Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Какой должна быть бюджетная стратегия выхода из кризиса?

Версия для печати

Катрин Матье, Анри Стердиньяк

Какой должна быть бюджетная стратегия выхода из кризиса?


Матье Катрин (Mathieu, Сatherine) - старший экономист Отдела аналитики и прогнозов Французской обсерватории экономической конъюнктуры (OFCE) – Центра экономических исследований при Институте политических наук, Париж. Стердиньяк Анри (Sterdyniak, Henri) – заведующий Отделом экономики глобализации OFCE, профессор Университета Париж IX-Дофин.


Какой должна быть бюджетная стратегия выхода из кризиса?

Экономический кризис привел к дисбалансу финансов в странах ОЭСР. Непомерный рост бюджетного дефицита и госдолга заставляет некоторые правительства слишком быстро переходить к ограничительной политике, прежде всего за счет социальных выплат. Нужно ли ослаблять европейскую социальную модель, которая во время кризиса доказала свою эффективность? Сокращение системы социальной защиты, считают сотрудники Французской обсерватории экономической конъюнктуры, экономически опасно, так как побуждает домашние хозяйства к росту сбережений в ущерб потреблению.

Реферат статьи: Mathieu C., Sterdyniak H. Quelles stratégies budgétaires de sortie de crise? // Lettre de l’OFCE. – P., 2009. – 2 dec. – N 315. – Mode of access: http://www.ofce.sciences-po.fr/pdf/lettres/315.pdf


Нарушение равновесия государственных финансов в странах ОЭСР было вызвано в 2008–2009 гг. экономическим кризисом, который способствовал росту бюджетного дефицита и государственного долга. Однако повышения процентных ставок по государственным ценным бумагам не произошло. В США ставки по 10-летним государственным облигациям снизились с 4% в июле 2008 г. до 2,5% в январе 2009 г., а затем выросли до 3,5% в середине 2009 г. Реальные процентные ставки были на уровне темпов потенциального экономического роста, рассчитываемых с учетом макроэкономических факторов. В целом рынок не требовал премий за риск, связанный с государственным долгом, поскольку покупатели облигаций не опасались риска повышения инфляции. Сегодня инфляционные ожидания на ближайшие 10 лет в США и зоне евро не превышают 1,8%.

Возможны три сценария будущего развития.

В соответствии с «серым» сценарием частный спрос не будет расти, темпы экономического роста, уровень инфляции и процентные ставки останутся низкими.

«Розовый» сценарий предусматривает быстрый рост частного потребления, позволяющий значительно увеличить налоговые поступления и снизить некоторые расходы, что автоматически приведет к уменьшению государственного дефицита. Темпы экономического роста будут удовлетворительными, но не чрезмерными, не создадут инфляционного давления и потому не приведут к значительному повышению процентных ставок.

«Красный» сценарий предполагает рост частного спроса при одновременном сохранении властями чрезмерного бюджетного дефицита, что обусловит повышение уровня инфляции и процентных ставок. Однако этот сценарий не соответствует нынешнему состоянию рынков, которые «верят», что правительства сократят бюджетные дефициты, когда спрос начнет расти. Рынки «понимают», что нынешние бюджетные дефициты связаны с регулированием и не свидетельствуют об ослаблении контроля за государственными финансами.


Технический вопрос, который становится политическим

Оценка государственных усилий, направленных на уменьшение бюджетного дефицита, зависит от оценки траектории потенциального роста, т. е. от достижимых темпов безинфляционного роста. Экономическое и финансовое руководство ЕС (Еврокомиссия) и ОЭСР с началом кризиса значительно снизили свои оценки темпов потенциального роста.


Таблица 1.
Некоторые показатели бюджетной политики ведущих стран ОЭСР в 2009 г.

Сальдо госбюджета

Государственный долг

Снижение производства*

В процентах к ВВП

Германия

- 3,4

73,1

- 6,7

Испания

- 11,2

54,3

- 9,8

Франция

- 8,3

76,1

- 6,2

Италия

- 5,3

114,6

- 9,2

Нидерланды

- 4,7

59,8

- 6,5

Зона евро

- 6,4

78,2

- 7,4

Великобритания

- 12,1

68,5

- 9,8

Япония

- 8,7

189,8

- 9,4

США

- 14,2

83,1

- 8,6

* По сравнению с докризисным уровнем производства


ОЭСР оценивал снижение потенциальных темпов роста зоны евро в 2000–2007 гг. на 0,3% в год, а ЕК – на 0,4%; оценки потенциального роста в 2009 г. были снижены ОЭСР на 3,5%, ЕК – на 5,4%. По данным ЕК, среднегодовые темпы роста в зоне евро в 2009–2011 гг. не превысят 0,9%. Какие темпы роста в ближайшие годы являются целью для зоны евро – 1% или 2,2%? По заявлению ЕК (ноябрь 2009 г.), следует проводить политику «оздоровления бюджета» начиная с 2011 г., когда, по прогнозам, среднегодовые темпы роста составят 1,5%, что выше потенциального роста в 1%. Дело в том, что потенциальный рост не зависит от достигнутых темпов, а определяется действием таких факторов, как уменьшение производственных возможностей в период кризиса, снижение численности активного населения (старшее поколение, молодежь и женщины-матери перестают искать работу), замедление темпов роста производительности труда. В этих условиях следует решить, что делать: не допускать быстрого роста спроса или, напротив, стимулировать его быстрый рост, чтобы увеличить производство и вернуть на рынок труда «отчаявшихся работников». Страны зоны евро не могут смириться с уровнем безработицы, превышающим 10%. Именно поэтому экономическая политика должна быть направлена на подъем производства и затем на достижение среднегодовых темпов роста в 2,2%.


Каков размер структурного дефицита?

На государственных финансах отрицательно сказываются снижение налоговых поступлений, увеличение пособий по безработице (конъюнктурный дефицит) и меры по поддержанию экономической активности (дискреционный, т. е. зависящий от решения властей дефицит). Из-за масштабов спада и его последствий (снижения цен на недвижимость и биржевых курсов, что ведет к уменьшению налоговых сборов) очень трудно оценить размеры структурного дефицита в 2009 г. В 2007 г. первичное положительное структурное сальдо бюджета (без учета сальдо по статье процентных платежей), составляло в Германии 2,4% ВВП, в среднем в зоне евро 1,9% и в ОЭСР в целом 0,2% ВВП; во Франции бюджет находился в состоянии равновесия; в США и Великобритании наблюдался небольшой дефицит в 1% ВВП. Таким образом, государственные финансы не испытывали структурных проблем.

Кризис вызвал значительное ухудшение состояние госбюджетов, что объяснялось падением экономики и использованием бюджетных средств для поддержания экономического роста. Это не стало результатом «структурных нарушений», которые можно было бы исправить с помощью политики бюджетных ограничений. Во Франции с 2007 г. по 2009 г. государственный дефицит возрос на 5,5% ВВП, в том числе на 4,6% за счет конъюнктурного сальдо и на 1,2% за счет увеличения бюджетных расходов на поддержание экономики; при этом сальдо статьи процентных платежей увеличилось на 0,1% ВВП. По прогнозам, в 2011 г. дефицит составит 8,4% ВВП, в том числе 4,8% – конъюнктурный дефицит, 2,9% – дефицит по статье процентных платежей и 0,7% – первичный структурный дефицит.

В зоне евро в 2011 г. дефицит составит 6,1% ВВП. В среднем в 1997–2007 гг. реальная долгосрочная процентная ставка превышала темпы роста ВВП на 0,4%. Таким образом, достаточно иметь первичное структурное положительное сальдо в 0,4% ВВП. Конъюнктурный дефицит может быть снижен за счет повышения темпов экономического роста, которые должны быть вдвое выше темпов потенциального роста, чтобы восполнить падение производства, достигшее на конец 2009 г. 6% во Франции и 7,5% в зоне евро.


Точка зрения МВФ

Во время кризиса МВФ призвал правительства принять масштабные программы подъема экономики. Недавно экономисты МВФ Cottarelli C. и Viсals J. в своей работе «A Strategy for Renormalizing Fiscal and Monetary Policies in Advanced Economies» (IMF Staff Position Note, 22 sept. 2009) предложили опасную стратегию выхода из кризиса для экономически развитых стран, которая предусматривает доведение отношения госдолга к ВВП до 60% (докризисный уровень) только к 2030 г. Сумма госдолга, приемлемая для частных экономических субъектов, в период кризиса, безусловно, увеличилась, поскольку домашние хозяйства хотят уменьшить владение рискованными финансовыми активами, а предприятия стремятся иметь меньше долгов. Старение населения структурно приводит к тому, что домашние хозяйства и пенсионные фонды стремятся все больше приобретать безрисковые государственные ценные бумаги. Эксперты МВФ оценивают структурный дефицит развитых стран в 2010 г. в 3,5% ВВП, в том числе 1,5% ВВП связано с бюджетными мерами по поддержанию экономики. А чем объяснить еще 2% структурного дефицита? Очевидно, эксперты недооценивают конъюнктурный дефицит, полагая, что первичное сальдо увеличится с -3,5% в 2010 г. до 4,5% ВВП в 2020 г. (это потребует значительных бюджетных усилий, оцениваемых в 8% ВВП). К 2040 г. ожидается полная ликвидация государственного долга. Но возможно ли это в принципе? Cottarelli C. и Viсals J. не анализируют влияние ограничительной бюджетной политики на рост мировой экономики, предполагая, что наступит длительный период быстрого роста частного спроса. А что делать, если такой рост не наступит? Фактически первичного положительного сальдо в 0,5% ВВП будет достаточно для стабилизации государственного долга на уровне 2010 г.; при этом требуемые расходы (по завершении периода увеличения бюджетных трат на подъем экономики) не превысят 0,5% ВВП.

Cottarelli C. и Viсals J. выступают за применение бюджетных правил и создание независимых комитетов по бюджетной политике. Однако, как показал кризис, бюджетная политика не подчиняется никаким правилам, она может и должна определяться и проводиться государственными властями, а не комитетами экспертов.


Точка зрения ОЭСР

Точка зрения ОЭСР очень близка к точке зрения МВФ. В ноябрьском прогнозе развития экономики (OCDE, Perspectives Еconomiques, novembre 2009) эксперты высказались за ограничительную бюджетную политику (1% ВВП в год в 2012–2017 гг.), чтобы успокоить финансовые рынки, признавая при этом, что эта политика может оказать депрессивное влияние на экономический рост. Однако рост может быть стимулирован проведением структурных реформ, направленных на ослабление регулирования товарных рынков и рынков труда и снижение обязательных взносов. Эксперты ОЭСР выступают скорее за сокращение социальных расходов, чем за повышение налогов. Но следует ли использовать бюджетную политику для того, чтобы успокоить финансовые рынки (тем более что они не слишком беспокойны)? Нужно ли маскировать социальный выбор (уменьшение социальных расходов) за весьма спорными экономическими положениями о том, что сокращение социальных расходов предпочтительнее повышения налогов, поскольку якобы первое побуждает людей работать, тогда как второе расхолаживает их? Могут ли структурные реформы, направленные на увеличение предложения, быть эффективными в условиях недостаточного спроса?


Точка зрения двух европейских экономистов

В октябре 2009 г. два экономиста – F. Giavazzi и J. Pisani-Ferry – были приглашены на заседание Совета министров экономики и финансов стран ЕС (Экофин), чтобы сделать сообщение о бюджетной стратегии выхода из кризиса. По мнению F. Giavazzi (см. Giavazzi F. Issues in the design of a fiscal exitstrategy. Paper for the Informal Ecofin Meeting, Götenborg, 2009), правительства должны объявить о том, что они завершат период бюджетного стимулирования, когда разрыв в объемах производства с докризисным уровнем станет равен нулю, чтобы успокоить финансовые рынки и Европейский центральный банк (ЕЦБ) и не допустить повышения процентных ставок. Он также считает, что необходимо стимулировать домашние хозяйства на увеличение расходов. Но как это сделать, если домохозяйства должны больше сберегать в ожидании пенсионного возраста?

J. Pisani-Ferry (см. Pisani-Ferry J. Von Hagen J., Weizsäcker J. A European exit strategy», Bruegel Policy Brief. 2009. oct.) считает, что в середине 2010 г. правительства должны объявить бюджетные планы по обеспечению устойчивости (Plans budgеtaires de soutenabilitе) на 2011–2014 гг., в которых будут обозначены целевые установки по госдолгу на 2014 г. Но как разработать такой план без учета изменения экономической ситуации? J. Pisani-Ferry предложил создать экспертный совет по устойчивости, который наблюдал бы за бюджетной политикой. Но какова будет политическая легитимность этого совета?

Существует опасение, что чрезмерно экспансионистская бюджетная политика вызовет усиление инфляционного давления, что заставит ЕЦБ поднять уровень официальной процентной ставки, а также расширить координацию между денежно-кредитной и бюджетной политикой. Но это опасение лишено оснований: инфляция может ускориться только при очень быстром увеличении спроса, что маловероятно. Если же спрос все-таки возрастет, это приведет к уменьшению государственного дефицита, но составить сегодня календарь такого уменьшения невозможно. Не следует допускать, чтобы под предлогом борьбы с инфляцией правительства отказывались от борьбы с нынешними диспропорциями, в частности, с безработицей. Что касается координации экономической политики стран-членов ЕС, то она не должна рассматриваться как цель, навязываемая странам под давлением ЕК и ЕЦБ.


Точка зрения Еврокомиссии

Хотя ЕК намерена гибко применять правила Пакта стабильности и роста [1] в 2009–2010 гг., нынешний кризис со всей очевидностью показал, что эти правила неприемлемы. Нужно ли обсуждать с той или иной страной ЕС вопрос о том, не превысит ли ее бюджетный дефицит 3% ВВП в 2013 г. или в 2014 г., если эволюция бюджета зависит от динамики частного спроса, которую ни ЕК, ни правительства не контролируют? Следует отметить, что французское правительство отказалось взять на себя безусловное обязательство в отношении суммы бюджетного дефицита. Не может не вызывать беспокойства и заявление ЕК о том, что оздоровление бюджета начнется тогда, когда темпы экономического роста превысят темпы потенциального роста (оцененные в 1%). Конечно, можно сказать: Пакт стабильности и роста должен служить точкой отсчета для возврата к нормальному положению в сфере бюджета, – хотя, как показал кризис, следовало бы заменить «слепое требование» к уровню бюджетного дефицита процессом межстрановой координации бюджетной политики, признавая при этом необходимость экономического регулирования. Бюджетная политика не может осуществляться изолированно, она должна иметь целью достижение желаемого уровня занятости при условии поддержания инфляции и процентной ставки на приемлемом уровне. Размеры государственного долга и бюджетного дефицита должны определяться, исходя из этой цели. Если в ближайшие годы частный спрос значительно возрастет, государственный дефицит уменьшится почти автоматически. Если же спрос стагнирует, т. е. если предприятия откажутся увеличивать свои долги, а домашние хозяйства будут больше сберегать, государству нужно будет сохранять некоторый дефицит и соглашаться на определенный рост госдолга.

Вместе с тем ряд стран намерен значительно сократить свои государственные расходы. Так, Великобритания предусматривает повышение возраста, дающего право на получение государственной пенсии, с 65 до 66 лет, снижение размера государственных пенсий и инвестиций. Правительство Нидерландов объявило о сокращении на 20% государственных расходов в 2011 г., об увеличении возраста выхода на пенсию с 65 до 67 лет и об уменьшении численности социальных пособий. В Германии принят закон, создающий «тормоз для роста задолженности», который начиная с 2016 г. запрещает иметь структурный дефицит, превышающий 0,35% ВВП. Однако европейские страны не должны лишаться такого оружия, как дефицит и госдолг, оказавшегося весьма полезным в период кризиса.


О двух опасениях

Правительства стран ЕС и ЕК вынуждены были использовать бюджетную политику для борьбы с кризисом, из которого, однако, некоторые из них не хотят извлекать уроки. Вместо того чтобы проанализировать ответственность докризисной политики за возникновение кризиса, они ратуют за ее возврат, как будто ничего не произошло.

Обсуждение бюджетной стратегии выхода из кризиса вызывает два опасения.

Первое связано с тем, что непомерный рост бюджетного дефицита и госдолга заставляет некоторые правительства слишком быстро переходить к ограничительной политике, оказывающей негативное влияние на экономический подъем. Между тем европейские страны должны бы забыть на время об уменьшении бюджетного дефицита и госдолга и подумать об уменьшении безработицы.

Второе опасение связано с тем, что трудности в сфере государственных финансов могут стать предлогом для сокращения государственных расходов, особенно социальных, которые не являются причиной нынешних трудностей и роста госдолга. Политика, направленная на сокращение системы социальной защиты, является социально и экономически опасной, так как побуждает домашние хозяйства к увеличению сбережений в ущерб потреблению. Было бы парадоксально, если бы кризис, спровоцированный финансовыми рынками, заставил домохозяйства больше заботиться о будущих пенсиях и медицинском страховании. Нужно ли ослаблять европейскую социальную модель, которая во время кризиса доказала свою эффективность? Для увеличения налоговых поступлений следует повысить налогообложение финансовых прибылей и бороться с уклонением от налогов, что потребует расширения сотрудничества между ведущими странами.


Примечания:

[1] Принятый в 1997 г. в ЕС Пакт стабильности и роста требует, чтобы уровень дефицита государственного бюджета не превышал 3% ВВП стран-членов.


Л. А. Зубченко


Читайте также на нашем сайте:

«Основные показатели мировой экономики (данные ноября 2009 г.)» Институт энергетики и финансов

«В поисках утраченного роста: перспективы развития мировой экономики на 2009–2010 гг.» Лилия Зубченко

«Основные показатели мировой экономики (данные июля 2009 г.)» Институт энергетики и финансов

«Перспективы развития мировой экономики в 2009-2010 гг.» Лилия Зубченко

«Планы спасения экономики» Лилия Зубченко

«К новому Бреттон-Вудсу» Катрин Матье, Анри Стердиньяк

«Мировая экономика: 2007–2008» Лилия Зубченко


Опубликовано на портале 22/12/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика