Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Испания – еще один «больной человек» Европы?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Петр Яковлев

Испания – еще один «больной человек» Европы?


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, директор Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Испания – еще один «больной человек» Европы?

Одна из самых актуальных тем международного масштаба – экономическое и политическое будущее Европейского союза, судьба отдельных ее членов, попавших в жернова глобального кризиса. Вслед за «греческой трагедией», опасаются эксперты, могут последовать и другие финансовые катаклизмы, способные вызвать цепную реакцию хозяйственных провалов. В «зону риска» попала и Испания, являющаяся председателем ЕС в первой половине текущего года. В этом смысле на ней лежит особая ответственность. В чем специфика испанской ситуации, с какими рисками сталкивается Мадрид и каковы перспективы «выздоровления» экономики этой крупной европейской страны?

Мировой финансово-экономический кризис ощутимо задел Испанию, прервав траекторию ее динамичного, поступательного развития последних десятилетий. Страна почувствовала дыхание кризиса в середине 2008 г., когда испанская экономика вступила в полосу спада, что с особой силой проявилось в строительстве, туризме и промышленности – флагманских отраслях народного хозяйства. Упал потребительский спрос, снизилась предпринимательская активность, затормозился рост внешней торговли, сократились доходы от туризма, острейшей проблемой стала безработица, уровень которой достиг рекордных показателей. Негативные внешние эффекты, вызванные глобальными потрясениями, усугубили внутренние диспропорции и узкие места, что акцентировало слабости, присущие испанской экономике. Социально-экономическая модель, сложившаяся в ходе демократического транзита и бесперебойно функционировавшая с начала 1990-х годов и обеспечившая испанцам беспрецедентный прогресс во многих областях национального развития, начала пробуксовывать. Встал вопрос о ее трансформации, о проведении структурных реформ, которые (как это нередко бывает) откладывались властями в «тучные годы» экономического процветания.

Удары кризиса обусловили радикальный пересмотр повестки дня правительства Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), которая 9 марта 2008 г. победила на всеобщих выборах своего главного конкурента – Народную партию (НП) – и осталась у руководства страной на новый четырехлетний срок (апрель 2008 – март 2012 гг., вторая легислатура).

Можно сказать иначе. Удержав власть, ИСРП сразу же столкнулась со многими проблемами и вызовами, одни из которых накопились за предшествующий период, а другие стали результатом новых противоречивых явлений внутреннего и внешнего порядка. Кардинальная и первоочередная задача правительства Хосе Луиса Родригеса Сапатеро в современных условиях – дать эффективный ответ на всю совокупность вопросов, поставленных кризисом. Такая попытка была предпринята с помощью антикризисных мер, призванных «разогреть» экономику, «накачать» потребительский спрос, снизить политическую и социальную цену хозяйственной рецессии. Но, как показало развитие событий, эффективность принятых решений оказалась низкой, экономика вяло реагировала на предложенные стимулы, что обернулось катастрофическим ростом безработицы и критическим увеличением бюджетного дефицита. Все это вынудило власти внести существенные коррективы в макроэкономический курс и перейти к политике «затягивания поясов».

Страна в фазе роста

Прощание с эпохой франкизма в хозяйственной области означало либерализацию и модернизацию испанской экономики, что подготовило индустриальный рывок, совершенный Испанией в 1990-х годах. Особенно большой шаг вперед в экономическом развитии был сделан в последние 1998-2007 гг. – Испания вдвое увеличила объем своей экономики, ВВП превысил 1 трлн. евро (по оценке испанцев – 8-е место в мире, по данным МВФ – 11-е место). «Больше десятилетия попутный ветер наполнял паруса испанского экономического галеона», – образно писал лондонский еженедельник «Экономист» [1]. Рост ВВП в 2007 г. составил 3,7%, что превысило результаты всех других ведущих стран Европейского союза, также было и в первом году мирового кризиса. В целом в период 2000-2008 гг. Испания по темпам роста ощутимо опережала подавляющее большинство развитых государств (см. таблицу 1).

Таблица 1. Динамика роста ВВП (2000-2008 гг., %)

Страны

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

ОЭСР

3,9

1,2

1,6

1,9

3,2

2,6

3,0

2,7

0,9

США

3,7

0,8

1,6

2,5

3,6

3,1

2,9

2,2

0,8

Япония

2,9

0,2

0,3

1,4

2,7

1,9

2,4

2,1

-0,7

Англия

3,8

2,4

2,1

2,8

3,3

1,8

2,9

3,1

0,7

Еврозона

3,8

1,9

0,9

0,8

2,1

1,6

2,8

2,6

0,7

Германия

3,1

1,2

0,0

-0,3

1,1

0,8

2,9

2,5

1,0

Франция

3,9

1,9

1,0

1,1

2,5

1,7

2,0

1,9

0,7

Италия

3,6

1,8

0,5

0,0

1,5

0,6

1,8

1,5

-1,0

Испания

5,1

3,6

2,7

3,1

3,3

3,6

3,9

3,7

1,2

Источник: данные ОЭСР за соответствующие годы

Экономический спурт Испании был результатом сопряжения внешних и внутренних факторов роста. К первым следует, прежде всего, отнести подключение к европейским интеграционным процессам. Вступление в ЕЭС (1986 г.) и активное участие в строительстве объединенной Европы принесло Испании весомые финансовые и экономические дивиденды. Долгие годы страна оставалась главным получателем субсидий Сообщества. В период 1987-2007 гг. их сумма составила 186 млрд. евро. Нужно заметить, что испанцы рационально распорядились этими средствами, в частности, инвестировав их в создание современной транспортной инфраструктуры.

Важным внутренним фактором развития национальной экономики (локомотивом роста) было строительство. Роль отрасли трудно переоценить. На ее долю приходилось 15-17% ВВП, что в 3-4 раза выше, чем в большинстве развитых стран. Например, в 2006 г. в Испании было введено в эксплуатацию свыше 800 тыс. новых жилищ (квартир и индивидуальных домов) – больше, чем в Великобритании, Германии и Франции вместе взятых [2]. Спрос на жилье во многом объяснялся исключительно большим «наплывом» иммигрантов, за счет чего значительно увеличилось число потребителей и производителей, поскольку миллионы иностранцев влились в испанскую армию рабочей силы [3].Именно иммиграция стала второй несущей опорой испанской модели развития, сформировавшейся к началу 2000-х годов.

В огромную «индустрию без труб» в последние два десятилетия превратился туризмеще одна флагманская отрасль испанской экономики, обеспечивающая свыше 11% ВВП. В 2007 г. количество иностранных туристов достигло 59,2 млн. человек, что вывело Испанию на второе месте в мире после Франции. (По минимальным оценкам, прямые доходы от туризма составили свыше 50 млрд. евро). Развитие туризма и связанной с ним сферы услуг обеспечило работой миллионы испанцев и иммигрантов, сыграло заметную роль в повышении уровня занятости.

Разумеется, никакой подлинно модернизационный проект немыслим без приоритетного развития промышленности. В условиях демократического транзита была проведена ускоренная индустриализация, преобразившая хозяйственный облик страны. Если в 1960-х годах порядка 40% экономически активного населения концентрировалось в сельском хозяйстве, то в настоящее время этот показатель не превышает 4%. Были модернизированы не только традиционные отрасли индустрии (пищевая, обувная, текстильная и т.д.), но и созданы новые, в том числе – автомобилестроение, ставшее одним из «драйверов» экономического роста. По производству автомобилей Испания вошла в первую европейскую тройку (в 2007 г. – 2,8 млн. машин). В то же время, по уровню развития промышленного сектора и его удельному весу в ВВП (15,5%) Испания значительно отставала от лидеров Евросоюза, что особенно чувствовалось в инновационных, наукоемких отраслях, собственно и определяющих место страны в глобальном разделении труда.

Важно отметить, что развитие производственных и сервисных отраслей испанской экономики опиралось на быстро прогрессировавший финансовый сектор, который «закачал» в хозяйственный организм необходимый объем ликвидности и обеспечил производство и потребление качественными услугами мирового уровня. Особенностями национальной финансовой системы стали: высокий уровень концентрации капитала, наличие значительного числа крупных сберегательных касс, низкий процент иностранного участия (порядка 1,5%). Несколько забегая вперед, заметим, что финансово-кредитная система Испании встретила мировой кризис сравнительно лучше подготовленной, чем системы других развитых государств. Вместе с тем за период с начала 1990-х гг. удельный вес кредитов, связанных с недвижимостью, в общем объеме кредитования вырос с 32 до 60%, что происходило в ущерб другим секторам экономической деятельности и было очевидным финансовым перекосом [4].

В последние годы в Испании особенно окрепли позиции ведущих предприятий и банков («играющих в лиге мировых чемпионов», как выражаются сами их представители). Число испанских компаний, входящих в список 500 крупнейших корпораций мира, в 2000-2008 гг. увеличилось с 8 до 14. Другими словами, в национальном бизнес-сообществе сформировалась группа компаний-лидеров, транснациональных игроков, распространивших свою деятельность на десятки государств. В 2002-2008 гг. объем прямых инвестиций испанских компаний за рубежом вырос с 156 до 429 млрд. евро, или в 2,8 раза [5].

Экономический рост позволил правительству ИСРП последовательно улучшать социальную обстановку в стране. В частности, снизилась безработица, в самом начале 2008 г. составившая порядка 8,5% (в 2004 г. она была 11,5%), до 600 евро в месяц была повышена минимальная заработная плата, а средняя пенсия достигла 705 евро. Кабинету Х.Л. Родригеса Сапатеро удалось остановить падавшую в течение 7 лет долю работающих по найму в ВВП, в 2008 г. она составила 46,5%. Количество занятых впервые перешагнуло рубеж 20 млн. человек. Но с началом мирового кризиса все эти достижения оказались под угрозой.

Модель выдохлась. Да здравствует модель!

Будучи глубоко втянутой в процессы глобализации, Испания остро отреагировала на мировые финансовые потрясения. Сначала кризис материализовался обвалом фондового рынка: за первые 14 рабочих дней 2008 г. акции крупнейших испанских компаний, котирующиеся на мадридской бирже, подешевели больше чем на 100 млрд. евро (потеряли порядка 17% их капитализации). В полосе кризиса оказалось строительство – один из ведущих секторов экономики. Под влиянием возникших проблем испанские аналитики стали буквально соревноваться в перечислении тех вызовов, с которыми столкнулась правительство ИСРП в период второй легислатуры. Лейтмотивом большинства заявлений стал тезис о том, что наступили времена «тощих коров».

В 2008 г. ВВП Испании (благодаря инерции начала года) вырос на 1,2%, но в 2009 г. уже упал на 3,6%, и произошло обвальное падение промышленного производства. В ноябре 2008 г. журнал «Экономист» посвятил специальный номер положению в Испании и пришел к выводу: «фиеста» кончилась, страну ждут тяжелые экономические испытания. Английские эксперты оказались во многом правы. Данные за 2009 г. наглядно показали глубину кризиса (см. таблицу 2).

Таблица 2. Эффект кризиса (итоги 2009 г.)

Показатель

ЕС-27

Испания

Германия

Британия

Италия

ВВП (изменение в %)

-4,2

-3,6

-4,9

-5,0

-5,1

Промышленное производство (январь 2010 г. в % к 2005 г.)

94,5

83,4

96,3

87,5

87,9

Строительство (январь 2010 г. в % к 2005 г.)

89,9

68,5

91,2

91,8

-

Экспорт (изменение в %)

-18

-18

-18

-19

-21

Госдолг (% от ВВП), Еврозона, 2008 г.

69,6

55,2

(2009 г.)

65,9

52,0

105,8

Дефицит бюджета

(% ВВП)

-6,9

-11,2

-3,2

-12,6

-5,5

Безработица (% ЭАН)

9,5

18,8

8,2

5,0

8,5

Источник: Eurostat, Banco de Espa

Вместе с тем чисто арифметически положение Испании не выглядело намного хуже, чем у ее партнеров по Евросоюзу (а кое в чем – даже лучше). Но дело в том, что в условиях кризиса в одной точке совпали многообразные внешние и внутренние явления, давшие негативный синергетический эффект. Конкретно, в испанской экономике в кризисный период обозначились следующие проблемы и угрозы структурного и конъюнктурного порядка:

Ø Кризис строительной отрасли, служившей локомотивом хозяйственного развития. Она обеспечивала работой 13% экономически активного населения. В течение ряда лет благодаря дешевому ипотечному кредиту в Испании было проще купить жилье, чем его арендовать. В результате страна вышла на первое место в Европе по удельному весу домовладельцев. Только 15% испанцев живут в арендованных жилищах (квартирах и индивидуальных домах). Но в последнее время предложение стало заметно превышать спрос. В 2007 г. было начато строительство 616 тыс. новых жилищ, а в 2008 – их число сократилось до 360 тысяч или почти вдвое. Падение спроса подорвало рынок недвижимости. В начале 2009 г. свыше 1 млн. готовых жилищ не находили покупателей. Это дало повод СМИ назвать страну «кладбищем квартир». Лопнул «пузырь» недвижимости, который строительные компании и финансовые учреждения старательно надували все последние годы. С кризисом в сфере недвижимости было связано разорение ряда компаний отрасли, в том числе крупнейшее в истории Испании банкротство фирмы «Мартинса-Фадеса», задолжавшей кредиторам порядка 7 млрд. евро.

Ø Сокращение спроса и падение производства в большинстве отраслей промышленности. В частности, во втором квартале 2009 г. (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года) потребление электроэнергии сократилось на 6%, промышленное производство – на 20%, продажи автомашин упали на 34%, потребление цемента снизилось на 36%. При этом загрузка производственных мощностей в индустрии составила менее 70%.

· Снижение количества иностранных туристов. В 2008 г. их число сократилось на 3,0%, составив 57,4 млн. гостей. В результате Испания уступила США второе место в мире по приему туристов. Кризисные явления продолжились и в 2009-2010 годах: в апреле текущего года число туристов сократилось на 13,3%, что стало одним из самых больший падений среди 10 наиболее посещаемых стран мира [6].

· Обострение в условиях кризиса конкуренции на мировых товарных и финансовых рынках – еще один крупный вызов испанскому бизнес-сообществу. Между тем Испании необходимо не только удержать завоеванные позиции, но и расширить свое торгово-экономическое и финансовое присутствие на жизненно важных рынках, в том числе в восходящих странах-гигантах (БРИК), от развития которых будут во многом зависеть выход из кризиса и общемировая хозяйственная ситуация. На этом направлении испанский бизнес продвинулся недостаточно. Свидетельство тому – устойчиво отрицательное сальдо внешнеторгового оборота.

· Затруднения на кредитно-финансовом рынке. Выше отмечалось, что банковская система Испании в целом выдержала удары кризиса и сохранила свою роль кредитора реального производственного и потребительского секторов. Но это не значит, что испанские банки и сберегательные кассы не столкнулись с общими для большинства стран проблемами неплатежей, токсичных активов и нехватки ликвидности. Эти эффекты дали о себе знать, и многие финансовые учреждения были вынуждены перейти на режим экономии (сокращение числа офисов и персонала) [7] и значительно увеличить заимствования в Европейском центральном банке. Например, в июле 2009 г. эти заимствования почти на 50% превзошли уровень того же месяца годом раньше). Угрожающий характер приняла внешняя задолженность частных компаний, которая к началу 2010 г. почти в пять раз превысила объем государственного долга (соответственно 1468 и 299 млрд. евро) [8].

· Обострение проблемы занятости. Еще совсем недавно на волне роста экономики власти фиксировали сокращение безработицы, десятилетия являвшейся одной из острейших проблем Испании. В середине 2007 г. работы не имело менее 8% экономически активного населения, что было самым низким уровнем с 1978 года. Количество потерявших работу в течение 2008-2009 гг. превысило отметку 2,4 млн., а общее количество безработных на начало 2010 г. перешагнуло рубеж 4,3 млн. человек или 19% экономически активного населения [9]. И, судя по всему, это еще не предел.

· Продолжающийся рост стоимости рабочей силы, снижающий конкурентоспособность многих испанских товаров. По данным Национального института статистики, в 2008 г. средняя месячная стоимость рабочей силы выросла по сравнению с 2007 г. на 5,2% и составила 2390 евро (заработная плата – 1763 евро и социальные платежи – 627 евро). Критики указывают, что заработная плата не зависит от роста производительности труда, и требуют проведения соответствующей реформы.

· Угроза дефицита системы социального обеспечения в связи с быстрым ростом числа пенсионеров и увеличением размера пенсий. В мае 2008 г. средний уровень пенсий по возрасту поднялся на 7,3% (по сравнению с тем же месяцем год назад) и составил 813,53 евро. Общее число пенсионеров приблизилось к 8,4 млн. человек. По утверждению Х.Л. Родригеса Сапатеро, пенсионная система «отличается крепким здоровьем», поскольку располагает достаточными средствами не только для выполнения обязательств в нынешних размерах, но и с учетом постоянного повышения минимальных пенсий. В этой связи он упомянул Резервный фонд, объем которого в июне 2008 г. достигал 56 млрд. евро. Власти, подчеркнул испанский лидер, не сделают в социальной области «ни шагу назад». В то же время он не исключил возможности реформирования пенсионной системы, на чем настаивают предпринимательские круги. Очевидно, что бодрые заявления главы правительства лакировали реальное положение дел. Беспрецедентный по своим размерам дефицит бюджета, достигший в условиях кризиса 11,2% ВВП (см. таблицу 2), неизбежно затруднял и выполнение социальных обязательств властей.

· Определенные сложности неизбежно возникли и с использованием трудовых ресурсов иммигрантов, одним из важных факторов хозяйственного развития последних лет. В связи с падением темпов роста и увеличением безработицы страна стала менее привлекательной для трудовой иммиграции. Одновременно, потерявшие работу иммигранты стали испанскому государству дополнительной обузой. В данном случае сошлись сразу несколько негативных факторов однонаправленного действия, что и определило остроту ситуации.

· Слабое звено испанской экономики – энергетический сектор. По заявлению министра промышленности Мигеля Себастьяна, Испания ежегодно импортирует 435 млн. баррелей нефти (1,5 т «черного золота» на каждого испанца), что тяжелым грузом лежит на национальной экономике, пережившей в середине 2008 г. своего рода «энергошок». Отсюда – архиважная задача по диверсификации энергоносителей, максимального использования возобновляемых источников энергии. Не случайно страна стала одним из мировых лидеров в эксплуатации энергии солнца и ветра. Но имеющихся мощностей пока недостаточно. Учитывая энергетические трудности, все чаще раздаются предложения вернуться к вопросу о строительстве новых атомных электростанций, замороженном после аварии на Чернобыльской АЭС. Эта идея лоббируется так называемым Ядерным форумом – организацией, представляющей испанскую атомную промышленность. Президент форума Мария Тереса Домингес выступила с идеей инвестировать в отрасль 33 млрд. евро, ввести в строй 11 новых ядерных реакторов и к 2030 г. довести долю АЭС в производстве электроэнергии до 30% (в настоящее время – 18,4%). Однако подобные планы пока не встретили поддержки в правительстве, которое не преодолело свои атомные фобии. Вопрос остается открытым.

Таким образом, кризис охватил (хотя и в разной степени) все основные секторы испанской экономики, приобрел системный характер. В стране сложилась «деликатная ситуация», указывающая на необходимость смены существующей парадигмы развития и формирования иной, кризисоустойчивой модели роста.

«Меньше кирпичей и больше компьютеров»

Возникшие неотложные проблемы и вызовы заставили администрацию ИСРП в срочном порядке разработать пакет стимулирующих макроэкономических решений. Антикризисный план правительства преследовал цель дать толчок экономическому росту.Правительство предприняло попытки «разогреть» экономику и ослабить эффект кризиса. Вторая половина 2008 г. и весь 2009 г. стали периодом наращивания антикризисных мер.

· Власти в 2009 г. инвестировали в общественные работы 33 млрд. евро – максимальный объем капиталовложений в истории страны. Возросли инвестиции в развитие науки и технологий (они впервые превысили 1,2% ВВП).

· Произошло расширение практики государственных гарантий по кредитам реальному сектору, в первую очередь малому и среднему бизнесу. Были открыты новые линии государственного финансирования производственных предприятий.

· Власть продемонстрировала готовность оказать поддержку банковской системе и приобрести проблемные активы финансовых учреждений с целью повысить их способность кредитовать реальный сектор. Были увеличены гарантии по банковским депозитам – с 20 до 100 тыс. евро.

· Существенное значение имело снижение ставки банковского процента (в частности, ставка Центрального банка понизилась с 4,9% в сентябре 2008 до 1,0% в мае 2009 г.).

· Правительство несколько ослабило фискальную нагрузку на экономику, отменив или сократив отдельные налоги. Общий объем налоговых льгот в 2009 г., по оценкам, составил 25,7 млрд. евро, или 2,3% ВВП.

· Была одобрена программа поддержки экспорта (прежде всего – малых и средних предприятий). На эти выделили 165 млн. евро.

В середине января 2009 г. Х.Л. Родригес Сапатеро представил так называемый «План И»: Испанский план стимулирования экономики и занятости («Plan E»: El Plan Español Para el Estímulo de la Economía y el Empleo).Эта программа обобщила антикризисные меры и послужила ориентиром преодоления рецессии. Причем «План И» был разработан в русле подходов, сформулированных Советом Европы для стран-членов Евросоюза.

Главную роль в преодолении кризиса должны были сыграть отрасли «новой экономики» – высокотехнологичные производства, на развитие которых и обращалось главное внимание испанских властей и местного бизнес-сообщества. Как заявил Х.Л. Родригес Сапатеро, Испания выйдет из кризиса, радикально изменив модель развития, и определил главное направление этих изменений: «Меньше кирпичей и больше компьютеров, меньше нефти и больше возобновляемых источников энергии». В этой связи была поставлена задача форсированного наращивания расходов на инновации с тем, чтобы к 2015 г. позиционировать Испанию в числе 10 наиболее продвинутых в научном отношении стран.

12 мая 2009 г. в послании к нации Х.Л. Родригес Сапатеро выдвинул новый пакет масштабных антикризисных мер, главной целью которых было остановить рост безработицы и подготовить почву для «запуска» обновленной модели устойчивого экономического роста.

В конкретном плане речь шла о следующем. Первое. Учреждались Фонд финансирования устойчивой экономики и Фонд местных инвестиций, ориентированные на мобилизацию государственных и частных ресурсов (на первом этапе – общим объемом 25 млрд. евро), предназначенных для дополнительного кредитования реального сектора экономики. Второе. Вводились новые фискальные послабления, главным из которых было снижение на 5 процентных пунктов корпоративных налогов, уплачиваемых предприятиями с числом занятых до 25 человек и при условии сохранения имеющегося штата работников. Фактически было принято еще одно решение в пользу малого бизнеса. Третье. Совместно с бизнес-сообществом и местными властями запускался механизм потребительских скидок в размере 2000 евро при покупке нового автомобиля (центральная власть и регионы вкладывали по 500 евро, а производители – по 1000). Одновременно был обнародован проект обновления автобусного парка. Снимались с эксплуатации старые машины, и государство финансировало приобретение транспортными компаниями современных автобусов, отвечающих высоким экологическим и энергосберегающим требованиям. Четвертое. Ставилась задача тотальной компьютеризации государственного школьного образования. В частности, предполагалось, что каждый школьник получит персональный переносной компьютер, а все классные комнаты будут оборудованы беспроводным выходом в Интернет и цифровыми досками. Пятое. Ужесточался режим экономии государственных расходов, не имеющих производственного назначения. Такие расходы в 2009 г. сокращались на 2,5 млрд. евро.

Для реализации новой стратегии социально-экономического развития и формирования модели устойчивого роста правительство подготовило пакет из 15 законов, охватывающих все основные стороны общественной жизни. В том числе: Закон об устойчивой экономике, Закон о науке и технологиях, а также законопроекты, реформирующие сферы услуг и торговли.

Специалисты подсчитали, что за первый год второй легислатуры кабинет социалистов принял 91 антикризисную меру. Решения, озвученные 12 мая, закрепляли ориентацию руководства ИСРП на создание рамочных условий инновационного развития, повышения роли образования, науки, технологического обновления. Первостепенное значение власти отводят одобрению Закона об устойчивой экономике, рассматривая его в качестве правовой основы структурных и институциональных изменений в целях перехода на рельсы «экономики знаний».

Однако принятые меры не смогли переломить ситуацию и обеспечить испанской экономике «мягкую посадку» в условиях рецессии. На фоне стремительно развивавшегося греческого кризиса испанские проблемы приобретали все более угрожающий характер. Причем самыми болевыми точками оставались критически высокая безработица, с которой власти не могли справиться, и комплекс нараставших финансовых проблем, главными из которых были бюджетный дефицит в размере 11,2% и постоянно увеличивавшаяся задолженность. Так, если в 1995 г. совокупная задолженность страны (долги государства, частных компаний и домохозяйств) составляла 140% ВВП, то в начале 2010 г. этот показатель достиг 400% [10]. Испания, констатировала местная печать, с ужасом «увидела себя в греческом зеркале» [11].

Почувствовав финансовую уязвимость Мадрида, определенные круги попытались направить развитие испанской ситуации по греческому сценарию. Не случайно Испания стала фигурировать в числе «проблемных стран» (так называемых PIIGS – Португалия, Ирландия, Италия, Греция и Испания), образовавших своего рода группу «больных людей» еврозоны. Испанская экономика, писала газета «Паис», «похожа на тощую собаку, которую атаковали взбесившиеся блохи» (имея в виду международных финансовых спекулянтов) [12].

Две минуты, которые изменили Испанию

Под влиянием неблагоприятных внутренних и внешних обстоятельств и в русле тех требований, которые сформулировало руководство Евросоюза, Мадрид стал вносить существенные коррективы в свою антикризисную политику.

В январе 2010 г. испанские власти одобрили Стабилизационную программу, ориентированную на снижение бюджетного дефицита до 3% ВВП в 2013 г. «Программа, - подчеркивал Х.Л. Родригес Сапатеро, - означает усилия, огромные усилия, по самоограничению» [13]. Пытаясь сделать «экономику экономной», правительство в дополнение к уже заложенному сокращению государственных расходов на текущий финансовый год на 7,5 млрд. евро «заморозило» 5 млрд. евро из средств, находящихся в ведении центральных министерств, а также повысило некоторые налоги: НДС и на прибыль с капитала. Принятые меры, по расчетам их авторов, должны были сократить дефицит в 2010 г. с 11,2 до 9,8% ВВП. Но для стабилизации макроэкономического положения такого сокращения оказалось далеко недостаточно, что вызвало необходимость новых, более решительных шагов.

12 мая 2010 г. Х.Л. Родригес Сапатеро выступил в конгрессе депутатов с программой дополнительных жестких антикризисных мер, принятых правительством в связи с событиями в Греции и под давлением партнеров по Евросоюзу [14]. Главной задачей новой программы было сокращение бюджетного дефицита в течение двух лет с 11,2% до 6% ВВП и дальнейшее его снижение до 3% в 2013 г. Главными инструментами достижения этой цели (чтобы их перечислить главе правительства хватило двух минут) кабинет социалистов избрал:

· сокращение на 5% заработной платы государственных служащих;

· замораживание большей части пенсий;

· отмену одноразовых выплат (в размере 2500 евро) в связи с рождением ребенка;

· сокращение на 6045 млн. евро государственных инвестиций;

· снижение на 1200 млн. евро расходов местных органов власти;

· уменьшение на 600 млн. евро объема помощи развитию.

Таким образом, в своей антикризисной стратегии ИСРП совершила поворот на 180°: вместо стимулирующих мер, направленных на «подогрев» экономики и повышение потребительского спроса (в духе кейнсианской теории) и производства акцент был сделан на монетаристские решения, главной целью которых было снижение бюджетного дефицита.

Озвученные главой правительства меры вызвали в испанском обществе неоднозначную реакцию. Эксперты Банка Испании определили их как «точные и позитивные», способные ускорить восстановление экономики [15]. Положительные оценки прозвучали со стороны части финансовых кругов и руководства Евросоюза. Президент ЕС Херман Ван Ромпей назвал решения Мадрида «очень мужественными и важными» [16].

В то же время правительственная программа, как и следовало ожидать, оказалась под огнем критики со стороны оппозиции (как «справа», так и «слева»). С легкой руки средств массовой информации меры правительства характеризовались в терминах «шоковый план», «затягивание поясов», «фискальная ненасытность», «политическое харакири Сапатеро». К чему свелись основные претензии оппонентов ИСРП?

Во-первых, утверждалось, что у власти нет «глобального плана» преодоления кризиса, а принимаемые меры носят разрозненный характер и не образуют целостную антикризисную стратегию.

Во-вторых, правительству вменялся в вину отход от социально ориентированной политики и курс на снижение жизненного уровня значительной части населения, поскольку сокращение заработной платы и замораживание пенсий ударило по экономическим интересам порядка 12 млн. испанцев.

В-третьих, заявлялось, что принятые фискальные (повышение налогов) и другие меры негативно скажутся на потребительском спросе и затормозят выход экономики из рецессии и кризиса.

В-четвертых, критики «слева» обратили внимание на тот факт, что основные потери понес средний класс, тогда как самые обеспеченные слои общества «отделались легким испугом».

В-пятых, (и это самое существенное) многие эксперты считают главной проблемой Испании не чрезмерные государственные расходы, которые стремится сократить власть, а недостаточные поступления в бюджет в результате несбалансированной фискальной системы и массового уклонения от уплаты налогов.

Общий вывод: реализация правительственного плана не изменит макроэкономическую ситуацию в лучшую сторону, но напротив – может усугубить кризисные явления.

Давая оценку позиции главной оппозиционной партии, известный социолог Игнасио Сотело заметил, что лидеры НП в идеологическом плане как бы «поменялись местами» с ИСРП и обрушили на социалистов критику за те решения, которые сами упорно продвигали. Парадоксальным образом правые начали выступать в роли «защитников трудящихся» [17]. Более последовательным оказался бывший председатель правительства «народников» Хосе Мария Аснар, который со страниц «Файнэншл таймс» призвал к еще большему сокращению государственных расходов и субсидий и потребовал проведения досрочных парламентских выборов, поскольку ИСРП «неспособна предпринять адекватные шаги и решить проблемы Испании» [18].

Реагируя на отдельные критические замечания оппозиции, власть попыталась несколько «погасить страсти» и выдвинула идею корректировки налоговой системы, в частности, заявила о намерении повысить фискальную нагрузку на самую состоятельную часть населения (750 тыс. физических лиц, декларирующих годовой доход в 60 и более тысяч евро) [19]. Но одновременно Х.Л. Родригес Сапатеро заявил, что правительство не изменит курс на снижение бюджетного дефицита и подтвердил решимость ИСРП «вытащить Испанию из кризиса».

С анализом положения в Испании в конце мая текущего года выступил МВФ [20]. Эксперты Фонда, отметив «слабое и хрупкое» восстановление испанской экономики, указали на необходимость срочного проведения структурных реформ, в первую очередь реформы рынка рабочей силы с целью придания ему более гибкого характера и упрощения механизмов найма и увольнения работающих по найму. Позиция МВФ, в целом совпадающая с требованиями испанских деловых кругов и большинства ученых-экономистов, так или иначе должна быть принята правительством ИСРП, которое в либерализации системы трудовых отношений видит один из путей сокращения безработицы. Но в Мадриде понимают и другое: Испания остро нуждается в целой серии глубоких реформ, способных обеспечить модернизацию национальных социально-экономических структур. Проведение таких реформ – решающий вызов и главный риск текущего момента.

* * *

Особенность испанского кризиса, отличающего его от финансово-экономических потрясений в странах-лидерах западного мира, состоит в синхронном совпадении внешних негативных эффектов и внутренних провалов, ясно свидетельствующих о моральном и физическом износе нынешней модели развития. Отсюда – и глубина хозяйственного падения, и сложности выхода из кризиса, поскольку этот выход сопряжен не только с мерами конъюнктурного характера, но и (в стратегическом плане) с усилиями по структурной перестройке экономики. Таким образом, Испания стоит перед необходимостью осуществить второй транзит в условиях демократии, на этот раз – провести новую реформу национальных хозяйственных структур. Задача крайне непростая на фоне тех сложностей, которые переживает Евросоюз в связи с фактическим дефолтом Греции и финансовыми проблемами в ряде других государств-членов объединения.

Давление партнеров по ЕС, требующих сделать испанскую экономику бездефицитной и сбалансировать бюджет, ограничивает Мадриду свободу маневра и толкает его на принятие непопулярных мер рестриктивного характера. В результате, на экваторе второй легислатуры правительство ИСРП было вынуждено внести радикальные коррективы в антикризисную стратегию и, поставив под угрозу рост экономики на основе стимулируемого спроса, сделало акцент на снижении государственных расходов и сокращении бюджетного дефицита. Такой поворот, безусловно, входит в противоречие с долгосрочными задачами структурной перестройки, поскольку жестко лимитирует возможности финансирования перехода на инновационный путь развития.

В то же время проблема испанского бюджетного дефицита – составная часть общего кризиса политики формирования государственных бюджетов многих живших не по средствам стран-членов ЕС (и, как показывает пример России, не только их), преодоление которого возможно лишь на основе совместных действий. Предпринимая болезненные меры по сокращению государственных расходов, Испания стремится продемонстрировать свою приверженность идее европейской интеграции и остаться на высоте положения председателя Евросоюза в один из самых трудных периодов его истории.

Примечания:

[1] The Economist. London, 5.05.2007, p. 14.

[2] Economía Española. Estructura y regulación. Madrid, 2007, p. XVII.

[3] По оценкам, иммигранты обеспечили до 50% прироста экономики Испании.

[4] Cinco Días. Madrid, 15.05.2010.

[5] Banco de España. Boletín económico, abril 2010, p. 45.

[6] Cinco Días, 21.05.2010.

[7] В частности, пять крупнейших финансовых учреждений в первой половине 2009 г. закрыли 754 офиса и уволили свыше 2 тыс. служащих.

[8] Banco de España. Boletín económico, abril 2010, p. 48.

[9] Banco de España. Boletín económico, abril 2010, p. 28.

[10] Cinco Días, 15.05.2010.

[11] El País. Madrid, 16.05.2010.

[12] El País, 20.05.2010.

[13] Discurso del Presidente del Gobierno…Madrid, miércoles, 12 de mayo de 2010. – http://www.la-moncloa.es/recursoslamoncloa/paginaImprimir.html

[14] Discurso del Presidente del Gobierno…Madrid, miércoles, 12 de mayo de 2010. – http://www.la-moncloa.es/recursoslamoncloa/paginaImprimir.html

[15] El País, 14.05.2010.

[16] Cinco Días, 21.05.2010.

[17] El País, 21.05.2010.

[18] The Financial Times. London, 17.05.2010.

[19] El País, 20.05.2010.

[20] IMF. Mission Concluding Statement. May 24, 2010. – http://www.imf.prg/externa/np/ms/2010/052410.htm

Читайте также на нашем сайте:

«Доктрина Сапатеро» – квинтэссенция внешней политики Мадрида» Петр Яковлев

«Поворот во внешней политике Испании: амбиции и границы возможного» Екатерина Черкасова

«Альянс цивилизаций против «столкновения цивилизаций»? Петр Яковлев


Опубликовано на портале 28/05/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика