Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Латиноамериканская политика Б. Обамы (по итогам поездки в Бразилию, Чили и Сальвадор)

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Петр Яковлев

Латиноамериканская политика Б. Обамы (по итогам поездки в Бразилию, Чили и Сальвадор)


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Латиноамериканская политика Б. Обамы (по итогам поездки в Бразилию, Чили и Сальвадор)

Долгие годы Вашингтон считал Латинскую Америку своим «задним двором». Но эти времена канули в Лету. Теперь США приходится самим адаптироваться к динамично меняющемуся политическому климату в регионе, что с очевидностью показало недавнее турне президента Б.Обамы по ряду латиноамериканских стран.

Поездка президента Барака Хусейна Обамы в Бразилию, Чили и Сальвадор была призвана хотя бы частично заполнить политический вакуум, образовавшийся в отношениях между двумя Америками в последние годы. В самом деле, за время пребывания у власти Б. Обама совершил 34 зарубежных поездки, и только три из них – к своим южным соседям (две в Мексику и одну в Тринидад и Тобаго, для участия в Саммите Америк), пробыв в общей сложности на латиноамериканской земле менее 72 часов [1]. Очевидно, что огромный район мира, ведущие государства которого четко продемонстрировали желание и способность говорить на мировой арене собственным голосом и далеко раздвинули горизонты своих международных связей, заслуживает большего внимания со стороны США.

Нынешний визит хозяина Белого дома носил символический характер, поскольку состоялся в год 50-летия провозглашения президентом Дж. Кеннеди программы «Союз ради прогресса» (13 марта 1961 г.) – самой масштабной и широко разрекламированной инициативы Вашингтона в двухсотлетней истории его отношений со странами Латинской Америки. На это прямо указал сам Б. Обама, огласив в конце января 2011 г. намерение «выковывать новые союзы для прогресса в Америках» [2]. Как и полвека назад, Соединенные Штаты стоят перед необходимостью перезагрузить межамериканский диалог, наполнить его качественно новым содержанием, которое бы одновременно отвечало интересам латиноамериканских государств и сохраняло рычаги экономического и политико-дипломатического воздействия Вашингтона на ситуацию в регионе. Задача, надо сказать, непростая.

«Эффект Обамы»

Латиноамериканская политика республиканской администрации Дж. Буша-мл. почти единодушно оценивается экспертами как провальная [3]. Напомню ее основные «болевые точки»:

· негативная позиция Мексики и Чили (в тот момент – непостоянных членов Совета Безопасности ООН) в отношении планов США осуществить вооруженное вторжение в Ирак;

· «левая волна» в Латинской Америке и приход к власти антиамериканских режимов во главе с президентом Венесуэлы Уго Чавесом – непримиримым критиком политики Дж. Буша-мл.;

· отказ ведущих латиноамериканских стран поддержать план Белого дома по созданию зоны свободной торговли «от Аляски до Огненной Земли» (проект АЛКА);

· «мертвый узел» в отношениях с Кубой, требования латиноамериканцев положить конец политике экономической блокады острова, проводимой Вашингтоном;

· обострение проблемы нелегальной эмиграции в США из Мексики и ряда центральноамериканских и карибских стран;

· неудачи стратегии полного «удушения» колумбийских и мексиканских наркокартелей, продолжающих поставки наркотиков на американский рынок;

· усиление экономических и политических позиций в латиноамериканском регионе стратегических конкурентов США, в первую очередь Китая;

· рост самостоятельности ведущих стран Латинской Америки на международной арене, их четко выраженное стремление говорить с Вашингтоном «на равных».

В результате всех этих провалов и неудач новая демократическая администрация Белого дома столкнулась в Латинской Америке с лавиной проблем, на решение которых у Вашингтона, капитально застрявшего в Афганистане и Ираке и переживавшего острейший финансово-экономический кризис, не было ни времени, ни сил.

Замечу, что в большинстве стран Латинской Америки избрание Б. Обамы было воспринято положительно. Возник своего рода парадокс, на который обратил внимание видный политический деятель Чили (в прошлом министр в трех правительствах) Серхио Битар. Он писал, что при повсеместных негативных и критических оценках политики США отношение латиноамериканцев лично к новому хозяину Белого дома было, как правило, сугубо позитивным. Более того, очень скоро Б. Обама стал самым популярным иностранным лидером, стабильно занимая первые места во всех рейтингах. Согласно опросам общественного мнения, проведенным региональным агентством «Latinobarómetro» в июле 2010 г., уровень его популярности превышал 70% [4]. В чем причина такого феномена? По мнению С. Битара, латиноамериканцам импонировал образ Б. Обамы как политика новой формации, не связанного с традиционным истеблишментом, близкого к простым людям и сумевшего в трудной борьбе победить сильных представителей старых вашингтонских элит. Так сложился имидж «тефлонового президента» («эффект Обамы»), к которому «не прилипают» негативные проявления его собственной внешней политики [5].

Деликатность положения Б. Обамы состояла в срочной необходимости разбирать завалы, оставленные администрацией Дж. Буша-мл. как внутри страны, так и на мировой арене. При всей сложности вопросов, накопившихся в межамериканских отношениях, они не выдерживали сравнения со взрывоопасными ситуациями и конфликтами, с которыми Белый дом имел дело на Большом Ближнем Востоке и в других районах мира, а также (на фоне финансового кризиса) в собственной стране. Поэтому Латинская Америка не фигурировала в списке абсолютных приоритетов внешней политики Вашингтона. Однако Б. Обаме и его команде была ясна неизбежность существенной корректировки латиноамериканского курса, чтобы сбросить с плеч новой администрации груз проблем, унаследованных от республиканцев, нейтрализовать негативные эффекты, нащупать сферы общих интересов и возможного сотрудничества с южными соседями.

Контуры новых отношений

Пауза в межамериканских отношениях после победы Б. Обамы на выборах продолжалась несколько месяцев. За это время между США и Латинской Америкой, постепенно накапливаясь, образовался круг вопросов, составивших проблемное поле.

Центральное место заняла тема мирового финансово-экономического кризиса и его последствий для стран региона. Латиноамериканцы не без оснований возложили вину за кризисные потрясения на Вашингтон, чья ошибочная кредитно-денежная политика привела к возникновению громадных финансовых пузырей и послужила спусковым крючком длинной цепочки глобальных экономических провалов. Кризис гулким эхом отозвался в Латинской Америке как раз в тот момент, когда большинство стран региона находились в фазе хозяйственного подъема и демонстрировали впечатляющие успехи в промышленном развитии, внешней торговле и государственных финансах. Кроме того, укреплялись демократические институты, наметился прогресс в решении острейших социальных проблем. И все это зашаталось под влиянием глобальных потрясений.

Другая группа проблем, осложняющих межамериканские отношения, связана с перестройкой существующего миропорядка, формированием институтов глобального регулирования. Три латиноамериканские страны (Аргентина, Бразилия, Мексика) входят в состав «Большой двадцатки», как раз и призванной выработать новый алгоритм международного взаимодействия, – в том числе для предотвращения очередных кризисов или, как минимум, ослабления их разрушительных эффектов. Однако до настоящего времени в формате «двадцатки» США и латиноамериканские страны не сумели отладить работающий механизм взаимодействия. Помимо этого, отсутствуют консультации по вопросам глобального регулирования с государствами региона, не входящими в «двадцатку», что практически исключает их из процесса складывания нового мироустройства [6]. Эксперты отмечают недовольство латиноамериканцев низким уровнем их участия в переговорах о реформе ООН, Международного валютного фонда, Всемирного банка и т.д. В целом страны Латинской Америки не устраивает то, что Вашингтон в консультациях с ними делает упор на региональных вопросах, избегая подключать южных соседей к решению ключевых глобальных проблем.

Наконец, третья тема – деятельность созданной еще в 1948 г. под эгидой США (со штаб-квартирой в Вашингтоне) Организации американских государств, которая также не удовлетворяет латиноамериканцев. Отсюда настойчивые попытки создания различных региональных организаций без участия северного соседа. По-видимому, страны Латинской Америки заинтересованы в том, чтобы придать ОАГ характер института, занимающегося укреплением в регионе демократических порядков, но так, как это понимают сами латиноамериканцы, то есть без политического диктата Соединенных Штатов.

Таковы вкратце общие претензии стран Латинской Америки к США. Кроме того, у отдельных государств и групп государств существуют свои «болевые узлы» и специфические разногласия с Вашингтоном, которые расширяют спектр трений и разногласий в системе межамериканских отношений.

Как реагировал на эти вызовы Белый дом?

17–19 апреля 2009 г. в карибском островном государстве Тринидад и Тобаго состоялся очередной, пятый по счету, Саммит Америк, на котором присутствовали главы государств и правительств 34 стран Западного полушария, занимающих территорию около 40 млн км2 с населением порядка 910 млн человек [7]. На этом представительном форуме Б. Обама имел уникальную возможность встретиться с лидерами почти всех латиноамериканских стран (за исключением Кубы, которая не участвовала в саммите) и сформулировать основные идеи политического курса нынешней администрации Белого дома к югу от Рио-Гранде [8].

В ходе саммита президент США провозгласил новую политику Вашингтона в Латинской Америке, смысл которой сводится к «равноправному сотрудничеству»и готовности к диалогу со всеми странами региона, включая наиболее давних и непримиримых оппонентов. Признав, что в прошлом Вашингтон совершал ошибки в своей политике в регионе, Б. Обама заявил: «Я приехал сюда не для того, чтобы спорить о прошлом, а для того, чтобы говорить о будущем» [9].

Поездка президента по трем странам Латинской Америки в марте 2011 г. была, по замыслу Вашингтона, прямым продолжением этого разговора.

Ось Вашингтон – Бразилиа: пределы возможного

«Отношения между Бразилией и США отмечены печатью взаимного недоверия», – писала накануне приезда Б. Обамы влиятельная бразильская газета «O Globo» [10]. Действительно, взаимоотношения двух крупнейших государств Западного полушария в первое десятилетие XXI века складывались, мягко говоря, непросто. Отмечу главные области расхождений.

В сфере торговли США (не без веских на то оснований) рассматривали Бразилию в качестве быстро растущего конкурента, способного в отдельных секторах потеснить американских производителей не только на мировом рынке, но и в самих Соединенных Штатах. Отсюда – меры, ограничивающие доступ в США стали, этанола, говядины, апельсинового сока и ряда других товаров, что вызывало протесты бразильских экспортеров.

В международно-политической области Вашингтон был крайне озабочен развитием отношений Бразилии с Ираном, в частности, стремлением президента Лулы стать посредником в переговорах по вопросу иранской атомной программы. Определенные подозрения и даже глухое недовольство в американском истеблишменте вызывало участие Бразилии в группе БРИК и ее динамичное сближение с членами этой группы как в многостороннем, так и двустороннем форматах. Не встречало сочувствия в Вашингтоне явное стремление бразильского руководства сделать свою страну постоянным членом Совета Безопасности ООН. В Белом доме такое решение, очевидно, считали преждевременным и не вполне отвечающим стратегическим интересам США (с учетом растущей самостоятельности южноамериканского гиганта в мировых делах).

Повестка переговоров, которые провел Б. Обама в Бразилии, была достаточно насыщенной и потребовала от обеих сторон тщательной подготовки. Президент США просто не мог себе позволить не добиться положительного результата. Тактически американская дипломатия возлагала надежды на нового президента Бразилии – Дилму Руссеф (сменившую неуступчивого Лулу), которой могло быть выгодно начать свое президентство с заключения важных соглашений с Соединенными Штатами. На это обстоятельство, в частности, прямо указывала газета «The New York Times» (в статье под красноречивым названием «Мистер Обама, встречайте новую Бразилию»), отметившая, что политика вновь избранного бразильского лидера «открывает окно возможностей», поскольку «более соответствует интересам США», чем курс ее предшественника [11]. «Визит Обамы – это исторический шанс для улучшения отношений между Бразилией и США», – вторила американским коллегам «O Globo» [12]. (Замечу, что Б. Обама стал девятым по счету президентом США, посетившим Бразилию за всю историю двусторонних отношений).

Встреча президентов двух стран носила особый характер. Во-первых, они представляли две крупнейшие демократии Западного полушария с общим населением более 500 млн человек и две крупнейшие экономики этой части мира с совокупным ВВП порядка 15 трлн долл. Во-вторых, за стол переговоров сели, с бразильской стороны, женщина, с американской – афро-американец. В-третьих, и это главное, визит состоялся на фоне качественного изменения в американо-бразильских торговых связях: США утратили многолетнюю роль главного торгового партнера Бразилии, уступив свое место Китаю.

Б. Обама и Д. Руссеф провели рабочую встречу 19 марта в президентском дворце «Planalto» в бразильской столице. Вот основные темы состоявшихся переговоров [13]:

· необходимость укрепления экономического взаимодействия двух стран в таких сферах, как торговля, инвестиции, изменение мирового климата, защита окружающей среды и обеспечение устойчивого развития;

· переход к стратегическому диалогу в области энергетики. Президенты приняли решение о создании межнациональной рабочей группы, которая сфокусирует усилия сторон на сотрудничестве в глубоководной добыче углеводородов, производстве биотоплива, развитии возобновляемых источников энергии, использовании мирного атома;

· укрепление демократии, защита прав человека, создание рабочих мест и обеспечение «социального включения» основных масс населения. Продвижение этих принципов и ценностей, по мнению лидеров США и Бразилии, должно стать «краеугольным камнем их внешних политик»;

· взаимодействие в области науки и высоких технологий (прежде всего в сельском хозяйстве, медицине, энергетике, мирном использовании космического пространства), расширение обменов в сфере высшего образования на основе частно-государственного партнерства;

· углубление отношений в военной сфере на базе подписанного в 2010 г. американо-бразильского соглашения, которое предусматривает проведение совместных маневров, обмен разведывательной информацией, сотрудничество в ликвидации последствий природных катаклизмов.

По завершении переговоров во время официального завтрака президенты обменялись речами, содержание которых отразило ключевые интересы каждой из стран в контексте двусторонних отношений. Для Д. Руссеф главным остается дальнейшее повышение роли Бразилии в мировой политике, усиление ее влияния на процессы формирования механизмов глобального регулирования, укрепление позиций в МВФ и Всемирном банке, превращение страны в нового постоянного члена СБ ООН. Президент США, со своей стороны, сделал акцент на необходимости расширения американо-бразильских экономических связей [14].

В тот же день Б. Обама выступил в штаб-квартире Национальной конфедерации промышленников на встрече бразильских и американских представителей деловых кругов, где продолжил и конкретизировал тему торгово-экономического сотрудничества. «Много раз говорили, что у Бразилии большое будущее, – подчеркнул президент, – и вот сейчас это будущее настало». Глава Белого дома признал, что бразильская нация заняла собственное место в глобальной экономике, и поделился с предпринимателями своим видением перспектив хозяйственного сотрудничества двух стран. С его точки зрения, упор следует сделать на расширение торговли, а также на взаимодействие в сфере энергетики, производственной инфраструктуры и образования. Особый интерес президент проявил к недавно открытым на шельфе Бразилии огромным запасам углеводородов и заявил, что США хотели бы стать первыми покупателями бразильской нефти [15].

Таким образом, Б. Обаму в первую очередь интересовало использование растущего хозяйственного потенциала бразильского государства в целях ускорения экономического развития Соединенных Штатов, которые в условиях обострения международной конкуренции нуждаются в новых рынках и ресурсных источниках. При этом американский лидер не стал брать на себя твердых обязательств по политической поддержке претензий Бразилии на место постоянного члена СБ ООН, что не могло не разочаровать лично Д. Руссеф и бразильский истеблишмент в целом.

По итогам этого визита Б. Обама и Д. Руссеф не провели (как это обычно принято) совместной пресс-конференции – по мнению наблюдателей, чтобы избежать «неудобных вопросов» и не ставить друг друга в неловкое положение [16].

Чили: успехи «латинского тигра» и «новое партнерство»

Чили, второй пункт турне американского президента, выделяется даже на общем благоприятном латиноамериканском фоне. За последние два десятилетия страна добилась бесспорных успехов на пути модернизации своей экономики (получив наименование «латинского тигра»), ощутимого улучшения социальной обстановки и укрепления демократического и конституционного строя [17]. Раньше других государств Латинской Америки она взяла на вооружение модель перехода к информационному обществу и успешно формирует национальный инновационный комплекс, меняющий традиционно сырьевой облик народного хозяйства.

Чили – бесспорный региональный лидер в углублении и диверсификации международных торгово-экономических связей. Страна заключила соглашения о свободной торговле с ведущими центрами мировой экономики, включая США и Евросоюз, первой в Латинской Америке установила партнерские отношения в Азиатско-тихоокеанском регионе, является (с 1994 г.) активным членом АТЭС. Занимая место непостоянного члена СБ ООН в начале 2003 г., чилийская делегация воспрепятствовала принятию англо-американской резолюции по Ираку, санкционировавшей начало военной оккупации этой страны под эгидой Объединенных Наций. С другой стороны, Чили неоднократно участвовала в миротворческих операциях под флагом ООН, оказывала реальную помощь проблемным странам (как это было, например, в Гаити после политических катаклизмов и крупнейшего землетрясения).

Успехи чилийской нации в развитии экономики и социально-политической сфере показали пример сбалансированного решения проблем, стоящих перед многими (не только латиноамериканскими) развивающимися государствами, и получили широкое международное признание. Не случайно Чили стала первой страной Южной Америки, принятой в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в качестве ее 31-го члена. Соответствующее соглашение было подписано в Сантьяго 11 января 2010 г. чилийским министром финансов Андресом Веласко и генеральным секретарем ОЭСР Анхелем Гурриа [18]. Новый международный статус чилийского государства формально зафиксировал качественные сдвиги, происшедшие в этой стране, подчеркнул ее новую роль на мировой арене.

Политическому сближению с США способствовала победа на последних президентских выборах и приход к власти (11 марта 2010 г.) кандидата правых сил Себастьяна Пиньеры, сменившего на этом посту представительницу левой коалиции «Concertación» Мишель Бачелет.

Именно чилийскую столицу выбрал Б. Обама для того, чтобы обратиться с программным внешнеполитическим посланием, адресованным всей Латинской Америке.

Ключевая мысль речи американского президента, произнесенной 21 марта в культурном центре президентского дворца «La Moneda», –новая эра партнерства США и Латинской Америки. Признав, что межамериканские отношения в прошлом «иногда были очень шаткими и порой сложными», Б. Обама призвал извлечь уроки из истории и «не попадать в ее ловушки». В порядке самокритики президент признал долю ответственности американского общества, являющегося крупнейшим потребителем наркотиков, за обострение проблемы наркоторговли. Характеризуя в целом состояние дел в Западном полушарии, глава Белого дома подчеркнул: «Нет старших партнеров и нет младших партнеров, есть равноправные партнеры». Речь сопровождалась многочисленными реверансами в сторону латиноамериканских стран. Б. Обама характеризовал их как «демократичные», «растущие», вносящие вклад в «глобальное процветание» и «гордые достигнутым прогрессом». В конкретном плане американский лидер подтвердил готовность подписать новые соглашения о свободе торговли с отдельными странами региона, поставил задачу увеличения обмена студентами между США и Латинской Америкой (до 100 тыс. с каждой стороны) и дал «зеленый свет» сотрудничеству с Чили в области мирного использования атомной энергии. Ничего кардинально нового не было сказано по поводу прекращения экономической блокады Кубы, на чем настаивают практически все латиноамериканские государства [19].

Основные тезисы выступления Б. Обамы в Сантьяго повторяют его декларации, сделанные в 2009 г. на Саммите Америк. О чем это говорит? На мой взгляд, можно констатировать три момента. Во-первых, принципиально новых идей для Латинской Америки у вашингтонской администрации за прошедшее время не нашлось. Во-вторых, Белый дом в контексте межамериканских отношений явно делает крен в сторону торгово-экономического взаимодействия, рассчитывая использовать ресурсы и рынки региона в глобальной конкуренции. В-третьих, в отношениях США с ведущими латиноамериканскими странами окончательно ушел в прошлое патернализм. По-видимому, курс этих стран на самостоятельную роль в мировых делах прошел точку невозврата, и отныне климат в межамериканских делах будет в решающей степени определяться не доминированием одной державы, а сопряжением национальных интересов различных (и разных) государств.

Замечу, что программное выступление президента и в целом результаты его турне вызвали в чилийских политических кругах неоднозначную реакцию. Причем это было характерно даже для членов правящей правой коалиции «Alianza por Chile». Так, сенатор от партии «Renovación Nacional» Альберто Эспина определил визит как «в огромной степени успешный», а другой правый политик – сенатор от «Unión Demócrata Independiente» Эрнан Лараин отметил нехватку конкретных предложений, что, по его мнению, чревато разочарованиями [20]. Еще резче высказались политики-оппозиционеры. В частности, сенатор Хорхе Писаро (представитель «Concertación») заявил: «Это был очень громкий визит, но он принес мало результатов. К сожалению, не были затронуты темы, которые нас интересуют». Сенатора поддержал депутат-социалист Освальдо Андраде: «Это было шоу. Много шума из ничего» [21].

Центральная Америка – узел сложных проблем

Выбор Сальвадора в качестве третьего, заключительного пункта латиноамериканского турне Б. Обамы удивил многих экспертов. С их точки зрения, было бы логичнее посетить, например, Колумбию, которая стала важным союзником Вашингтона в борьбе с наркотрафиком и демонстрирует сравнительно высокие темпы роста экономики и готовность к дальнейшему политическому и торгово-экономическому сближению с США.

На самом деле решение в пользу Сальвадора было глубоко продуманным и вписывалось в новую схему межамериканского взаимодействия, неоднократно продекларированную главой Белого дома.

Волей обстоятельств Сальвадор оказался в эпицентре событий и проблем, характерных для всего центральноамериканского региона [22]. 15 марта 2009 г. на президентских выборах в этой самой маленькой континентальной стране Латинской Америки одержал победу кандидат Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти (FMLN), независимый журналист левого толка Маурисио Фунес. Электоральный триумф левой оппозиции, которая еще в 1990-х годах отказалась от вооруженной борьбы и трансформировалась в политическую партию, прервал траекторию почти двадцатилетнего правления правого Националистического республиканского альянса (ARENA) и открыл новую страницу в истории этого государства. В Вашингтоне сочли, что диалог с левым президентом будет полезен Белому дому, поскольку продемонстрирует «политическую широту» американского президента и его готовность садиться за стол переговоров с самими разными партнерами. Но были и другие, более прагматические соображения.

Победив на выборах, руководство FMLN оказалось в тисках острых социальных проблем, накопившихся за годы правления правительств ARENA. С одной стороны, страна сделала шаг вперед в экономическом развитии, в 2006 г. вошла в Центральноамериканское соглашение о свободной торговле с США (CAFTA). С другой, хозяйственная модернизация не была подкреплена крайне необходимыми социальными реформами, что обернулось ростом неравенства, критически высокой безработицей, всплеском преступности и массовой нелегальной эмиграцией.

Последствия этих явлений напрямую затронули национальные интересы США. Во-первых, по имеющимся оценкам, в Соединенных Штатах проживает свыше 2 млн сальвадорцев (вторая по численности латиноамериканская диаспора после мексиканской), причем подавляющее большинство – на нелегальных основаниях. Во-вторых, разгул преступности (в Сальвадоре насчитывается 9 тыс. уличных банд) не только грозит дестабилизацией обстановки в стране, но и провоцирует «экспорт» криминала в США, где сальвадорские уголовники вливаются в ряды местной организованной преступности, особенно в штатах Техас и Калифорния. В-третьих, преступная среда активно используется международными наркокартелями для расширения своих операций, что может свести на нет усилия спецслужб Вашингтона в борьбе с наркотрафиком в Мексике и Центральной Америке.

Что предложил Б. Обама Сальвадору, а следовательно, и всем другим центральноамериканским государствам?

Американский лидер выдвинул ряд идей, способных, по его мнению, вызвать положительную реакцию в этой части Латинской Америки. Во-первых, он объявил о включении Сальвадора в число стран-участниц программы «Сотрудничество для роста» (Partnership for Growth). Во-вторых, было обещано в течение пяти лет выделить центральноамериканским государствам 200 млн долл. на цели укрепления безопасности и борьбы с наркотрафиком и организованной преступностью. В-третьих, была упомянута тема международной миграции и положения иммигрантов из Латинской Америки в США. Но этот чрезвычайно важный для сальвадорцев сюжет не получил достаточного развития, поскольку в юридическом плане последнее слово остается за американским конгрессом [23].

Итоги визита американского президента оставили в Сальвадоре чувство неудовлетворенности. Конечно, в заявлениях президента М. Фунеса и некоторых других официальных лиц (в силу их положения) прозвучали бодрые ноты. Но подавляющее большинство сальвадорских политиков, бизнесменов, журналистов и представителей экспертного сообщества скептически отзывались о практических результатах визита. Например, один из руководителей FMLN, председатель Законодательной ассамблеи Сигфридо Рейес прямо констатировал: «Результат (визита Б. Обамы – П.Я.) скромный и ограниченный» [24]. С ним согласился его политический противник, бывший министр финансов Мануэль Энрике Индс, отметивший, что приезд Б. Обамы был не больше чем «визит вежливости» [25].

В известном смысле в Сальвадоре повторилась чилийская история: конкретные результаты переговоров Б. Обамы явно не соответствовали тем завышенным ожиданиям, которые породила поездка американского президента в Латинскую Америку.

Время подводить итоги

50 лет назад с помощью инициативы «Союз ради прогресса» Соединенным Штатам удалось достичь двух главных целей: придать ускорение социально-экономическому развитию стран Латинской Америки и благодаря этому снизить в регионе демонстративный эффект Кубинской революции. Но действия в рамках «Союза» (программы торгово-экономического сотрудничества) были лишь частью политического курса Вашингтона, направленного на сохранение своего доминирующего положения на латиноамериканском пространстве. Арсенал политики США включал не только экономическое содействие странам региона, но и экспансию американских ТНК, активные операции спецслужб, блокаду Кубы, организацию военных переворотов, поддержку диктаторских режимов. Латиноамериканские государства прошли большой и сложный путь, прежде чем ощутимо нарастили собственный экономический потенциал, укрепили национальный суверенитет и, в конечном счете, вышли из-под жесткой политической опеки Вашингтона. И возвращаться туда мало кто из латиноамериканцев хочет.

Нынешний визит Б. Обамы показал, что повестка дня и содержание межамериканских отношений кардинальным образом (и, видимо, бесповоротно) меняются. Сейчас ведущие латиноамериканские страны в диалоге с США интересует беспрецедентно широкий круг вопросов, многие из которых выходят за рамки Западного полушария. Назову приоритетные темы, которые, с точки зрения латиноамериканцев, в обозримом будущем должны занять центральное место в межамериканском партнерстве:

· выработка действенных мер по предотвращению мировых финансовых кризисов;

· полноценное участие латиноамериканцев в формировании институтов и механизмов глобального регулирования;

· создание новых зон свободной торговли между США и странами Латинской Америки (преимущественно на двустороннем уровне);

· взаимодействие в области развития традиционных секторов энергетики, включая атомную, и охраны окружающей среды (в том числе сохранения лесов и источников пресной воды);

· сотрудничество в сфере высоких технологий и в приоритетных инновационных отраслях: био- и нанотехнологии, аэрокосмическая промышленность, производство альтернативных видов энергии;

· укрепление в регионе демократических порядков и институтов гражданского общества;

· нормализация проблем, связанных с трансграничными миграциями;

· передача латиноамериканским странам передовых методов высшего образования и профессионального обучения;

· оздоровление обстановки вокруг Кубы (главное – полное снятие американской экономической блокады);

· реализация масштабного международного проекта хозяйственного восстановления Гаити (после постигшего эту страну разрушительного землетрясения).

По ряду позиций интересы Латинской Америки и Соединенных Штатов, очевидно, совпадают. В других случаях потребуются немалые дипломатические усилия обеих сторон, чтобы устранить сохраняющиеся разногласия и выйти на позитивный внешнеполитический результат.

Вместе с тем сама стилистика поездки американского президента показала, что в Вашингтоне перестали воспринимать Латинскую Америку как одно целое. Повестка дня на переговорах с Бразилией и Чили почти ничего общего не имела с темами, которые обсуждались в Сальвадоре. Как отмечал в своем анализе бывший мексиканский министр иностранных дел Хорхе Кастаньеда, Мексика, а также центральноамериканские и карибские страны – это «другая Латинская Америка», все еще сильно зависящая от Соединенных Штатов [26]. В рамках латиноамериканского курса правительства демократов неизбежно будут существовать различные подходы к отдельным странам и группам стран, что отражает растущую политическую и социально-экономическую многоликость региона.

Визит Б. Обамы в Латинскую Америку прошел на фоне начавшейся военной операции коалиционных сил стран Запада против режима ливийского лидера Муаммара Каддафи. Выступая в Сантьяго, Б. Обама провел параллели между Латинской Америкой и Большим Ближним Востоком, назвав переход от военных диктатур к демократиям в латиноамериканских странах возможным (и желательным) сценарием для арабских государств, погрузившихся в социально-политические кризисы в результате народных выступлений. В то время, когда американский президент призывал латиноамериканцев к равноправному партнерству, вооруженные силы государств-членов НАТО обрушили ракетно-бомбовые удары на верные М. Каддафи войска, остановив их наступление на противников диктатора.

В латиноамериканском регионе такой поворот событий понравился далеко не всем. Не случайно в СБ ООН Бразилия (совместно с Китаем, Индией, Россией и Германией) воздержалась при голосовании за резолюцию, санкционировавшую силовые действия западной коалиции. Более того, уже после начала операции коалиционных сил против режима М. Каддафи МИД Бразилии выступил с заявлением, призывающим к прекращению огня, поскольку продолжение боевых действий создавало угрозу мирному населению.

Итоги латиноамериканского турне Б. Обамы, совпавшие с трагическими событиями вокруг Ливии, лишний раз обнаружили в межамериканских отношениях довольно устойчивые политические расхождения. Для их устранения Вашингтон пока не находит эффективных решений.


Примечания:

[1] Inés Esteban. El perfil bueno de América Latina. – http://www.fp-es.org/

[2] El Mercurio. Santiago de Chile, 26.01.2011.

[3] Подробнее см.: Латинская Америка в современной мировой политике. М., 2009, гл. 1.

[4] Andrés Oppenheimer. El “efecto Obama” en Latinoamérica. – http://www.elcolombiano.com/4/07/2010/

[5] Sergio Bitar. Obama’s Visit to Latin America: A view from the South. – Inter-American Dialogue, March 2011, p. 1, 2.

[6] Sergio Bitar. Op. cit., p. 6, 7.

[7] 5 Cumbre de las Américas 1994-2009. Indicadores seleccionados. Naciones Unidas, CEPAL, 2009, p. 8.

[8] Подробнее см.: В.П. Сударев. США после выборов: перспективы нового латиноамериканского курса. – Латинская Америка, 2009, № 7.

[9] Remaks by the President at the Summit of the Americas opening Ceremony. – http://www.whitehouse.gov/

[10] O Globo. Rio de Janeiro, 18.03.2011.

[11] Julia Sweig, Matias Spektor. Mr. Obama, Meet the New Brazil. – The New York Times, 18.03.2011.

[12] O Globo, 16.03.2011.

[13] The United States and Brazil: Tha Fact Sheets. – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/03/19/

[14] Remarks by President Obama and President Rousseff of Brazil in Basilia, Brazil. – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/03/19/

[15] Na CNI, Obama diz que Brasil conquistou espaço na economía global. – http://tools.folha.com.br/

[16] Antonio Caño. Las fricciones oscurecen los acuerdos en el encuentro entre Obama y Rousseff. – El País. Madrid, 19.03.2011.

[17] Подробнее см.: Чилийская модель: ее преимущества и риски (мандат М. Бачелет). М., 2009.

[18] El Mercurio, 12.01.2010.

[19] President Obama’s Santiago Speech: “The Latin America That I See Today”. – http://www.whitehouse.gov/blog/2011/03/22/

[20] Alianza discrepa en su evaluación de la visita de Obama. – La Nación. Santiago de Chile, 22.03.2011.

[21] Concertación consideró “poco relevante y un show” visita de Obama. – La Nación, 22.03.2011.

[22] Подробнее см.: М.Л. Чумакова. Сальвадор: на пороге перемен. – Латинская Америка, 2009, № 5.

[23] Remarks by President Obama and President Funes of El Salvador in Joint Press Conference. – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/03/22/

[24] http://www.elsalvador.com/22/03/2011/

[25] http://www.elsalvador.com/23/03/2011/

[26] Jorge Castañeda. El viaje de Obama y América Latina. – El País, 23.03.2011.


Читайте также на нашем сайте:

«XXI век – эпоха новых гигантов?» (Рецензия на книгу: «Бразилия – экономическая сверхдержава?») Анна Проценко

«Бразилия: поступь восходящего гиганта» Петр Яковлев

«Эффект джаза»: мировой кризис и Латинская Америка» Петр Яковлев

«Латинская Америка: меняющийся облик» Петр Яковлев

«Ибероамериканское сообщество наций: итоги двадцатилетия» Петр Яковлев

«Россия – Латинская Америка: новый этап» Петр Яковлев

«Латинская Америка в глобальной стратегии Пекина» Петр Яковлева


Опубликовано на портале 28/03/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика