Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Испания: эффекты кризиса и посткризисная модель развития

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

Испания: эффекты кризиса и посткризисная модель развития


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, профессор Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова.


Испания: эффекты кризиса и посткризисная модель развития

Испания выходит из глубокого структурного кризиса, в котором пребывала шесть лет. Кризисные потрясения породили череду хозяйственных и социально-политических проблем. Сегодня страна начинает жить в новой реальности. Каковы главные черты и ключевые характеристики современного состояния испанской экономики?

Европейская кризисная экономика – испанский кейс

В период глобального кризиса, начавшегося в Европе в 2008 г., экономическое здоровье Испании было серьезно подорвано. По ряду причин и обстоятельств, системному анализу которых посвящены многочисленные исследования автора этих строк [1], кризисные явления в стране приобрели особенно глубокий, структурный характер. В 2008‒2013 гг. ВВП снизился в текущих ценах на 6%, потребление сократилось на 3,4%, на 42% обрушились инвестиции в основной капитал и на 13% упал импорт товаров и услуг. Одновременно стремительно вырос государственный долг: с 40,1% ВВП в 2008 г. до 98,3% в конце 2014 г. Социальной трагедией обернулся рост безработицы, которая на своем пике в первом квартале 2013 г. охватила 6 млн 300 тыс. человек (табл. 1).

Таблица 1

Макроэкономические параметры испанского кризиса, млрд евро

Показатель

2008

2013

2014

ВВП

1116,2

1049,2

1058,5

Потребительские расходы

843,1

814,5

827,3

Инвестиции в основной капитал

335,6

194,3

199,8

Госдолг, % ВВП

40,1

92,1

98,3

Экспорт товаров и услуг

282,6

331,1

339,0

Импорт товаров и услуг

339,8

295,3

313,8

Число безработных, тыс.

2595,9

6051,1

5457,7

Уровень безработицы, %

11,2

26,1

24,4

Источник: Gobierno de España. Síntesis de Indicadores Económicos. Madrid, 19/03/2015, p. A1-3.

Пример Испании показал, что экономика не прощает стратегических ошибок и структурных перекосов. Острота испанского кризиса была вызвана тем, что внешние кризисные воздействия и шоки наложились на внутренние диспропорции, в результате чего образовался своего рода отрицательный кумулятивный эффект.

Говоря о внутренних диспропорциях, следует выделить гипертрофированную роль в испанской экономике строительства и торговли недвижимостью. В структуре ВВП строительство занимало 12‒13%, что в три раза превышало аналогичный показатель других развитых европейских стран. Когда начались глобальные финансовые трудности, испанский рынок недвижимости обвалился, а строительная отрасль сократилась более чем наполовину и потянула за собой всю остальную экономику.

Только в 2014 г. Испания начала постепенно «выползать» из кризиса. ВВП вырос на 1,4%, несколько оживился внутренний спрос, началось снижение безработицы. Статистика зафиксировала также некоторое увеличение инвестиций в основной капитал и объема внешней торговли. Обращает на себя внимание сокращение стоимости рабочей силы, что отличает Испанию от большинства других государств Европейского союза. Замечу, что частично за счет удешевления рабочей силы в период кризиса повысилась конкурентоспособность испанских товаров. Согласно имеющимся прогнозам, положительный тренд в экономике сохранится на ближайшую перспективу (табл. 2).

Таблица 2

Изменение макроэкономических показателей Испании (итоги 2014 г. и прогноз), %

Показатель

2014

2015

2016

ВВП

1,4

2,9

2,7

Потребительские расходы

2,4

3,3

2,4

Инвестиции в основной капитал

3,4

5,9

6,7

Госдолг, % ВВП

98,3

101,2

102,5

Экспорт товаров и услуг

4,2

5,2

5,8

Импорт товаров и услуг

7,6

6,2

6,3

Стоимость рабочей силы

-0,4

0,4

0,3

Уровень безработицы, %

24,4

22,2

20,5

Источник: Banco de España. Boletín Económico. Madrid, 03/2015, p.40; European Economic Forecast. Brussels, Winter 2015, p. 78.

В годы кризиса пробила себе дорогу идея реиндустриализации испанской экономики. При этом речь идет не столько о воссоздании и расширении традиционных промышленных секторов, сколько о формировании и укреплении новых, в которых интеллектуальная деятельность и собственно производство тесно переплетаются. С этим связана и концепция «нового индустриализма», реализация которой предполагает тесное взаимодействие промышленного и финансового секторов. Уходит в прошлое разделение отраслей экономики на передовые (современные) и отсталые (традиционные). В посткризисном мире любая отрасль может стать инновационной и высокотехнологичной. Так, в Испании драйверами роста становятся машиностроение (в первую очередь автомобилестроение), энергетика, химия и нефтехимия, фармацевтика и биотехнологии, пищевкусовая промышленность.

В прошлом году положительная динамика была отмечена в сфере строительства, что особенно важно, поскольку именно обвал в этой отрасли стал одним из катализаторов кризиса. В 2012 г. объем новых контрактов составил 47,4% от уровня 2009 г., а в октябре 2014 г. данный показатель вырос до 65,4% [2]. В то же время очевидно, что значение строительной отрасли не вернется на докризисный уровень.

Заметную роль в сглаживании кризисных эффектов и стабилизации экономической обстановки сыграл сравнительно динамичный рост товарного экспорта. Его объем со 160 млрд евро в провальном 2009 г. вырос до 240 млрд евро в 2014 г. Поскольку в указанный период рост экспорта опережал увеличение импорта, результатом явилось существенное сокращение традиционного для Испании внешнеторгового дефицита: с 94,2 млрд евро в 2008 г. до 24,5 млрд в 2014 г. [3]

Подчеркну, что возгонка экспорта стала частью интенсивного процесса интернационализации испанского бизнеса, сыгравшего компенсаторную роль в условиях сжатия внутреннего рынка. В кризисные годы многие испанские компании не только нарастили экспортные поставки, но и увеличили свою инвестиционную и производственную активность за рубежом, открыли для себя новые рынки и приступили к их освоению, добились контрактов на реализацию инфраструктурных мегапроектов. Стоимость портфелей этих проектов исчисляется десятками миллиардов долларов. C 2008 по 2013 г. накопленные прямые зарубежные инвестиции Испании увеличились на 52,5 млрд долл. и достигли 643,2 млрд – 11-е место в глобальной табели о рангах. По этому показателю страна опережает такие крупные государства, как Китай, Италия и Россия [4]. В настоящее время около 2300 испанских компаний располагают 4500 филиалами за рубежом, большинство из которых заняты производственной деятельностью [5].

Заметную роль в преодолении кризисных эффектов сыграли благоприятные внешние условия, связанные как с новациями в финансовой политике Евросоюза, так и с изменениями мировой конъюнктуры. Во-первых, Европейский центральный банк (ЕЦБ) запустил программу количественного смягчения (Quantitative easing) – прямого выкупа долгов стран-членов ЕС на сумму 60 млрд евро в месяц, что сыграло на руку испанским властям, поскольку несколько снизило расходы по обслуживанию государственного долга. Во-вторых, интервенции ЕЦБ привели к снижению курса евро, что сделало экспортные товары Испании и других стран еврозоны более конкурентоспособными. В-третьих, испанский бюджет крупно выиграл от падения цен на нефть, так как значительно сократились расходы на импорт углеводородов.

Все эти факторы продолжат свое действие в ближайшие годы, способствуя интенсивному восстановлению экономики и формируя новую посткризисную парадигму хозяйственного роста.

После кризиса: перезагрузка экономической модели

Выделим главные черты и ключевые характеристики современного состояния испанской экономики и зафиксируем основные тенденции ее развития на обозримую перспективу.

Во-первых, изменилась структура ВВП (табл. 3). За годы кризиса радикально сократился удельный вес строительного сектора (с 12,5 до 5,1%), но при этом сохранилась и даже немного выросла доля индустрии (15,5 и 16%). В обрабатывающей промышленности роль драйвера сыграла автомобильная отрасль, предприятия которой, не без помощи государства, сумели восстановить докризисные объемы производства и создали спрос на продукцию смежных секторов.

Таблица 3

Структура ВВП Испании,%

Показатель

2008

2014

Всего

100

100

Сельское хозяйство

2,3

2,3

Индустрия

15,5

16,0

Строительство

12,5

5,1

Услуги

61,4

67,8

Налоги

8,3

8,8

Источник: Gobierno de España. Síntesis de Indicadores Económicos. Madrid, 19/03/2015, p. 1-3.

Значительных успехов добился туристический сектор: в 2010‒2014 гг. количество иностранных туристов возросло более чем на 12 млн и приблизилось к 65 млн человек [6].

Во-вторых, имела место санация банковского сектора. Правительство оказало финансовым учреждениям огромную по масштабам государственную помощь (кредиты, покупка активов и т.д.), общий объем которой превысил 200 млрд евро, и провело реформу с целью обеспечить устойчивость и платежеспособность банков, облегчить их доступ на международные денежные рынки, в конечном счете – восстановить кредитные потоки, направляемые в реальный сектор экономики. Реструктуризация банковского сектора была проведена путем их слияний и поглощений и приобрела беспрецедентный для европейских стран масштаб. Достаточно указать, что в 2009‒2012 гг. число кредитных учреждений (без учета филиалов иностранных банков и так называемых кредитных кооперативов) сократилось с 50 до 14 [7]. В ходе реформы ощутимо уменьшилось число операционных отделений, а около 50 тыс. занятых в отрасли потеряли свои рабочие места.

В-третьих, несмотря на хозяйственное оживление и выход из рецессии, темпы роста испанской экономики останутся низкими по сравнению с докризисным периодом (в 2000‒2008 гг. она выросла на 73%) [8]. По-видимому, на обозримую перспективу (например, на период до 2020 г.) речь может идти о выстраивании стратегии национального развития в рамках так называемой экономики «новой нормы» или «новой нормальности» (New Normal Economy).

В-четвертых, есть веские основания ожидать дальнейшего повышения уровня транснационализации деловой активности испанского бизнеса, усиления его позиций на международных рынках. Вот несколько примеров.

Нефтегазовый концерн «Repsol» в конце прошлого года принял решение о приобретении за 13 млрд долл. одной из ведущих канадских компаний, «Talisman Energy». По завершении сделки деятельность «Repsol» распространится на 50 стран мира, добыча нефти возрастет на 76% (до 680 тыс. баррелей в сутки), а запасы углеводородов увеличатся на 55% ‒ до 2,3 млрд баррелей в нефтяном эквиваленте. По утверждению президента концерна Антонио Бруфау, «Repsol» имеет шанс войти в число мировых энергетических мейджоров [9].

Знаковое приобретение в начале 2015 г. сделала энергетическая корпорация «Iberdrola»: за 3 млрд долл. она приобрела крупную американскую фирму «UIL Holdings Corporation», благодаря чему стала вторым по значению предприятием на рынке США в сфере ветряной энергетики [10]. Группа-конгломерат OHL планирует к 2020 г. удвоить объем продаж, причем удельный вес американских рынков (США, Канада и страны Латинской Америки) в совокупном обороте достигнет 65% [11].

Мировой лидер ритейла – группа «Inditex», владеющая суперпопулярной маркой «Zara». На сегодняшний день у нее 6700 магазинов в 88 странах. Только в прошлом году «Inditex» открыла 343 новых магазина на 54 зарубежных рынках. Модель ведения бизнеса «Inditex» изучают в университетах. Эффективность компании поражает воображение: от разработки нового товара до его появления на прилавках проходит 14 дней. Такого нет ни у одной конкурирующей фирмы (у «Benneton», например, этот срок составляет свыше 60 дней).

Характерно, что в продвижении экспорта участвуют не только крупнейшие испанские транснациональные корпорации, но и так называемые скрытые чемпионы – преимущественно средние предприятия, внешнеторговая стратегия которых заключается в узкой специализации и высоком профессионализме, благодаря которым они становятся лидерами в своей рыночной нише. Так, самая старая компания Испании (учреждена еще в 1714 г.) «La papelera Vilaseca» экспортирует 70% своей продукции в 84 страны мира. А это – средних размеров семейная фирма, которая в годы кризиса выжила именно благодаря внешним рынкам. Подобные примеры можно множить. Думаю, что такого рода тренды позволяют ставить вопрос о формировании новой испанской геоэкономической конфигурации.

Таким образом, сложились в целом благоприятные внутренние и внешние условия, которые позволяют улучшить основные макроэкономические показатели Испании. Но некоторые важнейшие вопросы остаются нерешенными.

В частности, несмотря на упомянутую помощь ЕЦБ, болезненной проблемой остается долговая нагрузка на экономику, вынуждающая власти секвестировать расходы. Суверенный долг Испании в начале 2015 г. превысил психологически значимую отметку в 1 трлн евро, вплотную приблизился к 100% ВВП и продолжает увеличиваться. Судя по всему, такая тенденция сохранится на обозримую перспективу.

Сложно протекает процесс инноватизации испанской экономики. Традиционное отставание от мировых лидеров в сфере высоких технологий сохраняется и даже усугубляется недостаточным финансированием сферы НИОКР. Хотя, нужно признать, у Испании есть очаги экономики знаний, и на ряде направлений местные предприятия добились значимых результатов.

Таким образом, выход испанской экономики из кризиса происходит в непростых условиях, что предполагает периодическую рихтовку макроэкономических показателей.

Узел социальных проблем

Перебои в функционировании экономики подорвали материальную базу нормального существования испанского государства и нарушили провозглашенные и закрепленные в официальных документах принципы «социальной солидарности», «сплочения» и «справедливости». Сравнительно эффективные и надежные механизмы социальной защиты основной массы населения в условиях затянувшегося кризиса начали пробуксовывать, а риски – возрастать. Конечно, главной социальной проблемой была и остается массовая безработица [12], но не только. В 2010‒2014 гг. заработная плата в Испании по сравнению со средним показателем стран-членов ЕС-15 снизилась с 73,3% до 66,3% [13]. Миллионы испанцев, включая представителей среднего класса, начали испытывать неуверенность и лишения, многие оказались за официальной чертой бедности. В 2012 г. в таком положении было 11 млн человек, или 23% населения. Их доходы составили менее 60% среднего странового уровня – 7300 евро в год. Кризис резко усугубил материальное неравенство. Если в 2008 г. доходы 20% наиболее состоятельных испанцев в 5,3 раза превышали аналогичный показатель 20% наименее обеспеченных граждан страны, то в 2011 г. указанный разрыв достиг отметки 7,5, а к 2022 г. (при сохранении нынешнего тренда) может составить 15,5 [14].

В годы кризиса не выдержала нагрузки система социального обеспечения. В 2012 г. не хватило свыше 10 млрд евро, чтобы покрыть расходы по выплате пенсий, пособий по безработице и другим статьям. Эти средства правительству М. Рахоя пришлось изымать из Резервного фонда, созданного в «тучные годы» экономического роста. Неутешительно выглядят и демографические параметры: в 2007 г. на одного пенсионера приходилось 2,56 работающих, а в 2012 г. – только 1,89 [15].

Существуют и другие острые проблемы, которые в сумме рождают ощущение социальной депривации. По данным экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в Испании в период кризиса разрыв между богатыми и бедными увеличился сильнее, чем в других развитых странах. Причем произошло это за счет опережающего обнищания самых малоимущих. В частности, в 2007‒2011 гг. душевой годовой доход «нижних» 10% населения сократился на 42,4%: с 4664 евро до 2685 евро, тогда как у «верхних» 10% этот показатель снизился только на 5,6%: с 39204 евро до 36985 евро. В результате Испания по среднему уровню дохода «откатилась» на 16 лет назад [16].

Кризисная Испания стала живым подтверждением теории французского ученого Тома Пикетти, изложенной им в экономическом бестселлере «Капитал в двадцать первом веке» [17]. По мнению экономиста, послевоенная эпоха, когда в Северной Америке и Западной Европе наблюдался мощный экономический рост и сокращалось неравенство в доходах, была исключением из общего правила. И напротив – нормой для капитализма является сегодняшнее разительное неравенство в доходах. При этом Т. Пикетти подметил настораживающее явление: личные состояния у представителей элит накапливаются заметно быстрее, чем растет экономика.

В Испании этот процесс в годы кризиса даже ускорился. Иными словами, верхушка испанского общества поглощает все более значительную часть национального богатства. Другой особенностью момента является то, что личное богатство формируется не только (и не столько) благодаря накопленной за несколько поколений собственности, как это было в прошлом, а в результате выплаты непропорционально высоких вознаграждений топ-менеджерам крупных компаний. Выступая в начале января 2015 г. в Мадриде, Т. Пикетти предложил обложить 80-процентным налогом самые крупные состояния. Эта идея была подхвачена лидером Испанской социалистической рабочей партии (Partido Socialista Obrero Español – PSOE) Педро Санчесом, который хотя и осторожно отнесся к цифре 80%, но в принципе согласился с тезисом о введении сверхвысоких налогов на наиболее богатые слои населения [18].

Научное сообщество озабочено тем, что правительство Народной партии (Partido Popular – PP) под руководством Мариано Рахоя не уделяет должного внимания проблеме углубляющегося имущественного неравенства. Более того, эксперты подчеркивают, что официальная политика в большей степени отвечает интересам богатых слоев населения и тем самым не способствует лечению социальных травм, полученных в годы кризиса. Экономист Антон Костас из Университета Барселоны усмотрел в политике властей отсутствие стратегического видения и некий фатализм: убеждение в том, что неравенство – закономерный результат действия рыночных сил, с которыми невозможно бороться [19].

Позиция правительства в социальных вопросах – важный штрих, дополняющий картину современной Испании на этапе выхода из кризиса. В стране ширится убеждение, что решение накопившихся проблем в крайне чувствительной социальной сфере требует изменений политического характера, смены властных структур и укрепления демократических основ испанского государства.

Актуальный вопрос: насколько посткризисное социальное государство будет отличаться от докризисного? Очевидно, что в настоящее время идет поиск основополагающих принципов новой социальной системы. Одним из них может стать приватизация социальных услуг при возрастании роли частных расходов на развитие человеческого капитала. Это указывает на то, что перемены в социальной сфере только начинаются.

Политическое цунами и новая расстановка сил

«Политическое землетрясение», «революция в испанской внутриполитической жизни», «инсульт в системе власти» – так характеризуют эксперты изменения, связанные с резким ослаблением влияния двух традиционно ведущих партий – «народников» и «социалистов».

Можно сказать, что в годы кризиса по Испании прокатилось политическое цунами, которое размыло фундамент существовавшей более тридцати лет де-факто двухпартийной системы. PP и PSOE одинаково вызывают у значительного числа избирателей отторжение. Рухнувшие социально-экономические ожидания миллионов испанцев породили массовый спрос на альтернативные электоральные предложения. Их выдвинули партии «Podemos» («Мы можем») и «Ciudadanos» («Граждане»), использующие риторику, граничащую с радикализмом, и активно расширяющие свою избирательную базу. Для них кризис стал трамплином в большую политику. В свою очередь, две ведущие партии пытаются угнаться за текущей повесткой, но граждане явно нуждаются в эффекте новизны и потому все чаще обращают взоры на альтернативные политические силы.

«Ciudadanos» сформировалась в 2005‒2006 гг. в Каталонии на платформе социал-либерализма и европейского федерализма, противопоставив себе региональным политическим силам, выступающим за отделение Каталонии от Испании. За сравнительно короткий срок партия перешагнула границы автономного сообщества и распространила свою деятельность на большую часть испанской территории.

«Podemos» выросла из массового протестного движения «15-М» и впервые громко заявила о себе на выборах в Европейский парламент в 2014 г., когда новоиспеченная политическая организация популистского толка, еще не оформившаяся в партию, получила свыше 1,2 млн голосов и 5 мест в законодательный орган Объединенной Европы.

Политическая палитра Испании разделилась на «старые партии» во главе с PP и PSOE и «новые партии» – «Podemos» и «Ciudadanos», которые стали позиционировать себя в качестве «рычага перемен», необходимых испанскому государству и обществу, и на волне широкого недовольства оттянули на себя значительную часть электората. Как отмечал председатель «Ciudadanos» Альберт Ривера, PP и PSOE «сбились с курса» и не в состоянии предложить привлекательную стратегию развития страны. В отличие от «старых партий», «Ciudadanos» выдвигают национальный модернизационный проект, базирующийся на трех основаниях: укрепление гражданских ценностей, проведение политических реформ демократического толка и построение экономики знаний [20].

Чем чреват галопирующий рост сторонников «Podemos» и «Ciudadanos»? Во-первых, на месте двухпартийной системы складывается новая политическая конфигурация – своего рода квартет ведущих партий: PSOE, PP, «Podemos» и «Ciudadanos», проголосовать за которые (согласно последним опросам) готовы порядка 80% испанских избирателей [21]. Во-вторых, началась смена лидеров. В частности, Социалистическую партию с июля 2014 г. возглавляет 43-летний Педро Санчес. Появились и харизматичные самородки типа вождя «Podemos», 35-летнего Пабло Иглесиаса. В-третьих, дает о себе знать так называемая «доктрина Синатры» («I did it my way» – «Я это делаю на свой манер»), которая означает акцентирование отдельными партийными деятелями своей особой позиции. Так, например, вела себя победившая на региональных выборах в Андалусии социалистка Сусана Диас.

Отношение в экспертном сообществе к нынешней полосе партийного строительства неоднозначное. Наряду с теми, кто активно выступает в поддержку происходящих изменений, раздаются и резко критические голоса по адресу «новых партий», прежде всего «Podemos». В частности, как считает известный писатель и политический аналитик Феликс де Асуа, во внутриполитической жизни Испании воцарились «демагогический дискурс и содержательная пустота». По его мнению, выход на авансцену «Podemos» принципиально ничего не меняет в испанском политическом хоре, поскольку представители партии использует «упрощенный архаичный язык», а их предложения далеки от реальных национальных проблем и являют собой пример «безумной фантасмагории» [22]. Еще более резки в оценках отдельные представители традиционных партий, пытающиеся всячески дезавуировать появившихся политических конкурентов. Не брезгуют они и прямыми оскорблениями, называя, в частности, руководителей «Podemos» «жалкими и посыпанными перхотью».

В редакционной статье газеты «Cinco Días» (органа деловых кругов Испании) 2015 г. был назван годом «электоральной карусели» [23]. В стране уже прошла одна и предстоят еще несколько избирательных кампаний разного уровня: 22 марта – в Андалусии, 24 мая – муниципальные и в большинстве автономных сообществ, 27 сентября – в Каталонии, в период с 20 ноября по 20 декабря – общенациональные выборы. Так что нынешний электоральный год обещает быть крайне напряженным, а от политических результатов выборов будет во многом зависеть судьба складывающейся социально-экономической модели.

Международный ракурс

Кризис оказал воздействие на всю систему международных отношений испанского государства, нанес ему серьезные репутационные потери, поставил перед дипломатией Мадрида принципиально новые задачи – противодействия кризисным явлениям, снижения негативных эффектов внешних шоков, поиска на мировой арене возможностей придать развитию страны дополнительный импульс. Указанные цели определили внешнеполитическую повестку: защита финансово-экономических интересов Испании за рубежом, удержание (и по возможности расширение) позиций испанских компаний на мировых рынках, координация антикризисных действий с партнерами по Евросоюзу. Можно сказать, что в период кризиса приоритеты внутренней политики особенно сильно влияли на курс Мадрида в международных делах.

Во главу угла была поставлена всесторонняя поддержка трансграничной деятельности испанских компаний. Это направление всегда входило во внешнеполитический арсенал Мадрида, но в последнее время стало подлинным мейнстримом всей международной деятельности. Торможение хозяйственного роста большинства европейских стран – главных внешнеторговых и инвестиционных партнеров Испании – вынудило бизнес искать новые возможности в других частях света. Испанские корпорации сделали ставку на Латинскую Америку. Так, ведущая телекоммуникационная компания «Telefónica» за все годы деятельности в общей сложности инвестировала в регионе порядка 100 млрд евро и по этому показателю стала в латиноамериканских странах главным зарубежным инвестором. Компания поставила целью довести число своих клиентов в этом районе мира со 180 млн до 210 млн. В последние годы свыше 40% прибылей «Telefónica» были получены в Латинской Америке [24].

Другой пример – группа «Santander». «Кризис предоставляет новые возможности» – такая сентенция стала руководством к действию менеджмента этого крупнейшего испанского коммерческого банка в условиях мировых финансовых потрясений. Позиции банка в латиноамериканском регионе чрезвычайно сильны. Речь идет о 5,8 тыс. отделений, 86 тыс. служащих и 37 млн клиентов. Стоимость региональных активов банка оценивается в 70 млрд долл., или 50% общих активов группы. На долю «Santander» приходится 9,4% всех депозитов банковских систем Латинской Америки и 11,6% совокупного кредитного портфеля. По данным Франсиско Лусона, возглавлявшего операции банка в регионе, финансовый сектор латиноамериканских стран и в период кризиса продемонстрировал высокие показатели эффективности. Так, уровень прибыльности в среднем составил 15,7% по сравнению с 8,9% в развитых странах [25]. Это – сильнейший стимул для испанского бизнеса, понесшего тяжелые потери на национальном рынке.

Одним из смысловых результатов кризиса явились качественные перемены в отношениях между Испанией и латиноамериканскими странами, значительно меньше пострадавшими в период глобальной турбулентности. А именно: государства Латинской Америки в своих отношениях с Мадридом стали действовать более решительно, в том числе в плане ограничения деятельности в регионе испанских корпораций. В 2010‒2013 гг. по ряду латиноамериканских стран (Аргентина, Боливия, Венесуэла) прокатилась волна экспроприации испанских активов, затронувшая таких грандов бизнеса, как банк «Santander» и нефтегазовая компания YPF. По мнению экспертного сообщества, экспроприация собственности испанских компаний содержала в себе «весомый политический компонент» и дорого обошлась Мадриду, поскольку нанесла ущерб его международному престижу, продемонстрировала изменение в соотношении сил между Испанией и Латинской Америкой и поставила перед испанской дипломатией дополнительные сложные задачи ‒ в частности, помогать бизнес-структурам добиваться компенсации за экспроприированную собственность.

Мадрид предпринял усилия по двум направлениям: стал расширять свое присутствие в тех государствах региона, где до настоящего времени его активность была вялой, и укреплять связи с крупнейшей латиноамериканской страной – Бразилией. Так, в марте 2015 г. в столице Гватемалы М. Рахой принял участие в саммите Испания – ЦАИС (Центральноамериканская интеграционная система, объединяющая восемь центральноамериканских и карибских стран). Председатель испанского правительства подчеркнул заинтересованность своей администрации в развитии экономических и политических связей с членами ЦАИС и выразил готовность «служить главным адвокатом» Центральной Америки в деле углубления ее сотрудничества с Европейским союзом [26]. А в апреле текущего года во время визита в Мадрид вице-президента Бразилии Мишела Темера было достигнуто соглашение, предусматривающее удвоение объема испанско-бразильского товарооборота и взаимных инвестиций к 2025 г. [27]

Испанские власти традиционно стоят на позициях «еврооптимизма» и в условиях кризиса продолжали ратовать за углубление европейской интеграции, создание подлинного финансово-экономического и банковского союза в рамках ЕС. Руководящие органы Евросоюза по достоинству оценили лояльную позицию правительства М. Рахоя и в декабре 2012 г. предоставили ему 39,5 млрд евро из расчета менее 1% годовых, что позволило Испании провести реструктуризацию проблемных финансовых учреждений и, как отмечала испанская пресса, «добавило кислорода в банковскую систему страны» [28]. Вместе с тем именно Брюссель вынудил Мадрид проводить политику сверхжесткой экономии средств (так называемого «бюджетного аскетизма»), которая, по мнению многих аналитиков, включая нобелевского лауреата по экономике Пола Кругмана, затянула процесс выхода страны из кризиса. В целом следует констатировать, что в кризисные годы политическое влияние Испании в Евросоюзе существенно уменьшилось, а в ряде случаев страна даже была исключена из процесса выработки и принятия ключевых европейских решений.

По мере преодоления кризисных явлений и укрепления экономического положения испанский истеблишмент пытается восстановить свои позиции в ЕС и играть более заметную роль в формировании посткризисной повестки дня Брюсселя. В частности, испанская дипломатия активно вмешалась в переговоры Еврогруппы с правительством Греции о смягчении условий погашения астрономически большого греческого долга (177% ВВП). Согласно некоторым комментариям, в администрации М. Рахоя опасались, что возможный успех левых сил в Греции в достижении договоренности с Брюсселем на выгодных для греков условиях повысит популярность оппозиционных партий в самой Испании, критикующих экономическую политику PP. Дело дошло до того, что премьер-министр Алексис Ципрас обвинил Мадрид в сколачивании группы консервативных режимов с целью «добиться безоговорочной капитуляции греческого правительства до того, как его пример окажет воздействие на другие страны» [29].

Мадрид выступает за «двухскоростную» интеграцию, при которой в рамках ЕС будет образовано своего рода интеграционное ядро из шести стран, основавших в 1957 г. Европейское экономическое сообщество (Бельгии, Германии, Италии, Люксембурга, Нидерландов и Франции), а также Испании и Польши. Эта «восьмерка» призвана служить авангардом движения в сторону превращения Евросоюза в более эффективную и гибкую организацию, способную адекватно реагировать на европейские и глобальные вызовы, и «тянуть» за собой остальных членов ЕС.

В 2014 г. заметно осложнились испанско-российские отношения, что было связано с участием Мадрида в финансовых и торгово-экономических санкциях Евросоюза против России (из-за событий в Крыму и вокруг Украины) и с антисанкциями Москвы. В частности, объем взаимной торговли, достигнув своего исторического максимума в 2013 г. (свыше 11 млрд евро), в 2014 г. сократился на 23%. Еще больше (на 27%) упал российский экспорт в Испанию (табл. 4), что главным образом было связано с падением цен на нефть.

Таблица 4

Испано-российская торговля, млн евро

Год

Экспорт

Импорт

Оборот

Сальдо

2000

578

2446

3024

-1868

2005

1098

5190

6288

-4092

2006

1514

7424

8938

-5910

2007

2093

7891

9984

-5798

2008

2837

7493

10330

-4656

2009

1476

4576

6052

-3100

2010

1995

6126

8121

-4131

2011

2526

8463

10989

-5937

2012

2930

8067

10997

-5137

2013

2818

8232

11050

-5414

2014

2546

5987

8533

-3441

Источник: Ministerio de Industria, Turismo y Comercio. – http://www.comercio.mityc.es/; Ministerio de Economía y Competitividad. Informe Mensual de Comercio Exterior. Diciembre de 2014, febrero de 2015.

Прошлый год стал поворотным для российского туризма в Испанию. Если в 2001‒2013 гг. наблюдался стабильный ежегодный прирост отдыхающих россиян на популярных испанских курортах, то в 2014 г. их число сократилось более чем на 10%, причем произошло это на фоне общего заметного увеличения иностранного въездного туризма в Испанию (табл. 5). В текущем году тенденция к уменьшению числа российских туристов сохранилась.

Таблица 5

Количество российских туристов в Испании (тыс. человек)

Показатель

2001

2010

2011

2012

2013

2014

Всего туристов

48565

52677

56177

57701

60676

64995

Туристы из России

281

605

863

1206

1584

1421

Доля российских туристов, %

0,6

1,1

1,5

2,1

2,6

2,2

Источник: Movimientos turísticos en fronteras (FRONTUR). – http://www.iet.tourspain.es/

Подобного рода факты указывают на наступление сложного периода в российско-испанских отношениях, что не соответствует интересам испанского бизнеса. В частности, в числе пострадавших оказались экспортеры свинины, фруктов, молочной продукции и других продовольственных товаров, занимающих видное место в номенклатуре испанского вывоза. Под угрозой оказались и интересы в России испанских производителей промышленной продукции. Например, строго следуя логике провозглашенного правительством РФ курса на импортозамещение, президент В.В. Путин задним числом подверг критике руководство РЖД за покупку 140 железнодорожных вагонов у испанской компании «Talgo» (контракт был подписан в июне 2011 г.) [30].

На этом неблагоприятном фоне знаковым был визит в Москву в декабре 2014 г. Карлоса Эспиносы де Лос Монтерос – высокого представителя государственной программы по продвижению позитивного имиджа Испании за рубежом («Марка Испании»). За время пребывания в российской столице К. Эспиноса имел контакты с испанскими предпринимателями, работающими России, а также посетил МИД РФ, Министерство сельского хозяйства, Федеральное агентство по туризму и другие ведомства. По итогам встреч в Москве испанский высокопоставленный деятель заявил: «Мы входим в ЕС и поддерживаем принимаемые странами-членами решения. Но мы активно участвуем в дебатах и, если говорить о санкциях, находимся в числе тех стран, кто верит: от санкций нет никакого позитива». И далее: «Наша первая задача – остановить гонку санкций и контрсанкций, не допустить новых. Вторая цель – попытаться найти компромиссные решения, которые позволили бы оставить санкции в прошлом» [31].

Сторонники здравого смысла и продолжения испано-российского торгово-экономического сотрудничества указывают на живые примеры его взаимовыгодного характера. В частности, несмотря на санкции и обвал рубля, «Inditex» продолжает рассматривать российский рынок в качестве одного из важнейших. По состоянию на конец октября 2014 г. в России было 442 торговые точки этой группы [32]. Важно и то, что в начале 2015 г. российская железнодорожная транспортная система впервые стала использоваться для транспортировки грузов между Испанией и Китаем, что принесло ощутимую материальную выгоду всем трем странам [33].

Таким образом, даже в условиях «войны санкций» остаются реальные возможности продвинуть вперед российско-испанские торгово-экономические отношения, в том числе через сближение бизнес-структур и взаимное переплетение предпринимательских капиталов.

Подводя итог, отметим, что в посткризисной Испании явственно прослеживается формирование контуров новых экономических и социально-политических реалий, складывается модель роста, которая по всем основным параметрам отличается от докризисной. Эта модель носит сравнительно целостный характер, поскольку охватывает все стороны жизни испанского общества, но ее функционирование будет происходить в сложной внутренней и внешней обстановке и характеризуется высокой степенью неопределенности.

Примечания:

[1] См., например: П. Яковлев. Еврокризис и новая модель развития Испании (11.11.2013); он же. Пять измерений Испанского кризиса (01.04.2013); он же. Европейский кризис в зеркале Испании (06.11.2012) и др.

[2] INE. Boletín Mensual de Estadística. Enero 2015. – http://www.ine.es/en/da

[3] Gobierno de Espana. Informe Mensual de Comercio Exterior. Diciembre 2014, p. 6.

[4] UNCTAD. World Investment Report 2014. Investing in the SDGs: an Action Plan. United Nations, New York and Geneva, 2014, p. 209.

[5] Emilio Ontiveros. Objetivo: la internacionalización. El País, 21.12.2014.

[6] INE. Boletín Mensual de Estadística. Enero 2015. – http://www.ine.es/en/da

[7] Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 10, 39.

[8] Gobierno de España. Síntesis de Indicadores Económicos. Madrid, 19/03/2015, p. A1-3.

[9] Repsol alcanza un acuerdo con Talismam Energy para adquirir la compañía canadiense. 16 de diciembre de 2014. – http://www.repsol.com/es_es/corporacion/prensa/

[10] Iberdrola USA acuerda la integración de UIL Holdings Corporation para crear un líder electrico en Estados Unidos. 26/02/2015. – http://www.iberdrola.es/

[11] The OHL Group in figures. – http://www.ohl.es/en/about-us/key-figures/

[12] По имеющимся экспертным оценкам, докризисный уровень занятости будет достигнут только в 2020 г., когда безработицу удастся снизить до 8,7%. (Es possible recuperar todo el empleo en 2020. – Cinco Días. Madrid, 23.02.2015).

[13] Ángel Laborda. Los salarios, variable clave de una economía. – El País, 22.03.2015.

[14] Crisis, desigualdad y pobreza. Informe de Intermon Oxfam # 32, 13 diciembre 2012, p. 45.

[15] Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 50.

[16] Trends in Top Incomes and their Taxation in OECD Countries. – http://dx.doi.org.10.1787/5jz43jhlz87f-en

[17] Tomas Piketty. Capital in the Twenty-First Century. Cambridge – London, 2014.

[18] J. Jiménez Gálvez. Piketty a Sánchez: “No basta con quejarse de Alemania”. – El País, 8.01.2015.

[19] Antón Costas. El fatalismo de la desigualdad inevitable. – El País, 29.03.2015.

[20] Albert Rivera. Ciudadanos, un proyecto para España. – El País, 19.04.2015.

[21] William Chislett. Ciudadanos gains ground in Spain’s political landscape. 9/3/2015. – http://www.realinstitutoelcano.org/

[22] Felix de Azua. El mañana es cosa de ayer. – El País, 3.03.2015.

[23] Ciclo político, ciclo económico y ciclo inversor. – Cinco Días, 7.03.2015.

[24] Подробнее см.: П.П. Яковлев. Испания и Латинская Америка: перезагрузка отношений. – Латинская Америка, 2013, № 3.

[25] Там же.

[26] Rajoy asegura que España es el “principal abogado” de Centroamérica en Europa. 9 de marzo de 2015. – http://www.lamoncloa.gob.es/

[27] Brasil y España buscan duplicar los intercambios comersiales y las inversions bilaterales en diez años. 22 de abril de 2015. – http://www.lamoncloa.gob.es/

[28] Cinco Días, 9.12.2012.

[29] María Antonia Sánchez-Vallejo. Tsipras responde a las críticas internas con un ataque a Rajoy. – El País, 28.02.2015.

[30] Putin critica la compra de trenes Talgo a España. – El País, 18.2.2015.

[31] «Наша первая задача – остановить гонку санкций и контрсанкций». 02.12.2014. – http://www.kommersant.ru/doc/2623656?isSearch=True

[32] Cristina Delgado. Inditex concentra en Rusia sus aperturas pese a la crisis del rublo. – El País, 14.12.2014.

[33] Ana Carbajosa. Sale de Madrid el primer tren piloto rumbo a China. – El País, 30.1.2015.

Литература:

«Наша первая задача – остановить гонку санкций и контрсанкций» // Коммерсант. 02.12.2014. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2623656?isSearch=True (дата обращения: 03.01.2015)

Яковлев П. П. Еврокризис и новая модель развития Испании // Перспективы. [Электронный ресурс] 11.11.2013. URL: http://www.perspektivy.info/oykumena/europe/jevrokrizis_i_novaja_model_razvitija_ispanii_2013-11-11.htm (дата обращения: 08.05.2015)

Яковлев П. П. Пять измерений Испанского кризиса // Перспективы [Электронный ресурс] 01.04.2013. URL: http://www.perspektivy.info/oykumena/europe/pat_izmerenij_ispanskogo_krizisa_2013-04-01.htm (дата обращения: 08.05.2015)

Яковлев П.П. Европейский кризис в зеркале Испании // Перспективы [Электронный ресурс] 06.11.2012. URL: http://www.perspektivy.info/oykumena/europe/jevropejskij_krizis_v_zerkale_ispanii_2012-11-06.htm (дата обращения: 08.05.2015)

Яковлев П.П. Испания и Латинская Америка: перезагрузка отношений // Латинская Америка. 2013. № 3.

Brasil y España buscan duplicar los intercambios comersiales y las inversions bilaterales en diez años. 22 de abril de 2015. URL: http://www.lamoncloa.gob.es/

Carbajosa Ana. Sale de Madrid el primer tren piloto rumbo a China // El País, 30.01.2015.

Chislett William. Ciudadanos gains ground in Spain’s political landscape. 09.03.2015. URL: http://www.realinstitutoelcano.org/wps/portal/web/rielcano_en/contenido?WCM_GLOBAL_CONTEXT=/elcano/elcano_in/zonas_in/commentary-chislett-ciudadanos-gains-ground-in-spains-new-political-landscape#.VP4C7WTF-ib (дата обращения: 03.01.2015)

Ciclo político, ciclo económico y ciclo inversor // Cinco Días, 07.03.2015.

Costas Antón. El fatalismo de la desigualdad inevitable // El País, 29.03.2015.

Crisis, desigualdad y pobreza. Informe de Intermon Oxfam # 32, 13 diciembre 2012. P. 45.

De Azua Felix. El mañana es cosa de ayer // El País, 03.03.2015.

Delgado Cristina. Inditex concentra en Rusia sus aperturas pese a la crisis del rublo. // El País, 14.12.2014.

Es possible recuperar todo el empleo en 2020 // Cinco Días. Madrid. 23.02.2015.

Gálvez J. Jiménez. Piketty a Sánchez: “No basta con quejarse de Alemania” // El País, 8.01.2015.

Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 10, 39.

Gobierno de España. Estrategia española de política económica. Balance y reformas estructurales para el próximo semestre. 27 de septiembre de 2012. P. 50.

Gobierno de Espana. Informe Mensual de Comercio Exterior. Diciembre 2014. P. 6.

Gobierno de España. Síntesis de Indicadores Económicos. Madrid, 19.03.2015. P. A1-3.

Iberdrola USA acuerda la integración de UIL Holdings Corporation para crear un líder electrico en Estados Unidos. 26/02/2015. URL: http://www.iberdrola.es/sala-prensa/notas-prensa/nacionales-internacionales/2015/detalle/nota-prensa/150226_NP_01_UILHoldings.html (дата обращения: 08.05.2015)

Laborda Ángel. Los salarios, variable clave de una economía // El País, 22.03.2015.

Ontiveros Emilio. Objetivo: la internacionalización // El País, 21.12.2014.

Piketty Tomas. Capital in the Twenty-First Century. Cambridge – London, 2014.

Putin critica la compra de trenes Talgo a España // El País, 18.02.2015.

Rajoy asegura que España es el “principal abogado” de Centroamérica en Europa. 9 de marzo de 2015. URL: http://www.lacerca.com/noticias/espana/rajoy_asegura_espana_principal_abogado_centroamerica_europa-248915-1.html (дата обращения: 03.01.2015)

Repsol alcanza un acuerdo con Talismam Energy para adquirir la compañía canadiense. 16 de diciembre de 2014. URL: http://www.repsol.com/pe_es/corporacion/prensa/notas-de-prensa/ultimas-notas/16122014-repsol-alcanza-un-acuerdo-con-talisman-energy-para-adquirir-la-compania-canadiense.aspx (дата обращения: 08.05.2015)

Rivera Albert. Ciudadanos, un proyecto para España // El País, 19.04.2015.

Sánchez-Vallejo María Antonia. Tsipras responde a las críticas internas con un ataque a Rajoy // El País, 28.02.2015.

The OHL Group in figures. URL: http://www.ohl.es/en/about-us/key-figures/ (дата обращения: 08.05.2015)

Trends in Top Incomes and their Taxation in OECD Countries. URL: http://dx.doi.org.10.1787/5jz43jhlz87f-en (дата обращения: 03.01.2015)

UNCTAD. World Investment Report 2014. Investing in the SDGs: an Action Plan. United Nations, New York and Geneva, 2014. P. 209.

Читайте также на нашем портале:

«Еврокризис и новая модель развития Испании» Петр Яковлев

«Испания: испытание Каталонией» Сергей Хенкин

«Пять измерений испанского кризиса» Петр Яковлев

«Европейский кризис в зеркале Испании» Петр Яковлев

«Кризис на Юге Европы: Испания и Португалия в тисках жесткой экономии» Петр Яковлев

«Внешняя политика нового правительства Испании» Петр Яковлев

«Досрочные выборы в Испании: причины, результаты, последствия» Петр Яковлев

««Движение возмущенных» в Испании: новая форма социального протеста » Сергей Хенкин


Опубликовано на портале 12/05/2015



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика