Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Группа двадцати»: от Мексики к России (к итогам саммита в Санкт-Петербурге)

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

«Группа двадцати»: от Мексики к России (к итогам саммита в Санкт-Петербурге)


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН


«Группа двадцати»: от Мексики к России  (к итогам саммита в Санкт-Петербурге)

С чего начинала и к чему пришла «двадцатка», каковы итоги санкт-петербургского саммита, прошедшего в сентябре 2013 г.? На встречах Г-20 формируется становой хребет будущей мирохозяйственной системы, закладываются предпосылки очередного глобального социально-экономического рывка. Характерно, что ведущая роль в этом отдается крупнейшим развивающимся государствам. Однако главной темой повестки дня встрече в Петербурге стал, казалось бы, далекий от экономики сирийский вопрос.

1 декабря 2012 г. председательство в «Группе двадцати» («Большой двадцатке», «двадцатке», Г-20) на год перешло от Мексики к России. Передав эстафету Москве, Мехико тем самым делегировало российской дипломатии роль организатора разноуровневой работы «двадцатки» и подготовки ее документов по широкому спектру проблем, затрагивающих базовые интересы большинства стран мира. Главным событием «российского периода» деятельности Г-20 стал восьмой по счету саммит лидеров стран-участниц этого влиятельного международного форума, прошедший 5-6 сентября 2013 г. в Санкт-Петербурге. На новой встрече в верхах было подтверждено намерение продолжать многостороннее взаимодействие по наиболее важным аспектам глобальной экономической и финансовой повестки дня. В целом же председательства Мексики и России были отмечены продвижением вперед как в рассмотрении некоторых общемировых вопросов, так и в российско-латиноамериканском диалоге.

От Вашингтона к Лос-Кабос

 «Группа двадцати» [1] была создана в 1999 г. для преодоления последствий финансовых потрясений конца 1990-х гг. и ведения диалога с динамично набирающими вес развивающимися странами. В ее состав вошли: Австралия, Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Евросоюз, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай, Мексика, Республика Корея, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, ЮАР и Япония. До кризиса, разразившегося в сентябре 2008 г., деятельность Г-20 ограничивалась встречами министров финансов и глав Центробанков. Однако необходимость согласования антикризисных мер на высшем уровне привела к расширению формата встреч. На первом саммите в Вашингтоне (ноябрь 2008) обсуждались вопросы преодоления кризиса, сглаживания его последствий и превентивные меры, а также принципы реформирования глобальных институтов. Итогом стало увеличение представительства развивающихся стран в управлении МВФ и Всемирным банком; были упрощены схемы оказания помощи наиболее пострадавшим от кризиса странам. А вот призыву саммита воздерживаться от протекционистских действий многие государства, в том числе и сами члены Г-20, не последовали. Это, разумеется, не способствовало расширению международных торговых обменов. По данным МВФ, в 2009 г. в денежном выражении объем мировой торговли товарами и услугами сократился на 11% [2], что потребовало проведения новых саммитов «двадцатки» на регулярной основе.

На втором саммите Г-20 в Лондоне (2 апреля 2009 г.) лидеры «двадцатки заявили о готовности предпринять шаги, чтобы стимулировать экономический рост; восстановить работоспособность финансовых и кредитных систем; укрепить институты глобального финансового регулирования; содействовать развитию мировой торговли и не допускать протекционизма. В конкретном плане участники лондонской встречи договорились: 1) утроить размер доступных ресурсов МВФ, доведя его до 750 млрд долл.; 2) провести новое размещение специальных прав заимствования на сумму 250 млрд долл.; 3) поддержать дополнительное кредитование со стороны международных банков развития не менее чем на 100 млрд долл.; 4) гарантировать дополнительное финансирование международной торговли на 250 млрд долл.; 5) использовать ресурсы от согласованных МВФ продаж золота для льготного финансирования беднейших стран [3]. Таким образом, в Лондоне «Группа двадцати» согласовала формирование дополнительной антикризисной программы, общий размер которой достигал астрономической суммы в 1,1 трлн долл.

Третий саммит Г-20 (Питтсбург, 24-25 сентября 2009 г.) состоялся всего через неполных шесть месяцев после лондонской встречи в верхах. Такой интенсивный график был продиктован сохранением сложной обстановки на глобальных рынках. Процесс мирового экономического восстановления пробуксовывал, во многих странах рецессия продолжалась, частный сектор испытывал острую нехватку кредитных ресурсов и не создавал достаточного спроса на товары и услуги, уровень безработицы оставался неприемлемо высоким. С учетом этого в программу антикризисных действий был включен ряд новых элементов. Среди прочего было декларировано решение:

создать базовую схему, которая определит политику взаимодействия стран «двадцатки» в интересах устойчивого и сбалансированного роста мировой экономики;

обеспечить регулирующую систему для банков и других финансовых компаний и институтов, способную сдерживать злоупотребления, которые привели к кризису;

реформировать глобальную финансовую архитектуру;

предпринять новые шаги для облегчения доступа беднейших слоев населения к продовольствию, топливу и кредитам;

сохранять и поддерживать открытость в международной торговле [4].

Четвертый саммит (Торонто, 26 – 27 июня 2010 г.) подтвердил новое качество «Группы двадцати» как ведущего мирового форума по вопросам международного финансово-экономического сотрудничества. К моменту его проведения был накоплен опыт масштабных антикризисных мероприятий, которые, однако, не во всех случаях дали ожидаемый результат. В частности, серьезное беспокойство вызывала ситуация в еврозоне, где продолжала расти безработица, а целый ряд стран находился на грани дефолта и нуждался в экстренной финансовой помощи со стороны Евросоюза и МВФ. В этой связи «двадцатка» указала на необходимость укрепления национальных систем социальной защиты наиболее уязвимых слоев населения и призвала к увеличению государственных расходов на инфраструктуру с целью повышения спроса и ослабления напряженности на рынках труда. Кроме того, в Торонто стороны договорились продлить на три года (до конца 2013 г.) действие принятого ранее обязательства воздерживаться от увеличения действующих или введения новых барьеров в международной торговле [5].

Пятый саммит Г-20, состоявшийся в Сеуле 11 – 12 ноября 2010 г., оказался особенно проблемным. К этому моменту обострились такие проблемы, как дисбалансы в мировой торговле, национальные бюджетные дефициты и конкурентная девальвация валют. 2 октября 2010 года глава МВФ Доминик Стросс-Кан заявил о начале мировой валютной войны [6] (конкурентной девальвации), заниженный курс китайского юаня спровоцировал конфликт КНР и США, Германия высказывала свое недовольство стимулирующими мерами, принятыми правительством Обамы. Еще до саммита Белый дом предложил ограничить дефицит и профицит внешней торговли 4% ВВП, но предложение это не было воспринято основными мировыми экспортерами. В результате один из главных вопросов координации экономического взаимодействия так и не был решен. Более существенные итоги были достигнуты на других направлениях. Саммит рассмотрел и принял новую концепцию роста мировой экономики и социального прогресса, получившую название «Сеульский консенсус».  [7]. Новая стратегическая концепция была призвана сменить предыдущий эталон развития, основанный на неолиберальных идеях и ставший известным как «Вашингтонский консенсус».

Шестой саммит Г-20 прошел в Каннах 3 – 4 ноября 2011 г., практически через год после встречи в Сеуле. К этому моменту ситуация на глобальных рынках стала весьма противоречивой. С одной стороны, ведущие развивающиеся государства во главе с Китаем, Индией и Бразилией успешно преодолели кризис и демонстрировали уверенный экономический рост, последовательно повышая свой удельный вес в мировом ВВП и в совокупном внешнеторговом обороте. С другой стороны, продолжался еврокризис, рецессия не отпускала такие крупные экономики, как итальянская и испанская, безработица продолжала расти, охватив (в Испании) до 50% молодежи [8]. Проблемы на рынке труда выдвинулись в число приоритетных.

Под влиянием названных трендов лидеры «двадцатки» приняли в Каннах План действий для поощрения экономического роста и создания рабочих мест и решили создать рабочую группу по вопросам занятости среди молодежи. Они также поддержали Международную организацию труда (МОТ) в ее усилиях по продвижению процесса ратификации и внедрения в практику Конвенций МОТ и обеспечению фундаментальных принципов правового регулирования рынка труда. По сути, речь шла об усилении социального измерения процесса глобализации.

В Каннах участники «Группы двадцати» подтвердили свои обязательства об отказе от введения новых барьеров в торговле до конца 2013 г., как это было согласовано на саммите в Торонто, и обязались воздерживаться от новых протекционистских мер, которые могли быть приняты (и на практике довольно широко принимались) для защиты национальных рынков от иностранной конкуренции. Получила поддержку идея укрепления Всемирной торговой организации (ВТО), призванной играть более активную роль в улучшении ситуации с прозрачностью международных торговых отношений и эффективно обеспечивать работу механизма разрешения торговых споров.

Лос-Кабос: «латиноамериканский раунд»

18 – 19 июня 2012 г. в мексиканском курортном городке Лос-Кабос прошел седьмой саммит «двадцатки», на котором с тревогой отмечался рост рисков и неопределенности в мировой экономике. Одновременно было подтверждено, что принцип многосторонних отношений и переговоров играет все более значимую роль и становится важнейшим инструментом решения глобальных финансово-экономических проблем [9]. Итоги мексиканского саммита продемонстрировали усиление активности латиноамериканских стран в продвижении своей повестки в рамках Г-20 и перебросили своеобразный концептуальный мостик к российскому председательству.

Для ведущих латиноамериканских государств – как членов «двадцатки» (Аргентины, Бразилии, Мексики), так и ряда других (Венесуэлы, Колумбии, Перу, Чили) – некоторые вопросы, обсуждаемые на встречах Г-20, приобрели первостепенное значение. За позициями стран региона в многосторонних организациях стоят конкретные задачи и насущные потребности ускорения социально-экономического развития, наполнения его новым качественным содержанием. Можно выделить пять таких «латиноамериканских приоритетов».

Развитие инфраструктуры и финансирование инвестиций

Сравнительно динамичный хозяйственный подъем последнего десятилетия буквально «уперся» в отсталость многих элементов инфраструктуры большинства государств региона, включая наиболее развитые (Аргентину, Бразилию, Колумбию, Перу, Чили). В Латинской Америке остро ощущается нехватка современных автомобильных и железных дорог, морских и речных портов, мостов и туннелей, объектов энерго- и водоснабжения и т.д. Все это сдерживает дальнейший промышленный рост, тормозит увеличение критически важного для многих стран сельскохозяйственного производства, ограничивает возможности расширения добычи полезных ископаемых, включая энергоресурсы. Чтобы развязать узел инфраструктурных проблем, требуются дополнительные инвестиции, объем которых ЭКЛАК в текущем десятилетии оценивает в 170 млрд долл. в год [10]. Самостоятельно мобилизовать такие ресурсы латиноамериканцы не в состоянии. Отсюда их заинтересованность в привлечении беспрецедентно крупного международного финансирования на щадящих условиях, поскольку речь идет о долгосрочных вложениях, не сулящих инвесторам в обозримом будущем высоких прибылей. В данном контексте задача представителей стран региона в «двадцатке» – выявить новые (в том числе нетрадиционные) источники стратегического финансирования. Здесь потенциально очень широкое поле финансово-экономического взаимодействия России и Латинской Америки, принципиально новые возможности для российских бизнес-структур на латиноамериканском пространстве.

Устойчивость энергетических рынков

Энергетика – еще одно приоритетное направление экономического роста Латинской Америки на ближайшую и среднесрочную перспективу и тема дискуссий на встречах «Группы двадцати» [11]. В последние два десятилетия добыча углеводородов в регионе росла опережающими темпами. Так, производство нефти увеличилось почти на 38% (в мире в целом – на 30%), а природного газа – в 2,8 раза, тогда как в мире – только на 70% (таблицы 1 и 2).

Таблица 1. Добыча нефти в мире и в странах Латинской Америки, млн т

Страна

1990

2000

2012

2012/1990 (%)

Весь мир

3175,4

3619,8

4118,9

129,7

Латинская Америка

379,4

514,1

521,9

137,6

Доля Латинской Америки в %

12,0

14,2

12,7

Источник: BP Historical Data Workbook. – http://www.bp.com/

 

Таблица 2. Добыча природного газа в мире и в странах Латинской Америки, млн т (в нефтяном эквиваленте)

Страна

1990

2000

2012

2012/1990 (%)

Весь мир

1790,1

2176,9

3033,5

169,5

Латинская Америка

76,7

125,6

212,2

276,7

Доля Латинской Америки в %

4,3

5,2

7,0

Источник: BP Historical Data Workbook. – http://www.bp.com/

Однако динамичная латиноамериканская экономика нуждается в еще более высоких темпах прироста. Поэтому вопрос дня – дальнейшее повышение добычи энергоносителей в странах региона. Здесь просматриваются три главных вектора: расширение разработок нефти и природного газа на бразильском и аргентинском шельфе; освоение месторождений «тяжелой» нефти в Венесуэле; организация добычи сланцевого газа, по оценочным запасам которого Латинская Америка занимает одно из первых мест в мире (для сравнения: запасы природного газа в регионе оцениваются в 10 трлн м3, а сланцевого – в 54 трлн м3) [12]. Реализация названных проектов способна и дальше повышать роль латиноамериканских стран на мировых энергетических рынках, но требует очень значительных инвестиций и продвинутых технологий, а значит – сопряжена с серьезными рисками. Одна из задач представителей региона в «двадцатке» – минимизация таких рисков путем привлечения к латиноамериканским проектам (в качестве партнеров) зарубежных энергетических корпораций, располагающих соответствующими финансовыми и технологическими возможностями. В их числе фигурируют и топовые российские компании, которые уже имеют интересы в Латинской Америке и могут их существенно увеличить.

Актуальной проблемой остается чрезмерная волатильность цен на энергоносители, что является источником хозяйственной нестабильности. Латиноамериканцы выступают за транспарентные энергетические рынки и устойчивый характер цен. Это, в принципе, отвечает интересам России и создает поле взаимодействия сторон на международных форумах.

Укрепление международной торговли

Значимый геоэкономический и геополитический сдвиг последних десятилетий – выход латиноамериканских стран на новые международные рынки, укрепление их позиций в мировой торговле. Даже на фоне феноменального внешнеторгового спурта Китая в период 1990 – 2012 гг. Латинская Америка в полтора раза повысила свой удельный вес в глобальной торговле товарами и услугами – с 4 до 5,9% (таблица 3).

 

Таблица 3. Международная торговля товарами и услугами, млрд долл.

Показатель

1990

2000

2012

Всего

8540,8

15864,5

44460,3

Латинская Америка

338,2

888,1

2601,9

Доля Латинской Америки в %

4,0

5,6

5,9

Источник: UNCTAD. – http://unctadstat.unctad.org/

Председательство Мексики в Г-20 показало, что государства региона кровно заинтересованы в развитии этого тренда. По мнению латиноамериканских стран, «двадцатка» призвана стимулировать развитие международной торговли как одного из факторов роста, активно участвовать в создании эффективной многосторонней торговой системы [13]. Под этим латиноамериканцы подразумевают: более свободный доступ товаров развивающихся государств (включая промышленные изделия) на рынки развитых держав; прекращение субсидирования сельского хозяйства в США и Евросоюзе; развитие глобальных производственных цепочек создания стоимости с учетом возможностей и интересов Латинской Америки. Последнее особенно важно в случае с высокотехнологичной продукцией. Укреплению переговорных позиций латиноамериканцев может послужить избрание бразильского дипломата Роберту Азеведу новым генеральным директором ВТО (кстати, его главным соперником, претендовавшим на этот пост, был другой латиноамериканец – представитель Мексики Эриминио Бланко).

Продовольственная безопасность

Международные усилия по обеспечению продовольственной безопасности фокусируются на существенном увеличении объемов сельскохозяйственного производства и решении проблем, связанных с нехваткой питания для населения ряда регионов земного шара. По последним оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), около 870 млн человек во всем мире (12,5% населения) получают недостаточно калорийное питание ‒ проще говоря, голодают. Поскольку население Земли к 2050 г. возрастет, по прогнозам, до 9,3 млрд жителей, для решения проблемы голода производство продуктов питания должно увеличиться на 50 – 70% [14]. Эта сложная задача требует практического взаимодействия основных государств – производителей продовольствия, включая Россию, Аргентину, Бразилию [15]. Данные, которые приводит в своих документах ФАО, свидетельствуют, что страны Латинской Америки (прежде всего ведущие южноамериканские государства) могут в сравнительно сжатые сроки значительно нарастить сельскохозяйственное производство и увеличить свой вклад в обеспечение мировой продовольственной безопасности. В этом убеждают тренды последних десятилетий. Так, в 1990 – 2011 гг. при росте населения Южной Америки на 35% производство пшеницы там увеличилось на 60%, картофеля – на 64%, риса – вдвое, мяса (говядины, свинины и курятины) – на 144%, тростникового сахара – в 2,5 раза, кукурузы – почти втрое, а сои – больше чем в 4 раза (таблица 4).

 

Таблица 4. Производство сельскохозяйственной продукции в странах Южной Америки, млн т

Культура

1990

2000

2011

2011/1990 (%)

Говядина

9,4

11,9

14,7

156,4

Свинина

1,9

3,7

5,0

263,2

Мясо курицы

3,8

9,5

17,1

450,0

Пшеница

16,8

20,2

27,0

160,0

Кукуруза

31,8

55,4

91,8

288,7

Соя

33,1

57,2

136,0

410,9

Картофель

9,6

11,9

15,7

163,5

Рис

13,4

20,9

26,8

200,0

Сахарный тростник

335,0

411,7

823,1

245,7

Источник: FAOSTAT. – http://faostst.fao.org/site/339/default.aspx

 

С ростом производства продуктов питания у южноамериканских стран появились возможности не только более полно насытить внутренний рынок, но и значительно увеличить экспорт продовольствия. Международный интерес может представлять и успешный опыт отдельных латиноамериканских стран, например, Бразилии, по сокращению ареала голода. В целом, по мнению экспертов ФАО, именно «Большая двадцатка» представляет собой наиболее эффективный инструмент решения проблем продовольственной безопасности.

Реформа системы управления и пересмотр квот МВФ

В поле зрения латиноамериканцев находится процесс пересмотра формулы распределения квот МВФ. То, что этот пересмотр начался, – несомненная заслуга «двадцатки», в рамках которой развивающимся странам удалось добиться сдвига в свою пользу. В частности, за счет развитых государств предполагается увеличить квоты Бразилии (с 1,420 до 2,316) и Мексики (с 1,210 до 1,869) [16]. В интересах Латинской Америки и России – продолжение работы по реформированию международной валютно-финансовой системы в направлении усиления механизмов многостороннего надзора и построения более сбалансированной и эффективной мировой финансовой архитектуры, в том числе в целях предотвращения будущих кризисов. Для латиноамериканских государств особенно важно добиваться роста своего влияния в МВФ и расширения возможностей приобретения кредитных нот в рамках Счета общих ресурсов Фонда. Это напрямую связано с усилиями членов «двадцатки» по обеспечению глобальной финансовой стабильности и расширению роли МВФ как кредитора макроэкономических стабилизационных программ и структурных реформ. По данному вопросу особенно важна совместная работа российской и латиноамериканской дипломатий, что нашло свое практическое воплощение в ходе мексиканского председательства [17] и было продолжено в 2013 г.

На пути в Санкт-Петербург

Прошедшие в 2008 – 2012 гг. саммиты Г-20 показали, что на этой переговорной площадке с помощью методов многосторонней дипломатии не только происходит координация международных усилий по освобождению мировой экономики из тисков кризиса. Там, по существу, формируется становой хребет будущей мирохозяйственной системы, закладываются предпосылки очередного глобального социально-экономического рывка. Характерно, что главную роль в нем призваны сыграть крупнейшие развивающиеся государства (в том числе члены БРИКС – Китай, Индия, Бразилия, Россия, Южная Африка), обладающие значительным потенциалом роста. Как подчеркивалось в документах МИД Российской Федерации, «Группа двадцати» стала уникальным многосторонним механизмом, по сути, антикризисным центром глобального масштаба, способным сближать подходы стран с различными экономическими моделями к решению ключевых мировых проблем» [18].

Став председателем «Большой двадцатки», Россия на официальных встречах и совещаниях экспертов в рамках этого форума продвигала свое стратегическое видение повестки дальнейшей работы Г-20.

По мнению руководства РФ, важнейшая задача России заключается о том, чтобы сосредоточить усилия «Группы двадцати» на разработке комплекса мер, направленных на стимулирование уверенного, устойчивого и сбалансированного глобального экономического роста и создания рабочих мест по всему миру. При этом Москва убеждена: активизация хозяйственной деятельности возможна лишь на прочном фундаменте интенсивных производственных инвестиций, что, в свою очередь, требует восстановления доверия между различными элементами мировой экономики, улучшения положения банков и других кредитных учреждений, нормализации национальных налогово-бюджетных систем (особенно в странах, где государственные расходы стабильно превышают доходы и имело место чрезмерное увеличение суверенного долга) [19].

            Выдвинув на передний план стимулирование экономического роста как основную задачу председательства РФ в Г-20, Москва обеспечила преемственность сложившегося диалога и придала дополнительный импульс многосторонним усилиям в рамках «двадцатки» с целью имплементации ранее принятых обязательств и развития уже достигнутых результатов. Сформулированная Россией повестка предусматривала как продолжение совместной работы по основным направлениям, инициированным в предшествующие годы, так и выделение нескольких ключевых тем, затрагивающих насущные вопросы глобального регулирования на нынешнем этапе (с учетом некоторых существенных подвижек в финансово-экономическом положении отдельных стран и в целом на мировом уровне).

Как, по мнению российского руководства, изменилась повестка «Группы двадцати» по проблемам мировой экономики в самое последнее время?

Очевидно, что несколько ослабла финансово-экономическая напряженность в Европе. В настоящий момент дефолт не угрожает Италии и Испании, выработаны и задействованы антикризисные инструменты и механизмы на национальном уровне и в многостороннем формате. И хотя далеко не все проблемы сняты, Евросоюз отступил от края пропасти, в которую он грозил свалиться еще совсем недавно. В известной степени утратила остроту угроза развертывания валютных войн. Практика показала, что девальвация национальных валют, давая краткосрочный положительный эффект в плане увеличения экспорта и ограничения импорта, таит в себе реальные риски всплеска инфляции и появления других негативных хозяйственных и социальных последствий. Принесли определенные позитивные плоды меры по активному использованию в антикризисных целях финансовых ресурсов МВФ и многосторонних банков развития. Наиболее бедные страны почувствовали рост внимания к их положению со стороны международного сообщества. Все это – результат как усилий отдельных государств, так и ставшего постоянным взаимодействия в рамках «Группы двадцати».

В то же время, по мнению Москвы, на передний план вышла тема ускорения мирового экономического роста [20]. Действительно, на протяжении всего 2013 г. наиболее авторитетные международные организации и национальные органы власти снижали прогнозы увеличения ВВП. Причем это коснулось и тех стран (Китая, Индии, России, Бразилии и др.), которые в последние годы были главными локомотивами развития глобальной экономики. В частности, в России уже несколько кварталов наблюдается замедление роста ВВП, инвестиции показывают отрицательный прирост, промышленное производство – нулевой. Такая тенденция ставит Российскую Федерацию и другие крупнейшие развивающиеся государства в совершенно новые и значительно менее благоприятные макроэкономические условия.

Таким образом, предложенная Москвой повестка российского председательства в Г-20 во многом отвечала внутрироссийским потребностям и текущим запросам, а работа в рамках «двадцатки» служила для того, чтобы учесть зарубежный опыт и усовершенствовать внутреннюю экономическую политику.

Следует подчеркнуть, что Российская Федерация осуществляла практическое руководство работой «Группы двадцати» в тесном взаимодействии с Мексикой (предыдущим председателем Г-20) и Австралией, которая станет председателем группы 1 декабря 2013 г. В этой связи российской стороной специально отмечалось, что деятельность мексиканской дипломатии в значительной степени соответствовала задачам председательства РФ и способствовала их успешной реализации [21].

Саммит в тени сирийского кризиса

5 сентября в Стрельне, под Санкт-Петербургом, стартовала очередная двухдневная встреча Г-20 в верхах. В Константиновском дворце собрались лидеры 26 стран (членов «двадцатки» и приглашенных государств) и семь глав наиболее авторитетных международных организаций, включая генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Показательно, что на долю стран – участниц петербургского саммита приходится две трети населения планеты и 90% совокупного мирового ВВП [22]. Это говорит о колоссальной концентрации экономического могущества в руках сравнительно ограниченной группы ведущих держав, от которых в решающей степени зависят состояние и перспективы глобальной экономики, рынка труда, международных финансовых и торговых отношений, направленность и масштабы инвестиционных потоков.

Все эти вопросы были включены в повестку дня саммита, стали предметом обмена мнениями. Однако в центр дискуссии участников форума вполне ожидаемо выдвинулась сирийская проблема – неоднозначная реакция мирового сообщества на планы администрации Б. Обамы нанести военный удар по Сирии в связи с химической атакой, ответственность за которую Вашингтон в одностороннем порядке возложил на режим Б. Асада [23]. При этом Белый дом выразил решимость применить силу даже без санкции Совета Безопасности ООН, что вызвало резко негативную реакцию России и многих других государств, в том числе членов «двадцатки». В частности, против планов США высказались руководители двух крупнейших латиноамериканских стран – Аргентины и Бразилии. Так, аргентинский президент К. Фернандес де Киршнер подчеркнула, что приоритетом является принцип невмешательства, и высказалась не за применение силовых методов, а за отправку в Сирию гуманитарной миссии ООН [24]. В пользу мирного урегулирования конфликта прозвучал голос папы Франциска (аргентинца по национальности). Римский понтифик обратился к «Группе двадцати» с призывом избежать «военного решения» сирийской ситуации [25].

Положение в Сирии было темой рабочего обеда в Петергофе в первый день работы саммита, стало поводом для серии двусторонних переговоров и незапланированной встречи российского и американского президентов по завершении последнего заседания форума.

Напряженная политико-дипломатическая борьба по сирийскому сюжету в значительной мере перетянула на себя внимание мировых лидеров, в каком-то смысле смазала главную экономическую повестку встречи и закончилась патовой ситуацией: члены «двадцатки» разделились на сторонников и противников военного удара по Сирии практически пополам. В этих условиях для Москвы принципиальное значение имели два ключевых обстоятельства: 1) озвученные Вашингтоном планы атаковать ракетными ударами истерзанную внутренним конфликтом сравнительно небольшую ближневосточную страну не получили консолидированной поддержки; 2) российская позиция встретила понимание других участников БРИКС (Бразилии, Индии, Китая и ЮАР), которые еще до начала общих заседаний провели отдельную встречу и, по существу, сформировали в рамках Г-20 особую группу [26].

Сам факт обсуждения сирийской проблемы на саммите «двадцатки» означал качественную подвижку в деятельности Г-20: в сферу внимания этого глобального института наряду с финансово-экономическими были включены военно-политические сюжеты, что лишний раз свидетельствовало об имеющейся в мире насущной потребности (в условиях очевидного кризиса ООН) в создании дополнительных механизмов обеспечения международной безопасности. Нельзя сказать, что дебют «Группы двадцати» в роли миротворца полностью удался, но и провальным его не назовешь. Будущее покажет, насколько политическая тематика и вопросы урегулирования конфликтных ситуаций укоренятся в повестках дня форумов Г-20.

Однако вернемся к профильной теме саммитов «двадцатки» – глобальному финансово-экономическому регулированию. О чем договорились руководители мировых держав на встрече в Санкт-Петербурге?

Основные результаты, достигнутые в период российского председательства, были закреплены в подписанной 6 сентября Санкт-Петербургской декларации лидеров «Группы двадцати» и приложениях к этому документу [27]. В частности, в принятом плане действий для каждой страны – члена Г-20 были установлены среднесрочные цели оздоровления финансово-экономического положения. В том числе: снижение дефицита бюджета, проведение структурных реформ, урегулирование рынка труда и налогообложения, модернизация инфраструктуры и т. д. Была поставлена задача создания новых качественных рабочих мест, стимулирования занятости. Впервые в истории саммитов в Санкт-Петербурге предложили интегрированный подход к формированию политики в отношении рынка труда. Речь идет о том, чтобы увязать задачи создания новых качественных рабочих мест с целями развития экономики, в комплексе учитывать макроэкономические, финансовые и социальные условия, а также взаимосвязь процесса нормализации рынка труда с ростом инвестиций, обеспечением сбалансированного бюджета и проведением эффективной налоговой политики. В сфере международной торговли члены «двадцатки» поддержали политику ВТО и условились ограничивать протекционистские меры в глобальной торговле, продлив соответствующие обязательства до 2016 г.

На саммите также была одобрена Санкт-Петербургская стратегия развития [28], которая определила приоритеты дальнейшей работы «Группы двадцати» по содействию странам с низким уровнем доходов. В числе таких приоритетов – обеспечение продовольственной безопасности, расширение доступа к финансовым ресурсам, создание современной инфраструктуры, развитие энергетики. Как видим, это ответ на запросы развивающихся, прежде всего латиноамериканских, стран, прямое продолжение работы, начатой в Лос-Кабосе. По оценке ведущих латиноамериканских стран, усилиями «Группы двадцати» создается новая парадигма многостороннего взаимодействия, критически необходимая для преодоления тяжелых последствий кризиса 2008 – 2009 гг. и формирования системы эффективного международного реагирования на глобальные вызовы. Такой взгляд на вещи – основа конструктивной переговорной позиции, платформа дипломатического взаимодействия с Россией.

*  *  *

            Первое в истории «Группы двадцати» председательство Российской Федерации продемонстрировало способность России достаточно эффективно возглавлять в течение года ключевой форум международного экономического и финансового взаимодействия, позволило включить в повестку дня приоритетные с точки зрения российской стороны вопросы и добиться по ним определенных результатов. Принципиальные документы, подготовленные в период российского председательства, были рассмотрены и одобрены мировыми лидерами. Это позволило президенту В.В. Путину сделать вывод, что «Группа двадцати» за годы своего существования «стала эффективным механизмом по выработке и согласованию общих подходов ведущих стран мира в сфере глобальной экономики и финансов» [29].

Председательство Москвы в Г-20, кроме того, подтвердило, что неформальный характер и сравнительная гибкость «двадцатки» позволяют отечественной дипломатии в рамках этого форума выстраивать доверительные рабочие отношения с латиноамериканскими партнерами, развивать российско-латиноамериканский диалог –  причем как с членами группы, так и со странами, не входящими в G-20, а также с региональными организациями Латинской Америки, представителями бизнеса, гражданского общества, экспертного и академического сообщества. Такие активные контакты послужили примером многостороннего сотрудничества, дали синергетический эффект, содержательно обогатили итоговые документы российского председательства в «Группе двадцати» и заложили основу будущих ответов международного сообщества на вызовы XXI в. Теперь важно не упустить момент и продолжить сотрудничество по широкому кругу актуальных мировых проблем.

 

Примечания:

[1] См. на портале «Перспективы»: П. Яковлев. «Большая двадцатка» в поисках новой парадигмы глобального регулирования (26/01/2011).

[2] Perspectivas de la economía mundial. Recuperación, riesgo y reequilibrio. Fondo Monetario Internacional, Washington, Octubre de 2010, p. 2.

[3] «Группа двадцати»: ее роль и наследие. – http://ru.g20russia.ru/docs/about/part_G20.html

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] Первым этот термин ввел в политический оборот министр финансов Бразилии Гидо Мантега.

[7]  «Сеульский консенсус в области развития для обеспечения всеобщего роста» был принят 12 ноября 2010 г. в виде Приложения I к Декларации саммита «Большой двадцатки» в южнокорейской столице.

[8] Подробнее о кризисе в еврозоне см. на портале «Перспективы»: П. Яковлев. Пять измерений испанского кризиса (01.04.2013); его же. Европейский кризис в зеркале Испании (06.11.2012); его же. Зона евро: испытание кризисом (26.08.2011).

[9] Presidencia Mexicana del G20. Marco para un Crecimiento Vigoroso, Sustentable y Balanceado. – http://www.g20mexico.org. 

[10] Puertos de América del Sur coparían su capacidad hacia 2020 si no realizan inversions en infraestructura. – http://www.eclac.org/

[11] Presidencia Mexicana del G20. Mercados de Energéticos y Materias Primas. – http://www.g20mexico.org/

[12] Подробнее см.: Н.М. Яковлева, П.П. Яковлев. Большая нефтяная игра. Причины и последствия национализации компании YPF. – Латинская Америка, 2012, № 12.

[13] Presidencia Mexicana del G20. Marco para un Crecimiento Vigoroso, Sustentable y Balanceado. – http://www.g20mexico.org/

[14] FAO. The State of Food and Agriculture 2013. – www.fao.org

[15] На страны «двадцатки» приходится 80% мирового производства продуктов питания. –http://ru.g20russia.ru/news/20121217/781080518.html

[16] Illustration of Proposed Quota and Voting Shares. – http://www.imf.org/external/np/

[17] Presidencia Mexicana del G20. Arquitectura Financiera Internacional. – http://www.g20mexico.org/

[18] Основные внешнеполитические события 2010 года. – http://www.mid.ru/

[19] Концепция председательства России в «Группе двадцати». – http://ru.g20russia.ru/docs/g20_russia/outline

[20] Russia G20. Ксения Юдаева: Тема экономического роста выходит на передний план. – http://ru.g20russia.ru/news/20130727/781796276-print/html

[21] Концепция председательства России в «Группе двадцати». – http://ru.g20russia.ru/docs/g20_russia/outline

[22] http://ru.g20russia.ru/news/

[23] «Центральная тема саммита Г-20 в Санкт-Петербурге – потенциальное военное вмешательство в Сирии», – без обиняков констатировали мексиканские средства массовой информации. – http://www.aztecanoticias.com.mx/notas/internacional/

[24] Cristina Kirchner en la cumbe del G20: “Primó la no intervención en Siria”. – http://www.perfil.com/internacional/

[25] Comienza la cumbre del G20 en San Petersburgo marcada por la crisis en Siria. – ABC. Madrid, 5.09.2013.

[26] Сирийская тема на саммите G20: жесткая игра Путина. – http://www.inopressa.ru/article/06Sep2013/

[27] Санкт-Петербургская декларация лидеров «Группы двадцати». – http://ru.g20russia.ru/docs/g20_russia/

[28] http://www.itar-tass.com/c375/866677_print.html

[29] Пресс-конференция Владимира Путина по итогам саммита «Группы двадцати». – http://news.kremlin.ru/news/19168/print

Читайте также на нашем портале:

««Большая двадцатка» в поисках новой парадигмы глобального регулирования» Петр Яковлев

«Ибероамериканский саммит - 2012: неоднозначные результаты» Петр Яковлев

«Выходит ли экономика из кризиса? Перспективы развития мировой экономики на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Евро как мировая валюта» Лилия Зубченко

«Европейский кризис в зеркале Испании» Петр Яковлев

«Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса: что дальше?» Алексей Кузнецов

«Зона евро: испытание кризисом» Петр Яковлев

«Какой должна быть бюджетная стратегия выхода из кризиса?» Катрин Матье, Анри Стердиньяк

«Конец экономического либерализма?» Владимир Кондратьев

«Латинская Америка: нефть и политика» Петр Яковлев

«Место России в новой мировой валютной системе» Андрей Давыдов

«Методы сбалансированности макро- и микроэкономики» Сергей Курбатов

«Мировая и российская экономика: оценки и прогнозы» Фонд «Общественное мнение»

«Мировая экономика в 2008–2009 гг.» Лилия Зубченко

«Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников» Олег Маслов

«Некоторые особенности и проблемы текущей финансово-экономической ситуации в США» Лариса Капица

«Новый лидер мировой экономики» Александр Салицкий

«О стратегии экономического развития России» Сергей Глазьев

«Основные показатели мировой экономики (данные ноября 2009 г.)» Институт энергетики и финансов

«Перспективы развития основных секторов мирового хозяйства после кризиса» Владимир Кондратьев

«Перспективы развития экономики зоны евро на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Пять измерений испанского кризиса» Петр Яковлев

«Сводится ли роль государства в экономике к самой экономике?» Владимир Колпаков

«Технологические уклады и преодоление экономических кризисов» Владимир Белоусов

«Финансовая система и экономическое развитие» Григорьев Л.М., Гурвич Е.Т., Саватюгин А.Л.

«Финансовый кризис и энергетические рынки» Леонид Григорьев, Марсель Салихов

«Чем закончится кризис? Среднесрочные сценарии развития мировой и российской экономики» Наталья Акиндинова, Максим Петроневич

«Черные дыры мировой экономики» Лилия Зубченко

«Экономический кризис: адаптация компаний и перспективы развития» Владимир Кондратьев

««Господин кризис, как Вас теперь называть?»» Круглый стол журнала «Полис»

««Транслатинас»: новые игроки глобальной экономики» Петр Яковлев


Опубликовано на портале 08/10/2013



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика