Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Кризис на Юге Европы: Испания и Португалия в тисках жесткой экономии

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

Кризис на Юге Европы: Испания и Португалия в тисках жесткой экономии


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Кризис на Юге Европы: Испания и Португалия в тисках жесткой экономии

Испания и Португалия оказались в числе европейских стран, особенно сильно пострадавших в период мирового финансово-экономического кризиса. Главную ставку в антикризисной политике они сделали на радикальное сокращение бюджетного дефицита и жесткую экономию государственных средств. Это вызвало падение совокупного спроса – и в результате преодоление кризисных явлений на Иберийском полуострове приобрело болезненный и затяжной характер.

К началу мировых финансовых потрясений Испания и Португалия сохраняли (практически без существенных корректировок) ту модель экономического и социального развития, которая сложилась в конце прошлого века, особенно после присоединения иберийских государств к ЕЭС (1 января 1986 г.) и вступления в зону евро (1999 г.). Данная модель, обеспечив Мадриду и Лиссабону сравнительно динамичное поступательное развитие и модернизацию части отсталых производственных структур, со временем стала все больше характеризоваться проблемными чертами и слабостями, в значительной степени присущими обеим странам. В период кризиса латентные негативные явления и тенденции в социально-экономическом развитии проявились открыто и определили алармистский сценарий будущего иберийских государств.

Иберийская модель: основные параметры

Рассмотрим главные характеристики той модели экономического и социально-политического развития, которая утвердилась в иберийских странах в предкризисный период.

В экономике:

- сохранение важной роли в структуре национального производства целого ряда традиционных низкотехнологичных и трудоемких отраслей: текстильной, обувной, кожевенной, пищевой, металлургической, судостроительной и судоремонтной и т.д. Именно их динамика во многом определяла производственный профиль Испании и Португалии, товарное наполнение экспорта, место и роль в мировом разделении труда;

- сравнительно низкий удельный вес инновационных предприятий, недостаточные инвестиции в сферу НИОКР. Так, если в среднем по Евросоюзу (27 государств) расходы на НИОКР в 2000–2007 гг. составляли около 1,9% ВВП, а в Финляндии и Швеции достигали 3,4–3,8%, то в иберийских странах этот показатель варьировался в пределах 0,8–1,2% ВВП [1].

- заметное отставание от наиболее экономически развитых европейских стран по производительности труда. Несмотря на все усилия, этот показатель у иберийских государств вплоть до конца 2000-х годов оставался на уровне 75–80% от среднего показателя для Евросоюза [2];

- ползучий процесс деиндустриализации (заметное падение доли обрабатывающей промышленности в ВВП). В Испании эта доля составляет около 16%, в Португалии – 13%, тогда как в Германии, например, она превышает 24% [3];

- значительное место в экономике туристического сектора, являющегося важным источником финансовых поступлений и крупным работодателем. В 2007 г. количество иностранных туристов, посетивших Испанию, достигло 59,2 млн, что вывело эту страну на второе место в мире после Франции. По минимальным оценкам, прямые поступления от туризма превысили 50 млрд евро, а совокупный вклад сектора в ВВП составил 11% [4]. Заметное место туризм занимает и в португальской экономике;

- гипертрофированная роль строительной отрасли, игравшей (особенно в Испании) роль локомотива хозяйственного роста. Воздействие строительства на весь процесс воспроизводства трудно переоценить. В Испании на его долю приходилось 15–17% ВВП, что в 3–4 раза больше, нежели в большинстве развитых стран. В 2006 г. испанцы ввели в эксплуатацию свыше 800 тыс. жилищ (квартир и индивидуальных домов) – больше, чем Великобритания, Германия и Франция вместе взятые [5];

- относительно низкая доля товарного экспорта в ВВП (порядка 20–25%), стабильно отрицательный баланс внешнеторгового оборота. Красноречивые данные: в 2001–2010 гг. совокупное отрицательное сальдо во внешней торговле иберийских стран превысило астрономическую сумму в 842 млрд евро [6];

- высокая степень зависимости от импорта углеводородов (нефти и природного газа). Негативные последствия такого положения дали о себе знать в середине 2000-х гг. в связи с резким ростом мировых цен на энергоносители. Это радикально повысило расходы иберийских стран на ввоз энергетического сырья и перечеркнуло все попытки Мадрида и Лиссабона сократить размеры внешнеторговых дефицитов;

- сильная привязка иберийских экономик к внешним источникам финансирования: иностранным капиталовложениям, трансфертам Евросоюза, рынку долговых облигаций, кредитам международных банков. Например, средства, полученные Португалией от ЕС в 1987–2007 гг., оцениваются (в нынешних ценах) в 55 млрд евро – весьма солидная финансовая инъекция для государства с населением 10 млн человек [7]. Что касается прямых иностранных инвестиций, то в 2007 г. их объем в португальской экономике достиг 78,3 млрд евро, а в испанской – 400 млрд [8].

В социальной сфере:

- в Испании и Португалии сложилась «иберийская» модель социального государства (разновидность европейской социальной модели). Она позволила сформировать вполне современное общество с действующими демократическими и гражданскими институтами, дала возможность Мадриду и Лиссабону принять участие в строительстве единого социального пространства Евросоюза [9]. Вместе с тем одной из характерных черт этой модели стал отрыв социальной политики от собственных финансовых возможностей, в расчете на приток внешних ресурсов;

- в рамках «иберийской» модели произошло кардинальное перераспределение структуры государственных расходов в пользу социальных статей. Например, если в 1972 г. на цели образования, здравоохранения и социального обеспечения направлялось 2% ВВП Португалии, то в 2008 г. этот показатель превысил 16%. При этом существенно сократился удельный вес расходов на оборону и безопасность – с 6,1% до 2,5% [10]. Одним из важнейших социальных завоеваний стало серьезное улучшение системы доступного населению медицинского обслуживания. Это выражалось в постоянном наращивании расходов на здравоохранение, значительном увеличении дипломированного медицинского персонала. Результатом общего улучшения социальных условий является высокая ожидаемая продолжительность жизни испанцев и португальцев, которая в 2010 г. составила, соответственно, 81 год и 78 лет;

- центральное место в социальной структуре иберийских обществ занял многочисленный средний класс, к нему в конце 2000-х годов можно было отнести не менее двух третей населения. Этот процесс развивался на фоне глубоких изменений на рынке труда. Во-первых, увеличился удельный вес работающих по найму. Во-вторых, сложилась новая структура занятости, при которой доминирующее место получили работники сферы услуг. В-третьих, значительно возросла занятость женщин практически во всех отраслях народного хозяйства. В-четвертых, сильные позиции заняли профсоюзные объединения трудящихся (одна из особенностей иберийских стран). И в-пятых, ощутимо увеличилась реальная оплата труда, выросла средняя заработная плата;

- высшим достижением государства всеобщего благосостояния в его иберийской версии стали универсализм социальных гарантий и сравнительно высокая социальная защищенность основной части населения. Пример тому – пенсионная система, охватившая практически всех граждан и в предкризисный период обеспечивавшая приемлемый уровень жизни. Особенно это характерно для Испании, где в 2008 г. средний размер пенсий по возрасту составил 814 евро в месяц [11];

- мощный приток иммигрантов радикально изменил миграционную и демографическую ситуацию (особенно это сказалось на Испании). В последние два десятилетия иберийские страны из государств-доноров превратились в государства-реципиенты миграционных потоков, за счет чего в значительной степени удовлетворялись потребности ряда отраслей (главным образом сервисного сектора) в рабочей силе и происходило расширение спроса на жилье [12].

Во внутренней политике:

- особенностью обеих иберийских стран в демократический период стало доминирование двух партий на национальных политических пространствах. В Испании это Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) и Народная партия (НП), в Португалии – Социалистическая партия (СП) и Социал-демократическая партия (СДП). И в том и в другом случае идейный водораздел проходил между левоцентристскими силами (испанские и португальские социалисты) и их правоцентристскими оппонентами («народники» и социал-демократы);

- в предкризисный период партийные системы Испании и Португалии начали утрачивать былой авторитет, в документах и дискурсе главных партий стал все более отчетливо ощущаться идеологический вакуум, отсутствие у ведущих политических сил новых масштабных идей, сопряженных с теми глубокими и стремительными переменами, которые происходили в мире, Европе и самих иберийских государствах. Партии все реже занимались разработкой программных документов, определяющих стратегические цели национального развития и указывающих способы их достижения. Круг партийной работы становился весьма ограниченным и в основном сводился к рекрутированию новых членов и формированию властной элиты. Подобное сужение деятельности расценивалось обществом негативно и в конечном итоге снижало значимость партий в политической жизни Испании и Португалии;

- современные иберийские общества, сложившиеся в начале XXI в., выглядели гораздо более диверсифицированными, нежели имевшийся партийный спектр, и это затрудняло выбор гражданами партии, отвечавшей их насущным запросам. Кроме того, наблюдались размывание социальной базы партий, рост мобильности и независимости избирателя, возможность его дрейфа от одной партии к другой на разных выборах. Партиям становилось все труднее расширять свою электоральную базу и «прикреплять» к себе избирателя. Поэтому в 2000-х годах партийные системы иберийских стран стали трансформироваться, в традиционных организациях развернулся процесс фрагментации, появились новые структуры, которые стали набирать голоса на выборах различных уровней;

- параллельно просматривалось ослабление влияния партий как главных (если не единственных) носителей политической культуры. Все больше иберийских граждан стремились найти альтернативу сложившейся схеме взаимодействия власти и населения. Отсюда – тенденция к возникновению общественных инициатив, участники которых связаны не формальными отношениями, а близостью идейных (часто протестных) позиций.

В области международных отношений:

- Испания и Португалия в предкризисный период вышли из «дипломатической тени», в которой они пребывали в условиях диктаторских режимов Ф. Франко и А. Салазара. Мадрид и Лиссабон к началу XXI в. ощутимо нарастили внешнеполитическую активность и заняли свою нишу в системе глобальных связей. Этот процесс вполне можно характеризовать как адаптацию иберийских стран к новым континентальным и мировым реалиям, стремление испанских и португальских властей и бизнес-сообществ укрепить имеющиеся и создать дополнительные двусторонние и многосторонние инструменты международного экономического и политического сотрудничества;

- вступив в ЕЭС, Испания и Португалия изначально в своей внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности развернулись в европейском направлении практически на безальтернативной основе. Однако по мере укрепления экономического потенциала иберийские страны значительно раздвинули горизонты внешних связей и выступили инициаторами создания транснациональных политических и экономических пространств, объединяющих государства, близкие в культурно-историческом смысле. Речь идет о Ибероамериканском сообществе наций и Сообществе португалоязычных стран.Первое, созданное в 1991 г., объединяет Испанию и Португалию с 19 латиноамериканскими странами; второе учреждено в 1996 г., в него наряду с Португалией вошли семь ее бывших колоний в Латинской Америке, Африке и Азии;

- Испания и Португалия проявили себя в качестве расчетливых международных акторов, занявших место в ряду западных держав (в частности, в блоке НАТО) и одновременно стремившихся экономически и политически усилить собственные позиции на трех континентах: в Европе, Латинской Америке и Африке. На всех этих направлениях Мадриду и Лиссабону удалось достичь определенных результатов, хотя стремительно меняющаяся мировая обстановка поставила перед испанской и португальской дипломатией новые сложные задачи.

В отношениях с Россией:

- сотрудничество иберийских стран с Россией в хозяйственной области изначально основано на структурной взаимодополняемости экономик. Это – объективно существующий фактор, но его полноценная реализация зависит от многих обстоятельств субъективного и институционального характера. Значительный резерв развития иберийско-российских отношений состоит в том, что они сравнительно симметричны и, как правило, носят взаимовыгодный характер: ни одна из сторон не добивается односторонних преимуществ, наносящих ущерб партнеру;

- в предкризисный период сложилась структура торгово-экономических связей Испании и Португалии с Россией. Определились главные бизнес-интересы иберийских государств в отношениях с нашей страной. Для них важно, во-первых, сохранить РФ в качестве крупного поставщика нефти и нефтепродуктов на свои рынки. Во-вторых, закрепиться на российском рынке потребительских товаров, включая продовольствие. В-третьих, обеспечить испанским и (в меньшей степени) португальским строительным и инжиниринговым компаниям участие в реализации инфраструктурных проектов на территории РФ, включая модернизацию энергетических объектов, развитие современных видов транспорта и создание новых туристических зон. В-четвертых, наладить двустороннее сотрудничество в сфере науки, образования и высоких технологий, в том числе – в производстве новых альтернативных видов энергии и топлива. В-пятых, увеличить поток российских туристов на курорты Испании и Португалии;

- слабым звеном оставалось инвестиционное сотрудничество. Низкий уровень испанских и португальских капиталовложений в российскую экономику резко контрастировал с крупными зарубежными инвестициями, которые, например, сделали испанские ТНК в Европе и Латинской Америке. Вялый характер носила и инвестиционная деятельность российских бизнес-структур на Иберийском полуострове, что в известной степени компенсировалось значительными капиталовложениями граждан РФ в приобретение недвижимости;

- отдельные проблемы и разногласия в политических отношениях Мадрида и Лиссабона с Москвой были детерминированы участием иберийских стран в НАТО, их следованием в русле подходов Запада к ряду международных вопросов, по которым Москва занимала особую позицию (права человека, ситуация на Балканах, осетино-грузинский конфликт, размещение в Европе элементов американской ПРО и т.д.). Негативный оттенок в отношения вносило присутствие на иберийской земле немалого числа представителей российских криминальных структур;

- к концу первого десятилетия XXI в. иберийские страны в своих отношениях с Россией подошли к важному рубежу: был накоплен значительный опыт взаимодействия, определены сферы взаимных интересов, создан задел для дальнейшего расширения и углубления сотрудничества. В условиях мирового финансово-экономического кризиса, который подверг иберийско-российские отношения трудному испытанию, стало критически важно не только сохранить позитивную динамику взаимодействия, но и определить его дополнительные форматы и направления.

Испания и Португалия в полосе кризиса

Мировой кризис по времени совпал в иберийских государствах с апогеем внутренних хозяйственных противоречий, которые постепенно накапливались, а под влиянием внешних факторов достигли своей критической массы [13]. Попав в зону глобальной турбулентности, спокойные и сравнительно благополучные страны на европейской периферии практически синхронно начали двигаться по наклонной плоскости, на глазах превращаясь в «бедных родственников» и «больных людей» Евросоюза. Самыми актуальными для иберийцев стали традиционно российские вопросы «кто виноват?» и «что делать?».

Власти и деловые круги Испании и Португалии в предкризисный период совершили крупный макроэкономический просчет. После присоединения к ЕЭС и введения евро они всерьез не озаботились повышением производительности труда, не сделали решительного поворота в сторону приоритетного развития высокотехнологичных секторов с более высокой добавленной стоимостью. Структура производства не приобрела четко выраженного экспортно ориентированного характера. Более того, в экспорте продолжали превалировать сравнительно дешевые товары традиционных отраслей (исключение – конкурентоспособная продукция испанского автомобилестроения), что послужило одной из главных причин нарастания финансово-экономических неурядиц. Испанские и португальские верхи не заметили надвигавшихся перемен в мировом экономическом и технологическом развитии, они находились под гипнозом сравнительно динамичного роста, поэтому необходимые реформы не проводились, а отодвигались на политически безопасное расстояние.

В результате иберийские страны под напором глобального финансового кризиса перешли на сниженную траекторию экономического роста, что проявилось в более существенном, чем в целом по зоне евро, падении ВВП в 2010 и 2011 г. (табл. 1) [14].

Таблица 1. Динамика ВВП, %

Регион

2007

2008

2009

2010

2011

Еврозона

3,0

0,4

-4,3

1,9

1,5

Испания

3,5

0,9

-3,7

-0,1

0,7

Португалия

2,4

0,0

-2,9

1,4

-1,9

Источник: INE. Boletín Mensual de Estadística. Mayo de 2012; Banco de Portugal. Boletim Estatístico, 5/2012.

В 2010–2011 гг., когда многие государства Евросоюза стали выходить из рецессии, финансово-экономическое положение иберийских стран продолжало оставаться сложным. Преодолеть кризис не смогли даже наиболее конкурентоспособные отрасли промышленности, выделявшиеся на общем фоне высокой эффективностью. Агония потребительского и инвестиционного спроса критическим образом сжала рынки автомобилей, других товаров длительного пользования, металлов, химической продукции, обуви и текстиля и т.д. Например, в 2011 г. Испания лидировала в Европе в падении автомобильного рынка. Если в целом на континенте продажи автомобилей сократились на 1,7% (до 13,1 млн единиц), то испанский рынок сократился на 17,7% – до 808 тыс., что стало самым низким показателем продаж с 1994 г. [15]

Следствием кризиса стало нарушение финансовой стабильности – крупный бюджетный дефицит, который в 2009 г. у Португалии превысил уровень 2007 г. в 2,4 раза, а у Испании – в 18,5 раза (табл. 2).

Таблица 2. Бюджетный дефицит, % ВВП

Регион

2007

2008

2009

2010

2011

Еврозона

0,7

2,1

6,4

6,2

-

Испания

0,6

4,2

11,1

9,2

8,9

Португалия

4,3

3,5

10,1

9,1

4,5

Источник: INE. Boletín Mensual de Estadística. Mayo de 2012; Banco de Portugal. Boletim Estatístico, 5/2012.

Нехватка бюджетных средств повлекла за собой значительное увеличение всех видов задолженности, в том числе государственного долга, объем которого у Испании вырос с 40,1% ВВП в 2008 г. до 68,5% ВВП в конце 2011 г., а у Португалии – с 71,6 до 107,8% (табл. 3).

Таблица 3. Динамика госдолга, % ВВП

Регион

2007

2008

2009

2010

2011

Еврозона

66,3

70,1

79,8

85,3

87,4

Испания

36,2

40,1

53,8

61,0

68,5

Португалия

68,3

71,6

83,0

93,3

107,8

Источник: INE. Boletín Mensual de Estadística. Mayo de 2012; Banco de Portugal. Boletim Estatístico, 5/2012.

Обслуживание постоянно растущего госдолга (своевременные выплаты процентов и размещение на финансовых рынках новых долговых обязательств) стало одной из главных забот иберийских правительств.

Кризис, который обрушился на Испанию и Португалию, охватил (хотя и в разной степени) все основные сектора их экономик, приобрел системный характер. В условиях, когда ряд их партнеров по Евросоюзу также переживал глубокую рецессию, Испания и Португалия стали все чаще фигурировать в числе «проблемных стран» (так называемые PIIGS – Португалия, Ирландия, Италия, Греция и Испания). Для иберийских наций наступили времена трудных и болезненных решений: сложилась ситуация, указывающая на необходимость смены существующих парадигм развития и формирования иных, кризисоустойчивых моделей роста.

Все это породило тяжелые социальные последствия, прежде всего в виде экспоненциального роста безработицы (табл. 4). Кризис показал, что экономическая эффективность иберийской модели оказалась ограниченной, а ее социальная стоимость – весьма высокой.

Таблица 4. Безработица, % экономически активного населения

Регион

2007

2008

2009

2010

2011

Еврозона

7,6

7,6

9,6

10,1

10,1

Испания

8,3

11,3

18,0

20,1

22,8

Португалия

8,9

8,5

10,6

12,0

12,7

Источник: INE. Boletín Mensual de Estadística. Mayo de 2012; Banco de Portugal. Boletim Estatístico, 5/2012

Финансово-экономический и социальный кризис имел серьезные политические последствия. В этот период суровых испытаний осевые партии как левой, так и правой ориентации утратили некоторые «родовые» признаки и стали брать на вооружение не свойственные им лозунги и установки. Такая метаморфоза приключилась с ИСРП и НП, когда в какой-то момент они поменялись политическими ролями [16]. Кроме того, начал складываться антисистемный лагерь, вобравший в себя разнородные общественные силы. Пример – «движение возмущенных», или «15-М», ставшее заметным фактором давления на власть.Оно родилось в Испании, но стремительно распространилось на десятки государств. В целом уровень политической динамики резко пошел вверх. Жизнь наполнилась явлениями, о которых в иберийских странах стали уже забывать, – в частности, массовыми протестными выступлениями. Очевидно, что в условиях кризиса меняется модель общественного поведения и складывается новая система координат. Вопрос в том, удастся ли протестным движениям конвертировать свое неприятие нынешнего порядка вещей в конкретный политический капитал.

Кризис явился точкой отсчета нового политического времени. Многое из того, что еще вчера казалось нормальным и незыблемым, не прошло испытания на прочность. Правительства социалистов в Испании и Португалии в 2011 г. проиграли парламентские выборы, уступив власть правоцентристским силам – испанской Народной партии и португальской Социал-демократической партии. Их лидеры – Мариано Рахой и Педру Пассуш-Коэлью – возглавили правительства, на долю которых выпала миссия вывода иберийских стран из кризиса.

Перед дилеммой: жесткая экономия или экономический рост

На экспертно-политических площадках Испании и Португалии в целом сложился консенсус по поводу способов вывода экономик из пике, императивности проведения структурных реформ, смены моделей роста и перехода на инновационный путь развития. В повестке дня долгосрочная стратегия глубоких преобразований, но острота финансовых проблем (в частности, долговой кризис) заставила Мадрид и Лиссабон сделать акцент на решении текущей задачи – достижении бюджетного равновесия. В результате центральным элементом антикризисной политики в иберийских странах стала жесткая экономия государственных расходов. Идея о том, что «экономика должна быть экономной», овладела умами испанских и португальских политических лидеров и определила основные направления макроэкономической стратегии выхода из кризиса.

Правительство П. Пассуш-Коэлью, приступившее к исполнению обязанностей 21 июня 2011 г., уже в первые 100 дней пребывания у власти приняло ряд решений, направленных на введение режима жесткой экономии и стабилизацию финансовой обстановки в стране. При этом Лиссабон опирался на поддержку так называемой «Тройки» – Еврокомиссии, МВФ и Европейского центрального банка. По условиям достигнутого соглашения, Португалия должна получить в виде займов в течение 2011–2014 гг. в общей сложности 78 млрд евро.В том числе 52 млрд от финансовых структур Евросоюза (26 млрд от European Financial Stability Mechanism и такую же сумму от European Financial Stability Facility) и 26 млрд от МВФ. Условием предоставления указанных ресурсов было проведение антикризисных мероприятий, прежде всего – сокращение государственного долга по отношению к ВВП и обеспечение реальной бюджетной консолидации: повышение доходов, секвестирование расходов и уменьшение бюджетного дефицита (до 5,9% в 2011 г., 4,5% в 2012 г. и ниже 3% в 2013 г. [17] В скобках заметим, что португальским властям удалось «перевыполнить план» и снизить дефицит до 4,5% уже в 2011 г.).

Другим ключевым компонентом согласованной с Евросоюзом и МВФ антикризисной программы Португалии стала приватизация государственных предприятий. Речь шла о передаче в частные руки таких общественно значимых хозяйственных объектов, как кредитное учреждение Banco Portugués de Negócios, телекоммуникационная корпорация Portugal Telecom, нефтегазовая Galp Energia, энергетические Energias de Portugal (EDP) и Redes Energéticas Nacionales (REN), ведущий национальный авиаперевозчик TAP Portugal, аэропорты, а также предприятия железнодорожного транспорта, почтовой связи, страхования, водоснабжения, каналы телевидения. Заметим, что Galpи EDPвходят в число 200 крупнейших компаний Европы. Словом, правительство П. Пассуш-Коэлью подготовило к приватизации впечатляющий пакет активов, переход которых под контроль частного бизнеса коренным образом изменит структуру собственности в португальской экономике.

Попытку беспрецедентного затягивания поясов предпринял кабинет М. Рахоя. В начале апреля 2012 г. был утвержден государственный бюджет Испании на текущий год [18]. Его главной задачей было снизить бюджетный дефицит с 8,5 до 5,3% ВВП, то есть на 3,2% (в денежном выражении – свыше 32 млрд евро) [19]. С этой целью правительство заложило в документ сокращение государственных расходов и предприняло налоговый маневр, предусматривающий повышение отдельных фискальных сборов и отмену ряда субсидий и налоговых льгот. Результатом таких усилий должно стать снижение расходов центральных органов управления на 17,8 млрд евро и увеличение поступлений в казну на 12,3 млрд евро. Радикальному секвестированию подверглись бюджеты всех центральных министерств. Например, бюджет министерства экономики был сокращен на 19%, образования – на 21,2%, финансов – на 22,9%, развития – на 34,6%, иностранных дел – на 54,4%. Суммарный секвестр составил 16,9% (с 79,2 до 65,8 млрд евро).

Политика жесткой финансовой экономии и сокращения государственных расходов получила отнюдь не однозначную оценку. Ряд экспертов и политиков высказывали мнение, что такой курс неизбежно приведет к дальнейшему падению предпринимательской активности в иберийских странах и тем самым замедлит выход из кризиса. С этих позиций, например, неоднократно выступал нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман. А известный испанский политик и дипломат Хавьер Солана заметил, что «экономия любой ценой является ошибочной стратегией», поскольку сокращает стимулы роста [20]. Еще резче выразился бывший председатель правительства Испании, легендарный лидер социалистов Фелипе Гонсалес, который заявил:«Если стоять насмерть за жесткую экономию, то можно и умереть» [21].

На практике дело обстоит следующим образом: поскольку государство в стремлении сократить бюджетный дефицит сворачивает программы госинвестиций, то возникает новая волна рецессии. Это депрессивное состояние может продолжаться неопределенно долго – пока экономики иберийских стран не выйдут на новые технологические траектории развития и не расширят производство инновационных товаров и услуг, востребованных локальным и мировым рынками.

9 мая 2012 г. в Порту состоялся XXV испано-португальский саммит, в котором наряду с главами правительств (М. Рахоем и П. Пассуш-Коэлью) приняли участие по восемь министров с каждой стороны. Параллельно с саммитом прошла встреча предпринимателей двух стран, придавшая мероприятию дополнительный практический смысл. Результатом переговоров явилось подписание 15 двусторонних соглашений в таких областях, как трудовые отношения, образование, рыболовство, спорт и т.д. [22]

Международным фоном саммита стала победа на президентских выборах во Франции кандидата социалистов Франсуа Олланда, чей приход в Елисейский дворец изменил расстановку сил в Евросоюзе, ослабив в ней сторонников курса жесткой экономии, главным выразителем которого был тандем Меркель – Саркози («Меркози»).

Позиция нового французского президента по ключевым вопросам европейского развития, его обещание масштабных социальных реформ и критика политики «затягивания поясов» не могли не вызвать беспокойства консервативно настроенных лидеров Испании и Португалии. В то же время победа французских социалистов стала в этих странах «глотком свежего воздуха» для многочисленных противников линии на неуклонное сокращение государственных расходов. В результате М. Рахою и П. Пассуш-Коэлью придется нелегко: необходимо выстраивать конструктивные рабочие отношения с Ф. Олландом при наличии существенных различий во взглядах на содержание антикризисного курса.

Очевидно и другое. Крен в пользу жесткой экономии и в ущерб целям развития, вызывающий волну критики и растущих протестов, должен быть выправлен и заменен курсом на стимулирование хозяйственного роста, поощрение предпринимательской деятельности, увеличение инвестиций в реальный сектор экономики. Этот императив, безусловно, заставит Мадрид и Лиссабон вносить существенные коррективы в антикризисную политику.

Так или иначе, магистральный путь Испании и Португалии лежит в русле общих усилий с партнерами по Евросоюзу, направленных на преодоление долгового кризиса, создание новых механизмов финансово-экономического сотрудничества и нормализацию обстановки в зоне евро. Вместе с тем ослабление позиций ЕС и возвышение других международных игроков бросают новые вызовы иберийским странам, побуждают их интенсифицировать обмены за пределами Евросоюза.

Новые горизонты отношений с Россией

Примером расширения диапазона внешних связей могут служить отношения Испании и Португалии с Россией, на которые глобальный кризис оказал неоднозначное воздействие. С одной стороны, мировая рецессия затормозила рост взаимного товарооборота: в 2009 и 2010 г. он сократился по сравнению с 2008 г. и только в 2011 г. превысил докризисный уровень (табл. 5). С другой стороны, возникли новые моменты, способствующие более полному раскрытию потенциала иберийско-российского сотрудничества.

Таблица 5. Объем торговли с Россией, млн евро

Страна

2007

2008

2009

2010

2011

Испания

9986,1

10329,9

6052,0

8061,3

10988,8

Португалия

702,4

594,9

624,3

533,5

702,7

Всего

10688,5

10924,8

6676,3

8594,8

11691,5

Источник: Gobierno de España. Ministerio de Economía y Hacienda. Síntesis de indicadores económicos, p. 5-10, 5-12; Estatísticas do Comercio Internacional, 2011. INE, Lisboa, 2012, p. 74, 77.

В частности, 26 апреля 2010 г. в рамках 4-й сессии Смешанной комиссии по экономическому, промышленному и техническому сотрудничествумежду Российской Федерацией и Португальской Республикой банки ВТБ и Caixa Geral de Depositos S.A. подписали соглашение о сотрудничестве. Церемония подписания состоялась в Москве в присутствии сопредседателей комиссии: министра РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий С.К. Шойгу и министра экономики, инноваций и развития Португалии Жозе Виейра да Силва, а также представителей государственных и деловых кругов двух стран. Со стороны ВТБдокумент подписал управляющий директор Управления по работе с финансовыми учреждениями А.И. Дмитриев, со стороны португальского банка – начальник Департамента банков и финансовых учреждений Мария Граса Виейра Пиреш [23].

По мнению экспертов, подписание данного соглашения явилось важным шагом в развитии российско-португальских межбанковских отношений и определило основные направления сотрудничества между ВТБ и Caixa Geral de Depositos S.A. – в частности, финансирование экспортно-импортных контрактов между российскими и португальскими компаниями.

28 июня 2011 г. в здании Ассоциации предпринимателей лиссабонского региона AERLIS при поддержке посольства России в Португальской Республике, Министерства экономического развития РФ и Торгово-промышленной палаты РФ открылась первая в Португалии постоянная выставка-презентация российских товаров, на которой свою продукцию представили более 60 предприятий из различных регионов России. Мероприятие открыли посол России в Португалии П.Ф. Петровский, генеральный директор экономической дирекции Министерства экономики Португальской Республики Мариу Лобу, председатель правления Ассоциации AERLIS Антониу Феррейра де Карвалью, заместитель директора департамента стран Европы Минэкономразвития А.Н. Черевко и председатель правления ассоциации «КАД-М» А.Д. Канчавели. Было подписано Соглашение о двустороннем сотрудничестве в области развития торгово-экономических, коммерческих и инвестиционных отношений между AERLIS и Московской ассоциацией предпринимателей. Российская выставка в помещении AERLIS продлилась до 1 июля, после чего экспозиция переместилась в здание торгово-экономического отдела посольства РФ в Лиссабоне, где она функционирует на постоянной основе.

Важные подвижки имели место и в российско-испанских торгово-экономических отношениях. Так, 17–18 июня 2011 г. представительная делегация испанских деловых кругов приняла участие в традиционном Санкт-Петербургском экономическом форуме, на котором Испания имела особый статус приглашенного участника. Прошедшие в эти дни переговоры завершились подписанием ряда важных документов коммерческого и политического характера. В том числе:

контракта на разработку и поставку пассажирских составов, а также соглашения в области изготовления, эксплуатации, технического обслуживания и испытаний подвижного состава нового поколения между ОАО «Российские железные дороги» и компанией Talgo;

меморандума (предполагающего создание смешанной компании) о сотрудничестве в области геологоразведки и добычи нефти и газа между ООО «Нефтяная компания «Альянс» и корпорацией Repsol;

договора между крупным производителем автокомпонентов, фирмой Gestamp, и правительством Ленинградской области о государственной поддержке инвестиционной деятельности испанской фирмы в данном регионе – строительства предприятия по выпуску запасных частей к автомобилям;

программы действий в интересах «Партнерства для модернизации» в рамках Межправительственной смешанной российско-испанской комиссии по экономическому и промышленному сотрудничеству на 2011–2012 гг. [24]

Что особенно важно, в этих документах речь шла о взаимодействии в сфере новых технологий.

В начале декабря 2011 г. испанская группа OHL подписала крупнейший в своей истории контракт (около 2 млрд евро) на строительство железнодорожного полотна длиной 390 км в Ямало-Ненецком автономном округе. А в конце месяца было объявлено о приобретении испанским нефтегазовым концерном Repsol за 178 млн евро российской нефтедобывающей компании Eurotek [25].

Качественно новое событие произошло 27 апреля 2012 г.: в порту Барселоны состоялось открытие нефтепродуктового терминала, построенного совместным предприятием российской нефтяной корпорации ЛУКойл и испанской компании Meroil. Данный проект предназначен для реэкспорта и дистрибуции на территории Испании дизельного и других видов топлива. Его реализация превратит Барселону в один из крупнейших в Средиземноморье пунктов по перевалке нефтепродуктов. Выступая на церемонии открытия терминала, посол РФ в Королевстве Испания Ю.П. Корчагин отметил большое экономическое значение данного события в контексте предпринимаемых усилий для преодоления двумя странами последствий мирового кризиса [26].

Перечисленные факты говорят об имеющихся возможностях ощутимо продвинуть вперед российско-испанские и российско-португальские торгово-экономические отношения, в том числе – через сближение бизнес-структур и взаимное переплетение предпринимательских капиталов.

* * *

Взгляд на экономику и политику иберийских стран в глобальном контексте позволяет сделать ряд выводов.

Испания и Португалия в предкризисные годы не сумели в полной мере капитализировать результаты своего исторического подъема и в ходе наступившей рецессии понесли тяжелые финансово-экономические и социальные потери. При этом иберийские государства вступили в период «быстрой политики», когда разнообразные инициативы и перемены посыпались как из рога изобилия, на глазах трансформируя общественную жизнь. В результате современное состояние иберийских обществ и властных структур стало отличаться рядом черт, свойственных системному кризису. Для общества он выразился в нарастании усталости от большинства политических лидеров и в появлении широких социальных групп, склонных к протестам, приобретающим массовый и антисистемный характер. Для действующей власти кризис материализовался в ослаблении доверия со стороны населения и в утрате эффективного политического контроля над ситуацией.

Конечно, Испания и Португалия отнюдь не единственные страны, перед которыми стоит задача выбора дальнейшего пути социально-экономического развития и оптимального профиля (структуры) производства и экспорта. Но в иберийских государствах эта проблема в период кризиса приобрела особую остроту. Сейчас пришло время четко сформулировать и провести в жизнь адекватную антикризисную политику, а это будет непросто.

В стратегическом плане необходимо осуществить глубокую перестройку иберийских экономик, перепрофилировать экономическую структуру в пользу инновационно насыщенных отраслей. Но правящие круги Испании и Португалии вынуждены «в пожарном порядке» решать текущие задачи, проводить курс жесткой экономии, что отодвигает решение стратегических задач, затрудняет модернизацию и не добавляет оптимизма.

Такое положение дел не означает, что курс на инновационное развитие снят с повестки дня, но переход на него реально тормозится и может растянуться на неопределенно долгий период. Это – главный вызов, который стоит перед политико-интеллектуальной и деловой элитой иберийских стран.

Другие вызовы связаны с изменениями в международном положении Испании и Португалии. Для уверенного выхода из кризиса иберийским странам требуются внешние точки опоры. В то же время в условиях жесткой экономии средств главные ресурсы внешней политики Мадрида и Лиссабона должны будут использоваться более рационально и концентрироваться на осевых направлениях мирохозяйственных связей.

Примечания:

[1] Europe in figures. Eurostat yearbook 2011, p. 578.

[2] Banco de Portugal. Relatorio у contas 2010, p. 228.

[3] Instituto Nacional de Estadística – www.ine.es

[4] El País. Madrid, 22.01.2008.

[5] Подробнее см.: Яковлев П.П. Испания: период экономического кризиса и политических испытаний. - М., 2009.

[6] Península Ibérica en cifras, 2011. Madrid, INE, 2011, p. 27.

[7] Banco de Portugal. – http://www.bportugal.pt

[8] Banco de Portugal. Boletim Estatístico, 5/2012, p. 178; Banco de España. Indicadores Económicos. – www.bde.es/

[9] Подробнее см.: Социальная Европа в XX веке / Под редакцией М.В. Каргаловой. - М., 2011. Гл. 3.

[10] Подробнее см.: Яковлева Н.М., Яковлев П.П. Португалия: кризис на европейской периферии. - М., 2011.

[11] Instituto Nacional de Estadística – www.ine.es

[12] По оценкам, иммигранты в 2000-х гг. обеспечивали до 50% прироста испанской экономики.

[13] Подробнее см.: Испания на фоне мирового кризиса / Отв. ред. П.П.Яковлев. - М.: ИЛА РАН, 2011.

[14] Характерный момент: по имеющимся прогнозам, в 2013 г. из всех стран Евросоюза только Испания и Португалия (наряду с Грецией) не выйдут из состояния рецессии.

[15] Cinco Días, 1.06.2012.

[16] См.: Яковлев П.П. Испания: образ кризиса и кризис образа // Латинская Америка, 2010, № 9,10.

[17] Programme for Portugal. – http://ec.europa.eu/economy_finance/eu_borrower/portugal/index_en.htm

[18] Gobierno de España. Presupuestos Generales del Estado 2012. – http://www.lamoncloa.gob.es/

[19] Впоследствии выяснилось, что дефицит в 2011 г. достигал не 8,5%, а 8,9%. Тем самым сокращение госрасходов должно быть еще масштабнее.

[20] Javier Solana. Austeridad contra Europa // El País, 1.02.2012.

[21] Felipe González: “La austeridad hasta la muerte conduce a la muerte” // El País, 4.05.2012.

[22] XXV Cumbre Luso-Española. 9 de mayo de 2012. – http://www.lamoncloa.gob.es/

[23] http://www.vtb.ru/we/press-center/

[24] http://news.kremlin.ru/ref_notes/973/print

[25] Repsol compra la firma rusa Eurotek por 178 millones // Cinco Días, 30.12.2011.

[26] http://www.spain.mid.ru/sip ru/sip 218.html

Читайте также на нашем портале:

«Досрочные выборы в Испании: причины, результаты, последствия» Петр Яковлев

««Движение возмущенных» в Испании: новая форма социального протеста » Сергей Хенкин

«Португалия: президентские выборы на фоне кризиса» Наиля Яковлева

«Испания: антикризисная стратегия и императивы модернизации» Петр Яковлев

«Испания – еще один «больной человек» Европы?» Петр Яковлев


Опубликовано на портале 13/06/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика