Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Долгий путь становления (К 25-летию первого ибероамериканского саммита)

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

Долгий путь становления (К 25-летию первого ибероамериканского саммита)


Яковлев Петр Павлович – руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, доктор экономических наук.


Долгий путь становления  (К 25-летию первого ибероамериканского саммита)

В конце октября в колумбийском городе Картахена прошел юбилейный XXV ибероамериканский саммит. Форумы высших руководителей латиноамериканских и иберийских государств проводятся с 1991 г. Укрепление взаимных экономических, политических и культурных связей постепенно формирует общее ибероамериканское пространство ‒ своего рода мегарегион, призванный в будущем стать одним из полюсов многополярного мира.

Для нынешнего этапа мирового экономического и политического развития характерны возросшая нестабильность глобальной экономики, обострение военно-политической обстановки, появление новых «горячих точек», болезненная миграционная проблема, кризисные потрясения [Яковлев, 2016, № 3]. В этих сложных условиях повышается интерес к смещению вектора глобализации в сторону мегарегионализма или межрегионализма. Значительное число государств различных континентов пытаются объединить усилия с целью преодоления возникших трудностей в новых форматах трансрегиональных партнерств.

Ибероамерика на мировой карте

Одним из примеров политики мегарегионализма межконтинентального типа (и ее первым опытом) может служить проект формирования Ибероамериканского сообщества наций (ИСН), в реализации которого на протяжении вот уже четверти века принимают участие 22 страны Америки и Европы: 19 латиноамериканских и три иберийских (табл. 1).

Таблица 1

Государства-участники ибероамериканского проекта (2014 г.)

Страна

Территория

(км2)

Население

(чел)

ВВП

(млн долл.)

1

Бразилия

8514877

202656788

2353000

2

Аргентина

2780400

43024374

540200

3

Мексика

1964375

120286655

1283000

4

Перу

1285216

30147935

202900

5

Колумбия

1138914

46245297

384900

6

Боливия

1098581

10631486

34430

7

Венесуэла

916445

28868486

205800

8

Чили

756102

17363894

256000

9

Испания

505370

47737941

1407000

10

Парагвай

406752

6703860

29700

11

Эквадор

283561

15654411

100800

12

Уругвай

176215

3332972

55140

13

Никарагуа

130370

5848641

11710

14

Гондурас

112090

8598561

11710

15

Куба

110860

11047251

77150

16

Гватемала

108889

14647083

60420

17

Португалия

92090

10813834

230000

18

Панама

75420

3608431

43780

19

Коста-Рика

51100

4755234

48140

20

Доминиканская Республика

48670

10349741

64080

21

Сальвадор

21041

6125512

25310

22

Андорра

468

85458

4800

1-22

Всего

20577806

648533845

7437770

Источник: данные национальных и международных статистических органов.

Сухие статистические данные убедительно демонстрируют огромный природный, человеческий и хозяйственный потенциал ибероамериканских стран. Их совокупная территория превышает 20 млн км2 (15,2% земной суши), население – около 650 млн человек (9% населения Земли), ВВП – более 7,4 трлн долл. (9,5% мирового показателя). Эти государства щедро обеспечены сырьевыми ресурсами, обладают развитой промышленностью, занимают видное место на глобальных рынках продовольствия и целого ряда других товаров и услуг.

Старт движению за институционализацию ибероамериканского сотрудничества был дан в июле 1991 г., когда в мексиканском городе Гвадалахара прошел I Ибероамериканский саммит (встреча глав государств и правительств иберийских и латиноамериканских стран), созванный по инициативе Мексики, которую активно поддержала Испания [Яковлев, 2006].

Мехико и Мадрид выдвинули идею взаимодействия ибероамериканских наций с помощью особого форума – Ибероамериканской конференции (по сути, синоним ИСН), позволяющей на высшем уровне регулярно обсуждать актуальные проблемы политического и социально-экономического развития и вырабатывать согласованные позиции. «Мы, главы государств и правительств Ибероамерики, договорились проводить консультации, расширять сотрудничество и наращивать взаимообмены с тем, чтобы проводить согласованную политику, позволяющую оптимально использовать те преимущества, которые нам дает принадлежность к данному сообществу», – констатировалось в итоговой «Декларации Гвадалахары» [Declaración…].

На сегодняшний день состоялось 25 встреч в верхах стран Иберийского полуострова и Латинской Америки. Три саммита прошли в Испании, по два – в Аргентине, Колумбии, Мексике, Панаме и Чили, и по одному – в Бразилии, Боливии, Венесуэле, Доминиканской Республике, Коста-Рике, Парагвае, Перу, Португалии, Сальвадоре, Уругвае и на Кубе. Повестка дня ибероамериканских встреч отличалась разнообразием и охватывала широкий круг вопросов, представляющих взаимный интерес (табл. 2).

Таблица 2

Ибероамериканские встречи в верхах

Место проведения

Дата

Главные вопросы и основные результаты форума

I

г. Гвадалахара,

Мексика

18 – 19 июля 1991 г.

Определены цели взаимодействия стран-участниц в рамках формирующегося ИСН.

II

г. Мадрид,

Испания

23-24 июля

1992 г.

Одобрены программы сотрудничества в области образования, информации и научных исследований.

III

г. Салвадор,

Бразилия

15-16 июля

1993 г.

В центре дискуссии были социальные аспекты развития стран Сообщества. Начата работа над Ибероамериканским кодексом социального обеспечения.

IV

г. Картахена,

Колумбия

14-15 июня

1994 г.

Обсуждены вопросы экономического сотрудничества в контексте процесса глобализации.

V

г. Барилоче,

Аргентина

16-17 октября

1995 г.

Подписано соглашение о сотрудничестве в области образования, развитие которого провозглашено ключевой темой взаимодействия в рамках ИСН.

VI

г. Сантьяго,

г. Винья-дель-мар,

Чили

13-14 ноября

1996 г.

Центральная тема саммита – консолидация демократических порядков и повышение эффективности политических институтов.

VII

о. Маргарита,

Венесуэла

8-9 ноября

1997 г.

«Этические ценности демократии» ‒ в данном ракурсе обсуждались проблемы прав человека, роли политических партий и электоральных процессов.

VIII

г. Порту,

Португалия

17-18 октября

1998 г.

Проанализированы последствия глобализации и интеграции в Латинской Америке. Принято решение о создании Ибероамериканского секретариата.

IX

г. Гавана,

Куба

15-16 ноября

1999 г.

Профильная тема – «Ибероамерика и международная финансовая ситуация в контексте глобализации». Принято обращение к США об отмене закона Хелмса – Бертона.

X

г. Панама,

Панама

17-18 ноября

2000 г.

Основные обсуждения прошли под лозунгом «Единство в деле защиты детей и юношества. Основа справедливости и равенства в новом тысячелетии».

XI

г. Лима,

Перу

17-18 ноября

2001 г.

«Объединенные строительством будущего» – лейтмотив дискуссий на саммите, где подводились итоги первого десятилетия ИСН.

XII

г. Баваро,

Доминиканская Республика

15-16 ноября

2002 г.

Во главе с Ф. Кардозо учреждена рабочая группа по институциональному развитию Сообщества.

XIII

г. Санта-Крус де ла Сьерра,

Боливия

14-15 ноября

2003 г.

«Социальное включение – двигатель развития», этот тезис стал квинтэссенцией выступлений. Был одобрен доклад о создании Генерального ибероамериканского секретариата (ГИС).

XIV

г. Сан-Хосе,

Коста-Рика

18-19 ноября

2004 г.

«Образование ради прогресса» ‒ ключевая тема обсуждений. Принят Устав ГИС. Андорра вступила в ряды ИСН.

XV

г. Саламанка,

Испания

14-15 октября

2005 г.

Число членов ИСН возросло до 22 (впервые участвовала Андорра). Э. Иглесиас стал первым Генеральным ибероамериканским секретарем.

XVI

г. Монтевидео, Уругвай

3-5 ноября

2006 г.

Тема встречи: «Миграции и развитие».

XVII

г. Сантьяго,

Чили

8-10 ноября

2007 г.

Главный вопрос: «Социальная политика и формирование более инклюзивного общества в Латинской Америке».

XVIII

г. Сан-Сальвадор,

Сальвадор

29-31 октября

2008 г.

Магистральная тема дискуссий: «Молодежь и развитие».

XIX

г. Эшторил,

Португалия

29 ноября – 1 декабря

2009 г.

В центре внимания саммита находились проблемы инноваций и экономики знаний.

XX

г. Мар-дель-Плата,

Аргентина

3-4 декабря

2010 г.

Профильная тема обсуждений: «Социальная роль образования».

XXI

г. Асунсьон,

Парагвай

28-29 октября

2011

На саммите обсуждалась роль государства в социально-экономическом развитии.

XXII

г. Кадис,

Испания

16-17

ноября

2012 г.

Целью встречи было обсуждение проблем обновления иберийско-латиноамериканских отношений.

XXIII

г. Панама,

Панама

18-19 октября

2013 г.

Тема саммита: «Политическая, экономическая, социальная и культурная роль Ибероамериканского сообщества в новом мировом контексте».

XXIV

г. Веракрус,

Мексика

8-9

декабря

2014 г.

Встреча прошла под лозунгом: «Ибероамерика в XXI веке: образование, инновации и культура».

XXV

г. Картахена, Колумбия

28-29 октября

2016 г.

Саммит посвятили теме: «Молодежь, предпринимательство, образование».

Источник: составлено автором на базе данных Secretaría General Iberoamericana.

На первых трех саммитах происходило становление ибероамериканской политической среды. Были сформулированы основополагающие принципы взаимодействия латиноамериканских и иберийских государств и их отношений с третьими странами. В том числе: защита демократии и основных прав и свобод человека; уважение суверенитета и территориальной целостности государств; право каждого народа свободно выбирать политическую систему и форму правления; укрепление многосторонних начал, прагматизм и многовекторность в международных отношениях; взаимодополняемость и сопряжение различных интеграционных процессов; фокусировка усилий на превращении Сообщества в позитивный, стабилизирующий фактор на трансатлантическом пространстве [XIII Cumbre…]. На следующих форумах в поле зрения политической элиты Ибероамерики попали все наиболее существенные проблемы регионального и глобального масштаба.

Основные сферы взаимодействия

Регулярное проведение саммитов стало ведущим компонентом новой дипломатической практики, получившей наименование «многосторонняя президентская дипломатия». По мнению ряда аналитиков, она стала ответом на новые вызовы глобальной ситуации, после крушения биполярного мира принимавшей все более сложный и непредсказуемый характер. Подобно другим государствам нашей планеты, страны Ибероамерики вступили в период многочисленных «гибких альянсов» и так называемой «дипломатии с изменяемой геометрией», что, по меткому замечанию известного аргентинского исследователя Феликса Пеньи, помогало их лидерам пробираться сквозь «зыбучие пески» мировой политики [Peña].

Свою роль в формировании ИСН сыграло участие в нем социалистической Кубы, оказавшейся в сложном положении в результате развала СССР и прекращения советской экономической и военной помощи. Правящие круги ряда латиноамериканских стран рассчитывали, что участие Гаваны в саммитах Ибероамериканской конференции поможет более «спокойной» трансформации политических и экономических структур Кубы и их плавному переходу на рельсы рыночного хозяйства и представительной демократии [Mallo, Ruiz Jiménez]. Именно поэтому «кубинский вопрос» занял видное место в повестке дня Сообщества и неоднократно дебатировался на встречах в верхах.

Первоначально ИСН складывалось в духе неолиберальных постулатов, что вело к отказу от протекционизма и практики импортозамещения в пользу открытия внутренних рынков, установления либеральных экономических режимов и ориентированной на экспорт стратегии развития. Заинтересованность латиноамериканских стран в свободном доступе к внешним рынкам получила отражение в документах ряда саммитов 1990-х годов, где вопросы экономического развития выдвинулись на первый план.

Документы ибероамериканских совещаний, состоявшихся в начале XXI в., продемонстрировали смещение центра тяжести всего комплекса вопросов развития в сферу конкретных действий по преодолению нищеты и социального неравенства внутри отдельных государств. В тот период ряду латиноамериканских стран, в том числе крупнейшим – Бразилии и Мексике, удалось укрепить экономическое положение, в значительной степени вписаться в мировые тренды и успешно осваивать внешние рынки. Это несколько притупило для них остроту конфликта Север – Юг, но вывело на первый план проблему имущественного неравенства в самих государствах Латинской Америки. Повестка дня дополнялась вопросами, носившими конъюнктурный характер или представлявшими приоритетный интерес для страны-хозяйки форума.

В этот период саммиты все чаще подвергались критике за отсутствие желательных практических результатов. Действительно, многие решения повисали в воздухе, поскольку не подкреплялись делами, или требовали дополнительной проработки. Именно в начале нового тысячелетия появились публикации в прессе и исследования, которые ставили под сомнение будущее ибероамериканского проекта. Зачастую критические выступления были связаны с первоначальными завышенными ожиданиями. Как бы то ни было, критика сыграла положительную роль, поскольку побудила лидеров латиноамериканских и иберийских стран внести определенные коррективы в свою деятельность.

В русле общего проекта удалось создать ряд специализированных организаций (по образованию, науке и культуре, делам молодежи, социальному страхованию) и запустить свыше 20 программ сотрудничества в самых различных областях: от развития библиотечного и архивного дела до поддержки средних и малых предприятий [Del Arenal]. Все это требовало дальнейшей институционализации, образования новых органов постоянной координации практической работы. Решительный шаг в данном направлении был сделан на VIII саммите в Португалии (1998 г.), где было достигнуто принципиальное соглашение о создании Секретариата ибероамериканского сотрудничества (СИС), которому вменялось в обязанность играть роль связующего звена между многочисленными политическими, экономическими и гуманитарными акторами на огромном трансатлантическом пространстве.

Опыт работы Секретариата оказался полезным и востребованным при определении перспектив ИСН. Правящим кругам стран-участниц, заинтересованным в превращении Сообщества из площадки для обсуждения общих проблем в организацию, способную эти проблемы конструктивно решать, стало ясно, что необходимо сделать следующий шаг: расширить функции СИС и повысить его статус, наделив дополнительными оперативными возможностями. С этой целью на XII саммите в Доминиканской Республике (2002 г.) была образована специальная комиссия (рабочая группа) во главе с видным ученым и государственным деятелем, бывшим президентом Бразилии Фернандо Энрике Кардозо. Подготовленный комиссией доклад акцентировал необходимость безотлагательного создания Генерального ибероамериканского секретариата (ГИС) с достаточно широкими полномочиями для транслирования согласованных позиций стран-участниц на мировых форумах и в международных организациях.

Концептуальные подходы доклада комиссии Кардозо легли в основу Устава ГИС, принятого 20 ноября 2004 г. в ходе работы XIV саммита в Сан-Хосе (Коста-Рика) и определившего Секретариат как «постоянный орган, призванный оказывать институциональную, техническую и административную помощь Ибероамериканской конференции» [Estatuto…]. ГИС должен был содействовать не только углублению сотрудничества между государствами-членами, но и выработке общих ориентиров в создании новой архитектуры международных связей. Немалую роль в реализации этих планов сыграл тот факт, что во главе ГИС встал Энрике Иглесиас, крупный деятель глобального масштаба, 17 лет занимавший пост президента Межамериканского банка развития. Само это назначение свидетельствовало о решимости лидеров ИСН продвигаться вперед в деле совместного политического и экономического «освоения» ибероамериканского пространства, повысить международный статус Сообщества, придать ему новый институциональный формат. (В 2014 г. другой известный деятель, бывший вице-президент Коста-Рики Ребека Гриспан Майуфис пришла на смену Э. Иглесиасу.)

Учредив Генеральный секретариат и определив его место в межрегиональном сотрудничестве, лидеры стран-участниц в основном завершили этап складывания ИСН и открыли новые перспективы стратегического значения.

Новая расстановка сил

Первые десятилетия XXI в. были отмечены тектоническими изменениями в мировой экономике и политике, формированием новых центров силы, глубокими кризисными потрясениями. Все это не могло не затронуть ибероамериканские государства.

Иберийские страны оказались в эпицентре глобального финансово-экономического кризиса. И в Испании, и в Португалии он материализовался обвалом спроса и предложения, падением объемов инвестиций и реальных доходов большинства населения, резким сокращением внешней торговли (в том числе с Латинской Америкой), экспоненциальным ростом безработицы, обернулся другими тяжелыми социальными и политическими последствиями [Иберийские страны…].

Для судеб ибероамериканского проекта крайне негативное значение имело обвальное сокращение в 2009 г. товарооборота иберийских государств с латиноамериканским регионом. Так, общий объем иберийско-латиноамериканской торговли снизился на 30% ‒ с 41,3 до 29 млрд долл. При этом, например, товарооборот Испании с Аргентиной упал почти на 40%, а Португалии с Бразилией – на 33% (табл. 3).

Таблица 3

Торговля Испании и Португалии с Латинской Америкой (млн долл.)

Регион, страна

Испания

Португалия

2008

2009

2008

2009

Латинская Америка

36591

25657

4687

3376

Аргентина

4545

2760

498

216

Бразилия

7045

5047

2460

1645

Мексика

8872

6312

491

360

Чили

2763

2241

146

113

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Country_SelProductCoutry_TS.aspx

Вместе с тем для ряда иберийских, прежде всего испанских, компаний и банков особое значение в условиях кризиса приобрела производственная и сбытовая деятельность их филиалов в Латинской Америке. Объяснение простое: многие страны региона экономически устояли перед кризисными испытаниями и показали положительную динамику хозяйственного развития. Их товарные и финансовые рынки не только не «сжались», как в США или Европейском союзе, но, напротив, расширились. Как заявил в тот момент генеральный секретарь ИСН Э. Иглесиас, «Латинская Америка – это не проблема мировой экономики, а часть ее решения».

Кризис изменил соотношение сил между Испанией, Португалией и ведущими странами Латинской Америки. Конечно, иберийские государства все еще далеко превосходили все без исключения латиноамериканские страны по уровню и качеству социально-экономического и политического развития, но этот разрыв в кризис и в первые посткризисные годы неуклонно сокращался. По абсолютным макроэкономическим показателям ситуация начала второго десятилетия XXI в. разительно отличалась от положения дел даже пятилетней давности. Это видно при сравнении динамики и размеров ВВП Испании, Португалии и крупнейших стран латиноамериканского региона в период 2005‒2012 гг. (табл. 4).

Таблица 4

ВВП иберийских и ведущих латиноамериканских государств

(млрд долл., текущие цены)

Страна

2005

2006

2007

2008

2011

2012

Испания

1132

1236

1444

1601

1468

1340

Португалия

247

259

272

278

272

280

Бразилия

881

1089

1366

1650

2493

2425

Мексика

849

952

1035

1094

1154

1163

Аргентина

181

213

260

324

445

475

Источник: International Monetary Fund. – imf.org

Показательно, что в 2008‒2012 гг. ВВП Португалии в текущих ценах практически не изменился, ВВП Испании сократился на 16%, тогда как данный показатель Мексики вырос на 6%, а Бразилии и Аргентины – на 47%. В результате, если в 2008 г. ВВП Аргентины составлял лишь 20% от испанского, то в 2012 г. он вырос до 35%, а аналогичные показатели Мексики и Бразилии увеличились (соответственно) с 68 до 87% и со 103 до 181%. Другими словами, в 2012 г. ВВП Бразилии почти в два раза превысил ВВП Испании. На основании этого высказывалось мнение, что Латинская Америка кардинально усилила свои финансово-экономические и, соответственно, международные переговорные позиции и больше не нуждалась в иберийских странах «для того, чтобы достичь собственных глобальных целей» [Torreblanca].

По замечанию заместителя главного редактора влиятельного журнала «Política Exterior» Ауреи Мольто, новые международные реалии потребовали внесения изменений в латиноамериканскую политику Мадрида, чтобы понизить градус риторики и переосмыслить национальные интересы Испании на латиноамериканском пространстве [Maltó].

Дипломатической сверхзадачей Мадрида стало успешное (в организационном и содержательном смысле) проведение 16‒17 ноября 2012 г. в Кадисе XXII Ибероамериканского саммита. Для испанского правительства было крайне важно, во-первых, добиться максимально большого участия в саммите первых лиц латиноамериканских государств и, во-вторых, предметно рассмотреть на нем весь комплекс вопросов расширения торгово-экономического сотрудничества в рамках ИСН и принять конкретные решения.

Однако, несмотря на усилия Мадрида, первая цель достигнута не была. На встречу в верхах под разными предлогами не приехали руководители семи государств региона: Аргентины (Кристина Фернандес де Киршнер), Венесуэлы (Уго Чавес), Гватемалы (Отто Перес Молина), Кубы (Рауль Кастро), Никарагуа (Даниэль Ортега), Парагвая (Федерико Франко), Уругвая (Хосе Мухика). Бросалось в глаза отсутствие большинства лидеров левой ориентации во главе с тогдашним венесуэльским президентом, недавно переизбранным на этот пост. Какими бы ни были официальные объяснения их отказа приехать в Кадис, очевидно, что в основе такого решения лежали существенные расхождения с Мадридом по ряду экономических и политических вопросов [Яковлев, 2013, № 3]. Это стало тревожным признаком латентных центробежных тенденций в рамках ИСН, дальнейшее развитие которых могло развалить сообщество.

С учетом этих обстоятельств испанское руководство, в стремлении нащупать новый вектор движения вперед, старалось перевести дискурс взаимодействия в русло обсуждения таких тем, которые, во-первых, отвечали насущным потребностям Испании, а во-вторых, соответствовали устремлениям латиноамериканских государств, не вызывали у них негативной реакции.

Выступая в Кадисе, король Хуан Карлос подчеркнул, что в условиях продолжающегося финансово-экономического кризиса Испания обратила свой взор на Латинскую Америку. Председатель испанского правительства Мариано Рахой призвал в рамках ИСН руководствоваться принципом «единства в многообразии» и отставить в сторону имеющиеся разногласия [Cumbre…]. По сути, испанские лидеры открыто признали: их страна для преодоления кризиса нуждается в экономической помощи государств латиноамериканского региона (что само по себе было беспрецедентным).

В центре дискуссии оказались принципиально новые вопросы, ранее не обсуждавшиеся на саммитах и отражавшие радикально изменившуюся макроэкономическую и политическую реальность. В том числе:

необходимость активного подключения малых и средних предприятий к экономическому взаимодействию на ибероамериканском пространстве. Это – огромный резерв расширения межрегионального хозяйственного сотрудничества, поскольку малый и средний бизнес во всех странах-членах ИСН образует основной массив делового сообщества. В ряде случаев испанские малые предприятия добились неплохих результатов на латиноамериканских рынках, и Мадрид явно стремится реплицировать их успех на другие компании;

разворот инвестиционной активности усилившихся транснациональных корпораций латиноамериканских стран (так называемых мультилатинас) [Яковлев, 2013, № 6] в сторону иберийских рынков. До того времени инвестиции мультилатинас преимущественно направлялись в соседние страны региона или в США. Задача стратегического значения для Мадрида и Лиссабона – привлечь латиноамериканские капиталы и тем самым восполнить нехватку финансовых ресурсов в реальном секторе экономики;

участие иберийских и латиноамериканских корпораций в масштабных бизнес-проектах в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С этой целью предусматривалось присоединение Испании и Португалии к деятельности недавно образованного Тихоокеанского альянса в составе Мексики, Колумбии, Перу и Чили. Тем самым испанские и португальские предприятия (прежде всего ведущие ТНК) рассчитывали использовать страны латиноамериканского тихоокеанского побережья в качестве плацдарма для проникновения на азиатские рынки.

По традиции, на саммите были приняты заключительные документы: «Декларация Кадиса», «Программа действий» и 16 специальных коммюнике по актуальным вопросам международной жизни (в том числе: о борьбе с терроризмом, ситуации на Ближнем Востоке, защите окружающей среды и т.д.). Содержание итоговых документов зафиксировало те изменения, которые произошли в отношениях между иберийскими и латиноамериканскими странами. Так, в «Декларации Кадиса» указывалось, что значительная часть государств Латинской Америки в условиях мирового кризиса «сумели поддержать экономический рост», и это открывает новые возможности сотрудничества ‒ в частности, более полного использования и сопряжения потенциалов двух региональных рынков [XXII Cumbre…Declaración…]. В «Программе действий», в свою очередь, в качестве одной из конкретных задач называлась подготовка «дорожной карты» мер, направленных на повышение эффективности ибероамериканских организаций и усиление международных позиций ИСН [XXII Cumbre…Programa..].

Одним из практических решений стало образование рабочей группы (под руководством бывшего президента Чили Рикардо Лагоса) для подготовки предложений по совершенствованию механизмов деятельности ИСН и обновлению его институтов. Эти рекомендации были рассмотрены на следующем, XXIII Ибероамериканском саммите в октябре 2013 г. в Панаме.

На XXIV встрече в верхах в Веракрусе (Мексика) в декабре 2014 г. лидеры Ибероамерики приняли решение проводить саммиты не ежегодно, а каждые два года. Переход на такой режим работы, на наш взгляд, носит объективный характер и продиктован двумя обстоятельствами. Во-первых, руководителям государств и правительств приходится считаться с ускорением политического времени, когда временное «расстояние» между саммитами в верхах ощутимо сокращается. Во-вторых, за прошедшие четверть века международная повестка лидеров иберийских и ведущих латиноамериканских государств существенно обогатилась встречами на высшем уровне в самых разных форматах ‒ как глобальных, так и региональных. Для Мадрида и Лиссабона первостепенное значение имеет участие в Европейском союзе, который переживает не лучшие времена, тогда как для латиноамериканцев повышается значение внутрирегиональных связей. Оба этих фактора образуют своего рода контртенденцию – препятствие на пути превращения ибероамериканского пространства в трансрегиональное экономическое партнерство нового типа. Между тем сама жизнь (прежде всего реалии развития глобальной экономики) подталкивает иберийские и латиноамериканские страны к усилению межрегионального взаимодействия.

Мегарегионализм в период глобальной неустойчивости

В середине 2010-х годов глобализация начала пробуксовывать. Ее потенциал оказался недостаточным для поддержания относительно высоких темпов роста мирового ВВП и опережающей динамики международной торговли. Это вызвало необходимость создания новых звеньев системы мирохозяйственных связей ‒ в частности, в виде разного рода мегарегиональных и межрегиональных объединений. Парадигмальными примерами такой стратегии могут служить усилия по формированию Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) [Яковлев, 27.09.2016].

Усиление нестабильности мирового развития и потрясения на глобальных рынках сырьевых товаров особенно негативно сказались на экономическом положении стран Латинской Америки. В отличие от кризиса 2008‒2009 гг., когда латиноамериканские экономики в целом «выстояли», тогда как иберийские государства пострадали в максимальной степени, в 2014‒2016 гг. Испания и Португалия, хотя и со скрипом, выходили из кризисного состояния, а большинство республик Латинской Америки столкнулись с серьезными трудностями, оказались в эпицентре «идеального шторма» [Яковлев, 01.08.2016]. В изменившихся глобальных условиях экономическое взаимодействие в рамках ибероамериканского объединительного процесса стало напрямую отвечать задачам обеспечения устойчивого и инклюзивного развития как иберийских, так и латиноамериканских стран, нахождения приемлемого баланса интересов в их отношениях с главными центрами финансово-экономического влияния.

С нашей точки зрения, реальную международную силу мегарегиональное формирование может обрести с преодолением так называемого интеграционного порога: когда экономическая связанность между ключевыми партнерами составляет не менее 25% их экспорта. В научной литературе принято считать, что подобный уровень взаимодействия создает заинтересованность государств и национальных бизнес-сообществ в поддержании и наращивании стабильных хозяйственных связей [Зевин, с. 30]. Возможно ли в обозримом будущем преодоление интеграционного порога в отношениях между странами-членами ИСН? Обратимся к текущему состоянию дел в сфере взаимной торговли между иберийскими и отдельными латиноамериканскими государствами.

Таблица 5

Доля латиноамериканских стран в экспорте Испании и Португалии (2015 г.)

Регион, страна

Испания

Португалия

млн долл.

%

млн долл.

%

Латинская Америка

17076

6,1

1533

2,8

Аргентина

1463

0,5

101

0,2

Бразилия

3032

1,1

631

1,1

Мексика

4749

1,7

220

0,4

Чили

1517

0,6

114

0,2

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Country_SelProductCoutry_TS.aspx

Данные указывают на все еще очень низкий уровень торговых обменов между Испанией, Португалией и странами Латинской Америки. Так, в испанском экспорте доля региона составляет лишь 6,1%, в португальском – 2,8% (табл. 5). Не лучше дело обстоит и с импортом латиноамериканской продукции иберийскими государствами (табл. 6).

Таблица 6

Доля латиноамериканских стран в импорте Испании и Португалии (2015 г.)

Регион, страна

Испания

Португалия

млн долл.

%

млн долл.

%

Латинская Америка

17082

5,6

1960

2,9

Аргентина

1527

0,5

48

0,07

Бразилия

3478

1,1

953

1,4

Мексика

4009

1,3

164

0,25

Чили

1660

0,5

44

0,07

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Country_SelProductCoutry_TS.aspx

Разумеется, одних показателей торговли недостаточно, чтобы оценить потенциал превращения ибероамериканского пространства в межрегиональное мегапартнерство. Фундаментом взаимодействия иберийских и латиноамериканских государств становятся экономические отношения в более широком их понимании. В этом смысле инициативную роль сыграли испанские транснациональные корпорации, для которых Латинская Америка – один из приоритетных районов. Сейчас испанские компании реализуют в Латинской Америке крупнейшие инфраструктурные проекты: модернизацию Панамского канала, строительство дорог, мостов, туннелей, линий метро, энергетических объектов, технологических парков. Приведем пример Мексики. Испанские инвестиции в этой стране превышают 50 млрд долл., здесь действует 5,5 тыс. испанских компаний [Schmidt]. Символично, что самый высокий небоскреб в мексиканской столице – здание испанского банка BBVA. Испанский бизнес – важная и неотъемлемая часть мексиканской экономики.

Мексика (наряду с Бразилией) стала приоритетным объектом экспансии и португальских компаний. Только за последние два года в стране Ацтекского орла обосновалось порядка 100 португальских компаний, преимущественно высокотехнологичных. В частности, здесь активно действуют предприятия, занятые в мощной мексиканской автомобильной промышленности и в быстрорастущем аэрокосмическом секторе [Neves].

В последние годы мы наблюдаем и встречное движение: крупные мексиканские транснациональные компании ‒ мультилатинас ‒ активно осваивают иберийский рынок. На полуострове прочно обосновались «Grupo Carso», «Cemex», «Grupo Gruma», «Toluca», «Alfa», «Bimbo» и другие мексиканские ТНК. Они уже вложили в экономику Испании свыше 20 млрд долларов и приобрели крупные активы в банковском секторе, в цементной, пищевой, транспортной и других отраслях [Schmidt].

Таким образом, пускай и в не самых простых международных условиях, шаг за шагом формируется единое ибероамериканское бизнес-пространство.

Закрепляя эту ключевую тенденцию, в 2015 г. в Мехико был образован Ибероамериканский совет производительности и конкурентоспособности, в который вошли свыше 40 ведущих компаний Испании и Латинской Америки. Возглавил Совет Э. Иглесиас. В феврале текущего года в Мадриде прошла вторая встреча членов Совета, в работе которой принял участие король Фелипе VI. Принципиально важно, что Совет нацелен на внедрение инноваций, на развитие в Латинской Америке высокотехнологичных производств [El Rey…].

Одним из новых механизмов повышения инновационно-технологической конкурентоспособности ибероамериканских предприятий является создание так называемых «центров превосходства» (Centros de Excelencia). Целую сеть таких центров мирового уровня создает известная испанская компания «Indra». В частности, в этом году «центр превосходства» был открыт в Бразилии, в Белу-Оризонте ‒ столице штата Минас-Жерайс. Работая вместе с Генеральным ибероамериканским секретариатом, компания «Indra» вносит заметный вклад в развитие высокотехнологичных отраслей экономики в странах Латинской Америки [Indra…].

Новейший проект исключительной значимости, предложенный на ибероамериканском саммите 2014 г. в Мексике и активно продвигаемый Генеральным секретариатом, – «Ибероамериканский Эразмус». Это масштабная программа академической мобильности, в ее рамках будет организован обмен студентами и преподавателями между университетами государств Ибероамерики. Свою готовность участвовать в проекте уже выразили свыше 500 университетов 22 стран, а количество стипендий на период до 2020 г. должно составить порядка 200 тысяч [Ballestros]. Тем самым взят курс на развитие человеческого капитала, непременного условия социально-экономического прогресса.

            28‒29 октября текущего года в колумбийском городе Картахена под лозунгом «Молодежь, предпринимательство и образование» прошел юбилейный XXV ибероамериканский саммит. В основу обсуждений на форуме был положен доклад «Экономические перспективы Латинской Америки, 2017», подготовленный экспертами Организации экономического развития и сотрудничества (ОЭСР), Андской корпорации развития (АКР) и Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) [Perspectivas…].

В этом обширном (338 страниц) документе содержался всесторонний анализ кризисной ситуации, переживаемой многими странами Латинской Америки, и намечались возможные ответы на существующие вызовы. В качестве задачи стратегического порядка указывалось на необходимость активного использования имеющегося демографического дивиденда и более широкого вовлечения молодежи (лиц в возрасте от 15 до 29 лет) в экономическую деятельность. Эксперты подчеркнули, что молодые люди в странах региона насчитывают порядка 163 млн чел. (четверть населения), но из них почти 30 млн (21%) не имеют работы, а еще примерно такое же число (19%) заняты в «теневом» секторе экономики и, следовательно, не платят налоги и лишены полноценного социального обеспечения. Таким образом, 40% латиноамериканской молодежи фактически выключено из нормальной хозяйственной жизни.

Другой серьезный вызов – сравнительно низкий (по меркам развитых государств) уровень образовательных учреждений в большинстве стран Латинской Америки, а также недостатки профессиональной подготовки технических специалистов. Как отмечали многочисленные представители бизнес-сообщества, половина компаний в регионе сталкивается с проблемой нехватки квалифицированных кадров, что тормозит развитие и препятствует процессу инноватизации латиноамериканской промышленности.

Работа XXV саммита подтвердила настрой членов ИСН продолжать сотрудничество на магистральных направлениях, отвечающих запросам сегодняшнего дня.

В настоящее время ибероамериканский проект находится на стратегической развилке. Либо он останется (преимущественно) в уже проложенном и освоенном русле диалога иберийских и латиноамериканских стран с акцентом на развитии культурных связей, либо будет сделан решительный шаг вперед в направлении создания трансрегионального торгово-экономического мегапартнерства (естественно, учитывающего все существующие международные обязательства стран-членов). В этом случае ИСН будет не столько заменять, сколько дополнять те связи ибероамериканских государств, которые у них имеются с партнерами по Европейскому союзу, НАФТА, ТПП и другим интеграционным объединениям.

В современном мире формируется новый глобализм, в контексте которого Ибероамерика может (и должна) расширить свое присутствие в международной экономике и политике. Но для этого необходимо придать ибероамериканскому сотрудничеству эффективность и жесткость XXI в., что позволит иберийским и латиноамериканским странам успешнее конкурировать на мировых рынках и добиваться продвижения собственных интересов.

Литература

Зевин Л.З. Мегарегионы в глобализирующемся хозяйстве // Мировая экономика и международные отношения. 2016, № 8, с. 26-33.

Иберийские страны: трудный старт в XXI век. (Отв. ред. Н.М. Яковлева). М., ИЛА РАН, 2012.

Яковлев П.П. Глобальная экономика: прыжок в неизвестность // Перспективы. Электронный журнал. 2016, № 3, с. 99 ‒ 115.

Яковлев П.П. Ибероамериканское измерение мировой политики // Латинская Америка, 2006, № 5, 6.

Яковлев П.П. Испания и Латинская Америка: перезагрузка отношений. – Латинская Америка, 2013, № 3, с. 4 ‒ 19.

Яковлев П.П. «Мультилатинас»: трансграничный рывок латиноамериканского бизнеса // Латинская Америка, 2013, № 6, с. 51 – 66.

Яковлев П.П. Трансатлантическое партнерство: контекст, значение, проблемные аспекты. 27.09.2016. – Available at: http://www.perspektivy.info/oykumena/amerika/transatlanticheskoje_partnerstvo_kontekst_znachenije_pr...(accessed 30/10/2016)

Яковлев П.П. Экономика Латинской Америки в эпицентре «идеального шторма». 01.08.2016. – Available at: http://www.perspektivy.info/oykumena/amerika/ekonomika_latinskoj_ameriki_v_epicentre_idealnogo_shtor...(accessed 30/10/2016)

Ballestros C. Vota Erasmus iberoamericano. – El País, 10.05.2016

Cumbre Iberoamericana, Cádiz 2012. – Available at: cumbreiberoamericana.es/17.11.2012 (accessed 23.05.2016)

Declaración de Guadalajara. –Available at: cumbresiberoamericanas.com (accessed 7.04.2016).

Del Arenal C. (coord). Las Cumbres Iberoamericanas (1991-2005). Logros y desafíos. Madrid, 2005. P. 117.

El Rey inaugura el Consejo de Competitividad iberoamericano. – El País. Madrid, 19.02.2016.

Estatuto de la Secretaría General Iberoamericana. Madrid, 2004.

Indra implanta un Nuevo centro de desarrollo tecnológico en Brasil. – Available at: infolatam.com/ (accessed 4.06.2016).

Mallo T., Ruiz Jiménez L. (coord.). El sistema de Cumbres Iberoamericanas. Balance de una década y estrategias de consolidación. Madrid, 2002, p. 72.

Moltó A. Por una relación contemporánea con Latinoamérica. – Available at: politicaexterior.com/articulo/?id=4355 (accessed 23.05.2016)

Neves R. Indústria aeroespacial portuguesa invade o México. – Negocios. Lisboa, 19.05.2016.

Peña F. La compleja red de cumbres presidenciales/ – Available at: fundacionbankboston.com.ar/ (accessed 23.05.2016)

Perspectivas económicas de América Latina 2017. Juventud, competencias y emprendimiento. Paris: OECD Publishing, 2016.

Schmidt H. Entérese de la irrupción de las empresas mexicanas en España. 12.23.2015. – Available at: americaeconomia.com/ (accessed 23.05.2016)

Torreblanca J.-I. Foreign policy needs a rethink above and beyond Europe. – The Financial Times, June 9, 2010.

XXII Cumbre Iberoamericana. Declaración de Cádiz. – Available at: segib.org/ (accessed 21.03.2016)

XXII Cumbre Iberoamericana. Programa de Acción. – Available at: segib.org /(accessed 21.03.2016)

XIII Cumbre Iberoamericana de Jefes de Estado y de Gobierno. Santa Cruz de la Sierra, Bolivia, 14 y 15 noviembre de 2003. Informe de Fernando Enrique Cardoso. – Available at: oei.es/xiiicumbrecar.htm (date of access: 26.10.2016)

Читайте также на нашем портале:

«Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия» Петр Яковлев

«Ибероамериканский саммит - 2012: неоднозначные результаты» Петр Яковлев

««Транслатинас»: новые игроки глобальной экономики» Петр Яковлев

«Экономика Латинской Америки в эпицентре «идеального шторма»» Петр Яковлев

«Стратегическое партнерство России со странами Латинской Америки: тенденции и контртенденции» Петр Яковлев

«Мировая продовольственная безопасность: роль стран Латинской Америки» Петр Яковлев

«Аргентинские выборы общерегионального значения » Наиля Яковлева

«Россия и Латинская Америка на фоне западных санкций» Петр Яковлев

«Реакция в странах Латинской Америки на события в Крыму и вокруг Украины (в контексте российско-латиноамериканских отношений)» Петр Яковлев

«Государство и общество в Латинской Америке: история и современность» Петр Яковлев


Опубликовано на портале 14/11/2016



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика