Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Петр Яковлев

Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, директор Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия

В начале декабря 2010 г. в аргентинском курортном городе Мар-дель-Плата прошел XX ибероамериканский саммит. Ежегодные форумы высших руководителей латиноамериканских и иберийских государств стали институциональной основой формирования Ибероамериканского сообщества наций (ИСН) – межрегионального объединения близких по своим историко-культурным параметрам стран, расположенных по обе стороны Атлантики. При определенных условиях у ИСН может появиться шанс в будущем превратиться в один из полюсов формирующегося многополярного мира.

Современный период развития европейско-латиноамериканских отношений начался в 60-х годах прошлого века, когда Старый свет «встал на ноги» в экономическом и политическом отношении, а в Латинской Америке возрос интерес к альтернативным (помимо Вашингтона) партнерам на мировой арене. Немалое значение имел и успех западноевропейской интеграции, ставшей примером и стимулом для объединительных процессов в латиноамериканской экономике. В страны региона один за другим прибывали лидеры ведущих европейских держав, налаживалось взаимодействие дипломатий в международных организациях, ширились торгово-экономические связи, с 1974 г. регулярно (один раз в два года) проводились двусторонние межпарламентские конференции. Все это создавало условия для прорыва в отношениях между Латинской Америкой и Европой, который произошел в последнее десятилетие прошлого века.

Существенную роль в переводе всего комплекса трансатлантических связей на более высокий уровень сыграл так называемый ибероамериканский проект, участие в котором на первоначальном этапе приняли 19 латиноамериканских стран и две иберийские – Испания и Португалия [1].

От межрегионального диалога к трансатлантическому сотрудничеству

По своим историко-культурным параметрам ибероамериканский мир – уникальный макрорегион, страны которого расположены на двух континентах (Америка и Европа) и, несмотря на все разнообразие, связаны между собой этнолингвистическим и этнокультурным единством. При этом Ибероамерика – составная часть общемирового процесса, который предполагает формирование объединений с участием стран хозяйственного (и политического) авангарда, в нашем случае Испании и Португалии, и представителей развивающегося мира, в рамках которого латиноамериканские государства играют во многом лидирующую роль. Разумеется, такие объединения – не застывшее равновесие однажды возникшей взаимозависимости, а развивающееся взаимодействие двух различных подсистем единого глобального организма. С этой точки зрения ибероамериканский проект – один из способов достижения приемлемых для обеих сторон условий и механизмов сотрудничества.

Ибероамериканское сообщество – своеобразное международное образование, предполагающее достижение ее участниками множественности целей. Членство в нем до настоящего времени ограничено двумя параметрами: географическим (Латинская Америка и Иберийский полуостров) и лингвистическим (нации, говорящие на испанском и португальском языках). Формат функционирования ИСН напоминает саммиты Большой восьмерки. Ежегодно проводимые на протяжении двух десятилетий встречи глав государств и правительств явились ключевыми звеньями так называемой Ибероамериканской конференции (синоним ИСН).

Регулярное проведение саммитов стало ведущим компонентом новой для иберийских и (особенно) латиноамериканских стран дипломатической практики, получившей в политологической литературе наименование «многосторонняя президентская дипломатия». Ее возникновение, по мнению ряда аналитиков, было своего рода знамением времени, ответом на новые вызовы глобальной ситуации, после крушения биполярного мира принимавшей все более сложный и непредсказуемый характер. Подобно другим государствам нашей планеты, страны Ибероамерики вступили в период возникновения многочисленных «гибких альянсов» и доминирования в международных отношениях дипломатии с изменяемой геометрией, что, по меткому замечанию известного аргентинского исследователя Феликса Пеньи, помогало их лидерам пробираться сквозь «зыбучие пески» мировой политики [2].

Первый ибероамериканский саммит состоялся в мексиканском городе Гвадалахара 18 – 19 июля 1991 г. Он был созван по инициативе Мексики, активно поддержанной Испанией. Мехико и Мадрид выдвинули идею укрепления исторического взаимодействия ибероамериканских народов с помощью особого политического форума, позволяющего на высшем уровне в режиме прямого общения обсуждать актуальные проблемы развития стран-участниц и вырабатывать единую платформу действий. «Мы, главы государств и правительств Ибероамерики, договорились проводить консультации, расширять сотрудничество и наращивать взаимообмены с тем, чтобы проводить согласованную политику, позволяющую оптимально использовать те преимущества, которые нам дает принадлежность к данному сообществу», – констатировалось в итоговой «Декларации Гвадалахары» [3].

На первых трех саммитах ИСН были сформулированы основополагающие принципы взаимодействия латиноамериканских и иберийских государств и их отношений с третьими странами. В том числе: защита демократии и основных прав и свобод человека; уважение суверенитета и территориальной целостности государств; право каждого народа свободно выбирать политическую систему и форму правления; укрепление многосторонних начал, прагматизм и многовекторность в международных отношениях; взаимодополняемость и сопряжение различных интеграционных процессов; фокусировка усилий на превращении Сообщества в позитивный, стабилизирующий фактор на трансатлантическом пространстве [4]. На следующих форумах, проходивших поочередно в различных государствах – участниках процесса, в поле зрения политической элиты Ибероамерики попали все наиболее существенные проблемы регионального и глобального масштаба (таблица 1).

Таблица 1. Ибероамериканские встречи в верхах

Место проведения

Дата

Главные вопросы и основные результаты форума

I

г. Гвадалахара,

Мехико

18–19 июля 1991 г.

Определены цели и задачи взаимодействия стран-участниц в рамках формирующегося ИСН

II

г. Мадрид,

Испания

23–24 июля

1992 г.

Одобрены программы сотрудничества в области образования, информации и научных исследований

III

г. Салвадор,

Бразилия

15–16 июля

1993 г.

В центр дискуссии поставлены социальные аспекты развития стран Сообщества. Начата работа по подготовке Ибероамериканского кодекса социального обеспечения

IV

г. Картахена,

Колумбия

14–15 июня

1994 г.

Обсуждены вопросы экономического сотрудничества в контексте процесса глобализации

V

г. Барилоче,

Аргентина

16–17 октября

1995 г.

Подписано соглашение о сотрудничестве в области образования, развитие которого провозглашено ключевой темой взаимодействия в рамках ИСН

VI

г. Сантьяго,

г. Винья-дель-мар,

Чили

13–14 ноября

1996 г.

Центральная тема – развитие политического процесса в Ибероамерике. Цель: консолидация демократических порядков и повышение эффективности политических институтов

VII

о. Маргарита,

Венесуэла

8–9 ноября

1997 г.

«Этические ценности демократии» – в данном ракурсе обсуждались проблемы прав человека, роли политических партий и электоральных процессов

VIII

г. Порту,

Португалия

17–18 октября

1998 г.

Проанализированы последствия процесса глобализации и сдвиги в ходе региональной интеграции в Латинской Америке. Принято решение о создании Секретариата ибероамериканского сотрудничества

IX

г. Гавана,

Куба

15–16 ноября

1999 г.

Профильная тема – «Ибероамерика и международная финансовая ситуация в контексте глобализации». Принято обращение к США об отмене закона Хелмса – Бертона

X

г. Панама,

Панама

17–18 ноября

2000 г.

Основные обсуждения прошли под лозунгом «Единство в деле защиты детей и юношества. Основа справедливости и равенства в новом тысячелетии»

XI

г. Лима,

Перу

17–18 ноября

2001 г.

«Объединенные строительством будущего» – лейтмотив дискуссий на саммите, где подводились итоги первого десятилетия ИСН

XII

г. Баваро,

Доминиканская Республика

15–16 ноября

2002 г.

Во главе с Ф. Кардозо учреждена рабочая группа по институциональному развитию Сообщества

XIII

г. Санта-Крус де ла Сьерра,

Боливия

14–15 ноября

2003 г.

«Социальное включение – двигатель развития», этот тезис стал квинтэссенцией выступлений. Был одобрен доклад о создании Генерального ибероамериканского секретариата (ГИС)

XIV

г. Сан-Хосе,

Коста-Рика

18–19 ноября

2004 г.

«Образование ради прогресса» – ключевая тема обсуждений. Принят Устав ГИС. Андорра вступила в ряды ИСН

XV

г. Саламанка,

Испания

14–15 октября

2005 г.

Число членов ИСН возросло до 22 (впервые участвовала Андорра). Э. Иглесиас стал первым Генеральным ибероамериканским секретарем

XVI

г. Монтевидео, Уругвай

3–5 ноября

2006 г.

Главная тема встречи – «Миграции и развитие». Был подписан документ, устанавливающий принципы политики в отношении международных миграций

XVII

г. Сантьяго-де-Чили,

Чили

8–10 ноября 2007 г.

В центре дискуссий находились вопросы социального развития. В итоговом документе подчеркивалась связь между экономическим развитием и социальным прогрессом

XVIII

г. Сан-Сальвадор, Сальвадор

29–31 октября 2008 г.

Тема саммита – «Молодежь и развитие». Участники встречи подчеркнули ведущую роль государства в повышении качества жизни молодого поколения

XIX

г. Эшторил,

Португалия

29 ноября – 1 декабря 2009 г.

В условиях мирового финансового кризиса в фокусе внимания ИСН оказались вопросы инновационного развития и экономики знаний

XX

г. Мар-дель-Плата, Аргентина

3–5 декабря 2010 г.

Принята декларация о защите демократии, создан новый координационный орган – Совет ибероамериканских организаций. Решено провести XXI саммит в Парагвае



В процессе формирования ИСН приняла участие социалистическая Куба, оказавшаяся в сложном положении в результате развала СССР и прекращения советской экономической и военной помощи. Правящие круги ряда латиноамериканских стран рассчитывали, что участие Гаваны в саммитах Ибероамериканской конференции поможет более «спокойной» трансформации политических и экономических структур Кубы и их плавному переходу на рельсы рыночного хозяйства и представительной демократии [5]. Именно поэтому «кубинский вопрос» занял видное место в повестке дня Сообщества и неоднократно дебатировался на встречах в верхах.

Регулярные встречи на высшем уровне, дополняемые рабочими и консультационными совещаниями профильных министров, а также многочисленными контактами экспертов, позволили в русле общего проекта создать ряд специализированных организаций (по образованию, науке и культуре, делам молодежи, социальному страхованию) и запустить свыше 20 программ сотрудничества в самых различных областях: от развития библиотечного и архивного дела до поддержки средних и малых предприятий [6]. Поэтапное взаимодействие латиноамериканских и иберийских стран наполнялось конкретным содержанием. Все это требовало дальнейшей институционализации, образования новых органов для постоянной координации практической работы. Решительный шаг в данном направлении был сделан на VIII саммите в Португалии (1998 г.), где удалось достичь принципиального соглашения о создании Секретариата ибероамериканского сотрудничества (СИС), которому вменялось в обязанность играть роль связующего звена между многочисленными политическими, экономическими и гуманитарными акторами на огромном трансатлантическом пространстве.

Начав свою деятельность в 2000 г. со штаб-квартирой в Мадриде, СИС, несмотря на сравнительно скромный бюджет (порядка 2 млн евро в год) и небольшой штат сотрудников, в целом справился с поставленной задачей, активно занимаясь «горизонтальным измерением» сотрудничества и вовлекая в него всё новые правительственные ведомства, бизнес-структуры, университеты и исследовательские центры, институты гражданского общества. Наиболее сильно влияние Секретариата ощущалось в вопросах взаимодействия по линии государственного управления, образования, научных исследований, культуры и информации [7]. В числе самых важных и успешных программ в указанных областях можно назвать:

· Программу ибероамериканского образовательного телевидения, осуществляющую ежедневные 8-часовые передачи и опирающуюся на участие и помощь 220 учреждений и институтов практически всех стран-участниц;

· Программу ликвидации неграмотности и обеспечения начальным образованием всего взрослого населения, уже на первом этапе охватившую свыше 140 тыс. человек в Гондурасе, Доминиканской Республике, Никарагуа, Парагвае и Сальвадоре;

· Ибероамериканскую программу развития науки и технологий, в которой приняли участие более 2400 исследовательских групп, занятых в сфере технических инноваций;

· Ибероамериканскую школу государственной и общественной политики, располагающую специализированными образовательными центрами в Аргентине, Бразилии, Испании, Коста-Рике, Мексике, Португалии и Чили, занятыми подготовкой управленческих кадров для правительственных и административных органов;

· Фонд развития индейских народов Латинской Америки и Карибского бассейна, содействующий гармоничному включению коренных жителей Нового Света в современные общества.

Опыт работы Секретариата оказался весьма полезным и востребованным. Правящим кругам стран-участниц, заинтересованным в превращении Сообщества из площадки для обсуждения общих проблем в эффективную организацию, способную эти проблемы конструктивно решать, стало ясно, что необходимо расширить функции СИС и повысить его статус, наделив дополнительными оперативными возможностями. С этой целью на XII саммите в Доминиканской Республике (2002 г.) была образована специальная комиссия (рабочая группа) во главе с видным ученым и государственным деятелем, бывшим президентом Бразилии Фернандо Энрике Кардозо. В подготовленном комиссией докладе говорилось о необходимости безотлагательного создания Генерального ибероамериканского секретариата (ГИС) с достаточно широкими полномочиями для транслирования согласованных позиций стран-участниц на мировых форумах и в международных организациях.

Концептуальные подходы доклада комиссии Кардозо легли в основу Устава ГИС, принятого 20 ноября 2004 г. в ходе работы XIV саммита в Сан-Хосе (Коста-Рика) и определившего Секретариат как «постоянный орган, призванный оказывать институциональную, техническую и административную помощь Ибероамериканской конференции» [8]. По всем направлениям своей деятельности ГИС был призван осуществлять разнообразные мероприятия, содействующие не только углублению сотрудничества между государствами-членами, но и выработке общих ориентиров в создании новой архитектуры международных связей.

Учредив Генеральный секретариат и определив его роль в общем контексте межрегионального сотрудничества, лидеры стран-участниц в основном завершили процесс формирования ИСН и открыли новые перспективы.

Совпадающие интересы и различные приоритеты

Процесс складывания Ибероамериканского сообщества не был и не мог быть простым, гладким и бесконфликтным. Одна из важнейших причин проблем и противоречий – глубокие различия в уровнях социально-политического и экономического развития иберийских и большинства латиноамериканских стран, в образе жизни их обществ, в отношении к основным проблемам современности, в системах ценностей. В рамках Ибероамерики эти различия порой настолько велики, что страны живут как бы в разных измерениях: иногда они совпадают, а нередко почти не соприкасаются. Другой источник трудностей – большие перепады потенциалов (прежде всего экономических) отдельных государств. Неравенство стартовых возможностей предопределило распределение политических ролей среди ибероамериканских стран, породило подозрения и противоречия между лидерами и аутсайдерами складывающегося сообщества. Слабость или отсутствие межнациональных регуляторов при формировании нового трансатлантического партнерства, его недостаточная институционализация создавали дополнительные трудности.

Аналитики отмечают и тот факт, что на встречах в верхах (особенно в 2002 и 2003 г.) председатель испанского правительства Хосе Мария Аснар – лидер правившей тогда консервативной Народной партии – откровенно пытался играть роль гегемона и навязывал свою линию остальным участникам форумов. В частности, это проявилось в выдвижении односторонних инициатив, заранее не согласованных (вопреки традициям) с другими руководителями. Как заметил известный испанский политолог Селестино дель Ареналь, Х.М. Аснар утвердился в мысли, что, благодаря взаимодействию с США, «Испания вошла в число великих держав, и он, один из мировых лидеров, в состоянии самостоятельно определять повестку дня Ибероамериканских саммитов» [9]. Это противоречило официально декларируемым целям и принципам ибероамериканского процесса и рождало у значительной части правящих кругов латиноамериканских стран скептицизм в отношении будущего ИСН. Все больше первых лиц государств региона не участвовало в саммитах. Так, на встрече в Коста-Рике в 2004 г. отсутствовали главы семи стран: Бразилии, Венесуэлы, Кубы, Перу, Португалии, Чили и Эквадора, а президенты Аргентины и Мексики появились на саммите на самое короткое время.

Однако ни сложный комплекс проблем, ни наличие своего рода «встроенных дестабилизаторов», каким была политика правительства Х.М. Аснара, не остановили процесс образования ИСН. Вопреки объективным и субъективным трудностям на ибероамериканском пространстве продолжалось создание системы многосторонних политических, экономических, культурных, научных и гуманитарных отношений, что способствовало укреплению сотрудничества латиноамериканских и иберийских государств вне зависимости от колебаний глобальной конъюнктуры и действий правящих кругов отдельных – даже весьма влиятельных – стран.

Дополнительные стимулы развития ибероамериканский проект получил в марте 2004 г. в результате победы Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) на парламентских выборах и возвращения к власти в Испании правительства социалистов, которое возглавил Хосе Луис Родригес Сапатеро. В области внешней политики деятельность нового испанского руководства с самого начала ориентировалась на возврат к традиционным принципам, нарушенным администрацией Народной партии. Мадрид вывел своих военных из Ирака, вернул приоритет отношениям с Парижем и Берлином, а в Латинской Америке предпринял ряд шагов на двустороннем и многостороннем уровне с тем, чтобы восстановить автономный характер испанской политики в этом регионе [10]. В частности, Х.Л. Родригесу Сапатеро удалось существенно улучшить отношения с Венесуэлой и Кубой, приглушить разногласия по вопросам деятельности испанских ТНК, перевести в более конструктивное русло очередной раунд переговоров между латиноамериканскими и иберийскими странами в рамках ВТО.

Свидетельством положительных трендов в латиноамериканско-европейских отношениях стал юбилейный XV Ибероамериканский саммит, который прошел в испанском городе Саламанка 14–15 октября 2005 г. и был примечателен во многих отношениях. Прежде всего, его проведению предшествовала беспрецедентная подготовительная работа, осуществленная в первую очередь испанскими властями (организационный комитет возглавили заместитель председателя правительства Мария Тереса Фернандес де ла Вега и министр иностранных дел Мигель Анхель Моратинос), а также аппаратом СИС. Достаточно упомянуть, что только в течение 2005 г. в ходе подготовки Саммита состоялись:

· три совещания национальных координаторов Ибероамериканской конференции, представляющих все страны-участницы;

· чрезвычайная встреча министров иностранных дел ибероамериканских государств;

· VIII Ибероамериканская конференция по культуре;

· VII Ибероамериканская конференция по вопросам государственного реформирования;

· XV Ибероамериканская конференция по вопросам образования;

· V Конференция министров по туризму стран Ибероамерики;

· I Встреча министров экономики;

· I Ибероамериканский парламентский форум.

Кроме того, прошли совещания по вопросам сельского хозяйства, здравоохранения, окружающей среды, проблемам молодежи, а также встречи предпринимателей и представителей институтов гражданского общества. На XV саммите число стран-участниц возросло до 22, поскольку впервые в работе форума приняла участие Андорра – новый член ИСН.

Встреча в Саламанке привлекла широкое международное внимание. Помимо подавляющего большинства глав ибероамериканских государств, в его работе приняли участие Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Дуран Баррозо, председатель Европейского парламента Хосе Боррель, видные деятели ЕС – комиссар по внешней политике и безопасности Хавьер Солана и комиссар по экономике и валютной политике Хоакин Альмуниа. Их присутствие подчеркнуло возросший авторитет ИСН и зафиксировало признание того факта, что ибероамериканское пространство превратилось в важный сегмент глобальной политической и экономической системы.

Определенной новизной отличался формат дискуссии на XV саммите. Если на предыдущих встречах тематика выступлений участников носила в значительной степени произвольный, зачастую общий и декларативный характер, то на этот раз обсуждение сконцентрировалось на трех главных сюжетах: проблемы и цели экономического развития, актуальные вопросы иммиграции и роль Ибероамерики в современном мире. По ряду ключевых моментов главы государств и правительств уже в ходе самих заседаний внесли согласованные коррективы в подготовленные экспертами документы, не ограничиваясь их автоматическим одобрением, как было принято ранее.

Интенсивная предварительная проработка вопросов, вынесенных на обсуждение участников саммита, а также состоявшаяся дискуссия позволили принять общеполитические и практические решения, вошедшие в итоговый документ «Декларация Саламанки» и 16 специальных дополнительных коммюнике. Принципиальное значение имели:

· отстаивание приоритета многосторонних подходов к решению мировых проблем и осуждение практики применения односторонних принудительных мер, противоречащих международному праву;

· проведение линии на устранение имеющихся асимметрий в международных торговых и финансовых отношениях, принятие мер по снижению долговой нагрузки на экономику развивающихся стран, в частности – реализация выдвинутой Испанией идеи обмена части внешних долговых инструментов на инвестиции в образование и другие социальные программы;

· координация иммиграционной политики стран-доноров и реципиентов, защита прав иммигрантов и содействие их интеграции в новые общества, искоренение всех форм дискриминации, но одновременно – создание лучших условий для временной трудовой иммиграции и стимулов для профессионального обучения мигрантов и их последующего возвращения на родину.

Обращаясь к социально-экономической проблематике, «Декларация Саламанки» зафиксировала, что «нет ничего более срочного, чем совершить переход к устойчивому развитию ибероамериканских стран и дать ответ на вызовы, которые бросают бедность и неравенство» [11]. С этой целью документ ориентировал государства Ибероамерики на наращивание согласованных усилий по разработке и проведению в жизнь активной социальной политики, предусматривающей расширение систем доступного и качественного образования и здравоохранения, а также эффективное обеспечение права на труд. Рассматривая образование как ключ к решению социальных проблем, участники саммита поставили задачу ввести во всех ибероамериканских странах всеобщее начальное обучение и в период 2008–2015 гг. превратить Ибероамерику в «территорию, свободную от неграмотности» [12].

Серьезный политический эффект произвело принятие специального коммюнике с призывом «положить конец экономической, торговой и финансовой блокаде, установленной Соединенными Штатами Америки в отношении Кубы, включая отмену так называемого закона Хелмса – Бертона». Данный дипломатический демарш вызвал на саммите и вокруг него острую полемику. Hаблюдатели отметили, что впервые в документах Ибероамериканской конференции политика Вашингтона в отношении Гаваны была охарактеризована как «блокада» (ранее говорилось об «эмбарго»). «Полагаем, что было бы неуместным интерпретировать текст коммюнике как сигнал поддержки кубинской диктатуры, но мы не понимаем замены слова эмбарго на термин блокада, поскольку тем самым может возникнуть смысловая неясность», – заявили в посольстве США в Мадриде [13]. На самом деле никакой неясности не было. На это указали представители испанского правительства, подчеркнув, что термин «блокада» применительно к американо-кубинской ситуации прочно вошел в лексикон Объединенных наций, в частности – в резолюцию от 4 ноября 2003 г., поддержанную подавляющим большинством государств-членов ООН.

Как «важную политическую и дипломатическую победу» Кубы расценил принятие коммюнике министр иностранных дел этой страны Фелипе Перес Роке, возглавлявший в отсутствие Ф. Кастро на саммите в Саламанке кубинскую делегацию [14]. Не впадая в крайности и преувеличения, следует признать, что новая редакция специального коммюнике по «кубинскому вопросу» стала частным случаем общей тенденции к оттачиванию международно-политических положений ИСН и приведению их в максимальное соответствие с формулировками, принятыми мировым сообществом.

Встреча в Саламанке подтвердила тенденцию к объединению усилий большинства стран-участниц с целью придания Ибероамериканской конференции более зрелого и структурированного характера. В этом смысле важное значение имело начало деятельности ГИС, во главе которого по решению совещания министров иностранных дел (май 2005 г.) встал Энрике Иглесиас – крупный деятель глобального масштаба, 17 лет занимавший пост президента Межамериканского банка развития. Само это назначение свидетельствовало о решимости лидеров ИСН продвигаться вперед в деле совместного политического и экономического «освоения» ибероамериканского пространства, повысить международный статус Сообщества, придать ему новый институциональный формат.

ГИС становился своего рода рупором Ибероамериканской конференции, органом, координирующим ее политику и представляющим интересы ИСН на международных форумах. По сравнению с СИС новый Секретариат получил значительно больший бюджет (на первый год – 5,7 млн евро) и расширенный штат сотрудников. Уже в первые недели работы ГИС добился важного результата: 23 ноября 2005 г. Ибероамериканская конференция получила статус наблюдателя на Генеральной Ассамблее ООН [15]. Давая оценку данному решению, Э. Иглесиас заявил: «Это большой шаг вперед для огромного сообщества говорящих на испанском и португальском языках народов, которые имели общее прошлое и готовы вместе строить будущее» [16].

ИСН на фоне мирового кризиса: проверка на прочность

Заметную роль ГИС стал играть в подготовке очередных ибероамериканских саммитов: XVI в Уругвае (2006 г.), XVII в Чили (2007 г.), XVIII в Сальвадоре (2008 г.), XIX в Португалии (2009 г.), XX в Аргентине (2010 г.). На первых трех встречах, которые состоялись в годы экономического подъема латиноамериканских стран, акцент был сделан на вопросах, составляющих сердцевину политики роста: роль современных миграционных процессов, повышение внимания к социальным проблемам, место молодежи в стратегиях национального развития. В частности, в «Декларации Сантьяго» (10 ноября 2007 г.) подчеркивалась необходимость «обеспечить продолжительный экономический рост, гарантирующий устойчивое человеческое развитие и позволяющий государству проводить социальную политику, соответствующую этой цели» [17].

Саммиты в Португалии и Аргентине прошли уже в условиях мирового кризиса, который ощутимо (хотя и в различной степени) задел большинство ибероамериканских стран и поставил новые задачи, связанные с принятием антикризисных мер и перестройкой существующей системы мировых финансово-экономических отношений.

В период глобального кризиса общественные изменения, которые происходили и накапливались в Латинской Америке в последнее десятилетие, достигли своей критической массы и начали определять геоэкономическую и геополитическую обстановку в регионе. Вот главное из того нового, что характеризует современное положение латиноамериканских стран и их роль в мировых делах [18]:

· существенно возросший экономический потенциал, модернизация хозяйственных структур, положительные социальные и политические сдвиги, укрепление международной субъектности ведущих государств региона;

· усложнение региональной обстановки: одновременные углубление интеграционных процессов и дивергенция политических и иных траекторий развития на пространстве Латинской Америки;

· диверсификация и интенсификация внешних связей, формирование трансрегиональных альянсов, более широкое участие в работе глобальных институтов, освоение механизмов сетевой дипломатии.

Кризис высветил изменение в соотношении сил между Испанией и ведущими странами Латинской Америки. Конечно, Испания все еще далеко превосходит все без исключения латиноамериканские государства по уровню и качеству социально-экономического и политического развития, но этот разрыв неуклонно сокращается. Что же касается абсолютных макроэкономических показателей, сегодняшняя ситуация хорошо видна при сравнении размеров ВВП Испании и Бразилии (таблица 2). Это даже дало повод суждению, что Латинская Америка кардинально усилила свои международные позиции и «больше не нуждается в Испании и ЕС для того, чтобы достичь собственных глобальных целей» [19].

Таблица 2. ВВП Испании и Бразилии, млрд долл. (текущие цены)

Страна

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

Испания

1132

1236

1444

1601

1468

1375

Бразилия

840

1094

1366

1636

1574

2024

Источник: International Monetary Fund. – http://www.imf.org

По мнению заместителя главного редактора влиятельного журнала «Política Exterior» Ауреи Молто, все эти (и некоторые другие) новые международные реалии потребовали внесения изменений в практику ибероамериканских отношений – для того чтобы понизить градус риторики и переосмыслить национальные интересы и реальные возможности стран-участниц перед лицом новых глобальных вызовов [20].

3–4 декабря 2010 г. в аргентинском курортном городе Мар-дель-Плата прошел XX ибероамериканский саммит, заявленной темой которого было «Образование и социальное развитие» [21]. Встреча в верхах, подводившая итог двух десятилетий ибероамериканского проекта, была весьма показательной и отразила те перемены, которые произошли как в рамках ИСН, так и в целом в отношениях между иберийскими и латиноамериканскими странами, особенно в условиях мирового кризиса.

Это был первый ибероамериканский саммит, на котором отсутствовал председатель правительства Испании. Серьезные финансово-экономические проблемы не позволили Х.Л. Родригесу Сапатеро прибыть в Аргентину, и испанскую делегацию возглавляли король Хуан Карлос (он не пропустил ни одного саммита) и министр Тринидад Хименес. В Мар-дель-Плату по тем или иным причинам не приехали также высшие руководители Боливии, Венесуэлы, Кубы и Никарагуа.

Впервые за всю историю саммитов ИСН в Мар-дель-Плате был принят «чисто политический» документ: «Специальная декларация о защите в Ибероамерике демократии и конституционного порядка». Поводом для выработки декларации послужил государственный переворот 2009 г. в Гондурасе и отстранение от власти президента Мануэля Селаи. Документ предусматривал возможность приостановки участия в саммитах ИСН тех стран, где в результате насильственных действий нарушался конституционный порядок.

На встрече стала явной политическая линия, разделившая ибероамериканские государства. В частности, президент Эквадора Рафаэль Корреа и представители стран «боливарианской оси» попытались включить в итоговые документы форума осуждение администрации Б. Обамы в связи с публикацией на сайте «Wikileaks» конфиденциальных документов госдепартамента США, касавшихся, в частности, ряда латиноамериканских лидеров и состояния межгосударственных связей в регионе. Однако эта позиция не была поддержана большинством участников саммита, которые не хотели обострять отношения с Вашингтоном.

Саммит учредил Совет ибероамериканских организаций – новый орган, призванный координировать работу Генерального ибероамериканского секретариата и специализированных учреждений ИСН (Ибероамериканской организации молодежи, Конференции министров юстиции, Секретариата ибероамериканских стран по вопросам образования, науки и культуры, Ибероамериканской организации социального обеспечения).

Впервые на этом форуме присутствовали представители четырех «ассоциированных наблюдателей» (Нидерландов, Марокко, Филиппин и Франции), а также «консультативных наблюдателей»: Андской корпорации развития, Всемирной продовольственной программы и Межамериканского банка развития.

Следующий, XXI саммит было решено провести в столице Парагвая Асунсьоне 28–29 октября 2011 г.

Итоги XX саммита можно назвать противоречивыми. С одной стороны, не оправдались наиболее пессимистические оценки и предсказания о «скорой смерти» ИСН. На деле произошло расширение функциональной сферы сообщества, усилилась политическая составляющая. Но в то же время налицо размежевание ибероамериканских стран, возникновение внутри сообщества группировок с разными геополитическими пристрастиями. Это обстоятельство может стать миной замедленного действия, помешать превращению ИСН в один из полюсов нового миропорядка.

* * *

Практика ибероамериканских саммитов и весь процесс формирования ИСН явились составным элементом общего движения международного сообщества в направлении нового (многополярного) мирового порядка. Говоря о потенциалах Ибероамерики, нельзя не отметить, что в докризисный период последовательно повышалась роль этого суперрегиона в современном мире и что баланс имевшихся плюсов и минусов в ходе складывания ИСН был позитивным. Дальнейшее поступательное развитие – при прочих благоприятных условиях – могло в перспективе создать мощное силовое поле трансатлантического сотрудничества и укрепить международные позиции ибероамериканских государств, сделать их одним из полюсов глобальной архитектуры. Но кризисные потрясения 2008–2010 гг. привнесли в реализацию ибероамериканского проекта дополнительные нюансы и трудности.

Примечания:

[1] Из числа латиноамериканских стран в ИСН вошли: Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Мексика, Никарагуа, Панама, Парагвай, Перу, Сальвадор, Уругвай, Чили, Эквадор.

[2] Felix Peña. La compleja red de cumbres presidenciales/ - http://www.fundacionbankboston.com.ar/

[3] Declaración de Guadalajara. – http://www.cumbresiberoamericanas.com

[4] XIII Cumbre Iberoamericana de Jefes de Estado y de Gobierno. Santa Cruz de la Sierra, Bolivia, 14 y 15 noviembre de 2003. Informe de Fernando Enrique Cardoso. – http://www.oei.es/xiiicumbrecar.htm

[5] Tomás Mallo, Laura Ruiz Jiménez (coord.). El sistema de Cumbres Iberoamericanas. Balance de una década y estrategias de consolidación. Madrid, 2002, p. 72.

[6] Celestino del Arenal (coord). Las Cumbres Iberoamericanas (1991-2005). Logros y desafíos. Madrid, 2005, p.117.

[7] SECIB 2002. De Lima a Bávaro. Madrid, 2002, p. 10-14.

[8] Estatuto de la Secretaría General Iberoamericana. Madrid, 2004.

[9] Celestino del Arenal. De la Cumbre Iberoamericana de San José de Costa Rica (2004) a la Cumbre Iberoamericana de Salamanca (2005). – http://www.realinstitutoelcano.org/documentos

[10] Celestino del Arenal. La política exterior del gobierno socialista. – Política exterior. Madrid, 2004, # 100.

[11] http://www.ciberamerica.org/ciberamerica

[12] Ibidem.

[13] El Mundo, 15.X.2005.

[14] El País, 16.X.2005.

[15] http://lib-unique.un.org/lib/unique.nsf/link/r02020

[16] http://www.cumbresiberoamericanas.com

[17] Declaración de Santiago. XVII Cumbre Iberoamericana de Jefes de Estado y de Gobierno. 8, 9 y 10 de noviembre de 2007, - http://segib.org/cumbres/

[18] Подробнее см.: Латинская Америка в современной мировой политике. (Отв. ред. В.М. Давыдов). М., Наука, 2009.

[19] José-Ignacio Torreblanca. Foreign policy needs a rethink above and beyond Europe. – The Financial Times, June 9, 2010.

[20] Aurea Moltó. Por una relación contemporánea con Latinoamerica. – http://www.politicaexterior.com/articulo/?id=4355

[21] Resultados de la Cumbre de Mar del Plata. – http://segib.org/news/2010/12/

Читайте также на нашем сайте:

«Бразилия: поступь восходящего гиганта» Петр Яковлев

«Эффект джаза»: мировой кризис и Латинская Америка» Петр Яковлев

«Латинская Америка: меняющийся облик» Петр Яковлев

«Чили: особенности демократического транзита» Эмиль Дабагян

«Пути модернизации: аргентинский опыт» Петр Яковлев

«Испания: антикризисная стратегия и императивы модернизации» Петр Яковлев

«Испания – еще один «больной человек» Европы?» Петр Яковлев

«Доктрина Сапатеро» – квинтэссенция внешней политики Мадрида» Петр Яковлев

«Поворот во внешней политике Испании: амбиции и границы возможного» Екатерина Черкасова

«Альянс цивилизаций против «столкновения цивилизаций»?» Петр Яковлев


Опубликовано на портале 23/12/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика