Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Еврокризис и новая модель развития Испании

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

Еврокризис и новая модель развития Испании


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Еврокризис и новая модель развития Испании

Мировой финансово-экономический кризис стал рубежом, отделившим прошлое Европейского союза от его будущего. Он породил длинную череду хозяйственных и социально-политических изменений на европейском континенте. Это рельефно просматривается на примере Испании – пятой по размерам экономики ЕС.

Еврокризис продолжается шестой год. Это рекорд по продолжительности финансово-экономических и социально-политических потрясений на европейском континенте в послевоенный период.

Проявления кризиса многообразны. С одной стороны, он оказал негативное влияние на общественные процессы. Ряд стран (в первую очередь на периферии Европы) пережили ощутимое сжатие рынков, вступили в полосу тяжелых социальных испытаний, столкнулись с новыми внутриполитическими вызовами, утратили позиции в глобальной экономике. С другой стороны, наблюдается ускорение структурных преобразований, которые на рубеже XX и XXI в. в большинстве стран только назревали, а теперь приобретают вполне определенные очертания, трансформируют хозяйственные и социально-политические системы европейских государств.

Все это в полной мере относится к Испании, по которой еврокризис ударил особенно сильно. Он заставил правящие круги и деловое сообщество формировать новую модель развития, в спешном порядке приспосабливать национальные структуры к заметно изменившимся европейским и международным реалиям.

Еврокризис в профиль и анфас

Для большинства стран-членов Евросоюза начало 2013 г. характеризовалось очередным ухудшением основных макроэкономических показателей (табл. 1). Первый квартал был отмечен пусть небольшим, но падением суммарного ВВП 27 государств по отношению к предыдущему трехмесячному периоду. В ряде стран, включая Францию, Италию, Испанию, Нидерланды, Португалию и Чехию, сокращение производства оказалось достаточно ощутимым (до 1,3% ВВП). По сравнению с первым кварталом 2012 г. в 23 государствах зафиксировано увеличение государственного долга, причем в 11 странах объем суверенной задолженности превысил 80% ВВП, а в пяти (Бельгия, Ирландия, Греция, Италия и Португалия) этот показатель перешел отметку в 100%. В 19 странах из 27 имел место рост безработицы, которая в Греции и Испании достигла беспрецедентных размеров – 26,6 и 26,5% соответственно. Особенно удручают цифры безработицы среди молодежи: в целом по Евросоюзу – 23,3%, а в Словакии – 35%, Италии – 37%, Португалии – 39%, Испании – 55%, Греции – 58% [1].

Таблица 1. Экономические и социальные показатели стран Евросоюза

Страны

Изменение ВВП, %

Дефицит (профицит) бюджета, % ВВП

Госдолг,

% ВВП

Безработица, %

I кв. 2012

I кв. 2013

I кв.

2012

I кв.

2013

I кв. 2012

I кв. 2013

I кв. 2012

I кв. 2013

ЕС-27

0,0

-0,1

-5,0

-4,3

83,4

85,9

10,2

10,9

Еврозона

0,0

-0,3

-5,3

-4,9

88,2

92,2

10,9

12,1

Бельгия

0,3

0,0

-7,6

-8,9

101,8

104,5

7,1

8,3

Болгария

0,0

0,1

-2,0

1,3

16,7

18,0

12,0

12,8

Чехия

-0,8

-1,3

-4,3

-4,1

43,9

47,8

6,8

7,2

Дания

0,4

0,0

-2,5

-1,6

45,1

44,7

7,5

7,1

Германия

0,5

0,1

-

-

81,6

81,2

5,6

5,4

Эстония

0,3

-1,0

-4,1

-3,5

6,6

10,0

10,9

9,3

Ирландия

-1,1

-0,6

-9,9

-13,6

108,5

125,1

14,8

13,7

Греция

-

-

-9,9

-17,6

132,3

160,5

21,7

26,6

Испания

-0,3

-0,5

-5,6

-4,9

72,1

88,2

23,8

26,5

Франция

0,0

-0,2

-

-

89,2

91,9

10,0

10,8

Италия

-0,8

-0,6

-8,0

-7,3

123,3

130,3

10,0

11,9

Кипр

-0,4

-1,4

-3,5

0,6

74,6

86,9

10,0

14,8

Латвия

1,1

1,4

2,0

3,4

44,6

39,1

15,3

12,4

Литва

0,3

1,3

-6,1

-6,6

42,7

40,8

13,6

12,5

Люксембург

-1,5

-1,6

-3,5

-8,2

20,9

22,4

5,2

5,4

Венгрия

-1,2

0,7

-4,3

-4,2

79,0

82,4

11,0

11,1

Мальта

-0,1

0,0

-5,5

6,2

75,0

75,4

6,0

6,3

Нидерланды

0,3

-0,4

-1,6

3,1

66,8

72,0

5,0

6,2

Австрия

0,3

0,0

-7,6

-2,4

73,5

74,2

4,1

4,9

Польша

0,8

0,1

-0,5

-1,6

56,1

57,3

9,9

10,6

Португалия

-0,1

-0,4

-7,9

-10,6

111,6

127,2

14,8

17,6

Румыния

-0,1

0,6

-1,9

-1,4

36,3

38,6

7,2

7,1

Словения

0,2

-0,7

-5,7

-10,4

47,7

54,5

8,2

10,6

Словакия

0,7

0,2

-5,8

-3,2

46,4

54,9

13,7

14,2

Финляндия

0,8

0,3

-0,8

-2,2

48,7

54,9

7,5

8,1

Швеция

0,9

0,6

0,6

-0,9

37,2

39,4

7,5

8,2

Великобритания

-0,3

0,3

-6,1

-3,1

86,4

88,2

8,2

7,8

Источник: Basic figures on the EU. Autumn 2012, 2013 editions. – http://ec.europa.eu/eurostat

Ключевыми элементами еврокризиса стали системные сбои в Евросоюзе, в полной мере давшие о себе знать в последние годы в условиях мировой и европейской турбулентности. Искусственные источники роста в финансовой сфере, оторвавшейся от реального хозяйственного сектора (по выражению нобелевского лауреата Джозефа Стиглица, речь идет о своего рода «финансовой алхимии»), в годы кризиса быстро иссякли и продемонстрировали зыбкость фундамента, на котором создавалась внешне внушительная архитектура современной европейской экономики. В значительной мере исчерпал себя и утвердившийся в Европе социокультурный уклад – массовое потребление, основанное на доступных кредитах, укоренившаяся привычка значительной части населения (особенно в странах европейской периферии) жить не по средствам. Европейскому социальному государству с каждым годом все сложнее поддерживать на должном уровне жизненные стандарты.

В условиях кризиса стало особенно остро ощущаться столкновение Евросоюза с реальной глобальной конкуренцией – причем не только торгово-экономической, но и ценностной. Ведущие страны развивающегося мира отвергают жесткие догмы Вашингтонского консенсуса, на которых строилась макроэкономическая политика Запада, и все решительнее выдвигают собственные модели хозяйственного и социально-политического развития. В результате Евросоюз переживает геополитическое сжатие: сокращает ареал своего доминирования на международной арене и снижает степень воздействия на другие регионы.

Еще одна проблема, выходящая из-под контроля Европейского союза, – мощное ускорение (и усложнение) глобальных процессов, за которыми Брюссель просто не успевает и вынужден действовать реактивно, с заметным опозданием отвечая на возникающие вызовы.

В апреле – июне 2013 г., после шести кварталов устойчивой рецессии, суммарный ВВП 17 стран еврозоны вырос на 0,3% по сравнению с предыдущим трехмесячным периодом. Локомотивами роста стали лидеры Евросоюза – Германия и Франция [2]. Этот, прямо скажем, весьма скромный положительный результат породил в европейских столицах серию оптимистических официальных заявлений о возвращении на траекторию хозяйственного подъема. Между тем непредвзятый анализ показывает, что кризис в ЕС (да и в мировой экономике в целом) еще не закончился. В лучшем случае можно говорить о его ослаблении. Многие финансовые, макроэкономические и социальные показатели по-прежнему продолжают вызывать тревогу, а по ряду позиций – ухудшаются. Например, во втором квартале 2013 г. в девяти странах Евросоюза произошло падение ВВП (в том числе в таких крупных государствах, как Италия, Испания, Нидерланды и Швеция) [3]. Баланс Европейского центрального банка (ЕЦБ) по сравнению с сентябрем 2012 г. снизился на 25%, что означает существенное сокращение объема ликвидности в европейской финансовой системе. Причем обеспеченность капиталом (и следовательно, устойчивость банковской системы) Евросоюза в настоящий момент угрожающе низкая, так как активы восьми крупнейших банков еврозоны превышают их реальный собственный капитал в 38 раз, хотя согласно принятому ЕС в 2011 г. решению данный показатель не должен быть более 11 [4].

Не просматривается и ощутимого смягчения долгового кризиса, создающего острые бюджетные проблемы большинству европейских государств. Объем суверенной задолженности медленно, но верно увеличивается: в 2012 г. – 87,3% совокупного ВВП стран еврозоны, в 2013 г. – уже 90,7% [5]. Соответственно возрастают и платежи по ее обслуживанию, что в ряде случаев вынуждает правительства секвестировать другие бюджетные расходы, в том числе жизненно важные.

Сложной и напряженной остается социальная ситуация. Так, количество безработных продолжает расти, суммарно достигнув в странах еврозоны в августе 2013 г. 19,2 млн человек (12% экономически активного населения) [6]. На этом фоне попытки председателя Европейской комиссии Жозе Мануэла Дуран Баррозу, других ответственных чиновников в Брюсселе и главы ЕЦБ Марио Драги вселить в европейское общество оптимизм выглядят не слишком убедительно.

Одним из главных инструментов укрепления глобальных позиций ЕС руководители европейских стран считают создание совместно с США Трансатлантической зоны свободной торговли (ТАЗСТ). Первый раунд переговоров по этому вопросу прошел в июле 2013 г. в Вашингтоне. Подписать итоговый документ стороны рассчитывают в конце 2014 г., хотя у многих экспертов есть обоснованные сомнения в реалистичности указанной даты. Принципиальная трудность состоит в том, что Евросоюз и Соединенные Штаты – не только ближайшие стратегические союзники, но и крупнейшие торгово-экономические конкуренты, ведущие напряженную и зачастую бескомпромиссную борьбу на мировых рынках товаров и услуг и в ряде случаев занимающие противоположные позиции. К наиболее острым спорным вопросам относятся, в частности, международная торговля сельскохозяйственными товарами и авиационной техникой, а также применение норм, регулирующих соблюдение авторских прав на интеллектуальную собственность. Кроме того, ведущие европейские корпорации рассчитывают получить более широкий доступ на многомиллиардный американский рынок государственных заказов (в том числе в оборонной сфере), что, вполне понятно, вызывает жесткое сопротивление представителей заокеанского бизнес-сообщества. Так что процесс создания полноценного ТАЗСТ, продиктованный стремлением стран-членов Евросоюза повысить конкурентоспособность своих национальных экономик и расширить рынки сбыта, не будет простым.

Есть и другие обстоятельства, снижающие возможный положительный эффект от формирования ТАЗСТ. Дело в том, что нынешний средневзвешенный уровень таможенно-тарифных барьеров в США и Евросоюзе невысок. По данным ВТО, в Соединенных Штатах он составляет 2,1%, а в Европейском союзе – 2,8%. Для сравнения: в Китае данный показатель равен 4,6%, Индии – 7,2%, России – 9,5%, Бразилии – 10,2% и т.д. [7] Поэтому дальнейшее снижение таможенных барьеров в рамках новой зоны свободной торговли вряд ли серьезно изменит положение стран-членов ЕС на мировых рынках. Попытка ослабить кризисные эффекты за счет активизации и расширения внешних торгово-экономических связей – не более чем паллиатив. На первый план в стратегии Европейского союза должен выйти поиск новых внутренних источников и драйверов экономического роста.

Все эти тенденции, относящиеся в целом к странам-членам ЕС, особенно отчетливо проявились в Испании.

Испания: точки роста

Испания, где не проводились необходимые структурные реформы, оказалась слабым звеном в финансово-экономической цепи Евросоюза [8]. Об этом убедительно свидетельствует негативная динамика основных макроэкономических показателей (табл. 2). Страну охватила стагнация спроса и предложения, резко упали валовые инвестиции, сохраняется крупный бюджетный дефицит, интенсивно нарастает государственный долг, астрономических значений достигла безработица и т.д. Еще недавно высокий международный имидж государства подорван, позиции Испании на мировой арене существенно ослабли.

Таблица 2. Динамика макроэкономических показателей Испании (в % к предыдущему году)

Показатель

2004-08

2009

2010

2011

2012

2013

2014

ВВП

3,1

-3,7

-0,3

0,4

-1,4

-1,5

0,9

Внутренний спрос

3,7

-6,6

-0,8

-1,8

-3,9

-4,0

-0,4

Валовые инвестиции

3,7

-18,0

-6,2

-5,3

-9,1

-7,4

-1,1

Инфляция

3,4

-0,2

2,0

3,1

2,4

1,5

0,8

Безработица

9,6

18,0

20,1

21,7

25,0

27,0

26,4

Госдолг, % ВВП

40,2

53,9

61,5

69,3

84,2

91,3

96,8

Дефицит бюджета, % ВВП

4,5 (2008 г.)

11,2

9,7

9,4

10,6

6,5

7,0

Экспорт

3,8

-10,0

11,3

7,6

3,1

4,1

5,7

Импорт

5,9

-17,2

9,2

-0,9

-5,0

-4,0

2,0

Примечания: 2004-08 гг. – среднегодовой показатель; безработица указана в % экономически активного населения; данные по госдолгу, экспорту и импорту в графе 2004-08 гг. приведены за 2008 г.; данные на 2013 и 2014 г. – прогноз Евросоюза.

Источник: European Economic Forecast. Winter, Spring 2013. – http://ec.europa.eu/

На этом неблагоприятном фоне произошли серьезные подвижки в общественных настроениях, в оценках населением текущего состояния и перспектив эволюции испанской нации. То, что еще совсем недавно казалось незыблемым, сегодня воспринимается совершенно иначе. В результате жизнь наполнилась массовыми протестными выступлениями, участники которых ставят под вопрос существование многих национальных институтов. В самом экономически развитом испанском регионе – Каталонии – усилились сепаратистские настроения, затмившие своими масштабами аналогичные выступления в Стране Басков и реально угрожающие территориальной целостности испанского государства.

Но острота финансовых, социально-экономических и политических проблем, стоящих сегодня перед испанской нацией, отнюдь не отменяет того факта, что страна располагает огромным накопленным богатством, значительным хозяйственным потенциалом и достаточно широкими возможностями модернизации производственных структур и преодоления кризисных явлений. Задача состоит в том, чтобы целенаправленно, умело и эффективно провести оздоровление национальной экономики, укрепить уже имеющиеся и создать дополнительные точки роста, способные стать катализаторами новой волны хозяйственного подъема.

О чем конкретно идет речь? Во-первых, Испания – одна из крупнейших экономик еврозоны с ВВП, превышающим 1 трлн евро. Это – емкий потребительский рынок с 47 млн жителей и 57 млн иностранных туристов, ежегодно посещающих страну. (Испанию можно назвать туристической сверхдержавой, она занимает первое место в мире по масштабам международного отпускного туризма.) Испанский язык является официальным в 22 государствах, в которых проживает свыше 500 млн человек. Кроме того, он является родным для десятков миллионов граждан США, и их удельный вес в населении этой самой богатой мировой державы неуклонно повышается, что влечет за собой значимые экономические и политические последствия.

Испания входит в первую десятку государств мира по уровню развития инфраструктуры, располагает самой протяженной в Европе сетью скоростных автодорог (свыше 14 тыс. км) и является лидером в эксплуатации скоростных железнодорожных магистралей. Страна – третий по значению рынок гражданских авиаперевозок на европейском континенте (порядка 154 млн пассажиров в год), она занимает четвертое место в Евросоюзе по объему морских грузоперевозок (ежегодно более 376 млн т) [9]. Это важный транспортно-логистический узел, связывающий Европу с рынками Северной Африки и Латинской Америки.

Локомотивами испанской экономики стали крупнейшие компании и предприятия, занятые в сфере строительства, транспортной инфраструктуры, возобновляемых источников энергии, автомобилестроения, самолетостроения, пищевой и текстильной промышленности, телекоммуникации, туризма, инжиниринговых услуг, финансов. Показательно, что семь из десяти ведущих мировых корпораций инфраструктурной сферы – испанские. Глобальным лидером в области производства и продажи модной одежды и аксессуаров является компания «Inditex». Два испанских банка и две страховые фирмы входят в международную финансовую элиту (например, немецкий филиал банка «Santander» – «Santander Consumer Bank» – в 2013 г. пятый раз подряд был признан в Германии «лучшим предприятием года»). Сильные позиции на телекоммуникационных рынках в десятках стран мира захватила и уверенно удерживает «Telefónica». И т.д. [10].

Испания входит в первую десятку крупнейших экспортеров капитала. Объем накопленных прямых инвестиций за рубежом превышает 500 млрд евро, или около 50% национального ВВП. С другой стороны, страна остается привлекательной площадкой для иностранных инвесторов. В 2006 – 2010 гг. в среднем в год прямые иностранные капиталовложения в испанскую экономику составляли 35 млрд евро [11]. Причем дело не только и не столько в объемах, сколько в том, что иностранные компании зачастую являются носителями передовых технологий и играют заметную роль в процессе модернизации и технологического перевооружения испанской экономики. Примеров тому немало. Так, именно в тех отраслях, где зарубежные ТНК обосновались особенно прочно (автомобилестроение, фармацевтика, химия и т.д.), наблюдается максимально высокое участие предприятий в инновационной деятельности. Если в среднем в испанской экономике доля компаний, инвестирующих в НИОКР, составляет 20%, то в производстве транспортных средств и в химической промышленности – 60%, а в фармацевтике – 75% [12].

Но при всех этих (и многих других) положительных примерах в целом экономика Испании по своей производственной структуре и научно-технологическому уровню уступает государствам-лидерам Евросоюза (Германии, Франции, Великобритании, Нидерландам, Швеции), не говоря уже о США и Японии. Одна из особенностей испанской экономики – очень большая зависимость от внешних поставок топливно-энергетического сырья. Доля импорта в потреблении составляет 75%, что тяжелым грузом ложится на внешнеторговый баланс и делает национальный энергетический сектор крайне уязвимым. Выходами из сложившейся ситуации, по мнению ряда экспертов, могут служить как интенсивное развитие альтернативной энергетики (ветряной, солнечной и т.д.), так и разработка имеющихся в стране месторождений сланцевого газа [13].

Другой важнейшей особенностью, снижающей международную конкурентоспособность испанской экономики, является технико-технологическая неоднородность, когда наряду с высокотехнологичными секторами существуют сравнительно отсталые отрасли и отдельные предприятия, которые тянут вниз все хозяйство. Для радикального преодоления Испанией кризисных явлений необходимо решить задачу комплексной модернизации и инноватизации национальной экономики, структурной перестройки всего хозяйственного организма, приоритетного развития наукоемких и высокотехнологичных отраслей, продукция и услуги которых могут быть реализованы на глобальных рынках.

Готово ли нынешнее правительство во главе с лидером Народной партии (НП) Мариано Рахоем к осуществлению глубоких структурных и институциональных реформ? Какие конкретные макроэкономические решения и меры принимает Мадрид для выхода из кризиса и преодоления его тяжелых последствий? Насколько реальным является сценарий модернизации производственного потенциала и перевода испанской экономики на инновационные рельсы? Частичные ответы на эти и другие судьбоносные вопросы дали правительственные решения в экономической области.

Антикризисная стратегия

Во многом под давлением Евросоюза во главу антикризисной политики Мадрида были поставлены снижение бюджетного дефицита и консолидация государственных финансов путем радикального сокращения расходов и повышения фискальных сборов. Жестокому секвестру подверглись практически все статьи бюджета, включая те, от которых зависит ускорение научно-технического прогресса и модернизация экономики. Официальные данные испанских властей показывают, что в 2009 – 2013 гг. доля государственных расходов в ВВП Испании снизилась с 46,3 до 39,9% (в абсолютных цифрах – примерно на 65 млрд евро) [14], что значительно превысило падение этого показателя в среднем в странах еврозоны.

Радикальное сокращение государственных расходов охватило социальный сектор (образование, здравоохранение) и сопровождалось заметным повышением налогов, в первую очередь – НДС, ставка которого с 1 сентября 2012 г. возросла с 18 до 21%. Данное решение, напрямую затронувшее сферу потребления и материальные интересы самых широких слоев населения, было воспринято как «фискальное удушение» сотен тысяч производителей товаров и услуг, преимущественно ориентированных на местный рынок.

В том же направлении сработали и структурные трансформации. Речь идет, в первую очередь, о реформе трудовых отношений, продавленной правительством НП в феврале 2012 г. Власти утверждали, что внесенные в трудовое законодательство изменения сделают рынок труда «более гибким» и остановят рост безработицы. Однако главным результатом стало существенное (по оценкам, на 23%) снижение расходов предпринимателей в связи с увольнением работников. Задачу повышения конкурентоспособности испанской экономики администрация М. Рахоя решала путем снижения производственных издержек, прежде всего – за счет резкого торможения роста оплаты труда. Средняя месячная заработная плата в 2012 г. снизилась на 3,6%, до 1946 евро (2598 евро с учетом обязательных социальных платежей), что стало самым значительным сокращением за последние 17 лет [15].

Приоритетное значение имела нормализация функционирования банковского сектора, попавшего в крайне сложное положение: за годы кризиса объем «токсичных активов» достиг 189 млрд евро, в то время как акции испанских банков, котирующиеся на бирже, потеряли 60 млрд евро своей стоимости, что нанесло ущерб пяти миллионам акционеров [16]. Правительство оказало финансовым учреждениям огромную государственную помощь (кредиты, покупка активов и т.д.), объем которой превысил 200 млрд евро, и провело реформу с целью обеспечить устойчивость и платежеспособность банков, облегчить их доступ на международные денежные рынки и восстановить кредитные потоки, направляемые в реальный сектор экономики. Реструктуризация банковского сектора, обеспечившая санацию части проблемных организаций, была проведена путем их слияний и поглощений и приобрела беспрецедентный для европейских стран масштаб. Достаточно указать, что в 2009 – 2012 гг. число кредитных учреждений (без учета филиалов иностранных банков и так называемых кредитных кооперативов) сократилось с 50 до 14 [17]. В ходе реформы ощутимо уменьшилось число операционных отделений, а около 50 тыс. занятых в отрасли потеряли свои рабочие места. Любителям жесткого секса рекомендуем посмотреть бдсм порно и насладиться жестью.

В контексте действующей антикризисной модели выход страны из кризиса видится затяжным, поскольку восстановление внутренних рынков происходит крайне медленно и болезненно. Другими словами, преодоление рецессии с опорой только на внутренние ресурсы представляется маловероятным.

Невозможность выйти из кризиса путем расширения внутреннего спроса и предложения заставила испанское бизнес-сообщество, не дожидаясь результатов антикризисных усилий властей, наращивать внешние связи. Компании и банки компенсировали провалы внутреннего рынка расширением трансграничных операций.В частности, несмотря на падение спроса в Испании, глобальные продажи текстильного гиганта «Inditex» в 2012 г. выросли на 16% и составили почти 16 млрд евро, а прибыли увеличились на 22% – до 2,4 млрд евро. В 2012 г. число торговых точек компании превысило отметку в 6 тыс., а в 2013 г. должно увеличиться еще на 400 – 500 единиц [18]. Никогда испанский бизнес не вел себя так агрессивно на международных рынках (на многих отраслевых направлениях и на всех континентах) [19]. Благодаря этому в 2012 г. был достигнут рекордный объем товарного экспорта – 222,6 млрд евро и произошло радикальное сокращение отрицательного сальдо во внешней торговле: со 100 млрд евро в 2007 г. до 30 млрд в 2012 г. [20] Эксперты банка «Morgan Stanley» высказывают мнение, что ставка на развитие экспорта в перспективе может «превратить Испанию в новую Германию» [21].

Дорожная карта новой модели развития

Экономические и финансовые задачи, стоящие сегодня перед Испанией, в определенном смысле шире собственно хозяйственной деятельности. Системный кризис вступает в решающую стадию, когда начинают прорисовываться главные направления дальнейшего движения и контуры обновленной социально-политической модели, формируются будущие национальные реалии. Оказав шоковое воздействие на хозяйственную динамику, кризис одновременно может дать шанс на ренессанс, стать толчком к позитивным структурным переменам. С большой долей уверенности можно утверждать, что Испания находится на этапе перехода от одной модели социально-экономического развития к другой.

Начавшийся процесс трансформаций должен, по логике вещей, привести страну и общество к новому состоянию: с иными параметрами экономического роста, конкурентоспособной промышленностью, современным высокоразвитым сервисным сектором, банками, способными насытить кредитами реальную экономику, более гибкой политической системой, реформированным государственно-территориальным устройством.

Сделав упор на снижение (всеми средствами) бюджетного дефицита, правительство М. Рахоя старается воздерживаться от четкого определения долгосрочных экономических целей, ограничиваясь заявлениями общего порядка. Таким образом «народники» хотят выиграть дополнительное политическое время и сохранить возможность для тактического маневра. Но, основываясь на анализе реальных антикризисных действий Мадрида, можно выделить реперные точки предлагаемой обществу концепции развития и представить наиболее вероятную дорожную карту выхода из кризиса.

Разбирая накопившиеся финансово-экономические завалы, испанские властные круги выстроили следующую систему приоритетов:

стабилизация бюджетно-финансового положения и на этой базе возвращение стране во многом утраченного доверия международных кредиторов и инвесторов;

снижение социальной ответственности государства путем сокращения субсидий и льгот и расширения сферы платных услуг;

содействие процессу интернационализации испанского бизнеса, включая малые и средние предприятия; активное участие национального предпринимательского сообщества в борьбе за новые внешние рынки.

Главный тезис нынешней власти, разделяемый многими международными экспертами, сводится к тому, что преодоление Испанией хозяйственной рецессии возможно лишь на пути дальнейшего снижения производственных издержек, в первую очередь – заработных плат, а также социальных расходов [22]. В этом правительство видит способ повышения производительности труда и международной конкурентоспособности испанской экономики. Имеющиеся прогнозы указывают на сохранение названного тренда в ближайшей перспективе (табл. 3).

Таблица 3. Показатели конкурентоспособности экономики Испании (в % к предыдущему году)

Показатель

2004-08

2009

2010

2011

2012

2013

2014

Производительность труда

0,5

2,9

2,0

2,2

3,2

1,7

0,8

Стоимость рабочей силы

3,8

1,5

-2,0

-1,4

-3,4

-0,6

-0,8

Стоимость рабочей силы относительно других развитых стран

1,9

1,4

-2,4

-2,4

-3,5

-2,2

-1,8

Примечание: 2004-08 гг. – среднегодовой показатель; данные на 2013 и 2014 г. – прогноз Евросоюза.

Источник:European Economic Forecast. Winter, Spring 2013. – http://ec.europa.eu/

На микроэкономическом (корпоративном) уровне главная ставка делается на местный транснациональный бизнес, который и в кризисные времена подтвердил способность успешно конкурировать на глобальных инвестиционных и торговых рынках и во многих случаях укрепил свои позиции в системе мирохозяйственных связей. Интересный и показательный факт: по данным ОЭСР, крупнейшие испанские компании по производительности труда на 10% превосходят немецкие предприятия и на 20% – британские [23]. Представители «большого бизнеса», объединившиеся в Совет предпринимателей за конкурентоспособность (СПК), с оптимизмом смотрят в будущее и считают, что испанская экономика уже достигла дна, прошла точку перелома и начинает выходить из кризиса. Как отметил президент «Telefónica» Сесар Альерта, те, кто пессимистически оценивает текущую ситуацию, «подчас за деревьями не видят леса» и не фиксируют имеющих место положительных подвижек. По его мнению, испанцы извлекли уроки из кризиса, и страна вновь становится привлекательной с точки зрения ведения бизнеса [24].

Эту точку зрения разделяет Игнасио Санчес Галан – президент одной из ведущих мировых электроэнергетических корпораций «Iberdrola». Выступая в апреле 2013 г. в Лондоне на «Road show», организованном СПК с целью привлечения в Испанию зарубежных инвестиций, он указал на первые положительные результаты проведенных структурных реформ (прежде всего банковского сектора и трудовых отношений). По его словам, реформы положили начало процессу переформатирования производственного профиля испанской экономики: снижению доли строительной отрасли и возвышению наиболее технологичных, конкурентоспособных и ориентированных на экспорт промышленных предприятий. Сохранение данного принципиально важного тренда, считает бизнесмен, может привести к тому, что 2014 г. станет годом начала хозяйственного подъема [25].

Оптимизм капитанов испанского бизнеса заставляет внимательно присмотреться к позитивным тенденциям, которые, хотя и с большим трудом, но пробивают себе дорогу.

В этой связи встает вопрос о характере экономического роста, идущего на смену нынешней парадигме хозяйственного развития. Маститый испанский экономист Рамон Касильда Бехар считает, что будущая экономическая модель должна опираться на эффективное частно-государственное партнерство и иметь многоуровневую структуру, предполагающую прочную корпоративную и технико-технологическую связку малого, среднего и крупного предпринимательства. Траектории их развития должны находиться не в «параллельных мирах», как это было в предкризисный период, а максимально совпадать, чтобы все три отряда бизнес-сообщества могли активно и широко взаимодействовать. Цель – обеспечить органичное единство основных элементов национальной экономики и создать необходимые условия для смены производственной парадигмы [26].

Пока что правительственные усилия по реализации антикризисных мер все еще недостаточно увязаны с задачами долгосрочного хозяйственного роста на новой структурно-технологической основе. Одна из главных причин – нехватка инвестиционных ресурсов для целей развития по причине жесткой ориентации на сокращение государственных расходов (бюджетный аскетизм), что ограничивает возможности одновременного обеспечения социально-экономической стабильности и проведения комплексной модернизации на инновационной основе. В этих условиях компенсаторным механизмом становится активизация внешней деятельности частного бизнеса, прежде всего – испанских ТНК, примеру которых стараются следовать малые и средние предприятия, в предкризисный период не проявлявшие серьезного интереса к зарубежным рынкам.

Но очевидно, что радикальное преодоление последствий кризиса невозможно без существенного расширения внутреннего рынка. Политика жесткой экономии сама по себе не решает проблему восстановления экономического роста и выхода из кризиса. Необходимы стимулирующие меры государства, масштабные госинвестиции, без которых серьезная активизация предпринимательской деятельности представляется крайне затруднительной. Видимо, в Испании как никогда прежде востребован разумный баланс внешних и внутренних аспектов антикризисной политики.

* * *

Вибрирующая финансово-экономическая система Евросоюза породила целый комплекс сложных проблем. Образ единой, процветающей и привлекательной Европы за годы кризиса заметно потускнел, а достигнутый в предкризисный период уровень жизни для многих миллионов европейцев останется приятным воспоминанием. Впереди – годы болезненных структурных реформ, обострившейся борьбы за место под солнцем и острой конкуренции на глобальных рынках с новыми мировыми игроками.

Примечания:

[1] Basic figures on the EU. Autumn 2013 edition. – http://eu.europa.eu/eurostat

[2] Gross Domestic Product. – http://epp.eurostat.ec.europa.eu/

[3] По данным Банка Испании, ВВП этой страны показал прирост в 0,1% в третьем квартале 2013 г., что было воспринято испанскими правящими кругами как большой успех. – http://www.bde.es/

[4] European Central Bank. – http://www.ecb.europa.eu/

[5] Ibidem.

[6] Ibidem.

[7] World Tariff Profiles 2012. – http://www.wto.org/

[8] Подробнее об этом см. на портале «Перспективы»: Яковлев П. Кризис на юге Европы: Испания и Португалия в тисках жесткой экономии (13.06.2012); Яковлев П. Пять измерений испанского кризиса (01.04.2013).

[9] Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 13.

[10] Ibid. P. 15.

[11] Ibid. P. 16.

[12] Tecnología e Innovación en España. Informe Cotec 2011. Madrid, 2011, p. 152.

[13] Reservas ocultas. – El País, 18.03.2013.

[14] Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 26, 30.

[15] El País, 15.03.2013.

[16] Asociación Española de Banca. – http://www.aebanca.es/

[17] Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 10, 39.

[18] Cinco Días, 13.03.2013.

[19] Подробнее см.: Ramón Casilda Béjar. Multinacionales españolas en un mundo global y multipolar. Madrid, 2011.

[20] Comercio Exterior en enero-diciembre de 2012. – http://www.lamoncloa.gob.es/

[21] El País, 12.02.2013.

[22] Cinco Días, 13.03.2013.

[23] Derribando tópicos. – http://marcaespana.es/

[24] Amanda Mars. Los grandes empresarios creen que la crisis ya ha tocado fondo en España. – El País, 19.03.2013.

[25] Presidente de Iberdrola subraya el auge de la confianza en España. – América Economía, 4.04.2012.

[26] Ramón Casilda Béjar. España más alla de la crisis. – El País, 24.03.2013.

Читайте также на нашем портале:

«В поисках утраченного роста: перспективы развития мировой экономики на 2009–2010 гг.» Лилия Зубченко

«Выходит ли экономика из кризиса? Перспективы развития мировой экономики на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Европейский кризис в зеркале Испании» Петр Яковлев

«Зона евро: испытание кризисом» Петр Яковлев

«Испания – еще один «больной человек» Европы?» Петр Яковлев

«Испания: антикризисная стратегия и императивы модернизации» Петр Яковлев

«Перспективы развития экономики зоны евро на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Чем закончится кризис? Среднесрочные сценарии развития мировой и российской экономики» Наталья Акиндинова, Максим Петроневич

«Ибероамериканский саммит - 2012: неоднозначные результаты» Петр Яковлев

«Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия» Петр Яковлев

«Испания: испытание Каталонией» Сергей Хенкин

«Пять измерений испанского кризиса» Петр Яковлев

««Группа двадцати»: от Мексики к России (к итогам саммита в Санкт-Петербурге)» Петр Яковлев


Опубликовано на портале 11/11/2013



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика