Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

20 лет российско-китайского межрегионального и приграничного сотрудничества

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Мария Александрова

20 лет российско-китайского межрегионального и приграничного сотрудничества


Александрова Мария Викторовна – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН.


20 лет российско-китайского межрегионального и приграничного сотрудничества

Приграничная торговля в пореформенные годы стала способом выживания территорий, оторванных от европейской части России. Но эти связи, с их структурой, формой, условиями и общим контекстом, имели далеко не только позитивный эффект. Сегодня российский Дальний Восток по многим продуктам питания и потребительским товарам более чем на 85% зависит от импорта. Разрушение прежних промышленных мощностей и инфраструктуры, деградация сельского хозяйства, расхищение леса, рыбы и морепродуктов, отток населения, отсутствие должной структурно-отраслевой политики – все это кричащие проблемы дальневосточных территорий. Как все это соотносится с внешнеэкономической активностью? Не назрели ли изменения в экспортной стратегии восточных регионов? Понять это помогает статья экономиста и востоковеда Марии Александровой.

Развитие российских приграничных регионов в последние 20 лет, определяясь общими для страны процессами, имело ряд особенностей. Регионы получили возможность взаимодействовать с сопредельными территориями других стран. Совместные проекты, обмен ресурсами и товарами стали влиять на конкурентоспособность местной экономики и уровень жизни населения. Адаптация Дальнего Востока и Сибири к рыночным условиям и экономическая открытость привели к резкому расширению экономических связей с партнерами из стран Северо-Восточной Азии, прежде всего Китая. Более того, эти связи оказались основным способом выживания регионов, оторванных от европейской части России, смягчения возникших здесь в постсоветский период социально-экономических диспропорций.

Однако ситуация в регионе далека от благополучной. Власти не проводили активной региональной структурно-отраслевой политики, вследствие чего прежние промышленные мощности либо разрушены, либо не в состоянии производить современную продукцию. Не получило должного развития сельское хозяйство, тогда как в смежных китайских районах производятся все необходимые для полноценного питания продукты. Российский же Дальний Восток по многим продовольственным продуктам и товарам народного потребления более чем на 85% зависит от импорта. Но главная проблема региона связана с резким старением населения, с оттоком молодого квалифицированного трудоспособного населения в Центральную Россию или за рубеж. Бегство населения связано со сложностью трудоустройства, низкими зарплатами и отсутствием карьерного роста. Именно в таком нелёгком положении Дальний Восток России оказался накануне кризиса. Почему и как это произошло, как это соотносится с внешнеэкономическим приграничным сотрудничеством, рассмотрим далее.

 

Динамика связей

Можно выделить несколько периодов такого сотрудничества с Китаем.

С 1983 по 1989 г. происходил плавный рост взаимного товарооборота при постоянно расширяющемся круге участников, причем доля приграничной и межрегиональной торговли в суммарном советско-китайском товарообороте не превышала 5%. Эти связи в советское время четко корректировались центральными органами власти. Сибирь и Дальний Восток в то время остро ощущали недостаток товаров повседневного спроса и продуктов питания: экономика региона была ориентирована на нужды военно-промышленного комплекса. Со своей стороны, КНР, уже вступившая на путь реформ, испытывала растущую потребность в российском сырье и была заинтересован в развитии прямых торговых отношений на местном уровне, способствовавших занятости населения Северо-Восточного Китая (см. рис.).

 

 

 

1989-1994 гг. стали временем стремительного и даже безудержного роста двустороннего регионального товарообмена. Государственное регулирование практически отсутствовало. Если в 1989 г. доля межрегионального взаимодействия составляла порядка 16% от суммарного товарооборота, то в 1994 г. она достигла 43%, что свидетельствовало о полной децентрализации внешнеэкономической деятельности в России.

С китайской стороны торговыми отношениями с сопредельными российскими регионами занимались на государственном уровне. В 1991 г. правительство китайской провинции Хэйлунцзян приняло решение перенести акцент с простого расширения приграничной торговли с РФ на развитие внешнеориентированной экономики. В 1992 г. Госсовет КНР утвердил 33 постановления относительно различных налоговых и других льгот предприятиям, занимающимся приграничной торговлей. Было утверждено также 14 документов о создании «пояса приграничной открытости».

 

 

На 1993 г. пришелся пик развития торговых отношений провинции Хэйлунцзян с российскими регионами – товарооборот достиг 1,89 млрд долл., или почти 25% суммарной торговли КНР с РФ. Если в начале 1990-х годов китайские предприятия испытывали трудности с получением кредитов в банках, то после либерализации внешнеэкономической деятельности в 1992 г. число участников приграничной торговли в провинции стало стремительно расти (на фоне низкой активности крупных китайских предприятий) и в 1993 г. достигло 9 тысяч [2].

В основном торговый обмен носил стихийный характер. С российской стороны негативное влияние оказало увеличение числа фирм-однодневок и просто мелких компаний, специализировавшихся на посреднических операциях. Следствием этого стал рост поставок из России некачественного и недоукомплектованного товара.

Для упорядочения приграничной торговли китайская сторона создала в 1993 г. в провинции Хэйлунцзян Центр информации по приграничной торговле и Центр обучения кадров для приграничной торгово-экономической деятельности.

Со второй половины 1994 г. происходит резкое падение приграничного сотрудничества. И в целом объем межгосударственной российско-китайской торговли сократился в 1994 г. на 40% по сравнению с предыдущим годом. Для предпринимателей и “челноков” это стало тяжелым ударом. Например, в 1994 г. 80% предприятий Дунбэя, ориентированных на приграничную торговлю с Россией, понесли убытки, свыше 30% свернули бизнес с Россией. Закрылся целый ряд представительств компаний из южных провинций Китая. [3].

Подобная ситуация объяснялась политикой макрорегулирования, которую правительство КНР стало проводить со второй половины 1993 г. и которая повлекла уменьшение спроса на российское промышленное сырье и оборудование. Во внешнеэкономической сфере был введен единый валютный курс, проведена налоговая реформа, усилена система квотирования и лицензирования. Эти меры заметно снизили эффект от преференциальной таможенной пошлины при импорте товаров по бартеру. Российская же сторона повысила таможенные пошлины и ужесточила систему лицензирования, что ограничило бартерный обмен. Российский рынок наводнили товары из других стран, репутация дешевых, но не всегда качественных китайских товаров была подорвана. Стороны пытались перейти от бартера к торговле с использованием валютных расчетов, что должно было расширить товарную структуру, но при отсутствии прямых связей между банками это не очень получалось. Положение усугублялось неразвитостью механизмов урегулирования торговых споров между партнерами и контроля за качеством товаров, что порождало взаимное недоверие.

Спад 1994–1995 гг. был временным. В апреле 1996 г. Госсовет КНР издал постановление о льготной политике в отношении приграничной торговли. Кроме того, была упорядочена выдача лицензий на ведение приграничной торговли и других документов, это способствовало отсеву неблагонадежных фирм. Китай выдвинул лозунг: «Качество товара – линия жизни приграничной торговли» [4].

С 1997 г. начинается новый период межрегиональных и приграничных связей с Китаем, продлившийся до настоящего времени. Несмотря на общий  спад в межгосударственной торговле двух стран, товарооборот провинции Хэйлунцзян с Россией вновь стал расти. В конце 1997 г. в провинции была принята стратегия «трех прорывов» в отношениях с Россией: в увеличении масштабов торговых сделок и повышении качества товаров, в расширении сфер торгово-экономического сотрудничества и в реализации крупных проектов. Вплоть до начала 2000-х годов большая часть товаров направлялась в Россию по линии «челночной» торговли, в основном это была продукция малых предприятий с низкой добавленной стоимостью [5]. Мелкие проекты преобладали над крупными, сельскохозяйственные – над промышленными. Все это с беспокойством отмечалось китайской стороной.

В 2008 г. рост приграничного сотрудничества продолжался (в январе-июле 2008 г. прирост товарооборота составил 29%), но к концу года темпы роста снизились. Связано это как с мировым финансовым кризисом, так и с определенным застоем, проблемами, отсутствием новых форм взаимодействия в  российско-китайских торгово-экономических  связях. Рассмотрим их современное состояние.

 

Дальневосточный федеральный округ (ДФО)

Основными предпосылками для интенсивных внешнеторговых отношений на Дальнем Востоке России являются географическое положение и обилие природных богатств. Отдаленность от основных, наиболее обжитых районов России осложняет торговый обмен с ними. В то же время наличие топливно-энергетических, лесных, морских биологических ресурсов делает Дальний Восток привлекательным для иностранных инвесторов, в частности из государств АТР.

 Долгие годы при плановой экономике торговые связи региона были направлены на западные районы страны. Издержки дальней транспортировки покрывались государством. В начале 1990-х годов, с отказом государства от своих обязательств и вообще от проведения какой-либо четкой экономической политики на Дальнем Востоке, регион оказался одним из самых экономически отсталых. [6]. По ряду причин, главной из которых был рост транспортных расходов, предприятия региона столкнулись с проблемой реализации своей продукции на отечественном рынке, экономически невыгодными стали традиционные поставки на Дальний Восток товаров из европейской части России.

Либерализация внешней торговли позволила Дальнему Востоку в короткий срок перестроить хозяйственные связи, найти на рынках восточно-азиатских соседей новые ниши для экспорта минерального сырья, леса, рыбы и морепродуктов, а также расширить импорт из стран АТР промышленного оборудования, потребительских товаров и продовольствия. Тем самым удалось в значительной мере компенсировать спад в отраслях, ориентированных на внутренний рынок, и сгладить социальные трудности. Одновременно закладывались новые серьезнейшие проблемы.

Существовали и существуют ряд факторов, которые сдерживают освоение территории Дальнего Востока. Это недостаточность информации о запасах ресурсов и их состоянии из-за свертывания геологоразведочных работ; наличие инфраструктурных ограничений, прежде всего в энергетической и транспортной сферах; низкая экологическая устойчивость местных экосистем, требующих дополнительных природоохранных затрат; неразвитость или отсутствие производств, обеспечивающих комплексную и безотходную переработку сырья; заметное отставание по производительности труда в большинстве природно-ресурсных отраслей от развитых странах АТР. К этому добавляются непродуманность тарифной политики, которая стимулирует не развитие, а «меридиональный» перехват товарных потоков (грузы из центра России доставлять на Дальний Восток нерентабельно, а из Китая, Японии, Южной Кореи выгодно);  и практический разрыв хозяйственных связей Дальнего Востока с остальной Россией.

Внешняя торговля ДФО в наибольшей степени ориентирована на страны Северо-Восточной Азии – Японию, Китай, Республику Корею. Их доля во внешнеторговом обороте региона составляет свыше 85%. Это в 2,5 раза превышает аналогичный показатель для Сибирского федерального округа и почти в 7 раз – для России в целом. В 2007 г. суммарный внешнеторговый оборот ДФО составил в абсолютных показателях 18,285 млрд долл. На Японию пришлось 32,5% товарооборота, далее следуют Корея – 29,3% и КНР – 23,3% (данные Дальневосточного таможенного управления). При этом Китай занял первое место (33%) в импорте региона и третье – в экспорте. Следует указать особенности структуры экспортных поставок в КНР: 57% приходится на необработанные лесоматериалы, 14% – на нефть и нефтепродукты. Импорт товаров из КНР, как и в общем российско-китайском товарообороте, вырос в 1,5 раза – за счет роста поставок обуви, грузовых автомобилей, бульдозеров, экскаваторов (см. рис.).

 

 

 

Приморский край занимает одно из ведущих мест в ДФО как по числу участников внешнеэкономической деятельности, так и по внешнеторговому обороту, объем которого в 2007 г. достиг здесь 5,347 млрд.долл., что составило 29,2% внешнеторгового оборота ДФО (на первом месте Сахалинская область – 8,829 млрд.долл., или 48,3%) (данные – Дальневосточного таможенного управления). Основными партнерами края на протяжении последних десяти лет остаются КНР – 38% от общего объема внешнеэкономической деятельности, Япония – 30%, Республика Корея – 14% и США – 3% . Основу экспорта края в КНР составляют: древесина (37%), рыба и морепродукты (24%), стальной прокат (23%), черные металлы (11%), нефть и нефтепродукты (10%). Главные импортные товары: обувь (30%), продукты питания (15%), наземные транспортные средства (6%), изделия из пластмассы (5%).

На территории края действуют около 200 предприятий с китайскими инвестициями (из 450 с участием иностранного капитала), основными сферами деятельности которых являются торговля, строительство, грузовые перевозки, общественное питание, гостиничный бизнес, сельское хозяйство, лесопереработка.

К Хабаровскому краю примыкают слаборазвитые в промышленном отношении уезды приграничной провинции Хэйлунцзян, с которыми ведется торговля и осуществляются сельскохозяйственные проекты на землях Бикинского, Вяземского, Хабаровского административных районов с привлечением китайской рабочей силы (см. рис.). Из диаграммы видно, что в 1990-х годах доля Китая в товарообороте края изменялась от 7% до 64%, что было связано с нестабильностью рыночных отношений, а также с поставкой российских самолетов-истребителей СУ-27 (произведенных в Комсомольске-на-Амуре) по линии ранее заключенных межгосударственных контрактов. Начиная с 2002 г. эта доля стабилизировалась на уровне 45–50%.

 

 

 

В 2007 г. край осуществлял внешнеторговые операции более чем с 80 странами-контрагентами. Объем внешней торговли составил 2808 млн долл. В тройку крупнейших торговых партнеров вошли КНР – более 45% общей стоимости внешнеторгового оборота, Япония – 18,6% и Республика Корея – 9%. В КНР экспортировались круглый лес (2853,2 тыс. куб. м), нефтепродукты (278,7 тыс. т), рыба и морепродукты; главные импортные товары – текстиль, одежда, обувь, техническое оборудование, транспортные средства, изделия из камня, цемент, химическая продукция.

В настоящее время в Хабаровском крае действуют 197 предприятий с китайскими инвестициями (43,2% общего количества предприятий с участием иностранного капитала). Основные сферы их деятельности – торговля, общественное питание, производство строительных материалов и строительство.

Особенно важны торгово-экономические связи с соседней страной для приграничной Амурской области. С 1993 г. по настоящее время доля Китая в общем объеме экспорта и импорта области колебалась от 29% до 99%. После кризиса 1998 г. заметно сократились объемы импортных операций, выросло число экспортных. В импорте преобладали продовольственные товары (фрукты, овощи, мясопродукты, крупы), в экспорте – лесоматериалы и соевые бобы [7]. В 2007 г. торговый оборот области с КНР достиг максимального значения – 370,3 млн долл. (75% общего объема внешней торговли), увеличившись по сравнению с 2000 г. – в 6,2 раза. К сожалению, сырьевой характер экспорта (углеводороды, нефть, биоресурсы, древесина) только усилился. Доля древесины и изделий из нее возросла с 32,6% в 2000 г. до 56,5% в 2007 г. Экспортные поставки драгоценных камней, драгоценных металлов и изделий из них по сравнению с 2006 г. увеличились в 2,7 раза [8].

 

Сибирский федеральный округ (СФО)

Главной причиной роста импорта из КНР, наряду с увеличением потребительского спроса, стало техническое перевооружение промышленности в регионе. Товарооборот СФО с Китаем в 2007 г. составил 9,227 млрд долл., или 24% всей внешней торговли (см. рис.).

 

 

 

Наибольшие объемы торговых операций с КНР приходятся на Иркутскую (2,07 млрд долл.), Читинскую (800 млн долл.), Кемеровскую (517 млн долл.) области, Красноярский край (534 млн долл.) и Новосибирскую область (405 млн долл.).

Основными статьями экспорта в Китай были: нефть, нефтепродукты, уголь (59,6%); древесина, целлюлоза, картон (28,9%, основные поставки – из Иркутской, Читинской областей, Красноярского края и Бурятии); а также металлы и изделия из них (в основном – из Кемеровской области); органические химические соединения, каучук синтетический (из Красноярского края, Кемеровской, Иркутской, Омской и Томской областей). Экспорт древесины увеличился в 2007 г. на 46,2%.

В импорте из Китая 31,3% заняли машины и техническая продукция, в том числе колесные погрузчики, подшипники, экскаваторы, электроды, самосвалы, автобусы (годовой рост в 2,1 раза); 14,4% – продовольственные товары (рост в 1,5 раза); 13,5% – металлы и изделия из них (рост в 2,2 раза); 10% – текстиль, обувь (рост в 2,5 раза); 9,2% – химическая продукция (увеличение на 33,7%); 8,1% – кокс нефтяной, пек каменноугольный (увеличение на 40,6%).

Иркутская область – крупный промышленный район, имеющий важное значение в хозяйстве Восточной Сибири, а по некоторым видам производства – и в экономике России. Область уделяет значительное внимание развитию внешнеторговых связей, причем они ориентированы преимущественно на ближайших соседей – Китай, Японию, Южную Корею. В 2007 г. объем внешнеторгового оборота области с Китаем увеличился на 36,6% и составил 2070,2 млн долл., причем 83,5% оборота обеспечил экспорт товаров, выросший в 2007 г. почти на 30% (см. рис.). Основу экспорта из Приангарья в КНР традиционно составляют лес, целлюлоза, нефтепродукты. Всего на Китай приходится более четверти регионального экспорта. В последние годы экспорт возрастал, что было связано с улучшением конъюнктуры по сырьевым товарам – высокими ценами на энергоресурсы, цветные металлы, целлюлозно-бумажную и химическую продукцию. Увеличение поставок экспортной продукции повлекло за собой дальнейшее развитие топливно-энергетической, лесной, целлюлозно-бумажной промышленности области.

 

 

 

По данным администрации Иркутской области на 2007 г., 44,1% вывозимых из региона товаров – это древесина и изделия из нее. На втором месте – целлюлоза, бумага, картон и бумажная масса (33%). Замыкают тройку минеральное топливо, нефть и нефтепродукты (12,2%). Структура регионального экспорта в Китай в последние годы менялась: доля минерального топлива, нефти и нефтепродуктов сократилась более чем в 2 раза, а экспорт целлюлозной и бумажной продукции уступил первенство древесине. В 2007 г. из-за изменения спроса на внутреннем рынке из списка экспортируемой продукции исчезли поливинилхлорид, алюминий и изделия из него, практически прекратились поставки в Китай машин, оборудования, транспортных средств (см. рис.).

 

 

 

Со второй половины 1990-х годов с Китаем достаточно активно сотрудничал Алтайский край. (в 2000 г. - 9,3% общего товарооборота края). Основными статьями экспорта в Китай были лесоматериалы, лом черных и цветных металлов, рельсы, удобрения. Закупаемая в КНР продукция отражала потребности Алтайскою края: полимерные материалы, табачное сырье, ткани, строительные материалы, овощи и фрукты, продукты питания [9]. Наиболее тесные связи сложились с Синьцзян-Уйгурским автономным районом КНР (см. рис.).

 

 

 

В настоящее время основу экспорта края в Китай составляют лесоматериалы, котельное оборудование, цветные металлы. Импортируются продукты питания, табачное сырье, строительные материалы, упаковочные мешки, товары народного потребления, различное оборудование.

Торгово-экономическое сотрудничество между Бурятиейи Китаем с 1998 г. обнаружило устойчивую тенденцию к росту. Так, в 2000 г. доля Китая во внешнеторговом обороте республики составляла около 55% (70,5 млн долл.), а в 2007 г. – 64% (см. рис.).

 

 

 

Основу экспортных поставок из Бурятии в КНР (см. рис.) составляют круглый лес, пиломатериалы, картон, черные металлы, а также авиатехника с запчастями и комплектующими к ней. Рост экспорта вызван как благоприятной конъюнктурой на рынке Китая на круглые и пиленые лесоматериалы, так и реализацией с июля 2006 г. контракта по поставке в КНР вертолетов и авиаимущества Улан-Удэнским авиационным заводом. Но даже с учетом этих поставок на древесину и изделия из нее в 2007 г. приходилось 82,5% экспорта. Кроме того, экспортируются кедровые орехи, необработанный нефрит, лом и отходы черных металлов.

 

 

 

Главным фактором роста импортных поставок (см. рис.) в 2007 г. стала закупка грузовых автомобилей из КНР Байкальской лесной компанией. Импорт машин, оборудования и транспортных средств увеличился в 10,3 раза и составил 100 млн долл. С 2006 г. растет ввоз изделий из черных металлов. Китай также остается основным поставщиком в республику плодоовощной продукции.

 

 

***

Вышеприведённые цифры ярко иллюстрируют сырьевое направление экспорта российских восточных регионов в КНР. Главной тенденцией  последних лет стало значительное увеличение объёмов вывоза российской древесины. Так, в 2004 г. эта группа товаров впервые вышла на второе место, а экспорт из России в Китай необработанных лесоматериалов,  по данным китайской статистики, составил около 64% закупаемых КНР круглых лесоматериалов.

 

Российский лес [10] быстро занял лидирующие позиции на китайском рынке не только из-за того, что в самом Китае стала проводиться политика защиты естественных лесов, приведшая к огромному разрыву в спросе и предложении на рынке древесины, но и в силу других причин:

·     Российские породы леса в целом однотипны с древесными породами, растущими в северо-восточной части Китая и легко принимаются китайскими потребителями.

·     Цены на российскую продукцию долгое время были значительно ниже, чем у других поставщиков. Так, в 2004 г. средняя цена на круглый лес сосновых пород из России составила (СИФ) 67,69 долл. за 1 куб. м, а на аналогичную североамериканскую продукцию - более 100 долл.. К тому же качество российского леса, растущего медленно естественным способом, на порядок выше, чем американского пробкового дерева и новозеландской ускоренно выращенной радиоактивно облученной сосны.

 

 

 

Низкие цены на российскую древесину были следствием отсутствия государственной политики в этой области. Ещё 17 лет назад на экспорт шла меньшая часть от объёмы вырубаемой древесины, а экономику лесной отрасли определяла глубокая переработка сырья, основная часть продукции реализовывалась в европейской части страны. Но начиная с 1992 года, после приватизации заготовительных предприятий, появилось большое количество мелких фирм-экспортеров, которые были в состоянии только вести рубку леса в легко доступных лесах, Наиболее ценные леса начали рубить с удвоенной силой, а суммарный объём рубок оказался близок к полному использованию расчётной лесосеки.

В последние годы правительство РФ приняло ряд решений, нацеленных на ограничение экспорта круглого леса и стимулирование развития лесоперерабатывающей отрасли. Постановлением правительства от 05.02.07 №75 было введено трехэтапное — на 30% ежегодно — повышение вывозных пошлин на круглый лес — хвойные породы, березу и осину (кроме балансовой древесины), а также ценные и твердолиственные породы [11]. 1 января 2009 г. должен был состояться последний шаг: вывозная пошлина должна была вырасти до 50 евро за куб.м., то есть приобрести запретительный характер. Но  это оказалось перенесено на более поздние сроки. Тем не менее повышение пошлин уже повлияло, хотя и не очень сильно, на физический объём вывоза круглого леса в КНР [12].

 

 

Существенного роста экспорта обработанной древесины в Китай при этом не наблюдается: пока 95% отправляемой из России древесины приходится именно на круглый лес.

Острой проблемой в российско-китайских связях остаются нелегальные рубки, особо распространенные на российском Дальнем Востоке и в юго-восточных районах Сибири. Они тесно связаны с внутренними социальными и экономическими процессами. По данным органов лесного хозяйства, в первой половине 2008 г. объем самовольно заготовленной древесины составил 33,1 тыс.куб.м., а причиненный ущерб – 829839 тыс.руб. Самые криминогенные в этом отношении субъекты – Хабаровский край (59% от общего объема самовольно заготовленной древесины), Приморский край (32%), Амурская область (6%); на Республику Саха (Якутия), Еврейскую АО, Сахалинскую область приходится еще 3% незаконно заготовляемой древесины [13].

Импортерам, в частности Китаю, где глубокая переработка хорошо развита, нужен от нас именно кругляк, а не доски, шпон и фанера. Китайские представители могут сколько угодно убеждать, что они согласны сотрудничать с дальневосточными и сибирскими лесопромышленниками в области деревообработки, но в реальности у них нет экономических стимулов инвестировать в лесоперерабатывающие мощности Дальнего Востока и Сибири.

 

Приграничные провинции и автономные районы КНР

Значительная часть двусторонней торговли приходится на пограничные с Россией провинции и автономные районы Китая - провинции Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин, автономные районы Внутренняя Монголия и Синьцзян. По итогам 2007 г. на них пришлось 36,8% общего объема китайско-российской торговли, или 17,72 млрд долл. (см. рис.).

 

 

 

Лидирующее положение в торговле с Россией занимает провинция Хэйлунцзян. Удельный вес России во внешнеторговом обороте этой провинции в 2007 г. был равен 62%.

 

 

 

По сравнению с 2006 г. объем торговли между Хэйлунцзяном и Россией возрос более чем на 70%. За счет этой китайской провинции российский Дальний Восток и Сибирь на 70% обеспечивают свои потребности в овощах, на 50% – в одежде и обуви, на 30% – в стройматериалах (см. рис.). Со своей стороны, Хэйлунцзян импортирует из России главным образом древесину, сырую нефть, хлоркалий, целлюлозу, каучук и др. (см. рис.).

В 1-м полугодии 2008 г. товарооборот провинции с Россией составил 4,36 млрд долл. (рост на 6,9%). Впервые за многие годы зафиксировано снижение объема китайского экспорта (-3,2%), Стоит также отметить снижение удельного веса России во внешней торговле провинции: с 62% в 2007 г. до 51,1% в первом полугодии 2008 г.

Администрация провинции в 2007 году поставила следующие задачи в области отношений с Россией:

·         повысить долю продукции машиностроения и электроники в экспорте в Россию до 16 %, увеличить импорт электроэнергии из России;

·         оказывать помощь ведущим предприятиям, занимающимся внешнеторговыми операциями с Россией;

·         развивать сотрудничество в областях лесозаготовки и нефтедобычи;

·         укреплять контакты и координацию между российскими и китайскими местными властями;

·         за 3 года увеличить объем площади выращивания сельскохозяйственных культур на территории России и товарооборота сельхозпродуктов в 2 раза;

·         способствовать продвижению крупных китайских предприятий на российском строительном рынке;

·         стимулировать развитие машиностроительного комплекса.

           

Объем торговли автономного района Внутренняя Монголия с Россией в 2007 г. достиг 2,29 млрд долл.

Большие перспективы роста имеют торгово-экономические отношения провинции Ляонин с Россией. В 1-й половине 2008 г. они показали самый высокий прирост – 26%, составив 718 млн долл. Но пока российская доля во внешнем товарообороте провинции мала (2,1%).

 Россия является одним из главных экономических партнеров для провинции Цзилинь. За период с 2000 г. по 2007 г. объем торговли провинции с Россией вырос в 8,3 раза и достиг 567,15 млн долл., при этом объем российского импорта сократился на 13,3%.

 

 

В Китае называют следующие причины сравнительно низких показателей роста торговли северо-восточных провинций с Россией в первом полугодии 2008 г.: продолжающаяся ревальвация юаня, повышение российских экспортных пошлин на ряд товаров и борьба с «серым» импортом, усиление таможенного администрирования в России и Китае, увеличение транспортных расходов в связи с ростом цен на энергоносители. Хотя в структуре товарооборота не произошло принципиальных изменений, обозначились факторы, которые могут на нее повлиять.

Например, отмечается снижение объемов поставок необработанной древесины из России, вызванное повышением российских экспортных пошлин. В этой связи китайские предприятия проявляют интерес к проектам по заготовке и переработке древесины на территории России. Компания «Цзисинь» выразила намерение получить в аренду лесные участки в Иркутской области и построить завод по производству шпона мощностью 100 тыс. куб. м в год.

Отмена в январе 2008 г. ввозных пошлин на цемент и рост внутренних цен на него в России привели к резкому увеличению поставок китайского цемента - с января по май 2008 г. его поставки через КПП Суйфэньхэ выросли на 334% по сравнению с аналогичным периодом 2007 г. Зафиксирован устойчивый рост поставок в Россию китайских фруктов. В связи с введением в России с 1 июля 2008 г. новых правил сертификации импортных машин наблюдался значительный рост поставок китайских автомобилей, в основном грузовых..

Помимо автомобильной и лесной отрасли, предприятия Северо-Восточного Китая в качестве приоритетных направлений сотрудничества с Россией рассматривают энергетику, разработку и добычу ископаемых, расширение подрядного строительства в Сибири и на Дальнем Востоке и т.д. На фоне снижения динамики роста приграничной мелкооптовой торговли все четче вырисовывается тенденция целенаправленного проникновения китайского капитала в российские регионы. Встречного движения российского капитала пока не наблюдается. Любимый мужчинами препарат сиалис работает во всех случаях!

 

* * *

 

Вероятность существенных позитивных изменений в российско-китайском приграничном и межрегиональном сотрудничестве в ближайшее время чрезвычайно мала.

По-прежнему основными трудноразрешимыми проблемами остаются:

·         слабая диверсификация структуры российского экспорта;

·         нелегальный вывоз и ввоз продукции;

·         слабая информационная поддержка российских экспортеров и импортеров;

·         различные требования к стандартизации и сертификации товара;

·         низкая квалификация российских китаеведов-практиков;

·         сложности выхода российских производителей продукции НИОКР на китайский рынок.

Экспортную политику российских регионов в отношении Китая необходимо изменить.

Во-первых, следует увеличивать объемы российского экспорта за счет продукции с более высокой добавленной стоимостью. К примеру, углубить переработку древесины, переработку рыбы и других биоресурсов моря, повысить степень передела в черной металлургии т.д. Только за счет этих товарных групп можно существенно прирастить объемы российского экспорта. Осуществить это можно путем создания совместных производств, налаживания производственной кооперации.

Во-вторых, нужно расширять экспорт машин, технического оборудования и других высокотехнологичных товаров. Пока, наоборот, наблюдается тенденция к постоянному сокращению удельного веса данной группы товаров в структуре экспорта. Разумеется, для этого требуется повысить конкурентоспособность российских машин и оборудования и кардинально улучшить маркетинговую работу на рынке Китая. В перспективе крупным российским компаниям можно было бы подумать об осуществлении инвестиций в Китай, создании здесь своих предприятий, налаживании более тесных контактов с китайскими производителями машинно-технической продукции.

 

Примечания:

 

[1] Дунъоу Чжунъя яньцзю. 1993, №4. С. 63.

 

[2] Дунъоу Чжунъя яньцзю. 1994, №3. С. 56.

 

[3] Юаньдун цзинцзи даобао. 02.05.1996.

 

[4] Хэйлунцзян дуйвай цзинмао. 2002, №3. С.8.

 

[5] Хэйлунцзян дуйвай цзинмао. 2002, №7. С. 7.

 

[6] Караваев В. Стратегия регионального развития и сотрудничества: взгляд с Дальнего Востока // Мировая экономика и международные экономические отношения. 2000, №2.

 

[7] Исторический опыт освоения Дальнего Востока. Вып. 2: Финансы и внешнеэкономическая деятельность. Благовещенск, 2000. С. 234

 

[8] http://www.club-rf.ru

 

[9] Бизнес за рубежом. 2001, №25.

 

[10] Значительную часть поставок из России в КНР занимают хвойные породы, такие как корейская (маньчжурская) сосна, сосна Бунге, лиственница, камфорная сосна, ель аянская, а из лиственных - различные породы дуба (ксилосма кистевидная), ивы.

 

[11] По нему с 1 июля 2007 г. специфическая составляющая вывозной пошлины поднялась до 10 евро за 1 куб.м, с 1 апреля 2008-го — до 15 евро.

 

[12] Так, по данных китайской таможни, за 11 месяцев 2008 г. поставки «древесины и изделий из нее» в стоимостном выражении увеличились на 3,0%., а в физическом выражении уменьшились на 21,7% (56,66% всего импорта древесины Китая).  На долю российского экспорта круглого леса пришлось 63,62% (против 68,40% в 2007 г.) совокупного импорта Китаем круглого леса. Средняя цена 1 куб. м круглого леса из России в ноябре 2008 г. составила 147,30 долл.

 

[13] http://www.rosleshoz.gov.ru



Читайте также на нашем сайте: 

 
 

«Дорогие гости» Приамурья или «китайская угроза» России?» Сергей Подольский, Вениамин Готвинский.

 

«Китайская миграция и будущее России» Марат Пальников.


«Роль Китая в глобализующемся мире» Василий Михеев.

 

«Новый лидер мировой экономики» Александр Салицкий.

 




Опубликовано на портале 06/03/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика