Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Феномен женского лидерства в странах Латино-Карибской Америки

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Наиля Яковлева

Феномен женского лидерства в странах Латино-Карибской Америки


Яковлева Наиля Магитовна – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Феномен женского лидерства в странах Латино-Карибской Америки

К 2011 г. Латино-Карибская Америка (ЛКА) подошла со своеобразным рекордом – за последние пять лет в регионе путем всенародных выборов были избраны четыре женщины-президента – в Чили, Аргентине, Коста-Рике и Бразилии. Их примеру пытаются следовать женщины-политики в Перу, Гаити, Гватемале. Складывается впечатление, что в этом регионе процесс феминизации политики идет сравнительно высокими темпами. Какие факторы способствовали появлению этого интересного феномена?


Феминизация политики

Усиление позиций женщин в политической жизни в последнее время является общемировой тенденцией. Политика перестала быть исключительно мужской прерогативой, технический прогресс и рост образованности женщин усилили их конкурентные возможности в этой области человеческой деятельности. Во многих странах представительницы «слабого» пола все чаще занимают даже те руководящие посты, которые традиционно считаются мужскими (президент и министр обороны). За последние полвека во всем мире более 100 женщин находились на высших государственных должностях.

По данным доклада Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН «The World,s Women 2010: Trends and Statistics», из 192 стран ˗ членов ООН в 24 пост главы государства или правительства занимают женщины. По состоянию на апрель 2011 г. в мире насчитывается десять женщин-президентов (Аргентина, Бразилия, Индия, Ирландия, Либерия, Литва, Киргизия, Коста-Рика, Финляндия, Швейцария), три королевы (Великобритания, Дания и Нидерланды), два генерал-губернатора (Австралия, Антигуа и Барбуда), один федеральный канцлер (Германия), восемь премьер-министров (Бангладеш, Исландия, Хорватия, Тринидад и Тобаго, Финляндия, Австралия, Словакия, Перу), более 7000 женщин стали депутатами национальных парламентов, более 1000 – министрами [1].

Наиболее важными причинами того, что женщины столь успешно ведут борьбу за право участвовать в политических процессах, явились демократизация в странах региона и консолидация институтов гражданского общества. Включение важных для женщин вопросов в партийные программы, появление правительственных и неправительственных женских организаций и специальных органов, выступающих за равенство возможностей, против дискриминации и насилия в семье, позволило женщинам активнее приобщаться к политической жизни. Беспрецедентному прогрессу в преодолении обществом старых патриархальных стереотипов и утверждении новых культурных норм способствовал ряд самых разных факторов, среди которых специалисты называют научно-технический прогресс в целом, развитие медицины и рынка контрацептивов, улучшение экономической конъюнктуры, рост уровня и продолжительности жизни, доступность образования и стремление к профессиональному совершенствованию, распространение средств массовой информации, в том числе телевидения и Интернета.

Перечисленные факторы привели к признанию прав женщин в мировом масштабе, что отразилось на деятельности ООН, под эгидой которой были осуществлены различные проекты, проведены конгрессы и конференции, посвященные «женской теме». Важное значение имела Всемирная конференция ООН по правам человека в Вене (1993 г.), после проведения которой многие проблемы, волновавшие женщин, попали в поле зрения неправительственных правозащитных организаций. Следующим важным рубежом в борьбе женщин за свои права стало принятие Пекинской декларации, где среди прочего отмечалось: «Мы, правительства, принимающие участие в четвертой Всемирной конференции по положению женщин, собравшиеся здесь, в Пекине, в сентябре 1995 года в год 50-летия основания Организации Объединенных Наций, убеждены в том, что расширение возможностей женщин и их всестороннее участие на основе равенства во всех сферах жизни общества, включая процесс принятия решений и доступ к власти, имеют основополагающее значение для достижения всеобщего равенства, развития и мира»; и что «права женщин являются правами человека» [2]. От признания прав женщин правами человека до сегодняшнего дня прошло всего 15 лет, но за этот короткий исторический период удалось достичь многого.

По мнению директора коста-риканского Института по делам женщин Майры Диас, более активному участию женщин в политике способствовали также реформы национального и международного законодательства и возросшее политическое давление со стороны женских движений. Кроме того, в ЛКА этому помогла либерализация общественных институтов в 90-е годы прошлого века [3].

Борьба за гендерное равенство и политические права

В историческом контексте борьба женщин Латинской Америки и Карибского бассейна за политические права и за гендерное равенство проходила через преодоление издержек сложившегося патриархального уклада и традиционных «мачистских» устоев. Женщины добивались не только социального равноправия, но и расширения своих политических прав, прежде всего, права голоса на выборах разных уровней. Первой страной Латинской Америки, где женщины получили равные с мужчинами права в избирательном процессе, стал Уругвай (1917 г.). В основном массиве государств ЛКА права голоса на выборах женщины добились в 30–60-е годы ХХ в. В 1929 г. соответствующий закон был принят в Эквадоре, в 30-е годы примеру стран-первопроходцев последовали Бразилия, Куба, Сальвадор, в 40-е – Доминиканская Республика, Ямайка, Гватемала, Панама, Тринидад и Тобаго, Венесуэла, Аргентина, Суринам, Коста-Рики и Чили, в 50-е – Гаити, Барбадос, Антигуа и Барбуда, Доминика, Гренада, Сан-Китс и Невис, Сан-Висенте и Гренадины, Санта-Люсия, Боливия, Гайана, Мексика, Белиз, Гондурас, Никарагуа, Перу, Колумбия; в 60-е – Багамы и Парагвай. Последними это право получили женщины Сан-Томе и Принсипи в 1975 г. На этом процесс завоевания права голосоватьбыл завершен, хотя некоторые курьезные пережитки остаются до сих пор. Например, в Аргентине, которая в целом близка к достижению гендерного баланса, только в этом году было отменено раздельное голосование мужчин и женщин, в некоторых других государствах такое положение сохраняется.

От права голосовать – к праву быть избранными

Получив право голосовать, женщины региона стали претендовать на большее – принимать более активное участие в решении общественных проблем, для чего требовалось добиться избрания в государственные органы разных уровней. Со временем условия жизни изменились достаточно, чтобы женщина могла уделять время не только семье, но и работе. Автор работ по социальной проблематике в Латинской Америке Л.В.Пегушева обратила внимание на два важнейших фактора. Первый – успехи многолетней политики латиноамериканских государств в области образования, в результате чего женщины даже немного превзошли мужчин по числу получивших среднее и высшее образование. Второй – демографический, т.е. медленное, но неуклонное снижение рождаемости в странах региона, особенно наиболее развитых [4]. По данным исследования, проведенного в рамках Всемирного экономического форума, по сравнению с другими регионами мира в ЛКА наблюдается большой прогресс в достижении гендерного равенства в доступе к образованию и медицинскому обслуживанию, в меньшей степени – к участию в бизнесе и управлении, а также в политике.

Многолетняя борьба женщин за свои права и отмеченные выше перемены привели к изменению государственной политики в этой сфере, созданию новых электоральных правил и законов.

Так, в ряде стран ЛКА были приняты законы, регулирующие участие женщин в политической жизни, в частности, так называемые «законы о гендерных квотах», устанавливающие гарантированное количество мест для женщин в государственных институтах, административном управлении или при занятии руководящих должностей. В 90-е годы ХХ в. законы о квотах приняли Аргентина (1991 г.), Мексика, Коста-Рика, Парагвай (все – в 1996 г.), Боливия, Бразилия, Панама, Доминиканская Республика, Перу (все – в 1997 г.). В 1998 г. такой закон был утвержден в Венесуэле, но в 2000 г. отменен правительством У. Чавеса как антиконституционный. В Колумбии закон о квотах появился в 1999 г., в 2001 г. отменен, но в 2002 г. все же была установлена 30% квота женского представительства в органах власти, которая на практике не применялась. В 2000 г. законы о квотах приняли также в Эквадоре и Гондурасе, в 2008 – в Уругвае. Размер квоты различался, при этом минимум составлял 20% (Парагвай), максимум – 40% (Коста-Рика). Впрочем, были и остаются противники квотирования, и среди них немало женщин. Один из их аргументов состоит в том, что этим законом часто пользовались мужчины, занимавшие различные руководящие посты, для предоставления мест в органах управления женам, сестрам и т.д. в целях поддержки своей политики. Другие отмечают стремление властей к использованию закона в целях осуществления контроля над составлением избирательных списков и введения «нужных» кандидатов, а также для создания клиентелистских связей в среде женщин из беднейших слоев общества. Тем не менее, сам факт принятия странами закона о квотах – большое достижение по сравнению с нормами, установленными в других регионах мира. Например, в государствах Евросоюза такие нормы применяются лишь в Испании, Бельгии и Франции.

Закон о квотах работал в разных странах с разной степенью эффективности. Так, в Бразилии, Колумбии и Парагвае он был и остается пустой формальностью, а, например, в Аргентине он работает с большой отдачей. Рассмотрим на ее примере, как это происходило.

Закон об установлении квот (La Ley de Cupo Femenino N 24.012/91) был принят Национальным конгрессом Аргентины раньше, чем в других странах региона (в 1991 г. во время президентства К. Менема) и установил минимальную 30% квоту представительства женщин в избирательных списках политических партий. Соответствующие изменения были внесены в ст. 60 избирательного кодекса. Принятие закона стало ключевым моментом в электоральном позиционировании женщин. Первые парламентские выборы с применением нового закона прошли в 1993 г. и сразу дали ожидаемые результаты в нижней палате конгресса, где выборы были прямыми. Руководство политических партий поначалу противилось использованию закона, по которому электоральные списки, не соответствовавшие новым требованиям, объявлялись недействительными. Однако впоследствии это препятствие было преодолено, в том числе внутри самих партий, особенно Хустисиалистской (перонистской, ХП), в которой женщины проявляли особую активность (ХП в конце 40-х годов ХХ в. вводила внутрипартийную 33% квоту для женщин, так что такая практика была для них не внове). Постепенно практически все провинции страны приняли местные законы о квотах. Исследователи подчеркивают ключевую роль этого закона в процессе «вторжения» женщин в зону мужского доминирования. «Благодаря закону общество увидело, что женщина способна управлять», – считает немецкий политолог Ютта Маркс, автор работ об участии женщин в аргентинской политике [5].

Отражением актуальных тенденций в гендерном мейнстриме рубежа XX–XXI вв. стало дальнейшее развитие аргентинского законодательства. Новый толчок для увеличения женского представительства в парламенте дал декрет N 1246/2000 президента Ф.де ла Руа. Благодаря этому закону существенно возросло количество женщин-сенаторов, а также женщин-депутатов. В центральной исполнительной власти в 2001 г. представительство женщин было гораздо более скромным: в министерствах они занимали 10% постов, в секретариатах — около 19%, в провинциях дело обстояло еще хуже. Однако институциональный кризис 2001–2002 гг., сопровождавшийся одновременно кризисом партийной системы, изменил расстановку сил, существенно ускорил процесс включения женщин в большую политику. Оказались востребованы новый стиль и новые качества лидеров: открытость, способность к диалогу, инновациям, сотрудничеству, которые приписывались в первую очередь женщинам. На парламентских выборах 2003 и 2005 гг. стало очевидным расширение «женского пространства», процесс внедрения женщин в область мужского доминирования пошел еще быстрее. Президент Н. Киршнер также внес свою лепту в дело предоставления женской половине населения режима «наибольшего благоприятствования» в политике. Подписанный им указ N 451/05 скорректировал декрет N 1246/2000 в пользу женщин-парламентариев и способствовал тому, что после выборов 28 октября 2007 г. аргентинский парламент превратился в самый «дамский» на континенте: 102 женщины в палате депутатов (40% состава) и 28 – в сенате (38,9% состава).

В совместном докладе ООН и Межпарламентского союза по названием «Женщины в политике 2008» был отмечен значительный рост количества женщин в парламенте Аргентины, которая вышла по этому показателю на четвертое место в мире (после Руанды, Швеции и Финляндии) и на первое в Латинской Америке [6]. Существенную роль в таком прогрессе сыграл закон о квотах. Однако по итогам частичных парламентских выборов 28 июня 2009 г. аргентинские женщины несколько сдали свои позиции: в нижней палате их осталось 95 (на 7 меньше) и сенате — 24 (на 4 меньше) [7].

Последние годы отмечены значительными успехами женщин в занятии министерских кресел, они также возглавили секретариаты и органы местного управления. Сегодня представительство женщин в структурах власти Аргентины является наиболее значительным за всю историю этой страны, которая находится в числе латиноамериканских государств с наиболее развитой гендерной политикой. Здесь была первая в регионе женщина-президент, был принят первый закон о квотах, действуют Национальный совет женщин и множество неправительственных феминистских организаций. Женщины Аргентины внесли большой вклад в борьбу с военной диктатурой, в развитие гражданского общества, как, например, знаменитая общественная организация, объединившая матерей пропавших без вести и убитых во время военной диктатуры 1976–1983 гг. (Матери Майской площади).

Представительство женщин в органах власти

Наиболее заметное влияние закон о квотах оказал на рост представительства женщин в парламентах стран Латино-Карибской Америки. За последние 20 лет средняя доля участия женщин в законодательных органах власти ЛКА увеличилась с 8% в 1990 г. до 18,13% в 2011 г. (таблица 1).

Таблица 1. Представительство женщин в парламентах стран ЛКА (по данным на апрель 2011 г.)

Страна

В %

1

Антигуа и Барбуда

10,5

2

Аргентина

38,5

3

Багамы

12,2

4

Барбадос

10,0

5

Белиз

0,0

6

Боливия

25,4

7

Бразилия

8,6

8

Венесуэла

17,0

9

Гаити

11,1

10

Гайана

30,0

11

Гондурас

18,0

12

Гватемала

12,0

13

Гренада

13,3

14

Доминика

12,5

15

Доминиканская Республика

20,8

16

Колумбия

12,7

17

Коста-Рика

38,6

18

Куба

43,2

19

Мексика

26,2

20

Никарагуа

20,7

21

Панама

8,5

22

Парагвай

12,5

23

Перу

27,5

24

Сальвадор

19,0

25

Сан-Китс и Невис

6,7

26

Сан-Висенте и Гренадины

14,3

27

Санта-Люсия

11,1

28

Суринам

9,8

29

Тринидад и Тобаго

28,6

30

Уругвай

15,2

31

Чили

14,2

32

Эквадор

32,3

33

Ямайка

13,3

Всего

ЛКА

18,13

Источник: ECLAC, Anuario estadístico, 2010 (данные 2008–2009 гг.) –http://websie.eclac.cl/sisgen/ConsultaIntegradaFlashProc.asp; Inter-Parliamentary Union (IPU) -http://www.ipu.org/wmn-e/world.htm

Пост премьер-министра покорился женщинам региона намного позже, чем в других частях мира. Если первая женщина-премьер появилась в Шри-Ланке в 1960 г. (Сиримаво Бандаранаике), то в ЛКА — только в 1980 г. в маленькой островной стране Доминикане, где премьер-министр Юджиния Чарлз занимала этот пост рекордный срок – 15 лет. Другие дамы возглавляли правительства недолго – от месяца до года с небольшим, причем некоторые были отправлены в отставку в связи коррупционными скандалами (Беатрис Мерино в Перу и Мишель Пьер-Луи в Гаити). Всего в ЛКА было 11 премьеров-женщин, в настоящее время их две – Камла Персад-Биссесар в Тринидаде и Тобаго и Росарио дель Пилар Фернандес Фигероа в Перу.

Таблица 2. Женщины – главы правительств стран ЛКА

Страна

Годы занятия поста

Количество женщин, занимавших пост премьер-министра

Багамы

2005

1

Доминика

1980–1995

1

Гаити

1995–1996, 2008–2009

2

Гайана

1997

1

Перу

2003, 2011

2

Сан-Томе и Принсипи

2002–2003, 2005–2006

2

Тринидад и Тобаго

2010

1

Ямайка

2006–2007

1

Источник: Worldwide Guide to Women in Leadership –http://www.guide2womenleaders.com/Premier_Ministers.htm

Более оптимистическая картина наблюдается при обзоре распределения министерских должностей. Впервые женщина заняла пост министра в 1944 г. в Эквадоре, в 50-е годы были женщины-министры в таких странах, как Панама, Чили, Куба, Венесуэла, Колумбия, Коста-Рика. В нынешнем веке женское представительство в министерствах региона возросло с 14% в 2000 г. до 21% в 2006 г. [8]. Согласно исследованию, проведенному «Fundación Bicentenario» в 2007 г. по 17-и латиноамериканским странам, в Чили женщины руководили девятью министерствами из 22-х, это максимальный показатель по региону. На последнем месте находился Парагвай, где из 14-и министерств только одно возглавлялось женщиной. Наибольшее представительство женщины имели в министерствах «второй категории» – здравоохранения, социального развития, образования и окружающей среды. Однако есть примеры, когда женщинам доверяли портфели и в «мужских» областях – они стали занимать посты министров финансов, иностранных или внутренних дел и промышленности. В 2008–2009 гг. курс на расширение женского представительства в органах исполнительной власти продолжился. Сейчас уже более четверти министерств в странах ЛКА находится в руках представительниц «слабого» пола.

Новейшим явлением стал процесс занятия женщинами руководящих постов в судебных инстанциях, включая верховные суды, и в полицейской иерархии. Это означает начало глубинных сдвигов в общественном сознании, которые впоследствии могут привести к подобному процессу в вооруженных силах латиноамериканских государств. Уже были прецеденты назначения женщин на пост министра обороны в Аргентине и Чили. Проделав долгий и трудный путь, женщины преодолели барьер так называемого «стеклянного потолка», препятствовавший их продвижению в управленческой иерархии.

Таким образом, можно констатировать, что приход женщин в политику стран ЛКА и осуществление ими управленческих и командных функций во всех ветвях власти становится нормой политической жизни. Женщины стали составной частью политической элиты, у них появилась возможность включать в повестку дня волнующие их темы, добиваться принятия нужных им решений, то есть был сделан следующий шаг на пути изменения традиционного «мачистского» уклада общественной жизни.

Восхождение на вершину власти

Наибольший интерес вызывает занятие женщинами высшего государственного поста – президента страны. И здесь Латино-Карибский регион дает богатый и интересный материал.

Всего в странах ЛКА было 11 женщин-президентов. Самый короткий срок президентства равнялся двум дням, самый длинный – пятилетнему мандату. Пять президентов были назначены на пост, шесть – избраны всенародным голосованием. Первым президентом в ЛКА была Мария Эстела (Исабель) Мартинес де Перон (Аргентина), первым избранным – Виолета Барриос де Чаморро (Никарагуа). В Южной Америке было семь женщин-президентов (две в Аргентине, по одной в Гайане, Боливии, Эквадоре, Чили и Бразилии), в Центральной Америке три – в Никарагуа, Панаме и Коста-Рика, в Карибской одна – на Гаити. Семь президентов занимали свои посты в период с 1974 по 1999 гг., четыре – в первом десятилетии века нынешнего. Три президента отработали полностью свой мандат – Виолета Барриос де Чаморро (Никарагуа), Мирейа Москосо (Панама) и Мишель Бачелет (Чили). В настоящее время в регионе три избранных женщины-президента – в Аргентине, Коста-Рике и Бразилии, все три мандата еще не завершены (таблица 3; составлена автором).

Таблица 3. Женщины – президенты стран ЛКА

Страна

Имя

Годы правления

1

Аргентина

Мария Эстела Мартинес де Перон

1974–1976

2

Боливия

Лидия Геллер

1979–1980

3

Гаити

Эрта Паскаль-Труийо

1990–1991

4

Никарагуа

Виолета Барриос де Чаморро

1990–1997

5

Эквадор

Росалия Артеага

1997

6

Гайана

Джанет Розенберг Джаган

1997–1999

7

Панама

Мирейа Москосо

1999–2004

8

Чили

Мишель Бачелет

2006–2010

9

Аргентина

Кристина Фернандес де Киршнер

с 2007

10

Коста-Рика

Лаура Чинчилья

с 2010

11

Бразилия

Дилма Русефф

с 2011


Л. Геллер и Э. Паскаль Труийо были выдвинуты на пост президента после совершенных в Боливии и на Гаити государственных переворотов как лица, занимавшие другие руководящие должности в государстве (председатель палаты депутатов и председатель Верховного суда). Р. Ортеага временно являлась вице-президентом после отстранения от власти президента Абдалы Букарама и пробыла в этом качестве в течение двух дней. В. Барриос де Чаморро, Д. Розенберг Джаган, М. Москосо, М. Мартинес де Перон и К. Фернандес де Киршнер достигли власти во многом благодаря своим мужьям. Мартинес де Перон стала президентом после смерти супруга, президента Аргентины генерала Хуана Доминго Перона, который еще при жизни назначил ее вице-президентом [9]. В Гайане в 1997 г. умер президент Чедди Джаган, и этот пост вместо него заняла его жена – Д. Джаган. В избрании В. Чаморро и М. Москосо существенную роль сыграли такие факты биографии, как замужество за влиятельными политиками, чей политический капитал помог им придти к власти.

Первая победа женщины на президентских выборах в странах ЛКА в 1990 г. (В. Барриос де Чаморро) стала вдохновляющим примером для других женщин-политиков, которые также решили побороться с мужчинами на национальных выборах. В последнее десятилетие ХХ в. (с 1990 по 2000 г.) насчитывалось 24 женщины –кандидата на пост президента (из них одна участвовала в выборах дважды). Заметной стала активность представительниц «слабого» пола государств Центральной Америки: здесь было восемь претенденток, две из них победили на выборах в Никарагуа и Панаме (таблица 4). Лидером в Южной Америке была Аргентина, всего в этом субрегионе было 12 женщин-кандидатов.

Таблица 4. Женщины – кандидаты в президенты в странах ЛКА в 1990–2000 гг.

Страна

Количество женщин кандидатов

на пост президента

Аргентина

3

Боливия

1

Бразилия

1

Венесуэла

1

Гаити

1

Гватемала

1

Гондурас

1

Доминиканская Республика

1

Колумбия

2

Коста-Рика

2

Мексика

2

Никарагуа

2

Панама

1

Сальвадор

1

Чили

2

Эквадор

2

Итого:

24

Источник: Worldwide Guide to Women in Leadership –http://www.guide2womenleaders.com/candidates1990.htm

В следующее десятилетие заметна положительная динамика: число женщин-кандидатов возросло в 1,7 раза, число женщин-президентов – в 2 раза. Женщины государств ЛКА в период с 2001 по апрель 2011 г. 40 раз становились кандидатами в президенты, причем трое выдвигались повторно. Из 31-й женщины-кандидата в Южной Америке победу на выборах одержали три (в Чили, Аргентине и Бразилии). Абсолютным лидером среди стран, где женщины участвовали в президентских выборах, является Перу (таблица 5).

Таблица 5. Женщины – кандидаты в президенты в странах ЛКА в 2001–2011 гг.

Страна

Количество женщин кандидатов

на пост президента

Аргентина

5

Боливия

1

Бразилия

3

Венесуэла

4

Гаити

2

Гватемала

1

Колумбия

3

Коста-Рика

3

Мексика

1

Панама

1

Парагвай

2

Перу

8

Чили

1

Эквадор

4

Итого:

40

Источник: Worldwide Guide to Women in Leadership –http://www.guide2womenleaders.com/candidates2000.htm

Анализ диаграммы участия женщин в президентских выборах в ЛКА в период с 1990 по 2011 г. показывает отсутствие поступательной динамики в выдвижении женщин-кандидатов, что доказывает преждевременность прогноза относительно прогрессивного увеличения числа женщин-президентов в регионе в ближайшие годы. Более того, не прослеживается и связи между количеством кандидаток и победой на выборах. В то же время две из шести побед, одержанных женщинами в этот период, приходятся на два очевидных пика в 1999 и 2006 гг.


* Данные на апрель 2011 г.

Источник: Worldwide Guide to Women in Leadership –http://www.guide2womenleaders.com/Candidates1870.htm;

http://www.guide2womenleaders.com/candidates2000.htm

Типы женского политического лидерства

Исследователи гендерной проблематики в Латинской Америке часто пытаются классифицировать казусы избрания женщин-президентов в регионе, используя разные критерии: биографии, образование, профессии, возраст и пр. Предложим и мы свой вариант. Для этого разделим страны, где женщины-президенты избирались на высший государственный пост демократическим путем, на три группы. За основу классификации возьмем биографии президентов и стиль управления. Конечно, при анализе мы не можем исключать временной фактор.

Первая группа – Никарагуа и Панама. Здесь можно указать на особые политические условия, в которых на президентский пост избирались В. Барриос де Чаморро в 1990 г. и М.Москосо в 1999 г., связанные со свержением диктатур в этих странах. Обе были женами людей, боровшихся за демократию – М. Москосо была супругой трижды свергнутого президента Панамы Арнульфо Ариаса, В. Барриос де Чаморро – известного никарагуанского журналиста, убитого в 1978 г. Обе возглавили партии, лидерами которых мужчины были до своей кончины. У обеих не было высшего образования, обе прожили часть жизни в изгнании. Именно заслуги мужей стали решающими факторами, оказавшими влияние на выбор электората. Приход к власти В. Барриос де Чаморро и М. Москосо был воспринят жителями Никарагуа и Панамы как знак перехода к демократии после длительных периодов нестабильности, и в данном случае было не так важно, что президентами становятся именно женщины.

Ко второй группе можно отнести Аргентину, пример которой настолько своеобразен, что к нему трудно подобрать пару, хотя в биографиях К. Фернандес де Киршнер и М. Бачелет есть определенное сходство. Обе практически ровесницы, получили высшее образование, их политические взгляды сформировались в студенческие годы. Обе обладали собственной репутацией на национальной политической сцене, когда баллотировались на пост. Мишель до президентства была министром, Кристина – сенатором. Однако на этом сходство заканчивается.

Президентство К. Фернандес де Киршнер можно охарактеризовать как синтетический тип лидерства, вобравший в себя особенности нового стиля, который олицетворяют президенты Чили, Коста-Рики и Бразилии, и старого стиля, присущего предыдущему веку. В обстоятельствах жизни и политической биографии Кристины есть общее и с Марией Эстелой (Исабель) Мартинес де Перон, и с Виолеттой Бариос де Чаморро, и с Мирейей Москосо [10]. И идеологизированный дискурс ее политики, обращенный в прошлое, и присущие режиму популистские черты, и манера общения с народом путем регулярных выступлений перед толпами сторонников, и аппеляция к молодежи, и мифологизация фигуры Нестора Киршнера, скончавшегося в 2010 г., – все это настолько вписывается в историческую парадигму Аргентины, что трудно говорить о новизне лидерства К. Фернандес де Киршнер. Она была избрана президентом по желанию и при помощи мужа-президента, первые годы ее правления прошли при активном участии Н. Киршнера. Составив «ruling couple», они стали первой супружеской четой, последовательно сменившей друг друга у власти. Овдовев, Кристина была вынуждена самостоятельно руководить страной.

Новый тип политического лидерства

Новый тип политического лидерства в регионе представляют президенты Мишель Бачелет, Лаура Чинчилья и Дилма Русефф. Это – первые в истории своих стран женщины-президенты. Полностью состоявшиеся, образованные, прошедшую хорошую политическую школу, имевшие опыт руководства и занимавшие министерские посты в правительствах, эти дамы отличаются от всех других женщин – президентов стран ЛКА тем, что их приход во власть определялся личными качествами, способностями и трудолюбием. Именно благодаря этому они были выбраны своими предшественниками, не имевшими права по конституции баллотироваться на следующий президентский срок, на роль преемниц.

М. Бачелет работала министром здравоохранения и министром обороны в правительстве Рикардо Лагоса, Л.Чинчилья была вице-президентом и министром юстиции в годы президентства Оскара Ариаса, Д.Русефф – министром энергетики и главой администрации президента Бразилии Луиса Инасио Лулы да Силвы [11]. Сами они признают, что их пример послужит стимулом для других женщин в будущем, когда занятие поста президента женщиной везде станет восприниматься как норма.

Рейтинг одобрения деятельности Д. Русефф после трех месяцев президентства приближается к 50% и идентичен рейтингу самого популярного президента в истории Бразилии Л. Инасио Лулы да Силва через 100 дней после начала его второго мандата. М. Бачелет [12] была третьей в ЛКА женщиной-президентом, завершившей полностью свой мандат (также В. Барриос де Чаморро и М. Москосо), и закончила его с рейтингом одобрения в 80%. В настоящее время она занимает пост руководителя Агентства ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (с сентября 2010 г.). М. Бачелет говорит, что «момент истины для женщин наступил», и они уже «не вернутся на кухни» [13]. Этот тезис подтверждает и президент Коста-Рики Л. Чинчилья: «Быть женщиной и президентом в таком регионе, как Латинская Америка, – это не только большая честь, но и возможность дальнейшего продвижения в борьбе за гендерное равенство» [14]. Пока, однако, нельзя сделать вывод, что наличие женщины во главе государства в ЛКА способствовало быстрому решению специфических женских проблем, связанных с трудовой дискриминацией, домашним и уличным насилием и др.

В 2011 г. женщины продолжили попытки избираться на президентский пост. В марте состоялся второй тур выборов президента на Гаити, где лидер партии Собрание национальных прогрессистов демократов Мирланд Манига (бывшая первая леди, жена президента Лесли Маниги, который был президентом Гаити в течение 130 дней в 1988 г. до свержения в результате государственного переворота) проиграла популярному певцу и музыканту Мишелю Мартелли.

На выборах в Перу, состоявшихся 10 апреля, в борьбе за президентское кресло участвовали две женщины, одна из которых – Кейко Фухимори, дочь экс-президента Альберто Фухимори, отбывающего в настоящее время 15-летний срок тюремного заключения. Ей удалось составить серьезную конкуренцию оппонентам-мужчинам и выйти во второй тур, исход которого решится в июне. Ее конкурентом на выборах будет леворадикальный националист, бывший военный Ольянта Умала. Победа в первом туре 35-летней Кейко может подать пример другим дочерям бывших глав государств, которым также пришлось играть роль первой дамы при отцах-президентах, например, дочери экс-президента Аргентины Сулемите Менем. Тогда период прихода в латиноамериканскую политику жен президентов может смениться «периодом дочерей», подтверждая живучесть традиций клиентелизма и семейственности в этом регионе мира.

Какие сюрпризы могут преподнести президентские выборы второй половины 2011–2012 гг.?

О своих намерениях стать президентом заявила еще одна дама, Сандра Торрес, планирующая принять участие в выборах, намеченных на сентябрь в Гватемале, и которая по такому случаю развелась с мужем, действующим президентом Альваро Коломом, чтобы преодолеть конституционный запрет на занятие должности главы государства его ближайшими родственниками. Таким образом, родственная преемственность в регионе еще не исчерпана, пример внутрисемейной альтернации оказался заразительным. Комментируя ситуацию, сложившуюся в Гватемале, испанская газета «El País» отмечала, что «аргентинский опыт распространяется по Латинской Америке» [15].

В октябре должны состояться очередные выборы в Аргентине, где может быть установлен еще один рекорд – переизбрание женщины-президента на второй срок, если К. Фернандес де Киршнер официально объявит о намерении баллотироваться повторно и одержит победу. Если заглянуть в не столь далекий 2012 г., то можно сказать, что две женщины-политика планируют принять участие в президентских выборах в Мексике. Специально проведенное исследование показало, что 81% опрошенных выразили готовность к тому, чтобы женщина стала президентом страны [16].

Некоторые выводы

Тема женского политического лидерства столь многогранна, что диктует необходимость продолжать исследование этого феномена. Однако некоторые выводы можно сделать уже сейчас:

- очевиден важный и положительный сдвиг в сознании народов стран ЛКА в сторону гендерной толерантности. Электорат демонстрирует высокий уровень готовности к избранию женщин в законодательные органы и на высшие государственные посты. «Мачистские» общества смогли преодолеть вековые предубеждения и стереотипы и стали адекватно воспринимать женщин как политических акторов и лидеров;

- наличие большого количества женщин в политике стран Латинской Америки объясняется целым рядом социально-политических, экономических и культурных факторов, а также развитием государственного законодательства и борьбой самих женщин за свои права;

- приходу женщин во власть способствуют социально-экономические и политические кризисы. Недовольство коррумпированными политиками, неэффективным функционированием демократии и ее институтов, своекорыстным поведением властных элит, а также возрастающий спрос на толерантность власти и диалог с обществом могут укрепить идею необходимости назначения женщин на руководящие посты;

- принятие законов о квотах оказало влияние на приход женщин в политику, в частности, в органы законодательной власти в отдельных странах, однако это напрямую не отразилось на возможностях их избрания на пост главы государства;

- число женщин, претендующих на президентский пост, возрастает; тем не менее никакой закономерности поступательного увеличения их числа не наблюдается; скорее это скачкообразный процесс;

- не все проблемы женщин решены, и вряд ли можно рассчитывать на их решение только благодаря тому, что президентами стран ЛКА становятся представительницы «слабого пола»;

- в XXI веке появился новый тип женского лидерства, отражающий те успехи, которых достигли женщины за долгие десятилетия борьбы за свои права; президентами государств ЛКА становятся самостоятельные, образованные женщины, предлагающие свой стиль управления;

- сегодня возможности социального лифта для женщин продолжают возрастать, гендерные диспропорции выравниваются, в связи с чем появляется новая, более молодая волна, свидетельствующая о том, что приход женщин в национальную политику и административное управление стран ЛКА станет долгосрочной и, скорее всего, необратимой тенденцией.

Твердое намерение двигаться дальше по этому пути продемонстрировали женщины из 22-х ибероамериканских стран, собравшиеся 1 апреля этого года для участия в Международном конгрессе «Женское лидерство и участие в политике» в столице Мексики. Участницы конгресса – законодатели, ученые, представители феминистских организаций, специалисты по электоральным стратегиям и др. – подписали декларацию о необходимости усиления женского лидерства в политике. Они обязались настойчиво действовать в этом направлении, оказывая давление на правительства своих стран. Их требования – защита прав женщин, помощь в искоренении гендерного неравенства, в преодолении стереотипов по отношению к женщинам и их роли в обществе, в достижении экономической самостоятельности и в сохранении достигнутых завоеваний в социальной и политической областях [17]. И это не было первоапрельской шуткой: процессы, происходящие в политике стран ЛКА, подтверждают общемировой тренд усиления роли женщин в таких, долго считавшихся мужскими, сферах деятельности, как политика и управление государством.


Примечания:

[1] http://unstats.un.org/unsd/demographic/products/Worldswomen/WW2010pub.htm

[2] http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/womdecl.shtml

[3] IPS Inter Press Service. – http://ipslatam.net/print.asp?idnews=94767

[4] Л.В.Пегушева. Гендерное измерение социальной проблематики. – Латинская Америка, 2009, № 8. С. 19.

[5] La Nación. Buenos-Aires, 28.01.2008.

[6] Pagina/12. Buenos Aires, 5.08.2008.

[7] Национальный конгресс Аргентинской республики. – http://www.congreso.gov.ar/

[8] Clarín. Buenos Aires, 25.02.2011.

[9] Биографию Марии Эстелы (Исабель) Мартинес де Перрон см.: Т.А.Дударь. Исабель Перон: история первой женщины-президента. - Латинская Америка, 2006, № 2. С. 48-65.

[10] Биографию К.Фернандес де Киршнер см.: Н.М.Яковлева. Женское лицо аргентинской политики. – Латинская Америка, 2010, № 3. С.51-69.

[11] Биографию Дилмы Русефф см.: Л.С.Окунева. Дилма Русефф – первая женщина президент в истории Бразилии. – Латинская Америка, 2011. С. 27-40.

[12] Подробнее о М.Бачелет см.: Л.В.Дьякова. Деятельность правительства Мишель Бачелет в 2006–2008 гг. – Латинская Америка, 2009, № 3, С. 27-37.

[13] El País. Madrid, 7.03.2011.

[14] EFE, 7.03.2011.

[15] El País, 9.03.2011.

[16] El Excélsior. México, 14.03.2011.

[17] Notimex. México, 1.04.2011.


Читайте также на нашем портале:

«Гендерные исследования как опыт публичной социологии в России» Ольга Здравомыслова


Опубликовано на портале 25/04/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика