Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Сдвиги в идеологии ХАМАС: тактический маневр или дорога к миру?

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Александр Демченко

Сдвиги в идеологии ХАМАС: тактический маневр или дорога к миру?


Демченко Александр Владимирович – научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук.


Сдвиги в идеологии ХАМАС: тактический маневр или дорога к миру?

Приоритетной целью для ХАМАС, отраженной в Хартии 1988 г., является борьба с Израилем за создание независимого палестинского государства. Однако после победы на выборах 2006 г. лидеры организации выдвинули новые предложения, свидетельствующие о смягчении антиизраильской позиции. Возможна ли трансформация этого и других исламистского движений в сторону большей умеренности, и если да, то насколько это может приблизить урегулирование ближневосточного конфликта?

Интерес к Исламскому движению сопротивления ХАМАС (от арабского «Харакят аль-мукаввама аль-исламийя») связан не только с активным участием этой организации, с момента ее создания в 1987 г., в конфликте с Израилем. И не только с возрастанием ее роли во внутрипалестинских событиях, особенно после победы на парламентских выборах в Палестинской национальной администрации (ПНА) в 2006 г. Все актуальнее становится вопрос о возможности трансформации исламистских движений в сторону большей умеренности и об их способности адаптироваться к меняющимся внутриполитическим и международным реалиям.

С начала 2011 г. арабский мир переживает революционные события, характеризующиеся ослаблением в ряде стран старых светских националистических элит, свержением лидеров некоторых государств и усилением роли прежде оппозиционных групп. Все большее влияние получают исламисты, ранее действовавшие под сильным многолетним давлением репрессивного аппарата. В этой связи оптимистически настроенные аналитики указывают на опыт Турции, где исламисты после неудачного опыта правления в 1996–1997 гг. существенно изменили свой облик, выдвинули новых лидеров, смягчили идеологию и смогли в 2002 г. победить на парламентских выборах, причем удерживают власть до настоящего времени.

Оставляя за скобками вопрос о возможности трансформации исламистских организаций в упомянутых странах, отметим, что в случае с ХАМАС все обстоит гораздо сложнее. Идеология палестинских исламистов не исчерпывается традиционными вопросами соотношения ислама и демократии, внедрения шариата, исламизации повседневной жизни, регулирования положения женщин, проведения внешнеполитического курса, направленного на укрепление связей с мусульманскими странами и ослабление зависимости от Запада. Для ХАМАС приоритетным направлением, отраженным в его основополагающем документе – Хартии 1988 г., является борьба с Израилем за создание независимого палестинского государства. С точки зрения исламистов, конфликт не ограничивается этнотерриториальными противоречиями, но имеет и религиозный аспект: Палестина – святая земля ислама, где, по преданиям, бывал пророк Мухаммад, а с Храмовой горы в Иерусалиме он при жизни чудесным образом совершил путешествие на небеса. Этот город почитается мусульманами как третий по значимости после Мекки и Медины. В первые годы существования ислама приверженцы этой веры во время молитвы ориентировались не на Мекку, а на Иерусалим. Восприятие палестино-израильского конфликта через призму религии усиливает его ценностное измерение, делает исламистов более непримиримыми. (Надо сказать, что другая палестинская организация – светское Движение за освобождение Палестины ФАТХ, созданное во второй половине 1950-х гг., также не отрицает религиозного значения палестинской земли.)

Тем не менее после победы ХАМАС над ФАТХ на парламентских выборах в автономии 25 января 2006 г. исламисты вынуждены существовать в новом статусе. Если в период первого палестинского антиизраильского восстания (интифады) 1987–1993 гг. они были активными участниками вооруженного сопротивления, в 1990-е гг. противостояли процессу мирного урегулирования, начатому в Осло, устраивая теракты на территории Израиля, в первой половине 2000-х гг. приняли участие в интифаде Аль-Аксы, то во второй половине 2000-х в деятельности организации стала усиливаться политико-дипломатическая составляющая. Движение ХАМАС начало проявлять себя не только как вооруженная оппозиционная группировка, но и как партия, претендующая на ключевые посты в правительстве ПНА, а также как сила, управляющая исламистским анклавом в секторе Газа после его захвата в июне 2007 г. Необходимость приспосабливаться к новым условиям не привела к изменению идеологии движения в целом. В то время как «квартет» международных посредников (США, Россия, Евросоюз и ООН) и Израиль потребовали признать право Израиля на существование, согласиться со всеми мирными соглашениями, подписанными ФАТХ в ходе переговорного процесса, отказаться от насилия как метода борьбы и от уничтожения Израиля как конечной цели – от ХАМАС заявления об отказе от основных его постулатов не последовало.

Однако лидеры ХАМАС после 2006 г. выдвинули ряд новых предложений, касающихся отношений с Израилем. Они, на наш взгляд, свидетельствуют о смягчении антиизраильской позиции и о готовности исламистов в обмен на длительное перемирие с Израилем создать палестинское государство в границах 1967 г. (на Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа, со столицей в Восточном Иерусалиме). Об этом можно судить по содержанию основных палестинских документов: предвыборной программы 2005 г., проекта программы правительства национального единства и программы правительства ХАМАС 2006 г., «Мекканского соглашения» 2007 г., а также многочисленных интервью и выступлений в СМИ лидеров движения.

Заявления ХАМАС о возможности сосуществования с Израилем звучали и до 2006 г. Но тогда они были очень редки и оставались незамеченными, так как движение сосредотачивалось на вооруженной борьбе. Так, еще в 1993 г. духовный лидер и основатель движения шейх Ахмад Ясин заявил о возможности заключения длительного перемирия с Израилем [1]. В последующие годы представители ХАМАС несколько раз упоминали об этой инициативе [2]. В январе 2004 г. один из лидеров движения, Абдель Азиз ар-Рантиси, выступил с реалистических позиций, признав, что «на данном этапе трудно освободить всю нашу землю [историческую Палестину], поэтому мы принимаем план поэтапного освобождения» с созданием палестинского государства в границах 1967 г. [3] Однако если до 2006 г. такие заявления были эпизодическими и скорее выглядели как намеки ХАМАС в адрес Израиля и международного сообщества, то во второй половине 2000-х годов выражение «границы 1967 г.» прочно вошло в политический лексикон лидеров исламистов.

* * *

В ноябре 2004 г. скончался лидер ФАТХ и президент ПНА Ясир Арафат, на смену которому пришел его давний соратник Махмуд Аббас. Движение ФАТХ существенно ослабло – как по причине ухода из жизни овеянного легендами лидера, так и вследствие высокой коррупции в автономии и отсутствия прогресса в деле создания палестинского государства. Движение ХАМАС взяло курс на интеграцию во властные структуры палестинской автономии. От прежних редких упоминаний о возможности заключения длительного перемирия при условии создания палестинского государства в границах 1967 г. руководители исламисты перешли к более четкому акцентированию приемлемости для исламистов такого промежуточного решения. Новая риторика была связана не только с желанием добиться признания легитимности ХАМАС со стороны миротворцев и финансовых доноров ПНА, но и со стремлением избежать силового вмешательства Израиля во внутриполитические дела Палестины. Кроме того, упоминание границ 1967 г., пусть и без изменения Хартии, могло в какой-то мере обезопасить ХАМАС от попытки ФАТХ исключить его из политической жизни автономии по примеру алжирских военных, аннулировавших в 1991 г. итоги парламентских выборов, на которых победили местные исламисты. Наконец, смягчение риторики ХАМАС в отношении Израиля могло в будущем послужить основой для взаимодействия с ФАТХ во властных структурах автономии, если бы сторонам удалось найти баланс в своих отношениях.

Готовность исламистов к некоторым уступкам была продемонстрирована в предвыборной программе их блока «За изменения и реформы», появившейся в 2005 г. [4] Самым жестким пунктом, касающимся Израиля, было упоминание о том, что «интифада Аль-Аксы обнажила новые реалии палестинской жизни и показала, что соглашения, подписанные в Осло, ушли в прошлое». «Многое было произнесено о роли этих соглашений. Продолжающаяся сионистская оккупация показала, что эти договоренности можно похоронить», – отмечалось в документе. Говорилось в нем также о необходимости «освобождения родины и возвращения палестинцам их исконной земли, создания независимого государства со столицей в городе Иерусалиме» и реализации «программы сопротивления и интифады, которую избрал палестинский народ в качестве своей стратегии прекращения оккупации». В одном из разделов программы, озаглавленном «Наши принципы», отмечалось, что «историческая Палестина есть часть арабской и исламской территории, на которую имеет право палестинский народ». Далее утверждалось: «Палестинский народ еще не завершил этап национально-освободительной борьбы, он может сражаться за возвращение своих прав и прекращение режима оккупации любыми средствами, в том числе с помощью вооруженного сопротивления. Поэтому мы должны мобилизовать весь свой потенциал для его поддержки и обеспечить все возможности для вывода «израильских» сил и создания палестинского государства со столицей в Иерусалиме». Исламисты заявляли о приверженности «исконным правам» палестинского народа «на свою землю, на священный Иерусалим и мусульманские святыни, на выход к морю, на государственные границы, на существование полностью независимого суверенного государства». Подчеркивалось право палестинских беженцев на возвращение. Что касается международного курса блока, то в третьем разделе документа, названном «Внешние связи», предлагались налаживание «сбалансированных отношений с международным сообществом, эффективное и конструктивное сотрудничество с различными странами при сохранении единства нации, суверенитета Палестины, стремление к прогрессу – при соблюдении прав человека в палестинской автономии». Отношения с зарубежными странами должны были строиться «таким образом, чтобы палестинская проблема решилась в пользу палестинского народа». Исламисты говорили о важности сотрудничества с международными организациями и структурами, чтобы поставить в них вопрос о незаконности израильской оккупации, признания ее «самым отвратительным видом терроризма». При этом отмечалось «законное право» палестинцев на «сопротивление этой оккупации всеми возможными средствами», «поскольку национально-освободительная борьба оправданна и божественными установлениями, и земными законами, т.е. международными нормами и предписаниями». Блок намеревался призвать международное сообщество «оказать эффективную помощь в восстановлении палестинских городов и строительстве инфраструктуры», но только не в обмен на отказ исламистов от собственных убеждений.

Процитированные отрывки предвыборной программы звучали по-новому. Чтобы увидеть изменения в позиции ХАМАС, достаточно сравнить документ с Хартией 1988 г. [5] В предвыборной программе обращает на себя внимание отсутствие ясных обозначений границ будущего палестинского государства: говорится лишь об «исторической Палестине», к которой относятся все земли к востоку от реки Иордан. Напротив, в Хартии сказано жестче и аргументированнее: «Земля Палестины является святой землей ислама (вакфом) для всех поколений мусульман, до самого воскрешения мертвых. Нельзя предавать ее или какую-то ее часть, или отказываться от нее или от какой-либо ее части. Любые инициативы, называемые «мирным решением», и международные комиссии по решению палестинской проблемы противоречат исламскому мировоззрению. Отказ от какой-либо части Палестины равносилен отказу от религии». Текст предвыборной программы выглядит достаточно сухим и неэмоциональным по сравнению с фанатичной Хартией, где Израилю уделяется очень большое внимание и он называется «сионистским врагом», который «ломает кости, стреляет в женщин, стариков и младенцев без всякого повода», посылает тысячи палестинцев в «концентрационные лагеря», где они влачат «жалкое, нечеловеческое существование», «разрушает дома, превращает детей в сирот, выносит жестокие приговоры тысячам молодых людей, которые вынуждены проводить в тюрьме лучшие годы своей жизни». В Хартии делается акцент на том, что конфликт с Израилем имеет религиозный характер, и приводятся слова создателя исламистской организации «Братья-мусульмане» (из среды которой вышли основатели ХАМАС) египтянина Хасана аль-Банны (1906–1949), который заявил: «По воле Аллаха, всемилостивого и великого, Израиль будет существовать, пока ислам его не уничтожит, как и все, что было до него». В Хартии сказано также, что «нет иного решения палестинской проблемы, кроме джихада», в то время как в предвыборной программе не говорится о необходимости уничтожения Израиля и лишь отмечается право палестинцев на «вооруженное сопротивление».

После победы на парламентских выборах лидеры ХАМАС сохранили относительно мягкую тональность высказываний в отношении Израиля и мирного процесса. Исламистам было необходимо конвертировать свой электоральный успех в реальную власть, причем не только в законодательном органе, который традиционно играет незначительную роль в политической системе палестинской автономии. Ключевыми в этом отношении являются посты премьер-министра, министров финансов, иностранных и внутренних дел, глав силовых структур. Приоритетной задачей ХАМАС на ближайшее время стало формирование коалиционного правительства с движением ФАТХ, продолжавшим пользоваться популярностью у части палестинцев, имевшим контроль над финансовыми и силовыми структурами ПНА, признававшимся как член Организации освобождения Палестины (ООП) в качестве единственного законного представителя палестинского народа международным сообществом и Израилем. Лидерам ХАМАС был невыгоден образ радикальных и непримиримых джихадистов, они стремились предстать принципиальными, но гибкими политиками, с которыми можно вести переговоры.

С точки зрения ХАМАС, такой диалог был возможен. Об этом говорил глава политбюро ХАМАС Халед Машаль во время поездки в Йемен 20 марта 2006 г. [6] В ходе визита в Москву в начале марта 2006 г. Х. Машаль в интервью «Российской газете» выразил согласие с мнением своего заместителя Мусы Абу Марзука (считающегося в организации «ястребом»), что «в случае признания государства Израиль у палестинцев не будет прав на Иерусалим, прав на возвращение беженцев и прав на Западный берег реки Иордан». При этом он заявил, что диалог с Израилем возможен только в случае прихода к власти в стране политиков, готовых к компромиссам. Х. Машаль отметил, что движение внимательно следит за расстановкой политических сил в Израиле. На его взгляд, среди израильских партий нет ни одной, с которой бы движение ХАМАС могло вести переговоры. «Израильские политики заявляют, что выступают против возвращения палестинцам оккупированных земель и не хотят соглашаться на границы Израиля, существовавшие до 1967 г.», – утверждал Х. Машаль, имея в виду, вероятно, выступления ведущих партий «Кадима» и «Ликуд» против того, чтобы отдать палестинцам все территории, занятые в ходе Шестидневной войны [7].

Намек на возможность улаживания конфликта с Израилем на основе принципа «двух государств» содержался и в проекте программы правительства национального единства, опубликованном в марте 2006 г. [8] Акцент в ней был сделан на тех требованиях к Израилю, которые были общими для всех организаций-членов палестинского движения сопротивления. Так, отмечалась необходимость прекращения оккупации, ликвидации существующих еврейских поселений, возвращения палестинских беженцев в свои дома, освобождения палестинских заключенных из израильских тюрем. Ставились задачи противодействия иудаизации Иерусалима, аннексии долины реки Иордан, имеющей для Израиля важное военно-стратегическое и ресурсное (как источник воды) значение. Провозглашалась борьба со строительством «разделительной стены», которая, по замыслу Израиля, должна была оградить страну от проникновения палестинских боевиков. Наибольший интерес представляют пятая, девятая и десятая статьи проекта программы. В пятой статье говорится о необходимости сотрудничества с международным сообществом для достижения полного ухода Израиля с оккупированных в 1967 г. территорий, чтобы «в регионе воцарилось спокойствие и стабильность во время этого периода». В девятой статье отмечается, что «правительство будет очень ответственно относиться к подписанным соглашениям [между ООН/ПНА и Израилем] и в соответствии с главными интересами нашего народа будет бескомпромиссно отстаивать его неотъемлемые права». В десятой статье сказано: «Правительство будет относиться к международным резолюциям [по палестинскому вопросу] с ответственностью за нацию и с учетом [необходимости] защиты неотъемлемых прав нашего народа». Палестинский исследователь Х. Хруб обращает внимание на слова «во время этого периода», которые, на его взгляд, направлены в адрес сторонников ХАМАС и говорят о принятии движением плана поэтапного освобождения всей Палестины. «В то же время в целом суть этих статей, а также всего документа близка к концепции «двух государств», без каких-либо намеков на «освобождение всей Палестины» или «уничтожение Израиля», которые можно обнаружить в Хартии», – считает Х. Хруб [9].

Программе правительства национального единства суждено было остаться проектом, потому что ХАМАС и ФАТХ не смогли договориться о формировании кабинета министров. В результате 29 марта 2006 г. было приведено к присяге правительство без представителей ФАТХ, программу которого двумя днями ранее кандидат в премьер-министры от исламистов Исмаил Хания огласил в выступлении перед депутатами палестинского парламента. Документ стал политической платформой только ХАМАС, а не нескольких палестинских организаций. Программа была схожа с предыдущей в той части, где говорилось об отношениях с Израилем и международным сообществом. Движение ХАМАС соглашалось взаимодействовать с израильскими властями по вопросам текущей жизни палестинской автономии (бизнес, торговля, поездки палестинцев на работу из автономии в Израиль, здравоохранение). Обращает на себя внимание отсутствие в речи И. Хании фразы «вооруженная борьба», которая фигурировала в преамбуле предвыборной программы, и выражения «на данном этапе», содержавшегося в проекте программы правительства национального единства. Будущий премьер-министр также напомнил, что Израиль отверг Арабскую мирную инициативу 2002 г., которая была принята Лигой арабских государств по предложению Саудовской Аравии и предусматривала нормализацию отношений между Израилем и арабским миром в обмен на создание палестинского государства в границах 1967 г. И. Хания отметил, что переговоры по палестинской проблеме зашли в тупик не по вине палестинской или арабской стороны, а по вине Израиля, оккупирующего палестинские земли [10]. Тем самым И. Хания давал понять, что Арабская мирная инициатива также может рассматриваться движением как основа для диалога, хотя для ХАМАС она не является моделью окончательного решения палестинской проблемы. Не многие знают, но во время привычных покупок в известных китайских интернет магазинах, можно еще и неплохо заработать, вернув себе часть от потраченной суммы, а делается все это за счет АлиЭкспресс кэшбэка , причем процесс покупки остается без изменений. Накопленные таким образом средства можно вывести любым удобным для вас способом, начиная от банковской карты, заканчивая популярными платежными системами. Экономить стало проще, главное перед оплатой не забывайте активировать кэшбэк.

31 марта И. Хания опубликовал в британской газете «The Guardian» статью, в которой напомнил, что ХАМАС уже год соблюдает соглашение о прекращении операций против Израиля, подписанное палестинскими группировками в марте 2005 г. «Послание ХАМАС и Палестинской администрации миру следующее: перестаньте говорить нам о признании «права на существование» Израиля или о прекращении сопротивления, до тех пор пока израильтяне не уйдут с нашей земли и не признают наши права», – отмечалось в статье [11]. Еще одной интересной инициативой ХАМАС, связанной с палестино-израильским урегулированием, стало предложение Х. Машаля выстраивать отношения между двумя государствами по тайваньско-китайской модели. В интервью немецкой газете «Junge Welt» в декабре 2006 г. глава политбюро заявил, что «есть много случаев, когда непризнание не означает войны. Китай и Тайвань, например, не признают друг друга, но они ведут торговлю и сотрудничают. Воздерживаясь от официального признания, мы в первую очередь просто не хотим легитимизировать захват Израилем нашей земли» [12].

Таким образом, на начало 2006 г. пришелся пик озвучивания исламистами новых идей, касающихся решения палестинской проблемы. Движение четко выразило намерение создать лишь на части территории исторической Палестины государство, которое бы существовало бок о бок с Израилем. При этом отвергались какие-либо предварительные уступки со стороны ХАМАС (изменение Хартии, признание Израиля и договоренностей в Осло, отказ от вооруженных методов борьбы), до тех пор пока не будут достигнуты реальные результаты мирного процесса. Движение не отказывалось от притязаний на остальную часть территории Палестины, занятую Израилем, и сохраняло приверженность более отдаленной цели – полной ликвидации еврейского государства, хотя эта конечная фаза палестинской борьбы, как правило, не упоминалась ни в документах организации, ни в выступлениях и публикациях ее лидеров. В связи с этим, а также из-за нежелания ФАТХ делиться властью с победившими исламистами, созданное в конце марта 2006 года правительство И. Хании не получило широкого международного признания и оказалось нежизнеспособным.

В течение 2006 г. экономическое положение автономии значительно ухудшилось, а между бойцами ФАТХ и ХАМАС неоднократно случались вооруженные столкновения. Примирить на время враждующие фракции удалось королю Саудовской Аравии Абдалле. 6 февраля 2007 г. Х. Машаль и М. Аббас заключили в Мекке соответствующее соглашение. Оно предусматривало прекращение столкновений между палестинскими организациями и формирование нового правительства из представителей ХАМАС, ФАТХ и «независимых» во главе с И. Ханией. Основное внимание в этом небольшом по объему документе уделялось межпалестинскому примирению, а не палестино-израильскому конфликту. «Мекканское соглашение» провозглашало необходимость избавления от оккупации, восстановления прав палестинского народа, решения проблем Иерусалима и его святынь, а также беженцев, освобождения палестинских заключенных и противодействия строительству Израилем «разделительной стены». Все это были требования, традиционные для ФАТХ [13]. Поэтому вскоре после подписания соглашения лидеры ХАМАС заявили в СМИ, что оно не означает принятия движением позиции М. Аббаса и признания сионистского государства [14].

Более развернуто тема палестино-израильских отношений была представлена в программе палестинского правительства национального единства, утвержденного палестинским парламентом 17 марта 2007 г. ФАТХ и ХАМАС решили добиться одобрения «квартетом» международных посредников нового правительства. Ранее Израиль и США выразили неудовлетворение соглашением в Мекке, так как требования посредников к ХАМАС не были выполнены. Поэтому программа выражала компромисс между позициями ФАТХ и ХАМАС. В документе ставилась задача прекращения оккупации палестинских территорий, причем говорилось о необходимости продолжать сопротивление (без уточнения, что оно должно быть вооруженным). В разделе программы, посвященном взаимодействию с международным сообществом, новым было упоминание иностранных государств и международных структур, оказывающих поддержку палестинцам. Наибольшее внимание уделялось Евросоюзу, относившемуся к контактам с ХАМАС более прагматично, чем США, и оказывавшему палестинцам материальную помощь. Израиль подвергался критике за сохранение оккупации. Подчеркивалась также важность сотрудничества палестинского правительства с Советом Безопасности ООН, Россией и Китаем [15].

Диалог между ФАТХ и ХАМАС и формирование палестинского правительства вызвали споры в среде исламистов. Некоторые влиятельные радикально настроенные лидеры ХАМАС выступили против «Мекканского соглашения». Оппозиция росла и среди вооруженных группировок ХАМАС – «Исполнительных сил» и «Бригад Изэддина аль-Кассама», недовольных уступками. В рядах движения оформилось наиболее экстремистское крыло, недовольное И. Ханией и Х. Машалем. Аналогичное размежевание по вопросу о сотрудничестве с ХАМАС происходило среди членов ФАТХ. Особенно выделялся Мухаммед Дахлан, контролировавший силовые структуры сектора Газа. В итоге в июне 2007 г. возобновились столкновения в Газе. Экстремисты из ХАМАС на этот раз боролись не только против ФАТХ, но и против политики уступок. Кроме того, они опасались, что противники «Мекканского соглашения» в рядах ФАТХ в Газе планируют силовым путем покончить с политическим влиянием исламистов. 11–15 июня 2007 г. вооруженное противостояние между бойцами ФАТХ и ХАМАС привело к ликвидации подконтрольных М. Аббасу структур на территории сектора и окончательному превращению его в исламистский анклав.

После раскола палестинской автономии лидеры ХАМАС не оставляли попыток примириться с ФАТХ, добиться международного признания, а также обезопасить себя от военного вмешательства Израиля. Изоляция и построение в секторе Газа исламского государства не являлись для ХАМАС самоцелью. Исламистское движение позиционировало себя как общепалестинскую политическую организацию, а не как террористическую группировку, и хотело воспользоваться своим правом (полученным на законных парламентских выборах) сформировать правительство. Кроме того, обе стороны понимали, что палестинцы и в Газе, и на Западном берегу требуют прекращения политических распрей. Это вынуждало ХАМАС и ФАТХ предпринимать попытки примирения. 23 марта 2008 г. при посредничестве Йемена между ними была подписана «Декларация Саны», предусматривавшая возобновление диалога. Однако неоднократные взаимные предложения ХАМАС и ФАТХ начать переговоры о восстановлении единства и аналогичные призывы со стороны Египта и Саудовской Аравии ни к чему не приводили. Противоречия между движениями были слишком глубоки, а США и Израиль продолжали выступать против их примирения и оказывали давление на М. Аббаса. Кроме того, после распада автономии палестинский президент возобновил в американском городе Аннаполисе переговоры с Израилем о мире, и хотя они оказались безуспешными и завершились с началом израильской операции «Литой свинец» против ХАМАС в секторе Газа в конце декабря 2008 г. – начале января 2009 г., процесс Аннаполиса еще более осложнил отношения между ФАТХ и ХАМАС.

Новый президент США Барак Обама, придя к власти в январе 2009 г., решил добиться мирного решения палестино-израильского конфликта. По его мнению, это должно было помочь преодолеть отчуждение между Западом и исламским миром, которое усилилось в период президентства Джорджа Буша в 2001–2009 гг. Наиболее полно ближневосточная стратегия Б. Обамы была изложена в его выступлении в Каирском университете 4 июня 2009 г. Касаясь палестинской проблемы, он сосредоточился на признании исторических прав на палестинскую землю израильского и арабского народов и осудил насилие как способ разрешения палестино-израильского конфликта. Американский президент подчеркнул, что «единственным выходом, позволяющим удовлетворить стремления обеих сторон, являются два государства, в которых как израильтяне, так и палестинцы будут жить в мире и безопасности» [16].

Реакция ХАМАС на выступление американского президента была осторожной, но положительной. Исламисты надеялись, что если политика США станет менее произраильской, то у них появится шанс преодолеть блокаду сектора Газа и даже примириться с ФАТХ и сформировать общепалестинское правительство. Заместитель министра иностранных дел правительства ХАМАС и советник И. Хании по международным вопросам Ахмад Юсеф в интервью британскому изданию «The Economist» 31 июня назвал речь Б. Обамы «в целом превосходной» и «искренней», добавив, что палестинцы ждут от него конкретных дел. А. Юсеф заявил, что движение «очень близко к тому, чтобы признать Израиль». «Мы всячески демонстрируем гибкость своей идеологии по этому вопросу», – сказал он. Касаясь призыва к ликвидации Израиля в Хартии 1988 г., которую ХАМАС отказывается менять, он заметил: «Мы не пользуемся ею. Зачем же менять то, чем мы никогда не пользовались?» (Позже он же опроверг эти слова.) По словам А. Юсефа, движение ХАМАС «уважало» все предыдущие соглашения с Израилем, заключенные ООП, давая тем самым Тель-Авиву возможность выполнить свою часть обязательств, то есть прекратить оккупацию. ХАМАС, сказал он, не будет возражать против существования палестинского государства бок о бок с израильским. Сам он предпочел бы создание единого государства для «всех авраамических религий, которое можно было бы назвать Федерацией Святой земли», но решать этот вопрос должно следующее поколение [17].

В период 2006–2010 гг., к которому относятся упомянутые сдвиги в идеологии ХАМАС, палестино-израильский мирный процесс находился в тупиковом состоянии. Движение ФАТХ, которое было готово на бóльшие уступки, чем исламисты, не смогло добиться результатов во время переговоров с израильским правительством Эхуда Ольмерта в 2007–2008 гг. и во время переговоров при посредничестве президента США в 2009–2010 гг. Отказ действующего (с апреля 2009 г.) израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху прекратить строительство в еврейских поселениях на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме препятствовал обсуждению сторонами параметров мирного урегулирования: вопросов границ, возвращения беженцев, контроля над границами и т.д.

М. Аббас рассчитывал на давление Вашингтона, однако осенью 2010 г. США не удалось убедить Б. Нетаньяху прекратить строительство на оккупированных территориях, что с палестинской стороны было главным условием для возобновления переговоров. После неудачи в диалоге с Израилем М. Аббас взял курс на одностороннее объявление независимости и вступление Палестины в ООН, а также вернулся к популярной в массах идее восстановления палестинского единства. В случае примирения с ХАМАС, кстати, заявка в ООН на признание палестинского государства выглядела бы более серьезно в глазах мирового сообщества.

Улучшению отношений между двумя движениями способствовала резкая активизация общественно-политической жизни в ближневосточном регионе и в Северной Африке с начала 2011 г. Были свергнуты президенты Туниса, Египта, начались выступления оппозиции в Иордании, Йемене, Ливии, Сирии. Наибольшую озабоченность ФАТХ вызвало свержение президента Египта Хосни Мубарака, который поддерживал движение и был главным региональным коспонсором мирного процесса, а также контролировал южную границу сектора Газа. Для ХАМАС неприятным оказалось ослабление президента Сирии Башара Асада, так как в Дамаске базируется внешнее руководство движения, а сирийский режим способствовал связям между палестинскими исламистами и Ираном – одним из их важнейших союзников, поставщиком оружия и финансовым донором.

В результате 4 мая 2011 г. ФАТХ и ХАМАС подписали в Каире соглашение о формировании единого правительства из «независимых технократов», а также договорились провести в течение года выборы президента автономии и выборы в парламент. Как и «Мекканское соглашение», документ посвящен сугубо внутрипалестинским проблемам. Однако всякие попытки сближения ХАМАС и ФАТХ вызывают вопрос: насколько исламисты соглашаются с позицией М. Аббаса по Израилю? Поэтому лидеры ХАМАС сразу выступили с уже знакомыми заявлениями о том, что они не собираются признавать Израиль, но готовы к созданию палестинского государства в границах 1967 г. без каких-либо территориальных уступок и к сосуществованию с израильским соседом. Комментируя соглашение с ФАТХ, они делали акцент на том, что сближает позиции двух движений. При этом не упоминалось, что для ХАМАС создание государства на Западном берегу и в секторе Газа – лишь промежуточный этап решения палестинской проблемы. Х. Машаль заявлял, что различия между ФАТХ и ХАМАС сводятся к разногласиям по поводу методов борьбы. Исламисты, по словам главы политбюро, считают необходимым использовать все формы сопротивления, в то время как ФАТХ склоняется к неприменению насилия. При этом Х. Машаль отмечал, что ради примирения с ФАТХ и сохранения национального единства его движение готово обсуждать этот спорный вопрос [18].

Перспективы реализации достигнутого в Каире соглашения между ФАТХ и ХАМАС о примирении и создании общепалестинского правительства остаются туманными. В течение почти семи месяцев стороны ведут переговоры о составе кабинета министров, порядке проведения выборов в автономии и других вопросах. Затягивание с формированием правительства вызвано не только сложностью согласования важных деталей, но и резко изменившейся ситуацией в арабском мире, которая характеризуется активизацией общественно-политической жизни и изменениями в региональной подсистеме международных отношений.

* * *

Объективности ради заметим, что видные члены ХАМАС во второй половине 2000-х гг. не отказались от жесткой и эмоциональной антиизраильской риторики в духе Хартии 1988 г. Примером могут служить воинственные высказывания представителя движения Исмаила Радвана в эфире палестинского телевидения 30 марта 2007 г.: «Мы должны напомнить нашей арабской и мусульманской нации, ее лидерам и народу, ее ученым и студентам, напомнить им, что Палестина и мечеть Аль-Акса не будут освобождены ни благодаря саммитам, ни благодаря международным резолюциям, а с помощью винтовки... О Аллах, укрепи ислам и мусульман и даруй победу поклоняющимся тебе воинам джихада в Палестине и везде... Аллах, забери притеснителей евреев, американцев и их пособников» [19].

С резкими антиизраильскими заявлениями выступали не только функционеры ХАМАС среднего звена, но и лидеры движения. Например, в 2008 г. глава МИД ХАМАС Махмуд аз-Захар опубликовал книгу «No Future Between Nations», в которой написал, что евреи являются чужаками во всех странах мира. По его мнению, единственный способ добиться справедливого мира в Палестине – это война. Об антисемитских взглядах аз-М. Захара свидетельствует цитирование им аятов Корана, где евреи упоминаются в негативном ключе, или такого, например, изречения, приписываемого пророку Мухаммаду: «Вы, мусульмане, будете сражаться с евреями, и когда кто-либо из них укроется за камнем, то камень скажет: О раб Аллаха, вот за мной находится иудей, убей его!» В одном из выступлений по палестинскому телевидению в ноябре 2010 г. М. аз-Захар сказал, что те бедствия, которые пережили в своей истории евреи, были заслуженными, так как они сами совершали преступления. Это, по его мнению, доказывает, что уничтожение Израиля и изгнание евреев со всей территории Палестины – «историческая необходимость, диктуемая реальностью» [20].

Другой видный член правительства ХАМАС – глава МВД Фатхи Хамад в интервью «Chinese News Agency» 13 июля 2009 г. также высказался вполне в духе Хартии 1988 г. Он заявил, что только сопротивление может заставить «сионистского врага» покинуть палестинские территории, пояснив, что под оккупированными территориями он понимает всю историческую Палестину, «ни одна пядь которой не может быть отдана [евреям], потому что является вакфом» [21]. Заметим, что антисемитские выпады, как правило, более характерны для пропаганды ХАМАС, ориентированной на палестинскую аудиторию. На международной арене, напротив, лидеры движения подчеркивают, что борются не против евреев и иудеев, а против граждан Израиля и сионистской идеологии [22].

Опыт двух антиизраильских восстаний, особенно интифады Аль-Аксы и последовавшего за ней вывода Израилем своих поселений и военных частей из сектора Газа в 2005 г., убедил исламистов, что наибольших уступок от Тель-Авива можно добиться благодаря силовому давлению. Следовательно, по их мнению, необходимо напоминать палестинцам о возможности начала нового этапа вооруженной борьбы, продолжать разжигать ненависть к врагу, обучать боевиков и внедрять идеи самопожертвования. В этом главная причина продолжения пропаганды джихада. Что касается несоответствия между основополагающими документами ХАМАС, заявлениями его лидеров, выдержанными в компромиссном духе, и антиизраильскими выступлениями ряда видных функционеров движения, тому есть свои объяснения. Во-первых, организация не является монолитной, в ней есть так называемое «ястребиное крыло». Во-вторых, неверно думать, что лидеры движения фактически не руководствуются Хартией. Об этом говорит не только подчеркивание представителями ХАМАС, что создание государства в границах 1967 г. будет лишь промежуточным вариантом решения палестинской проблемы, но и религиозная легитимация такого временного компромисса. Представление о длительном перемирии (худне), которое ХАМАС предлагает Израилю, в исламском праве восходит к временам пророка Мухаммада, который в 628 г. заключил с племенем курейш в Мекке соглашение при Худайбийи о перемирии на 10 лет. Вскоре лидер мусульман обвинил противников в нарушении договора, последний был аннулирован, и в 630 г. Мекка оказалась завоевана [23].

Зарубежный исследователь М. Левитт отмечает, что в местных советах ХАМАС в последние годы усилились позиции радикалов, недовольных смягчением политической платформы движения. Внешнее руководство ХАМАС, базирующееся в Сирии, разделено на две группы: одна, во главе с Х. Машалем, состоит из палестинцев, которые учились или работали в Кувейте, во второй – выходцы из сектора Газа, их лидером является М. Абу Марзук. Сторонники Х. Машаля доминируют в политбюро. Помимо этого существует напряженность между руководством внешним и внутренним, в Газе, где проживает И. Хания. Наконец, сложные отношения складываются между политическим руководством движения и командирами вооруженных формирований. На этом фоне по итогам 5-месячного процесса выборов в 2009 г. в три совета, подчиняющихся главному Совету шуры в Дамаске, радикалы заняли более прочные позиции. Названные советы представляют интересы исламистов сектора Газа, Западного берега и заключенных в израильских тюрьмах. Среди членов последнего совета оказался Яхья ас-Сильван – основатель службы безопасности ХАМАС, получивший пожизненный срок за терроризм. В совет также вошли такие известные сторонники террора, как Аббас аль-Саид (организовавший в марте 2002 г. взрыв в Park Hotel, в котором погибли 29 человек), Салах аль-Арури (основавший отделение «Бригад аль-Кассама» на Западном берегу), Абд аль-Халик аль-Натше (пресс-секретарь ячейки ХАМАС в Хевроне, осуществлявший, как предполагается, связь между потенциальными смертниками и лидерами ячеек «Бригад»), шейх Джамаль Абу аль-Хаяджа (командир тренировочного лагеря в Дженине), Джихад Ягмур (ответственный за похищение израильского солдата Нахшона Факсмана в 1994 г.), Мухаммад Джамаль ан-Натше (заместитель Палестинского законодательного совета) [24].

Противоречивость высказываний лидеров ХАМАС, сложность и туманность формулировок затрудняют анализ идеологии движения. Некоторые эксперты полагают, что позиция руководства исламистов по поводу признания Израиля и конечной цели палестинской борьбы еще не сформулирована. По мнению группы британских исследователей, «достаточно ясно лишь то, что ХАМАС отрицает мирный процесс, который не принес палестинцам «мирных дивидендов» и фактически обернулся для них многими новыми неприятностями» [25] (например, второй интифадой, блокадой сектора Газа).

Очевидны определенные сдвиги в подходе исламистов к палестинской проблеме и Израилю, проявляющиеся в готовности к созданию государства на части территории исторической Палестины. После того как движение ХАМАС (со смертью Я. Арафата) стало более весомым игроком на палестинской арене, стремящимся не ограничиваться оппозиционной деятельностью в отношении ФАТХ и вооруженной активностью в отношении Израиля, руководители исламистов заняли прагматичную позицию. Им понадобилось придать гибкость идеологической платформе. Однако значение миролюбивых заявлений о границах 1967 г. не следует преувеличивать, так как они не означают отказа от максималистских требований. Это не изменение идеологии движения – скорее демонстрация потенциального вектора его эволюции. Нидерландский автор Ф. Янсен указывает, что «позиция ХАМАС по вопросу об урегулировании конфликта основана на концепции частичного решения проблемы, в ней делается различие между тем, что возможно, и тем, что в существующих условиях нереалистично. Утверждая, что некоторые вопросы нельзя решить в настоящих обстоятельствах, ХАМАС перекладывает их на плечи будущих поколений» [26]. Таким образом, хотя движение продолжает оставаться радикальной организацией, оно сформировало систему взглядов, позволяющую проявлять тактическую гибкость в отношении Израиля.

Прагматизм ХАМАС не ограничивается готовностью взаимодействовать с Израилем и «квартетом» на определенных условиях, пусть и не устраивающих Тель-Авив и международных посредников. Он проявляется и в том, что исламисты не отказываются от вооруженной борьбы, продолжают не признавать Израиль, так как ХАМАС важно соблюдать баланс между политико-дипломатическими действиями и вооруженной активностью. Тем самым движение стремится сочетать имидж реалистичной и готовой к диалогу палестинской силы и военной организации, непреклонно сражающейся за независимость палестинского народа. В этой связи для ХАМАС оказываются «полезными» не только предложения построить отношения с Израилем по китайско-тайваньской модели, но и периодические эскалации насилия, такие как израильские военные операции «Летние дожди» в 2006 г. и «Литой свинец» в секторе Газа.

Израильский исследователь М. Литвак считает, что движение ХАМАС смогло соединить идеологические обязательства и практические нужды. Для этого были предложены концепции худны и мукаввамы (сопротивления). Последняя означает ведение с Израилем длительной войны на истощение, которая может ненадолго прерываться для восстановления палестинских сил. По мнению ХАМАС, отмечает исследователь, «палестинцы не должны ждать, когда соотношение сил между ними и Израилем изменится. Скорее они должны придерживаться концепции длительной войны, пусть и не широкомасштабной, ... с целью обескровить врага и изменить баланс сил в свою пользу» [27].

Оживление общественно-политической жизни в арабском мире в 2011 г., смена режимов приведут, по расчетам ХАМАС, к укреплению исламистских сил в арабских странах и росту антиизраильских настроений. Так, если Египет и сохранит заключенный в 1979 г. мирный договор с Израилем, то значительно понизит уровень отношений с Тель-Авивом. Отказ правящих в Турции исламистов от стратегического союза с Израилем также создает, с точки зрения ХАМАС, более благоприятные условия для давления на еврейское государство. Ослабление Сирии, которая была связующим звеном между ХАМАС и Ираном, приведет движение к более тесным связям с Турцией, Катаром, Египтом, Саудовской Аравией.

В ближайшее время внимание ХАМАС, скорее всего, будет приковано к укреплению своего положения в арабском мире и реализации Каирского соглашения с ФАТХ. Поэтому эскалация напряженности на израильском направлении для исламистов невыгодна, и они продолжат делать высказывания, выдержанные в компромиссном духе. При этом маловероятно, что предложение ХАМАС о границах 1967 г. будет реализовано. Для Израиля ключевым моментом урегулирования палестинской проблемы является обеспечение своей безопасности, ему нужен прочный мир, а не временное соглашение. Кроме того, рост антиизраильских настроений в регионе ориентирует Тель-Авив на односторонние меры и контроль над границами, которые считаются безопасными. Это подразумевает сохранение военного присутствия в долине реки Иордан на границе с Хашимитским королевством и еврейских поселений на Западном берегу. Наконец, до сих пор при любом варианте мирного урегулирования Израиль настаивал на удержании за собой некоторой части оккупированных территорий, на что Я. Арафат и М. Аббас не соглашались. Едва ли ХАМАС будут предложены бóльшие уступки, чем ФАТХ, тем более – в обмен на временный мир.

Примечания:

[1] Abu Irshaid Osama, Scham Paul. Hamas. Ideological Rigidity and Political Flexebility. Special Report 224. June 2009. United States Institute for Peace. P. 8. - http://www.usip.org/files/resources/Special%20Report%20224_Hamas.pdf

[2] Подробнее об этом см.: Muslih Muhammad. The Foreign Policy of Hamas. New York, 1999. PP. 30-31.

[3] Israel scorns Hamas 10-year truce plan // Reuters, 26.01.2004. - http://web.archive.org/web/20040306192510/http://home.eircom.net/content/reuters/worldnews/2416620?view=Eircomnet

[4] Предвыборная программа блока «За изменения и реформы» (ХАМАС). Перевод Палестинского информационного центра. Опубликовано 27.01.2006. - http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=39977

[5] The Covenant of the Islamic Resistance Movement. 18 August 1988. - http://avalon.law.yale.edu/20th_century/hamas.asp

[6] Halevi Jonathan D. The Palestinian Hamas Government: Between Al-Qaeda Jihadism and Tactical Pragmatism. Jerusalem, The Jerusalem Center for Public Affairs, 2007. PP. 69-81 // Iran, Hizbullah, Hamas and the Global Jihad: A New Conflict Paradigm for the West. Jerusalem Center for Public Affairs, 2007. P.75. - http://www.jcpa.org/text/iran-hizbullah-hamas.pdf

[7] ХАМАС не признает слово «невозможно» // Российская газета. 06.03.2006. - http://www.rg.ru/2006/03/06/hamas.html

[8] Машруа аль-барнамадж ас-сийясий ли хукумат аль-’итиляфий аль-ватаний // Палестинский информационный центр, 16.03.2006. –http://www.palestine-info.info/arabic/palestoday/reports/report2006_1/16_3_06.htm

[9] Hroub Khaled. A «New Hamas» through Its New Documents // Journal of Palestine Studies, Vol 35, no. 4 (Summer 2006). - http://palestine-studies.org/journals.aspx?id=7087&jid=1&href=fulltext

[10] The new Hamas government and its political platform. Intelligence and Terrorism Information Center at the Center for Special Studies. March 29, 2006. PP. 6-8. - http://www.terrorism-info.org.il/malam_multimedia/English/eng_n/pdf/hamas_gov_e.pdf

[11] Haniyeh Ismail. A just peace or no peace // The Guardian. 31.03.2006. - http://www.guardian.co.uk/israel/Story/0,,1743652,00.html

[12] «Wir wollen Frieden». Gespräch mit Khaled Misch'al // Junge Welt, 16.12.2006. Перевод на английский язык Information Clearing House. 12.18.2006. –http://www.informationclearinghouse.info/article15941.htm

[13] Mecca Agreement. Published by al-Ayyam Newspaper on February 9, 2007. - http://www.jmcc.org/Documentsandmaps.aspx?id=690

[14] Представители ХАМАС снова и снова заявляют о том, что «Декларация Мекки» не включает в себя признание Израиля. - Информационный центр изучения терроризма при Израильском центре специальных исследований. 11.02.2007. С. 1-2. - http://www.terrorism-info.org.il/malam_multimedia/ru_n/pdf/mecca_b_r.pdf

[15] Program of the Palestinian Unity Government. March 17, 2007. - http://www.mideastweb.org/paunitygovernment.htm

[16] President Obama's Speech in Cairo: A New Beginning. Cairo University, Cairo, Egypt, June 4, 2009. - http://www.state.gov/p/nea/rls/rm/2009/124342.htm

[17] Hamas's foreign policy: Acceptance versus recognition // The Economist. 30.07.2009.

[18] Statements made by senior Hamas figures since the internal Palestinian reconciliation agreement. May 15, 2011. - http://www.terrorism-info.org.il/malam_multimedia/English/eng_n/html/hamas_e144.htm

[19] Marcus Itamar, Crook Barbara. Hamas Spokesman: Genocide of Jews remains Hamas goal. - http://www.jihadwatch.org/2007/04/hamas-spokesman-genocide-of-jews-remains-hamas-goal.html

[20] Hamas senior Mahmoud al-Zahar has recently given a vicious anti-Semitic speech. November 11, 2010. - http://www.terrorism-info.org.il/malam_multimedia/English/eng_n/html/ipc_e141.htm

[21] Erlich Reuven. Hamas is conducting a «smile spine» for the West, particullary the United. August 3, 2009. - http://www.think-israel.org/erlich.hamassmilespin.html

[22] Exclusive: Hamas Leader Interview // The New Statesman. September 17, 2009. - http://www.newstatesman.com/middle-east/2009/09/israel-palestinian-hamas

[23] Abu Sway Mustafa. The Concept of Hudna (Truce) in Islamic Sources. 06.08.2006. - http://www.passia.org/meetings/2006/Hudna.htm

[24] Levitt Matthew. Hamas's Ideological Crisis // Current Trends in Islamist Ideology vol. 9. November 06, 2009. - http://www.currenttrends.org/research/detail/hamass-ideological-crisis

[25] Austin Jonathan, Hofmann Benjamin, Goddard Béatrice, Gray Hannah. Hamas and the Peace Process Resistance, Rejectionism, Reconciliation? P. 68 // The Centre for Peace and Conflict Studies (CPCS) at the University of St Andrews, Scotland, Great Britain. June 2011. - http://www.st-andrews.ac.uk/intrel/media/Hamas%20Map%20FINAL.pdf

[26] Janssen Floor. Hamas and its Positions Towards Israel. Understanding the Islamic Resistance Organization through the concept of framing. The Hague, 2009. P. 68.

[27] Litvak Meir. Hamas at a Crossroads // inFocus Quarterly. Volume V: Number 3. Fall 2011. - http://www.jewishpolicycenter.org/2499/hamas-crossroads

Читайте также на нашем портале:

«Ближневосточный конфликт и внутрипалестинское противостояние» Борис Долгов

«Роль России в урегулировании палестино-израильского конфликта» Александр Демченко

«Палестино-израильский конфликт: ценностное измерение» Ирина Звягельская

«Принцип двух государств в урегулировании палестино-израильского конфликта: возможна ли альтернатива?» Татьяна Носенко

«Основополагающий конфликт» Евгений Примаков

«Политический ислам в современном мусульманском мире» Борис Долгов


Опубликовано на портале 25/11/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика