Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Бразилия Дилмы Руссефф: преемственность и перемены в международных делах

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

Бразилия Дилмы Руссефф: преемственность и перемены в международных делах


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Бразилия Дилмы Руссефф: преемственность и перемены в международных делах

1 января 2011 г. на пост президента Бразилии впервые в истории страны вступила женщина. Дилма Руссефф унаследовала политический курс Луиса Инасио Лулы да Силва, за время правления которого Бразилия утвердилась на мировой арене в роли восходящей державы. Однако отличительной чертой международной политики нового главы бразильского государства стало дозированное сочетание преемственности и перемен.



Бразилия, никогда прежде не входившая в число традиционных центров мировой экономики и политики, вот уже свыше двух десятилетий последовательно набирает международный вес и с каждым годом играет все более заметную роль в процессе складывания многополярного миропорядка. Эта южноамериканская страна-гигант недвусмысленно претендует на качественно новую роль в глобальных делах, отражением чего является, например, настойчивое стремление получить место постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Победа на президентских выборах Д. Руссефф [1], с одной стороны, стала гарантией продолжения того стратегического курса, который сформировался за два срока президентских полномочий Лулы (2003-2010 гг.), а с другой – открыла путь к обновлению внешнеполитического дискурса, корректировке отдельных направлений и аспектов дипломатической деятельности, изменению ее стилистики. Именно дозированное сочетание преемственности и перемен явилось отличительной чертой международной политики нового главы бразильского государства.

Внутренние ресурсы внешней политики

Чтобы лучше понять содержание внешней политики современной Бразилии, обратимся к характеристике ее внешнеполитических ресурсов и выстроим их иерархию [2]. Ресурсы внешней политики можно разделить на материальные и нематериальные. Причем те и другие могут быть как позитивными (позволяющими достигать собственных целей), так и негативными (обеспечивающими способность создавать проблемы оппоненту, мешать реализации его планов).

К материальным ресурсам относятся географические, демографические, и экономические. Бразилия располагает очень значительной территорией (пятое место в мире – свыше 8,5 млн. км2) и выгодным местоположением в центральной части Южной Америки, где она граничит почти со всеми странами региона, и на стыке значимых транспортных коммуникаций в Атлантике, соединяющих основные мировые континенты: Америку, Европу, Азию и Африку. Серьезные внешнеполитические козыри Бразилии –стратегические природные ресурсы, которые обеспечивают ей видное место в мировой экономике: продовольствие, энергоносители, горнорудное сырье.По численности населения (более 193 млн чел.) страна также занимает пятое место в мире.К середине текущего столетия этот показатель, по имеющимся прогнозам, возрастет как минимум до 250 млн чел.Международную значимость приобретают такие факторы, как обладание огромными запасами пресной воды и крупнейшими в мире (после России) лесными массивами – «глобальными легкими».

Важнейшее значение для укрепления международных позиций страны имеет экономический потенциал. Бразильский модернизационный проект, запущенный в середине 1990-х годов, продемонстрировал свою эффективность, обеспечив превращение страны в индустриальное государство с мощным и диверсифицированным аграрным сектором, делающим Бразилию одним из гарантов глобальной продовольственной безопасности [3]. Реально в последнее десятилетие (несмотря на негативные эффекты мирового кризиса) был сделан большой шаг вперед в хозяйственном развитии. Достаточно отметить, что в 2000–2010 гг. ВВП, рассчитанный в текущих ценах, вырос в 3,2 раза и превысил 2 трлн долл., экспорт увеличился почти в 4 раза, валютные резервы – в 9 раз, а внешняя долговая нагрузка на экономику снизилась с 33,6 до 13,3% ВВП (табл. 1). В результате современная бразильская экономика стала одной из крупнейших и динамично развивающихся мировых хозяйственных систем.

Таблица 1. Основные экономические показатели Бразилии

Показатель

2000 г.

2005 г.

2008 г.

2010 г.

Население, млн человек

170,7

184,2

189,6

193,3

ВВП, млрд долл., текущие цены

645,0

882,4

1650,7

2089,8

Душевой ВВП, долл., текущие цены

3766

4812

8706

10814

Темпы роста ВВП, %

4,3

3,2

5,2

7,5

Уровень инфляции, %

8,2

5,7

5,9

5,9

Экспорт, млрд долл.

55,1

118,3

197,9

201,9

Импорт, млрд долл.

55,8

73,5

173,1

181,7

Прямые иностранные инвестиции, млрд долл.

32,8

15,1

45,1

48,4

Валютные резервы, млрд долл.

33,0

53,8

206,8

289,1

Внешний долг, млрд долл.

216,9

188,0

262,9

277,6

Внешний долг/ВВП, %

33,6

21,3

15,9

13,3

Источник: Banco Central do Brasil. – http://www.bcb.gov.br/

Бразильская экономика успешно выдержала удары глобального финансового кризиса и уже в 2010 г. показала прирост ВВП в размере 7,5% – один из самых высоких среди крупнейших стран мира. Можно сказать, что Бразилия вышла из кризиса без ощутимых стратегических потерь и продолжает укреплять свои позиции на международных торговых и финансовых площадках.

Лидеры бразильского бизнеса – ведущие транснациональные компании и банки (ТНК и ТНБ) [4] – закрепились на рынках десятков стран, главным образом в Южной Америке и Африке.Но до настоящего времени Бразилия остается нетто-импортером капитала, и это отличает ее от большинства развитых государств. Другими словами, воспроизводственный процесс (особенно в качественном смысле) продолжает зависеть от притока иностранного капитала и зарубежных передовых технологий, создания совместных предприятий с ТНК ведущих индустриальных держав. Один из последних таких примеров – ввод в строй в июне 2010 г. в штате Рио-де-Жанейро крупного металлургического предприятия, принадлежащего германскому концерну «ThyssenKrupp» (73,13% акционерного капитала) и крупнейшей бразильской горнорудной компании «Companhia Vale do Rio Doce» (26,87%). По имеющимся оценкам, объем инвестиций немецкого партнера превысил 5 млрд евро [5].

В совокупности страна обладает значительными и растущими материальными ресурсами, большая часть которых носит позитивный характер, укрепляя торгово-экономические и политико-дипломатические позиции Бразилии на международной арене.

Главные нематериальные ресурсы внешней политики включают в себя политические, социальные, репутационные (имиджевые), культурно-идеологические, информационные и научно-образовательные. В политическом плане бразильская нация (после восстановления демократии в 1985 г.) сумела ощутимо повысить эффективность основных государственных институтов, консолидировала демократические порядки, а в последнее десятилетие придала действиям властей социальный характер (борьба с бедностью и голодом, повышение реальных доходов основной части населения, обуздание инфляции). Все это нашло отражение в существенном улучшении основных социальных показателей (табл. 2).

Таблица 2. Основные социальные показатели Бразилии

Показатель

1990 г.

2010 г.

Доход на душу населения по ППС, долл.

4859

10607

Средняя продолжительность жизни, лет

66

73

Детская смертность (на 1 тыс. новорожденных)

60

23

Доля бедных в составе населения, %

48

25

Доля лиц, страдающих от голода, %

12

7

Государственные расходы на образование, % от ВВП

3,9

4,8

Уровень грамотности, %

81

90

Средний уровень образования, годы обучения

3,9

6,5

Государственные расходы на здравоохранение, % от ВВП

3,9

4,8

Число медицинских учреждений, тыс.

35,7

70,0

Источник: Human Development Report 1990, 2010

Бразилия стала участником ряда международных организаций и объединений как регионального, так и глобального характера. В Латинской Америке страна играет ведущую роль в МЕРКОСУР и УНАСУР, на более широкой мировой арене вошла в БРИК, «Большую двадцатку», является влиятельным членом Ибероамериканского сообщества наций и Содружества португалоязычных стран [6]. В 2007 г. Бразилия первой из латиноамериканских стран установила отношения Стратегической ассоциации с Европейским союзом и придала контактам с лидерами ЕС характер регулярных консультаций на высшем уровне по актуальным международным вопросам. (Четвертый саммит Бразилия – Евросоюз прошел в бразильской столице в июле 2010 г., на нем стороны договорились о совместной экономической деятельности на африканском континенте [7].)

В современных условиях новое измерение обретают научные, научно-технические и образовательные ресурсы внешней политики. В этом отношении бразильская ситуация была весьма сложной. Страна долгое время пребывала в научном захолустье, и потребовались огромные усилия, чтобы как-то выправить положение. За десятилетия демократического развития было сделано немало, но и сегодня Бразилия отстает от мирового экономического авангарда в сфере инновационных и высокотехнологичных производств и стремится сократить разрыв с помощью широкого международного сотрудничества.

Очевидный прогресс в социально-экономической сфере способствовал улучшению международного имиджа Бразилии, повышению авторитета страны на мировой арене.Вот показательный факт. В рейтинге 100 самых дорогих брендов мира в 2011 г. фигурировали три бразильские компании: нефтегазовый гигант «Petrobras» и ведущие коммерческие банки «Itaú» и «Bradesco» [8]. Еще несколько бразильских брендов хотя и не вошли в первую сотню, но получили широкое признание. Другим свидетельством репутационных успехов страны явились решения о проведении в Рио-де-Жанейро чемпионата мира по футболу 2014 г. и летних Олимпийских игр 2016 г.

Современная Бразилия занимает в системе международных отношений своеобразное место: это крупная региональная держава с формирующимися глобальными интересами и устремлениями.

Оценить уровень глобального присутствия Бразилии помогает исследование, проведенное экспертами испанского Королевского института Элькано – Игнасио Молиной и Илианой Оливье. На базе эмпирических данных, охватывающих 54 ведущих государства, ученые разработали (возможно, не бесспорный) Индекс глобального позиционирования отдельных стран, который учитывает различные факторы, определяющие степень развития государства, глубину его вовлеченности в международные дела и влияние в мире. В числе таких факторов – экономическая и военная мощь, способность к развертыванию вооруженных сил в периоды кризисов, доля страны в мировой торговле и международных инвестициях, энергетическая безопасность, развитие туристического сектора, роль в миграционных процессах, научно-технологический и культурный потенциал, эффективность образовательной системы, спортивные достижения. В результате проведенного исследования был составлен рейтинг (табл. 3), в котором Бразилия по названному агрегированному индексу заняла сравнительно скромное 25-е место, пропустив вперед такие развивающиеся государства, как Индия, Мексика, Малайзия и Турция.

Таблица 3. Индекс глобального позиционирования (2010 г.)

Страна

Индекс

Страна

Индекс

1

США

1000,0

16

Норвегия

99,0

2

Германия

387,6

17

Швейцария

92,7

3

Франция

334,9

18

Индия

89,5

4

Великобритания

329,7

19

Швеция

78,7

5

Китай

291,2

20

Мексика

71,5

6

Япония

273,3

21

Австрия

67,9

7

Россия

255,3

22

Малайзия

67,8

8

Италия

192,4

23

Турция

64,0

9

Испания

189,4

24

Ирландия

58,7

10

Канада

176,7

25

Бразилия

58,1

11

Нидерланды

172,2

26

Дания

57,6

12

Саудовская Аравия

161,3

27

Польша

48,7

13

Австралия

130,7

28

Таиланд

47,8

14

Бельгия

118,1

29

Индонезия

46,4

15

Южная Корея

113,3

30

Иран

43,4

Источник: El Índice Elcano de Presencia Global (IEPG).

Результаты приведенного исследования говорят о том, что имеющийся у Бразилии потенциал международного влияния еще окончательно не сформировался и только начинает использоваться в глобальном контексте. Главная цель правительства Д. Руссефф – эффективно задействовать экономические возможности в интересах внутреннего развития и решения внешнеполитических задач. Бразильская дипломатия готовится к рывку, в результате которого правящие круги рассчитывают радикально повысить международный престиж страны и усилить ее глобальную проекцию.

Военно-промышленный комплекс: новые горизонты

В правящих сферах Бразилии понимают, что усиление регионального и тем более глобального влияния не в последнюю очередь связано с повышением обороноспособности страны и наращиванием собственного производства современных видов и систем оружия. Основные предприятия оборонного комплекса «встали на ноги» еще в годы правления военных режимов (до 1985 г.), которые уделяли укреплению вооруженных сил значительное внимание. Страна вошла в первую пятерку мировых производителей вооружений и военной техники, стала региональным лидером по выпуску систем оружия, часть которого экспортировалась в развивающиеся государства Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока. На оборону работали 120 промышленных предприятий и проектных институтов, в которых было задействовано свыше 30 тыс. человек.

Назовем и кратко охарактеризуем ведущих бразильских производителей вооружений, образовавших ядро военно-промышленного комплекса (ВПК) страны.

«Avibras – Avibras Indústria Aeroespacial, S.A.». Эту созданную в 1961 г. компанию называют «жемчужиной в короне» ВПК. Используя собственные технологии, «Avibras» наладила выпуск и экспорт широкого спектра бронемашин, артиллерийских установок, ракетно-космической техники и систем противовоздушной обороны. Указанные системы, в частности, находились на вооружении иракской армии при С. Хусейне.

«IMBEL – Indústria de Material Belico do Brasil». Компания была основана в 1934 г., а с 1975 г. входит в систему министерства обороны. Пять ее предприятий выпускают стрелковое оружие и боеприпасы. Значительная часть продукции направляется на экспорт, в том числе в США. «IMBEL» является монополистом в производстве винтовки «Fuzil de Assalto Leve – FAL», находящейся на вооружении бразильской армии и полицейских частей особого назначения.

«EMGEPRON – Empresa Gerencial de Projetos Navais». Компания(основана в 1982 г.) является государственным предприятием, занятым проектированием, строительством и модернизацией военно-морских судов: фрегатов, корветов, патрульных и десантных кораблей, подводных лодок. Кроме того, «EMGEPRON» производит различные виды корабельного вооружения, боеприпасов и системы тактического контроля.

«EMBRAER – Empresa Brasileira de Aeronáutica». Компания возникла в 1969 г. как государственное предприятие, выпускающее гражданские и военные воздушные суда, но в 1994 г. перешла в частные руки (у государства осталась лишь «золотая акция», дающая право вето в вопросах поставок боевых самолетов). «EMBRAER» стал одним из ведущих мировых производителей коммерческих авиасудов, уступая лишь «Boeing» и «Airbus» и деля третье-четвертое место с канадской кампанией «Bombardier». По оценкам, половина самолетов бразильских ВВС были выпущены на заводах «EMBRAER».

«Taurus – Taurus International Manufacturing Inc.». Созданная в 1939 г. в виденебольшой фабрики по производству инструментов, «Taurus» превратилась в одного из мировых лидеров по выпуску короткоствольного стрелкового оружия, а также боеприпасов, бронежилетов и другой сопутствующей продукции. До 75% изделий предназначается на экспорт.

«CBC – Companhia Brasileira de Cartuchos, S.A.». Образованная в 1929 г. с целью заместить своей продукцией импорт охотничьего оружия, «CBC» в настоящее время производит различные виды гладкоствольного и спортивного огнестрельного оружия и широкий ассортимент боеприпасов. Карабин «Pump CBC 12» находится на вооружении бразильской полиции. Большая часть продукции «CBC» (также как и ее главного конкурента, «Taurus») экспортируется.

В 1990-е годы и в период первого президентства Лулы внимание к вопросам обороны и военного строительства заметно понизилось. В фокусе государственной политики были проблемы экономического роста и социального развития. Позиции бразильских предприятий на мировых рынках вооружений ощутимо ослабли. Такое положение сохранялось до середины 2000-х годов, когда, с одной стороны, появились материальные возможности качественного укрепления бразильского ВПК, а с другой – сама международная обстановка (продолжавшиеся боевые действия в Ираке и Афганистане, новые международные конфликты, обострение борьбы за контроль над природными ресурсами, рост военных расходов и активизация гонки вооружений, угроза расползания оружия массового поражения и т.д.) подталкивала правящие круги Бразилии к принятию мер, направленных на усиление национального оборонного потенциала. В конце 2007 г. был принят закон 11.631 о создании Национальной мобилизационной системы (Sinamob), призванной координировать деятельность 10 федеральных министерств в случае чрезвычайных обстоятельств (в частности, агрессии со стороны другого государства).

В местных военных кругах стали все настойчивее говорить о плачевном состоянии вооруженных сил. Так, в начале 2008 г. отмечалось, что из 719 самолетов ВВС только 217 были способны летать, а в сухопутных частях значительное количество боевых машин пехоты находилось на вооружении свыше 30 лет. Явно устаревшими были многие единицы артиллерии и другой техники. Единственный бразильский авианосец «São Paolo» (купленный у Франции) несколько лет простоял на приколе. Военные специалисты указывали на необходимость приобретения современных самолетов и вертолетов, а также ракетных систем различного назначения [9]. Правительство уже не могло игнорировать такого рода требования.

В начале сентября 2009 г. мировые средства массовой информации сообщили о подготовке бразильско-французской «мегасделке» в сфере вооружений. Прилетевший в Бразилиа президент Франции Н. Саркози подписал соглашения на общую сумму свыше 14 млрд долл. Речь шла о приобретении бразильской стороной целого арсенала современных вооружений: пяти подводных лодок (включая одну атомную), 50 вертолетов и 36 истребителей-бомбардировщиков пятого поколения «Rafale». Мировая пресса сочла логичным, что Бразилия, став мощной экономической державой, решила «подкрепить» свои международные позиции наращиванием военного потенциала [10].

Заметим, что в борьбу за бразильский рынок вооружений включилась и Россия, предложившая различные виды авиационной техники. В частности, в 2008 г. ФГУП «Рособоронэкспорт» заключил с министерством обороны Бразилии контракт на поставку 12 вертолетов «Ми-35М», выпускаемых ОАО «Росвертол» [11]. В середине апреля 2011 г. ряд российских предприятий принял участие в 8-й международной выставке-конференции аэрокосмических и оборонных технологий LAAD-2011 (Latin America Aero&Defence), проходившей в Рио-де-Жанейро. Российские компании приехали не с пустыми руками. Они познакомили посетителей выставки и специалистов с истребителем «Су-35», тяжелым транспортным вертолетом «Ми-26», зенитно-ракетной системой С-300 «Фаворит». По данным Центра анализа мировой торговли оружием, отечественные производители прорабатывают возможности поставок в Бразилию бронемашин «Тигр» и готовы предоставить бразильской стороне разрешение на лицензионное производство ПЗРК «Игла-С». Кроме того, бразильские военные проявили интерес к российско-индийской крылатой ракете «Брамос» [12].

Действия бразильских властей не остались незамеченными в соседних латиноамериканских странах. В частности, в Аргентине заговорили о качественном повышении обороноспособности Бразилии на базе международного сотрудничества и модернизации национального военно-промышленного комплекса [13]. В этой связи приводились высказывания министра обороны Нелсона Жобима, который упомянул план развертывания производства в Бразилии новых видов современного вооружения, включая авиатехнику, и их экспорта в страны Латинской Америки и Африки. По общему мнению военных экспертов, южноамериканский гигант в обозримом будущем вновь может составить конкуренцию традиционным экспортерам оружия на рынках государств «третьего мира».

Но главной заботой Бразилии остается собственная армия. На ее вооружение поступят 2044 новых боевых машин пехоты (общей стоимостью 3350 млн долл.), которые выпускает компания «Iveco», являющаяся филиалом концерна FIAT. Они заменят устаревшие модели местного производства «Urutu», неплохо зарекомендовавшие себя не только в Бразилии, но и на рынках стран Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока [14]. Существуют планы запуска и других оборонных программ.

Огромные финансовые расходы, которые потребовались для преодоления негативных эффектов мирового кризиса 2008–2009 гг., поставили под вопрос полномасштабную реализацию правительственных решений в сфере национальной обороны. Кабинет Д. Руссефф был вынужден сократить военный бюджет на 4 млрд реалов (1,7 млрд евро) и «заморозить» тендер на закупку новых истребителей для бразильских ВВС. Все это может замедлить (но не остановить) процесс превращения Бразилии в мощную державу, располагающую современным ВПК и дееспособными вооруженными силами.

Внешнеполитическая повестка: вызовы и приоритеты

За время президентства Лулы в целом сформировалась повестка дня международной деятельности Бразилии, определились ключевые внешнеполитические интересы страны. По существу, это и было то политико-дипломатическое наследство, которое получила Д. Руссефф. В чем оно состояло?

Первой и главной геополитической задачей явилось сплочение южноамериканских государств, углубление двусторонних отношений с соседними странами и формирование эффективных региональных институтов, способных усилить центростремительные тенденции, придать новый импульс интеграционным процессам и повысить влияние Латинской Америки на мировой арене. Лула ориентировал Итамарати (бразильское министерство иностранных дел) и другие государственные учреждения на реализацию конкретных проектов латиноамериканского сотрудничества и достижение ясных и ощутимых результатов.

Д. Руссефф продолжила линию на сотрудничество с латиноамериканскими странами, но столкнулась с новой реальностью: углубляющимся политическим размежеванием в регионе.

Четкий политический водораздел в Латинской Америке возник, в частности, в связи с ливийским кризисом. Камнем преткновения стало принятие Совбезом ООН резолюции 1973. Раскол обозначился уже в ходе голосования в Совете Безопасности, где регион представляли два непостоянных члена – Бразилия и Колумбия. Первая воздержалась (также как и другие члены БРИК), вторая проголосовала за резолюцию. По мере углубления конфронтации в Ливии большинство латиноамериканских правительств определились по вопросу вмешательства международных сил в гражданскую войну в этой стране [15]. Против резолюции 1973 однозначно высказались восемь государств: Аргентина, Боливия, Венесуэла, Куба, Никарагуа, Парагвай, Уругвай и Эквадор. Действия западной коалиции, помимо Колумбии, поддержали Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Мексика, Панама, Перу и Чили. В этих условиях задачи, стоящие перед бразильской дипломатией в регионе, существенно усложнились.

Бразилия явилась инициатором кардинального расширения взаимодействия стран Латинской Америки с государствами Азии, Африки и Ближнего Востока. Эта линия также была продолжена (и даже усилена) новым правительством. В середине апреля 2011 г. Д. Руссефф предприняла поездку в Китай, целью которой было углубление связей с Поднебесной, потеснившей США и Аргентину и ставшей главным торговым партнером Бразилии (рис. 1).

Рис. 1. Товарооборот между Бразилией и Китаем (млрд долл.)

Источник:http://cei.mrecic.gov.ar/html/mercosur.html

В КНР Д. Руссефф провела переговоры с китайским руководством и приняла участие во встрече БРИК (точнее, БРИКС, поскольку к группе впервые присоединилась Южная Африка) и экономическом форуме в Боао («азиатский Давос») на острове Хайнань. Там она была единственным высшим представителем Латинской Америки, подчеркнув тем самым интерес деловых кругов Бразилии к рынкам Азиатско-Тихоокеанского региона. В ходе этого напряженного турне Д. Руссефф предприняла значительные усилия, чтобы убедить азиатских партнеров в стабильности экономического роста Бразилии и привлечь в страну новые крупные капиталовложения, в том числе – суверенных и инвестиционных фондов [16].

Объективная потребность в устойчивом присутствии Бразилии в Азиатско-Тихоокеанском регионе (ключевой части мира в XXI веке) не вызывает сомнений. «Поворот на восток» бразильской внешней политики, начавшийся в период президентства Лулы, должен быть и будет продолжен.

Автору этих строк уже доводилось писать о бразильско-американских отношениях в связи с визитом Б. Обамы в Бразилию в марте нынешнего года [17]. Подчеркнем, что взаимоотношения двух крупнейших государств Западного полушария в первое десятилетие XXI в. складывались непросто. В сфере торговли США рассматривали Бразилию в качестве быстро растущего конкурента, способного на ряде направлений потеснить американских производителей не только на мировом рынке, но и на рынке самих Соединенных Штатов. Отсюда – меры, ограничивающие доступ в США стали, этанола, говядины, апельсинового сока и ряда других товаров.

В международно-политической области Вашингтон был озабочен линией бразильского руководства на развитие отношений с Ираном, в частности, стремлением президента Лулы стать посредником в переговорах по вопросу иранской атомной программы. Определенные подозрения и недовольство в американском истеблишменте вызывало участие Бразилии в группе БРИК, динамичное сближение с ее членами как в многостороннем формате, так и на двустороннем уровне. Не встречало сочувствия в Вашингтоне явное стремление бразильского руководства сделать свою страну постоянным членом Совета безопасности ООН. В Белом доме такое решение, очевидно, считали преждевременным и не вполне отвечающим интересам США (с учетом растущей самостоятельности южноамериканского гиганта в мировых делах).

Приход к власти Д. Руссефф породил надежды на большее взаимопонимание и на корректировку внешнеполитического курса бразильского руководства. В частности, в Вашингтоне с удовлетворением восприняли тот факт, что в Совете ООН по правам человека в Женеве делегация Бразилии впервые за 10 лет проголосовала за предложенную США резолюцию с предложением о расследовании нарушений прав человека в Иране. Замечу, впрочем, что это изменение в бразильском подходе было связано не столько с желанием политического сближения с США, сколько с личной позицией самой Д. Руссефф, поставившей целью сделать правозащитную деятельность одним из приоритетов внешней политики своей страны [18].

Что касается бразильско-американских отношений в более широком контексте, то их эволюция предстает сложным процессом, включающим в себя как объективно существующее стремление к углублению сотрудничества, так и неизбежную конкуренцию за влияние в Латинской Америке и за позиции на мировых рынках целого ряда товаров. На обозримую перспективу камнем преткновения останется проблема постоянного членства Бразилии в Совете Безопасности ООН. В этом вопросе Д. Руссефф занимает предельно четкую позицию. По ее словам, постоянное место в СБ – «это не каприз» бразильского руководства, а требование времени, необходимость учета нового соотношения сил в мире [19].

Бразилия – Аргентина: привилегированные отношения

При всей широте международных связей Бразилии, центральное место в ее внешней политике до настоящего времени занимают соседние латиноамериканские страны, прежде всего Аргентина. Не случайно свой первый зарубежный визит Д. Руссефф предприняла в Буэнос-Айрес (уже в конце января 2011 г.), что подчеркнуло достигнутый уровень отношений между двумя странами. Важнейшим фактором, определяющим характер бразильско-аргентинского взаимодействия, является инициативное участие обеих стран в интеграционной группировке МЕРКОСУР (Общий рынок юга). Со времени подписания в 1991 г. Асунсьонского договора прошло двадцать лет, и за этот период в отношениях между Бразилией и Аргентиной произошли качественные перемены, позволяющие говорить о стратегическом характересотрудничества двух ведущих южноамериканских стран.

Безусловно, основой взаимодействия стал экспоненциальный рост торгово-экономических обменов, давший импульс развитию контактов во многих других областях. На рис. 2 видно, что в 1990–2010 гг. взаимный товарооборот вырос практически в 15 раз и приблизился к 32 млрд долл. (8% всего объема внешней торговли Бразилии).

Рис. 2. Товарооборот между Бразилией и Аргентиной (млрд долл.)

Источник: Dos siglos de economía Argentina (1810–2004); http://www.indec.gov.ar

Бразильско-аргентинское внешнеторговое и внешнеэкономическое сотрудничество превратилось в фундамент интеграционного процесса в рамках МЕРКОСУР. В отношениях между двумя соседними государствами определились главные области хозяйственного взаимодействия: энергетика, автомобильная промышленность, поставки в Бразилию продукции аргентинского АПК, закупки Аргентиной разнообразных бразильских промышленных товаров и оборудования.

Важное место в двусторонних отношениях заняло автомобилестроение. В обеих странах в первое десятилетие XXI в. производство автомобилей достигло максимальных показателей: в Бразилии – 3,7 млн машин (2010 г.), в Аргентине – около 700 тыс. (2010 г.) [20] Тут и там главными производителями были одни и те же ТНК: «Форд», «Фольксваген», «Фиат» и т.д., что позволило наладить широкую межнациональную внутрикорпоративную кооперацию. Отдельные модели выпускаются в одной из стран, но реализовываются одновременно на двух рынках, что повышает конкурентоспособность продукции. Кроме того, бразильские и аргентинские предприятия в значительной степени переориентировались в закупках запасных частей и узлов с американского и европейского рынков на соседние страны, что также обеспечивало снижение производственных издержек. Во многом именно благодаря зарубежным поставкам продукции автомобильной отрасли и других секторов индустрии удельный вес промышленных товаров высшей и средней степени технологичности в общем объеме экспорта Бразилии приближается к 50% [21].

Таким образом, две крупнейшие страны Южной Америки превратились в привилегированных хозяйственных партнеров, и это обстоятельство стратегического масштаба заложило основу для активного и многопланового политического взаимодействия Бразилиа и Буэнос-Айреса. В первом десятилетии XXI в. именно эти две страны выступили инициаторами значимых региональных экономических и политических проектов: Южноамериканского сообщества наций (2004 г.), Союза стран Южной Америки (УНАСУР, 2007 г.), Совета обороны Юга (2008 г.), Банка Юга (2009 г.).

Мировой кризис 2008–2009 гг. почти в равной мере задел и Бразилию и Аргентину, что на какое-то время затруднило поступательное развитие и расширение их сотрудничества. Бразильско-аргентинские торгово-экономические и финансовые отношения вступили в полосу непредвиденных испытаний.Однако согласованная реакция двух стран последовала очень быстро. 7–8 сентября 2008 г. (еще на ранней стадии развертывания кризиса) состоялся государственный визит аргентинского президента Кристины Фернандес де Киршнер в Бразилию, который подтвердил (и уточнил) основные сферы кумулятивных усилий двух государств, что было отражено в совместно принятой декларации [22]. В документе фигурировали:

· координация макроэкономической и отраслевой политики (в том числе в сельском хозяйстве, науке и технологии, на транспорте и в производственной инфраструктуре);

· консультации и сотрудничество в вопросах двусторонней, региональной и глобальной торговли, включая согласованные действия в рамках ВТО и «Большой двадцатки»; использование местных валют (вместо доллара США) в двустороннем товарообмене (в октябре 2008 г. эта норма «заработала» и, по оценкам, способна экономить аргентинским экспортерам порядка 500 млн долл. в год);

· сотрудничество национальных банков развития в финансировании интеграционных проектов стратегического значения;

· создание и совместная эксплуатация аргентино-бразильского искусственного спутника с целью охраны окружающей среды, изучения вопросов изменения климата и поиска природных ресурсов на дне океана;

· расширение деятельности Межнационального центра нанотехнологий с участием предпринимателей двух стран; предусматривается запуск новых проектов, выполняемых компаниями-лабораториями в областях, представляющих приоритетный интерес для обоих государств;

· реализация широкой программы в разработке новых и освоении возобновляемых источников энергии (биотопливо, энергия солнца, ветра, морских приливов и т. д.);

· одобрение 30 новых проектов сотрудничества в рамках Межнациональной комиссии в области ядерной энергии, включая строительство реакторов, утилизацию отходов и создание аргентино-бразильского предприятия по обогащению урана;

· подтверждение решения о совместном строительстве ГЭС «Гараби» и реализации других двусторонних инициатив в области гидроэнергетики;

· создание Комиссии железнодорожной интеграции (Аргентина – Бразилия – Парагвай – Чили) с целью проработки вопроса строительства и эксплуатации межокеанского железнодорожного коридора, призванного соединить бразильский атлантический порт Паранагуа с чилийским тихоокеанским портом Антофагаста;

· сотрудничество по широкому кругу вопросов в области обороны и безопасности (в текущей работе находятся 16 двусторонних проектов), включая совместные производство и модернизацию систем вооружения;

· развитие взаимодействия в сфере здравоохранения, образования, культуры и социального обеспечения.

Энергичные и во многом сходные антикризисные меры, принятые в обеих странах, сравнительно быстро выправили экономическую ситуацию, и двустороннее сотрудничество вновь стало набирать обороты. По заявлениям аргентинских лидеров, они стремились координировать антикризисную политику с Бразилией и (шире) в рамках МЕРКОСУР, чтобы «обеспечить многосторонний выход из кризиса» [23]. В пользу такого подхода высказался и Лула, который, кроме того, отметил целесообразность проведения специальной «антикризисной встречи» стран-членов МЕРКОСУР со всеми государствами группы БРИК [24].

Визит Д. Руссефф в Буэнос-Айрес послужил ориентиром дальнейшего укрепления межгосударственных связей, в том числе в сфере национальной безопасности. Непосредственно по следам бразильско-аргентинской встречи в верхах министры обороны двух стран, Нелсон Жобим и Артуро Пуриселли, в середине февраля в Буэнос-Айресе подписали соглашение о формировании общей промышленной инфраструктуры вооруженных сил [25]. По существу, речь идет о постепенной интеграции бразильского и аргентинского ВПК.

Таким образом, в настоящее время взаимодействие двух стран носит исключительный характер и (без преувеличения) имеет для них приоритетное стратегическое значение.

Опираясь на сотрудничество с Аргентиной и рядом других государств Латинской Америки, углубляя взаимодействие в рамках БРИКС, расширяя двусторонние связи с КНР, Бразилия последовательно наращивает международный вес. И этот курс в основных чертах продолжает правительство Д. Руссефф.

Примечания:

[1] Подробнее см.: Окунева Л.С. Дилма Руссефф – первая женщина-президент в истории Бразилии. – Латинская Америка, 2011, № 1, с. 27-40.

[2] Под внешнеполитическими ресурсами в политологии понимается совокупность факторов «жесткой» и «мягкой» силы государства, которые могут быть использованы для проведения целенаправленных действий и достижения желаемых результатов на международной арене. (См., например: Никонов В.А. Ресурсы и приоритеты внешней политики Российской Федерации. – Современные международные отношения и мировая политика. (Отв. редактор А.В. Торкунов). М., «Просвещение», 2004, с.712-742).

[3] Подробнее об этом см. на сайте «Перспективы»: Яковлев П.П. Бразилия: поступь восходящего гиганта.

[4] В число 500 крупнейших мировых корпораций (Fortune 500) входят следующие бразильские компании и банки: «Petrobras» (54-е место), «Itaúsa-Investimentos Itaú» (117-е), «Banco Bradesco» (135-е), «Banco do Brasil» (148-е), «Vale» (363-е место).

[5] http://www.thyssenkrupp-csa.com.br/index2.htm

[6] Содружество португалоязычных стран (CPLP) было образовано в 1996 г. В настоящее время в него входят Ангола, Бразилия, Восточный Тимор, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Мозамбик, Португалия, Сан-Томе и Принсипи. Наблюдателями являются Экваториальная Гвинея, Маврикий и Макао. Каждые два года члены CPLP проводят встречи глав государств и правительств. Последний такой саммит (восьмой по счету) состоялся в столице Анголы Луанде 23 июля 2010 г. – http://www.cplp.org/id-1860/aspx

[7] El camino propio del gigante sudamericano. – http://www.almanamagazine.com/

[8] BrandZ Top 100/ - http://www.brandz.com/output/

[9] El País. Madrid, 8.01.2008.

[10] El País. Madrid, 13.09.2009.

[11] http://stats-secretar.ru/07.12.2010

[12] Россия на LAAD-2011. – http://rus.ruvr.ru/2011/04/12/88848816521html

[13] Clarín. Buenos Aires, 13.09.2009

[14] http://www.eldiarioexterior.com/04.04.2010

[15] Подробнее см.: Malamud Carlos. América Latina frente al conflicto libio: respuestas a la Resolución 1973. // Real Instituto Elcano, ARI 62/2011. – http://www.realinstitutoelcano.org/

[16] Discurso da Presidenta da Republica, Dilma Rousseff, na cerimônia de encerramento do Seminario Empresarial Brasil-China: Para Além da Complementaridade. Pequim-China, 12 de abril de 2011. – http://www.presidencia.gov.br/

[17] См. на портале «Перспективы»: Яковлев П.П. Латиноамериканская политика Б. Обамы (по итогам поездки в Бразилию, Чили и Сальвадор).

[18] http://www.presidencia.gov.br/

[19] Rousseff: la reforma del Consejo de Seguridad “no es un capricho” de Brasil. – http://www.infolatam.com/2011/04/20/

[20] Banco do Brasil. Indicadores Econômicos, 27.04.2011. - http://www.bcb.gov.br/

[21] Banco do Brasil. Relatorio Annual 2008, vol. 44, p. 118.

[22] Declaración Conjunta. Visita de Estado a Brasil de la Presidenta de la República Argentina, Cristina Fernández de Kirchner. – http://www.mrecic.gov.ar/portal/novedades/ccargbra080908.html

[23] http://www.infobae.com/notas/10/10/2008

[24] Clarín. 2008.10.10.

[25] Brasil y Argentina impulsan industria militar conjunta. – http://www.negociosenelsur.com/


Читайте также на нашем портале:

«Феномен женского лидерства в странах Латино-Карибской Америки» Наиля Яковлева

«XXI век – эпоха новых гигантов? (Рецензия на книгу: «Бразилия – экономическая сверхдержава?»)» Анна Проценко

«Латиноамериканская политика Б. Обамы (по итогам поездки в Бразилию, Чили и Сальвадор)» Петр Яковлев

«Бразилия: поступь восходящего гиганта» Петр Яковлев

«Латинская Америка: меняющийся облик» Петр Яковлев

«Страны БРИК: на пути к новой экономической модели» Михаэль Либиг

«БРИК как новая концепция многовекторной дипломатии» Круглый стол МГИМО


Опубликовано на портале 19/05/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика