Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Асимметрия политического пространства Интернета

Версия для печати

Избранное в Рунете

Дарья Баринова

Асимметрия политического пространства Интернета


Баринова Дарья Сергеевна – кандидат политических наук, МГИМО.


Асимметрия политического пространства Интернета

Виртуальное пространство повторяет реальную систему мировой политики, обозначая глубокую степень проникновения Интернета в национальные государства и стремление национальных Интернет-сообществ к его освоению. Все то, что свойственно политической системе в реальном мире, характерно и для «виртуальных стран» – неравномерное заселение, неравенство суверенитета, различия по национальному и территориальному признаку. Пока работа Сети основывается на системе доменных имен, у политологов есть возможность анализировать на основе данных национальных доменов место национальных государств в, казалось бы, хаотичном пространстве.

Взаимосвязь между властью и территорией – одна из ключевых тем политической науки. В последние годы все большее внимание привлекает влияние информационного пространства Интернета на эту взаимосвязь. Конфигурация виртуального пространства дает еще одно измерение существования современных политических систем. В качестве базовых ячеек современные государства используют политико-правовые территориальные пространства в рамках национальных границ, однако с развитием технологий к этим пространствам добавляются новые. Вероятно, самым ярким примером является виртуальное пространство Интернета, открытое в 1983 году [1]. Следует помнить о том, что все эти пространства: географическое, социо-экономическое, юридическое или сетевое – не существуют параллельно, а тесно переплетены.

Отталкиваясь от определения Кеннета Кукьера, согласно которому «национальные домены – это платформа для национального экономического роста и национальных институтов социального общества, перенесенных в онлайн» [2], автор статьи рассматривает национальные домены Интернета как базовые ячейки для существования политических систем в сетевом измерении. 

Национальные домены (в технической терминологии – домены верхнего уровня, основанные на кодах стран) – это две буквы после точки на конце электронного адреса, например, сайта www.intertrends.ru или электронной почты info@obraforum.ru. В Интернете доменные имена выполняют роль уникальных идентификаторов, а национальные домены – идентификаторов стран и зависимых территорий, поскольку две буквы в национальном домене соответствуют страновому коду из международного стандарта ISO 3166-1 [3]. Так, .RU предназначен для России, .AU – Австралии, .LU – Люксембурга, .SO – Сомали [4].

Эти так называемые доменные зоны составляют основу виртуального политического пространства, системы доменных имен [5], жизненно важной информационной инфраструктуры Интернета, от работы которой зависит, загрузится ли сайт или будет ли доставлена адресату электронная почта. Регистрация доменного имени свидетельствует о заинтересованности того, кто регистрирует имя, в получении видимости в Интернете, и является важным показателем развития сети [6].

Одним из основополагающих элементов виртуального пространства является код [7]. Существование национальных доменов, основанных на кодах стран, не только разбивает сетевое пространство на географические зоны, но и вызывает естественный интерес к этим зонам у правительств соответствующих стран: «Для стран национальные домены – это ценный национальный ресурс, который должен управляться, как естественная монополия, в государственных интересах» [8].

Далее будет показано, каким образом система доменных имен воссоздает в Интернете международную политическую систему. У всех ли стран есть свои национальные домены? Всегда ли государство управляет своим национальным доменом? Обладает ли государство суверенитетом над своим доменом? Кто, как и с какими последствиями для страны использует национальные домены? Все ли национальные домены одинаковые? Каковы их внутри и внешнеполитические функции?

Автор провел эмпирическое исследование данных о 255 национальных доменах, с целью найти ответы в том числе и на эти вопросы.* Полученные данные свидетельствуют о том, что не все государства одинаково вписаны в мировую сетку виртуального суверенитета, выявляя асимметрию виртуального политического пространства.

1

На основе полученных данных можно выделить два уровня асимметрии адресного пространства Интернета (Табл. 1):

Таблица 1

Классификация асимметрии политического пространства Интернета
Баринова-таб.1.jpg

(1) внешняя асимметрия – выявляется при сравнении виртуальных стран по внешнему признаку (параметры анализа: наличие или отсутствие у страны национального домена, количество национальных доменов у одной страны);

(2) внутренняя асимметрия – выявляется при сравнении виртуальных стран по их внутренним характеристикам (параметры анализа: например, данные о регистрациях, использовании и администрировании национальных доменов).

Когда речь идет об исследовании роли государства в Интернете, то основная сложность заключается в определении границ государства в пространстве «без границ». Ведь Интернет на протяжении длительного времени представлялся технологией, способной создать глобальное информационное пространство, не привязанное к географии и не подвластное институту государства [9]. Однако последние исследования уверенно доказывают, что Интернет как продолжение сферы деятельности человека это не единое универсальное пространство, а пространство неоднородное, разграниченное на зоны, неравномерно заселенное и, главное, воссоздающее уже существующие реальные социально-экономические и политические практики и институты [10].

Внешняя асимметрия обнаруживается при сопоставлении системы национальных доменов с реальной политической системой. Для выявления данного типа асимметрии были использованы открытые онлайн-базы данных: IANA [11], ISO [12] и ООН [13]. Количественный анализ выявляет наличие 248 действующих национальных доменов. Национальные домены есть у 192 признанных государств-членов ООН и у 56 стран и территориальных образований, не являющихся членами этой организации. Во второй группе оказываются в основном микрогосударства и зависимые территории… Есть среди них и необычные интересные «казусы», например, Антарктида (.AQ), Западная Сахара (.EH), Гибралтар (.GI), Гонконг (.HK), Палестина (.PS), Тайвань (.TW) и Ватикан (.VA). На основе этих результатов можно утверждать, что виртуальное пространство доменов воссоздает территориальное деление по принципу наций-государств и является проекцией реальной международной системы.

Тем не менее не все государства имеют свои национальные домены, а значит, не все получают видимость на политической карте Интернета. Если сравнивать виртуальный статус непризнанных государств [14], то можно обнаружить, что своих национальных доменов нет у Абхазии, Косова, Южной Осетии, Северного Кипра, Нагорного Карабаха и Приднестровья – это и есть те самые «невидимые страны» виртуального политического пространства. Невидимы они формально, поскольку отсутствие национального домена не лишает непризнанные государства возможности использовать Интернет – у властей непризнанных государств есть свои официальные представительства в Интернете (сайты). В то же время данное обстоятельство накладывает ограничения на присутствие этих стран в Сети, так как не дает возможности создавать единое информационное пространство в своей части виртуального мира – власти непризнанных государств вынуждены размещать свои сайты на чужих территориях (в доменах общего пользования или в национальных доменах дружественных стран) [15]. По причине отсутствия собственных национальных доменов непризнанные государства также лишены дополнительного источника дохода от рынка доменов. Директор компании-администратора Рунета – Координационного центра национального домена сети Интернет Андрей Вячеславович Колесников оценивает объем рынка доменов в российском сегменте Интернета в 2010 г. в 50 – 60 млн долларов [16].

Причина отсутствия национальных доменов у непризнанных государств объясняется сложившимися правилами создания новых страновых доменов: если страны нет в списке ISO 3166-1, то она не может получить свой домен. Список ISO 3166-1 в свою очередь основывается на терминологическом бюллетене ООН, в который входят только те страны, которые либо являются членами одного из специализированных агентств ООН, либо участниками Статута Международного Суда ООН [17]. Таким образом, хотя формально непризнанные государства не могут получить свой домен, результаты исследования показывают, что на практике свои национальные домены есть и у государств без статуса международно признанных (Тайвань, Палестина). Возможно, делегирование национальных доменов сегодня не столько технико-бюрократическая, сколько политическая проблема? 

Продолжая анализ организации сетевого измерения по внешним параметрам, можно обнаружить, что национальные домены могут быть и у необитаемых островов, например, у острова Бюве (.BV), зависимой территории Норвегии в южной части Атлантического океана. Впрочем, в настоящий момент домен .BV, как и домен .SJ (Шпицберген и Ян Майен), не используются, а «зарезервированы для использования в будущем», поскольку, по правилам администратора этих зон, норвежской компании «Norid», приоритет отдан домену .NO, действующему национальному домену Норвегии [18].

То, что у этих территорий есть свои виртуальные домены, несмотря на отсутствие официального международного политического статуса, выявляет изъяны формально-институциональных основ организации виртуального пространства Сети: стандарт ISO 3166-1, который один из основателей системы доменных имен Джон Постел в начале 1980-х выбрал в качестве критерия делегирования новых национальных доменов, был создан в 1970-х, в доинтернетовскую эпоху, для стандартизации наименований стран в двубуквенные коды и упрощения почтово-транспортных перевозок, а не для использования в виде национальных доменов. Получается, что 56 стран и зависимых территорий имеют домены лишь потому, что их коды уже были в стандарте ISO 3166-1  [19] и им повезло больше, чем «новым непризнанным», чьих кодовых обозначений в стандарте ISO 3166-1 нет? При этом политическую подоплеку исключать нельзя, ведь появился в 2005 г. национальный домен у Евросоюза, несмотря на то, что в официальном списке ISO-3166 кода .EU не было. Ведь получила Великобритания право использовать национальный домен .UK, хотя изначально стандартом ISO ей был предписан код GB. Код GB обозначает Британские острова, в то время как код UK дает прямую отсылку на Соединенное Королевство и территории, находящиеся под ее властью, и в этой связи, если подходить к национальным доменам как «платформе» для существования и развития государства в Сети, становятся понятны геополитические мотивы предпочтения домена .UK.

Пока национальные домены не были столь востребованы и заметны, система, предложенная Постелом, работала эффективно, однако, по мере того как национальные домены приобрели экономическую и политическую ценность, стали заметнее ее недостатки. Например, Джон Постел предписывал одной стране по одному домену [20], однако, сегодня в виртуальном пространстве существуют страны, в чьем распоряжении оказалось сразу несколько национальных доменов. В их числе: США (.US, .GOV, .MIL, .EDU), Великобритания (.UK, .GB, .EU), Россия (.RU, .SU, .РФ), Норвегия (.NO, .SJ, .BV), члены ЕС (по 2 зоны – свой национальный домен плюс домен .EU) и 12 стран, получивших второй национальный домен на национальном языке [21]. Также можно говорить о том, что Китай имеет контроль не только над своим доменов (.CN), но и над доменами Гонконга (.HK) и Макао (.MO), хотя формально у каждой зоны свой администратор [22]. 

В то время как в реальном мире существуют страны, у которых нет национальных доменов, в мире виртуальном обнаруживаются национальные домены, которые не относятся ни к одной из существующих стран. Так, например, в виртуальном пространстве до сих пор жив домен .SU, созданный в 1990 г. для Советского Союза. После распада Югославии это государство продолжало виртуально жить в лице домена .YU, который был удален 1 апреля 2010.

В истории виртуального политического пространство известен случай, когда создание «виртуального государства» предшествовало образованию реального: в 1997 году был создан национальный домен Восточного Тимора (.TP), а официальное признание независимости государство получило лишь в 2002 [23].

Невольно напрашиваются следующие вопросы: может ли появление национального домена Косова стать предпосылкой для обретения реального суверенитета? Можно ли говорить, что один национальный домен является угрозой для другого национального домена? Например, домен .РФ для домена .RU? Или домен .MOSCOW [24] для домена .RU? Какое будущее ожидает домен .SD после разделения Судана? Если анализировать историю домена Югославии, на месте которого после распада страны возникли домены новых независимых государств, или – совсем свежий пример – разделение в 2010 году Антильских островов, чей домен .AN уступил место трем новым [25], то можно предположить, что домен Судана ожидает та же участь.

На основе анализа внешней асимметрии виртуального адресного пространства можно прийти к выводу о том, что наличие у страны национального домена дает ей в Интернете статус суверенного государства, и тогда виртуальный суверенитет Франции, у которой есть домен .FR, оказывается равен виртуальному суверенитету Палестины, у которого есть домен .PS. Но подобное заключение будет сильным упрощением. Анализа по внешним признакам будет достаточно, если вы захотите ограничить свое исследование картированием политического киберпространства. Если вам нужно составить атлас или провести сравнительный анализ места стран в сетевом пространстве, то необходим дополнительный анализ внутренней организации национальных доменных зон, то есть государственной состоятельности в Интернете.

2

Для полноценного анализа места страны в виртуальной реальности необходим дополнительный анализ состоятельности самих национальных доменов, который поможет определить степень и причины разработанности (или неразработанности) политического и экономического потенциала национальных доменов, другими словами, внутренней асимметрии виртуального пространства. Анализ внутренней асимметрии идет не по внешним признакам (наличие или отсутствие национального домена), а по таким параметрам, как данные о регистрациях в национальных доменных зонах, об использовании национальных доменов и о правилах их администрирования.

В целях политического анализа национальный домен можно рассматривать и как национальную границу, маркирующую виртуальную территорию государства. Хотя система виртуального суверенитета также иерархична, как и система реального суверенитета, но иерархия в адресном глобальном пространстве иная. Несмотря на то что сегодня Интернет представляет собой глобальную информационную систему со сложной организацией и без единого центра управления, на уровне адресного пространства этот центр существует. Это ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers), некоммерческая корпорация, базирующаяся в Калифорнии [26], в чьи функции входит управление распределением адресного пространства Интернета. И хотя в этом процессе участвуют сотни других институтов, именно ICANN принимает решение о создании новых национальных доменов [27], удалении [28] или приостановлении [29] действующих, а также решает, кому делегировать право администрирования национальным доменом [30]. Утверждение автора об отсутствии у государств суверенитета над своими национальными доменами основано на том факте, что ICANN делегирует администратору право управления национальной доменной зоной, но не право собственности, поэтому в случае ненадлежащего управления корпорация может лишить администратора прав на национальный домен, как однажды случилось с Ираком [31]. Даже передача прав администрирования государству не наделяет его суверенитетом в этой области, в силу отсутствия международного законодательства по управлению национальными доменами [32].

Используя национальные доменные границы, можно определить размер виртуальной территории страны – по количеству регистраций в домене. Как и в реальном мире, в Интернете есть микространы (менее 100 регистраций в национальном домене) и страны-гиганты (более миллиона регистраций). Национальный домен – можно рассматривать как национальный ресурс, общественное благо, который может использоваться по назначению – для обозначения в Интернете институтов, компаний и граждан соответствующей страны (подобным образом используются домены Хорватии (.HR), Франции (.FR), Австралии (.AU), Ирландии (.IE), Норвегии (.NO). И не по назначению – когда развитие национального домена идет не за счет его развития как платформы для национальной экономики, культуры и политики, а в коммерческих целях (такую политику проводят администраторы национальных доменов Армении (.AM), Тонга (.TO), Черногории (.ME), Тувалу (.TV). 

Национальный домен может быть закрытой зоной (когда регистрировать доменные имена в зоне разрешено только резидентам данной страны) или открытой (регистрация доменов в зоне доступна любому, независимо от гражданства и местонахождения) в зависимости от модели ее управления [33]. Наконец, «виртуальное государство», символизируемое национальным доменом, не обязательно подконтрольно соответствующему реальному государству. Например, домен Туркменистана .TM с момента его создания в 1997 г. управляется из Лондона частной английской фирмой.

Анализ этих отличий показывает, что асимметрия суверенитета в реальном мире распространяется и на киберпространство. Система проецируется в Сеть: гегемония США в мировой политике отражается в адресном пространстве Интернета [34]. Домен .COM, изначально предназначавшийся для использования в коммерческих целях, в период Интернет-бума 90-х годов стал символом глобализации. Сначала американские, а затем и интернациональные фирмы использовали для обозначении своего присутствия в Сети именно .COM, а не национальный домен .US, до недавнего времени проводившего политику регистрации только для резидентов США и в некоммерческих целях. Поэтому в зоне .COM сегодня зарегистрировано 88 млн доменных имен, а в зоне .US – 1.6 млн из всех зарегистрированных в Интернете 200 млн доменных имен [35]. И если на заре создания Интернета асимметрия пространства национальных доменов не волновала политиков, то сегодня речь уже идет о критически важной информационной инфраструктуре государства и о возможностях развития этой «платформы» в интересах государств и общества.

Внутреннюю асимметрию виртуального политического пространства можно объяснить через государственную состоятельность (stateness) [36], то есть состоятельность соответствующей национальному домену страны. Развитые страны быстрее начали развивать Интернет, а, следовательно, у них раньше появились и национальные домены. Число регистраций также связано с численностью населения: чем больше население страны – тем больше потенциал для «заселения» виртуального национального пространства. Однако если население и бизнес не хотят по той или иной причине ассоциировать себя с данным государством, то есть не проявляют лояльность, то они не будут регистрироваться в данной зоне, поскольку в отличие от реального мира – присутствие в Интернете – дело добровольное. Диссонанс между виртуальным и географическим в данном случае свидетельствует о наличии в Интернете проблемы «идентификации граждан с государством» (stateness problem) [37].

* * *

Эмпирический анализ внешней и внутренней асимметрии национальных доменных имен показал, что виртуальное пространство в абсолютном большинстве случаев повторяет реальную систему мировой политики, обозначая глубокую степень проникновения Интернета в национальные государства и стремление национальных Интернет-сообществ к его освоению. Сегодня «оказаться несвязанным либо связанным поверхностно с Интернетом равносильно маргинализации в глобальной, сетевой системе» [38].

Уже из нескольких приведенных в статье примеров понятно, что «виртуальные страны» отличаются по множеству параметров и что для виртуального пространства характерно неравномерное заселение, неравенство суверенитета [39], различия по национальному и территориальному признаку – все то, что свойственно политической системе в реальном мире. Говоря словами Кеннета Кукьера, наличие в Интернете национальных доменов «открыло государствам дверь в Интернет, которую мы никогда не сможем закрыть». И пока работа Сети основывается на системе доменных имен, у политологов есть возможность анализировать на основе данных национальных доменов место национальных государств в, казалось бы, хаотичном пространстве.

 

Примечания

* Статья была написана в 2010 г., некоторые детали могли измениться, однако это ничуть не умаляет актуальности ее основных положений и на сегодняшний день.

[1] Концепция системы доменных имен была впервые представлена в документах RFC882 и RFC883, автором которых был ученый Института информатики Университета Южной Калифорнии Пол Мокапетрис: Paul Mockapetris. RFC882, RFC883. November 1983.

RFC (Request for Comments) – это серия документов, описывающих новые методы и правила работы сети Интернет. Документы публикует Internet Engineering Task Force, и после публичного обсуждения, некоторые из них принимаются в качестве стандартов Интернета.

[2] Cukier, K.N. Eminent Domain: Initial Policy Perspectives on Nationalizing: Country-Code Internet Addresses, June 2002, http://www. cukier.com/inet02.html .

[3] Подробнее об устройстве и функциях национальных доменов см. Баринова Д.С. Национальные домены: символы государственных границ и безграничных возможностей. – «Вестник МГИМО-Университета», 2010, №5, http://www. vestnik.mgimo.ru/fileserver/14/39_barinova.pdf.

[4] При этом национальное доменное пространство – это часть виртуального пространства Интернета. Помимо национальных зон, в сети действует 21 зона общего назначения (.COM, .NET, .ORG и т.д.) и 12 страновых зон на национальных языках, или интернационализованных, например, .РФ.

[5] Domain name system, DNS.

[6] OECD Communications Outlook 2007, p. 142.

[7] Lessig, L. Code and Other Laws of Cyberspace. Basic Books, New York, 1999.

[8] Cukier, K.N. Eminent Domain, 2002.

[9] Этот подход к исследованию онлайн-политики был популярен в 90-х гг. ХХ века и получил название «кибероптимизма». Классический пример – работа Джона Перри Барлоу «Декларация независимости киберпространства» (1996).

[10] Zook, M. The Geographies of the Internet. In Annual Review of Information Science and Technology (ARIST) ed. B. Cronin, 2006, Vol. 40, p. 53-78. 

[11] Root Zone Database, IANA, http://www. iana.org/domains/root/db/ .

[12] ISO 3166-1 decoding table, http:// www.iso.org/iso/iso-3166-1_decoding_table .

[13] Countries or areas, codes and abbreviations, UN Statistics Division, http://unstats.un.org/unsd/ methods/m49/m49alpha.htm .

[14] Те, которые не состоят в ООН.

[15] Баринова Д.С. Национальные домены: символы государственных границ и безграничных возможностей. – «Вестник МГИМО-Университета», 2010, №5, с. 311. http://www.vestnik.mgimo. ru/fileserver/14/39_barinova.pdf .

[16] Светлана Рагимова. Домен по невыгодному курсу. «Коммерсантъ Деньги» №46 2010, с. 54 -56.

[17] Подробнее см. Раздел «Процедура создания национальных доменов» на официальном сайте IANA – http://www.iana.org/procedures/cctld-establishment.html 

[18] Norid: The .bv and .sj top level domains – http://www.norid.no/omnorid/bv-sj.en.html На сайте также заявлено, что власти Норвегии не намерены коммерциализировать свои доменные ресурсы, и не будут продавать свои домены с целью получения коммерческой выгоды.

[19] Заметим: адресное пространство Интернета в его нынешнем состоянии сформировалось не за один день. Национальные домены добавлялись в сетевое измерение по мере того, как в IANA/ICANN поступали запросы на их делегирование, с самого создания системы доменных имен, то есть на протяжении 25 лет. И сегодня политическое виртуальное пространство продолжает расти и меняться, становясь все более точным отражением реальной международной политической системы.

[20] Jon Postel. Domain Name System Structure and Delegation. RFC 1591. March 1994, http:// www.ietf.org/rfc/rfc1591.txt?number=1591 .

[21] Данные ICANN по состоянию процесса делегирования новых страновых доменов на национальных языках http://icann.org/en/topics/ idn/fast-track/string-evaluation-completion-en.htm на 19 января 2011 г.

[22] Администратор домена Китая – China Internet Network Information Center, домена Гонконга – Hong Kong Domain Name Registration Company Ltd., домена Макао – Университет Макао.

[23] Подробнее см. Wass E.S. Adressing the World: National Identity and Internet Country Code Domains. – Rowman & Littlefield. 2003. – pp. 17-31. 

[24] Проект находится на уровне инициативы.

[25] 20 декабря 2010 г. созданы домены .SX (Синт-Маартен), .CW (Кюрасао) и .BQ (Бонэр). Домен Антильских островов (.AN) переведен в статус «постепенно выходящий из действия».

[26] Подробнее см. Венедюхин А. Доменные войны. 2009, а также Курбалийя Й. Управление интернетом. – Координационный центр национального домена сети Интернет. – М., 2010, http://www.cctld.ru/files/IG-2010.pdf.

[27] Отчеты о делегировании новых доменов доступны на сайте IANA (Internet Authority for Assigned Names and Numbers), http:// www.iana.org/reports/.

[28] Отчет IANA/ICANN об удалении домена .YU из «корня» DNS – http://www.iana.org/reports/ 2010/yu-report-01apr2010.html и статья об исчезновении домена .YU: John Yunker. .YU we hardly knew you. September 24, 2009, http://www.globalbydesign.com/blog/2009/09/24/yu-we-hardly-knew-you/ .

[29] С 2002 по 2005 IANA приостановила работу национального домена Ирака (.IQ), после ареста администратора домена по подозрению в связях с палестинской террористической группировкой Хамас. С 2005 управление доменом переделегировано государственной иракской компании. Подробнее см. IANA Report on Redelegation of the .IQ Top-Level Domain, http://www.iana.org/ reports/2005/iq-report-05aug2005.pdf .

[30] При этом ICANN не является международной организацией (хотя формально ее роль в сфере управления Интернета сравнима с ролью ООН в сфере миротворчества), то есть ее решения de jure не имеют силы международных договоров или законов в других государствах.

[31] Проблеме отсутствия у национальных государств суверенитета над национальными доменами посвящена статья: Cukier K.N. Eminent Domain: Initial Policy Perspectives on Nationalizing: Country-Code Internet Addresses. 2002.

[32] Weber R. Shaping Internet Governance: Regulatory Challenges. Springer. 2010. P. 176 -186.

[33] Исследование моделей политик управления национальными зонами Интернета ведет Хильда Тюнем (Hilde Thunem), директор UNINETT Norid AS, администратора национального домена Норвегии (.NO), http://www.norid.no/regelverk/ rammer/regelverksmodeller.en.html.

[34] Сегодня в Интернете зарегистрировано около 200 млн доменных имен, из них 50% – в зоне .COM (88 млн регистраций), 25% приходятся на зоны .UK (Великобритания), .DE (Германия), .CN (Китай) и 25% – остальные страновые и общие доменные зоны. Администратор зоны .COM – VeriSign, американская компания. VeriSign также управляет зоной .NET (вторая по величине доменная зона – 13 млн регистраций), .NAME, .TV, .CC. Помимо этого VeriSign контролирует 2 из 13 корневых серверов и отвечает за изменения данных корневой зоны ДНС.

[35] Данные администратора зоны .US Neustar и администратора зоны .COM VerySign за декабрь 2010.

[36] Понятие в науку ввел Джон Неттл в 1968 г.: Nettl J. The State as a Conceptual Variable// World politics. – Princeton, 1968. – Vol. 20, N4. – P. 559-592.

[37] Linz J. and Stepan A. Problems of Democratic Transition and Democratization. Southern Europe, South America, and Post-Communist Europe. Baltimore and L.: The John Hopkins University Press, 1996.

[38] Castells, M. The Internet Galaxy: Reflections on the Internet, Business, and Society. Oxford University Press, 2001, p. 269.

[39] Баринова Д.С. Методы анализа информационной суверенности государства в национальных доменах. – «Доменные имена», апрель 2011, № 1, с. 22-25 (http://dn.nic.ru/publications/ dn2011/DN2011-1-Barinova.pdf).

«Международные процессы». Том 9, № 1(25), 2011 г.

Читайте также на нашем портале:

«Глобальный наднациональный актор международных отношений и его социальная философия» Иван Сурма

«Информационные технологии для государства: разрушительные или поддерживающие инновации?» Анна Трахтенберг

«Холодная война 2.0? Киберпространство как новая арена противостояния» Елена Черненко

«Национальный фактор в эпоху глобализации. Часть 4. Политические функции национальных делений и глобализирующийся «миропорядок»» Екатерина Нарочницкая

«Незападные концепции глобализации» Владимир Култыгин

«Суверенная демократия в контурах нового мирового порядка. Христианский взгляд на современные проблемы социально-экономического развития» Павел Шашкин


Опубликовано на портале 10/12/2013



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика