один независимый кандидат (Ф. Нобре) был поддержан некоторыми представителями СП и отвлек на себя часть протестного электората. Выставив, по сути, трех кандидатов, СП была обречена на неизбежное поражение в президентской гонке.

Консерваторам также пришлось преодолевать разногласия на подготовительном этапе. Но, несмотря на попытки СДЦ/НП, недовольной отдельными действиями президента, выдвинуть альтернативного кандидата, раскола удалось избежать, и правые партии выступили вместе в поддержку А. Каваку Силвы.

Упомянутые противоречия определили главную ось избирательной кампании – противостояние президента и правительства. Как правило, президент не критикует действия правительства в течение своего мандата, он исполняет роль модератора, занят поисками компромиссов, находится «над схваткой». Однако, став претендентом на пост, он смог выражать свое несогласие с социалистами по ряду экономических и социальных проблем, что на время избирательной кампании нарушило достигнутый между властями консенсус.

Поскольку и у правительства накопились претензии к главе государства, оно занялось «демонстрацией мускулов», решив указать президенту его реальное место в системе принятия решений. В ходе кампании А. Каваку Силва, приняв вызов,предупредил страну об опасности углубления кризиса, о рисках чрезмерных внешних заимствований со стороны правительства и дал обещание, в случае избрания на второй срок, действовать более решительно, чтобы помочь стране выбрать правильное направление развития [23].

Очевидная нервозность Ж. Сократеша и его министров была вполне объяснимой – выборы являлись в первую очередь оценкой деятельности правительства. Такие принимаемые им меры, как урезание зарплат,замораживание пенсий,сокращение социальных программ,повышение налогов и др., могли привести к протестному голосованию даже среди традиционных сторонников.

Наибольшее опасение у правительства вызывает гипотетическая возможность использования избранным президентом предоставленного ему конституционного права отставки кабинета, роспуска парламента и назначения новых парламентских выборов. Поэтому позиции, обозначенные обеими сторонами в ходе президентской кампании, являлись стратегическими и были рассчитаны на будущее. Основная интрига тут – способность к взаимодействию двух властных институтов, представляющих конкурирующие партии.

Президент избран, проблемы остаются

23 января 2011 г. состоялись президентские выборы. Безоговорочную победу на них одержал действующий глава государства Анибал Каваку Силва, уже в первом туре набравший 53,14% голосов. Ни одна из партий не смогла противопоставить 71-летнему политику достойного соперника. В сущности, повторился сценарий 2006 г. [24], когда выборы также прошли в один тур, а второе место занял представитель Социалистической партии Мануэл Алегре.

Однако при всей схожести заметны и отличия. Во-первых, в 2006 г. оба претендента выдвинули свои кандидатуры неожиданно, выйдя из продолжительного политического небытия, и представляли собой в некотором смысле непредсказуемых кандидатов, что в немалой степени способствовало их успеху. В этот раз все было понятнее: А. Каваку Силва проявил себя на президентском посту, М. Алегре – как парламентарий и член Госсовета. Во-вторых, в прошлый раз оба были самовыдвиженцами и делали упор на независимость от любых политических структур, на этих же выборах они имели явно выраженную поддержку аппарата соответствующих партий, хотя президент не раз подчеркивал, что занимает самостоятельную позицию. Третье отличие состоит в соотношении полученных голосов: если в 2006 г. А. Каваку Силва набрал 50,54%, а М. Алегре – 20,74%, то в 2011 г. разрыв стал еще больше. Победа президента над оппонентами была достаточно убедительной, и ее можно расценивать как положительную оценку его предыдущего мандата.

М. Алегре, возлагавший надежды на проведение второго тура, набрал на 33% голосов меньше своего основного конкурента. Он первым признал фиаско и взял на себя вину, стараясь оградить от поражения партии, оказавшие ему поддержку. Впрочем, и руководство СП отмежевалось от его поражения, подчеркнув персонифицированный характер президентских выборов.

Вопреки предварительным опросам, остальные четыре кандидата вместе получили 27,2%, опередив ветерана-социалиста. ПКП ухудшила свои предыдущие результаты, получив на 1,6% голосов меньше, чем в 2006 г. Независимый социалист Д. Моура стал абсолютным аутсайдером (табл. 3). Главным сюрпризом выборов явились результаты медика Ф. Нобре, которому удалось добиться высокого показателя для дебютанта – 14,04%.

Табл. 3. Итоги президентских выборов 23 января 2011 г.

Кандидат

Число голосов избирателей, поданных за каждого кандидата

В цифрах

В процентах от числа избирателей, принявших участие в голосовании

Каваку Силва, Анибал

2209227

53,14

Алегре, Мануэл

817980

19,67

Нобре, Фернанду

583582

14,04

Лопеш, Франсишку

293143

7,05

Коэлью, Жозе Мануэл

187836

4,52

Моура, Дефенсор

65775

1,58

Источник: http://www.tribunalconstitucional.pt/tc/file/acta.pdf?src=1&mid=1450&bid=1005

Главное внимание после выборов привлекла проблема абсентеизма, так как число воздержавшихся от голосования в этот раз оказалось выше, чем число принявших в нем участие (табл. 4). Был побит рекорд 2001 г., когда доля граждан, уклонивших от участия в президентских выборах, впервые в истории демократических выборов в Португалии превысила 50%.

Табл. 4. Участие избирателей в президентских выборах (1976–2011 гг.)

Год проведения

президентских выборов

Количество проголосовавших,

%

Количество уклонившихся, %

1976

75,47

24,53

1980

84,39

15,61

1986 (второй тур)

77,99

22,01

1991

62,16

37,84

1996

66,29

33,71

2001

49,71

50,29

2006

61,53

38,47

2011

46,44

53,56

Источник: http://eleicoes.cne.pt/sel_eleicoes.cfm?m=raster

Помимо причин политического характера, такой высокий показатель абсентеизма объяснялся и чисто техническими проблемами, по поводу которых министр внутреннего управления Руй Перейра принес публичные извинения, а оппозиция даже требовала его отставки. Сыграло роль и то, что в избирательных списках числились «призраки» – умершие граждане и уехавшие эмигранты. По подсчетам, реальных избирателей было около 8,4 млн человек [25] – на 1,1 млн меньше, чем фигурировало в избирательных списках. Ряд наблюдателей призвали не драматизировать показатели активности избирателей, отнюдь не самые низкие среди стран развитой демократии.

Подводя итоги выборов, вновь избранный президент подверг соперников резкой критике. Обращение президента к нации стало, по мнению некоторых аналитиков, свидетельством твердого намерения А. Каваку Силвы изменить в ходе второго мандата стиль президентского правления в пользу более активного участия в процессах, происходящих в стране [26].

У второго президентского срока есть свои плюсы и минусы. Минусом является неизбежный переход в статус «хромой утки». С другой стороны, первый мандат, как правило, бывает отмечен осторожностью и поиском компромиссов для сосуществования с другими политическими акторами. Теперь жепрезидент может позволить себе большую свободу действий и более высокий уровень вмешательства в политику правительства. Не претендуя на переизбрание, он получает возможность использовать все имеющиеся в его распоряжении полномочия и острее реагировать на возникающие проблемы. В условиях кризиса президент вообще может оказаться ключевой политической фигурой, что придает особую значимость прошедшим выборам.

Перед Португалией в новом десятилетии встают сложные задачи, среди которых поиск путей выхода из кризиса, осуществление реформ, модернизация существующих социально-экономических структур. Прошедшие выборы говорят о том, что для преодоления глубоких кризисных явлений страна нуждается не только в технологической, промышленной, аграрной модернизации, но и в новых политиках, чьи менталитет и способности будут отвечать требованиям дня.

Примечания:

[1] OECD Factbook 2010: Economic, Environment and Social Statistics. GDP per capita. – http://stas.oecd.org/

[2] Banco de Portugal. Relatorio Anual 2009. – http://www.bportugal.pt/

[3] Ibidem.

[4] http://fincake.ru/blogs/Masterforex-V/posts/1629.html

[5] Banco de Portugal. Relatorio Anual 2009. – http://www.bportugal.pt/

[6] Ibidem.

[7] http://economico.sapo.pt/noticias/print/108045.html

[8] http://economico.sapo.pt/noticias/print/105760.html

[9] Ricardo Reis. Previsões para Portugal, Europa у EUA em 2011. – http://economico.sapo.pt/noticias/nprint/108098.html

[10] Конституция III Республики была принята в 1976 г. Поправки вносились в 1982, 1989, 1992, 1997, 2001 и 2004 гг. – Constituição da República Portuguesa, http://www.portugal.gov.pt

[11] Это доказал президент Ж. Сампайю (1996-2006 гг.), воспользовавшийся 1 декабря 2004 г. своим конституционным правом и объявивший о роспуске парламента. Вследствие принятого решения в феврале 2005 г. были проведены досрочные парламентские выборы.

[12] Принятая в историографии периодизация португальской истории после свержения монархии: I Республика — 1910-1926 гг.; II Республика — 1926-1974 гг.; III Республика — с 1974 г. по настоящее время.

[13] Diario de Noticias. Lisboa, 17.12.2010.

[14] Мария Мануэла Диаш Ферейра Лейте – бывший министр финансов, лидер СДП с 2008 по 2010 г., первая женщина в истории Португалии, занимавшая эти посты. -http://www.pysnnoticias.com/2011/-1/07/

[15] Partido Comunista de Trabalhadores Portugueses (PCTP).

[16] Жозе Сократеш Карвальо Пинта де Соуза, 1957 г.р., член СП с 1981 г., генеральный секретарь с сентября 2004 г.

[17] Первый гражданский президент страны после 1974 г. — Мариу Соареш (1986-1996 гг.); второй — Жорже Сампайю (1996-2006 гг.). Оба из СП, но после вступления в должность приостановили членство в партии. Первым президентом после революции 1974 г. был генерал Франсишку да Кошта Гомеш (1974-1976 гг.), первым президентом III Республики, избранным в соответствии с Конституцией 1976 г., стал генерал Антониу Рамальо Эанеш (1976-1986 гг.).

[18] http://www.intereconomia.com, 26.10.2010.

[19] Decreto-Lei n. 621-A/74, B/74

[20] Выступил против президента Мадейры Алберту Жоау Жардима, который управляет архипелагом в течение 33 лет. «Решил выставить свою кандидатуру, чтобы привлечь внимание к антидемократическому анклаву, в котором никогда не цвели апрельские гвоздики. На Мадейре живут как во времена диктатора А. Салазара», - утверждал Коэлью. - El País. Madrid, 21.01.2011.

[21] El País, 17.01.2011.

[22] http://eurosondagem.pt/Barometro.htm

[23] Público. Lisboa, 17.01.2011.

[24] О президентских выборах 2006 г. более подробно см.: Яковлева Н.М. Новый выбор Португалии. - Латинская Америка. 2006, № 7, с. 41-61.

[25] Correo da Manhã. Lisboa, 27.01.2011.

[26] Público, 27.01.2011.

Читайте также на нашем сайте:

«Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия» Петр Яковлев

«Альянс цивилизаций против «столкновения цивилизаций»?» Петр Яковлев


Опубликовано на портале 07/02/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика