Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Архипелаг раздора (к 30-летию Фолклендской (Мальвинской) войны)

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Наиля Яковлева

Архипелаг раздора (к 30-летию Фолклендской (Мальвинской) войны)


Яковлева Наиля Магитовна – старший научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, кандидат исторических наук.


Архипелаг раздора (к 30-летию Фолклендской (Мальвинской) войны)

В преддверии 30-летия войны за Фолкленды оживился давний территориальный спор между Аргентиной и Великобританией. Требование Буэнос-Айреса вернуться к обсуждению вопроса о принадлежности островов – не просто очередной всплеск дипломатической активности. Скорее это важный элемент долгосрочной стратегии второго президентства К. Фернандес де Киршнер. Лондон, со своей стороны, категорически отказывается от переговоров, мотивируя это необходимостью уважать права фолклендцев, не желающих изменения статус-кво.

Краткая история и суть конфликта

Общего мнения относительно первооткрывателей архипелага нет. По одним данным, Фолклендские (Мальвинские) острова [1] были открыты английскими мореплавателями в 1592 г., по другой версии – в 1520 г. испанской экспедицией под предводительством Магеллана. Есть предположения об участии в их открытии французов.

Первые поселения появились здесь в 60-е годы XVIII в. В 1765 г. Великобритания впервые заявила о своем суверенитете над этой территорией. С этого времени острова являются предметом территориальных споров – сначала между Великобританией и Испанией, затем между Великобританией и Аргентиной, которая после обретения независимости от Мадридского двора объявила острова своей территорией по праву наследства («uti possidetis juris»). В 1828 г. один из островов был передан правительством Буэнос-Айреса в концессию коммерсанту из Гамбурга с целью организации колонии-поселения [2]. Но в 1829 г. Великобритания вновь заявила о своем суверенитете над островами, в 1833 г. разместила здесь морской гарнизон, а с 1842 г. стала назначать губернатора. Впоследствии на островах появилась британская военно-морская база, на которой в годы Второй мировой войны корабли королевского флота проходили ремонт. О претензиях на архипелаг Аргентина громко объявила в 1945 г. при вступлении в ООН и с тех пор неоднократно требовала от международного сообщества признать свои требования законными.

В определенные периоды Аргентине удавалось добиться существенного компромисса по этой проблеме. По свидетельству бывшего посла Аргентины в Великобритании Федерико Мирре, после принятия в 1965 г. Генеральной Ассамблеей ОOН резолюции 2065, которая обязывала обе стороны разрешить конфликт посредством переговоров, аргентинские дипломаты вели вполне успешные переговоры с Форин-офисом. В 1970 г. был подписан Договор о коммуникациях, который сделал возможным для островитян доступ в аргентинские образовательные учреждения, поездки к родственникам в Патагонию, получение свежих продуктов и энергоресурсов и пр. [3] Были определенные подвижки на этом направлении и во время третьего президентства Хуана Доминго Перона (1973–1974 гг.). Аргентинцы считают Великобританию виновной в затягивании процесса урегулирования спора, но признают и собственные просчеты. В начале 80-х годов возросло внимание Буэнос-Айреса к Южным Сандвичевым островам, что вызвало недовольство Лондона, считавшего их своей заморской территорией, и привело к обострению отношений на дипломатическом уровне.

2 апреля 1982 г. военная хунта, правившая в Аргентине с 1976 г., попыталась силой установить контроль над Фолклендскими (Мальвинскими) островами, но в конечном счете потерпела фиаско. 14 июня 1982 г. был подписан акт о капитуляции Аргентины. Острова остались под британской юрисдикцией. Аргентинцы оставили на островах более 20 тыс. противопехотных и противотанковых мин и кладбище в Дарвине, где покоятся павшие участники боевых действий и гражданские лица. По официальным данным [4], Аргентина потеряла в скоротечной и официально не объявленной войне 649 человек (половина из них погибли при катастрофе крейсера «General Belgrano»), 1188 человек были ранены, более 450 ветеранов покончили жизнь самоубийством в послевоенное время, включая последние годы. Потери Великобритании составили 258 убитых и 777 раненых, было около 300 случаев самоубийств. Погибли также три островитянки. Дипломатические отношения между двумя странами были прерваны и восстановлены только в 1990 г. В последующие годы Великобритания усилила свое присутствие на Фолклендах (Мальвинах), в том числе военное.

Главными политическими результатами аргентино-британского вооруженного противостояния стали:

1) падение военного режима в Аргентине и восстановление демократии (1983 г.);

2) изменение статуса жителей островов и их материального положения.

О военной авантюре правительства генерала Леопольдо Гальтиери написано очень много. Мальвинская война, как ее называют в Аргентине (там не признают английского названия островов) остается для аргентинцев незаживающей раной. Это, пожалуй, единственная тема, способная сегодня объединить страну, жители которой говорят о себе: «Где два аргентинца, там три мнения». По поводу островов, находящихся в полутысяче километров к востоку от южной части Аргентины, мнение населения едино: острова принадлежат Буэнос-Айресу и называются Мальвинскими. Не случайно действующий президент Кристина Фернандес де Киршнер использует любую международную трибуну для озвучивания требования о признании островов аргентинскими. В год тридцатилетия конфликта в Южной Атлантике «мальвинское направление» стало главным во внешней политике Аргентины. Задача-минимум – заставить Великобританию сесть за стол переговоров, задача-максимум – установить юрисдикцию Буэнос-Айреса над архипелагом. В начале 2012 г. медленно тлевший конфликт вышел на новый уровень, главным образом из-за активного поведения аргентинской стороны.

Острова в океане

Что представляют собой острова, в течение стольких лет являющиеся предметом ожесточенного спора и ставшие в свое время поводом для «войны на краю света»?

Фолкленды (Мальвины) расположены в южной части Атлантического океана (51º45´ ю.ш., 59º00´ з.д.) и наделены статусом заморской территории Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Архипелаг включает в себя два основных острова: Восточный (где проживает подавляющее большинство населения) и Западный, разделенные Фолклендским проливом, а также около 200 мелких островов. Общая площадь архипелага составляет 12173 кв. км, протяженность береговой линии - 1288 км [5]. Административный центр и главный порт – Стэнли (Пуэрто-Архентино). Стратегическое расположение архипелага на пересечении морских путей в Южной Атлантике делает его удобным перевалочным пунктом для захода и стоянки судов.

На островах холодный морской климат с сильными ветрами, более половины дней в году идет дождь, в течение десяти месяцев (за исключением января и февраля) возможен снег. Суша покрыта безлесными горами и холмами, есть несколько болотистых равнин. Этим объясняется отсутствие пахотных и посевных земель. Более 80% территории занято пастбищами – местные жители занимаются овцеводством. Сильно изрезанный берег с множеством удобных гаваней способствует развитию рыболовства и туризма. Все перечисленные отрасли хозяйства составляют нехитрую, но сравнительно доходную экономику островов. Впрочем, доходной она стала после аргентино-британской войны, благодаря мерам, предпринятым Лондоном. Правительство М. Тэтчер выделило необходимые средства на развитие архипелага и взяло на себя все расходы по укреплению его обороноспособности, строительству новой военно-воздушной базы «Mount Pleasant» (1985 г.) и примыкающего к ней большого аэропорта. Жителям островов было предоставлено полноценное британское гражданство, которого они безуспешно ранее добивались. В 1985 г. местное правительство получило право юрисдикции над морской экономической зоной архипелага и на отлов рыбы и морепродуктов, прежде всего кальмаров.

С 1987 г. островное правительство, возглавляемое губернатором, продает лицензии на рыболовство в своей исключительной экономической зоне иностранным траулерам. Доходы используются на нужды образования, здравоохранения и социального обеспечения. В 2010 г. совокупные доходы рыболовной отрасли хозяйства, включая поступления от продажи лицензий, составили более 50% ВВП. Помимо рыболовства, на островах развито овцеводство, представленное 84 агрофермами, которые владеют 480 тыс. поголовья овец. Продукция этих хозяйств – мясо, кожа, шерсть – составляет основные статьи экспорта, направляемого главным образом в Великобританию. В частности, в 2010 г. туда было экспортировано 1,5 млн т высококачественной шерсти.

Неплохие доходы дает туризм, третья статья островной экономики. В 2011 г. архипелаг посетило почти 70 тыс. человек, для которых построено несколько специальных охотничьих приютов. Туристов привлекает возможность охоты на диких животных, обитающих здесь в большом количестве, и ловля морской форели.

Кроме того, на островах растет разработка и добыча полезных ископаемых, развивается горнодобывающая промышленность.

В 2011 г. на островах проживало 3142 человека, по данным на 1 марта 2012 г. – 2955 человек.

В последний предкризисный год ВВП Фолклендов достиг 172,9 млн долл., а ВВП на душу населения – 55185 долл. (данные правительства за 2007 г.) [6]. Мировой кризис нанес ущерб доходам от рыболовства. В 2008 г. ВВП снизился до 169 млн долл., в 2009 г. – до 154 млн. Однако уже на следующий год ВВП достиг уровня 2008 г., а в 2011 г. составил, по предварительным оценкам, 200 млн долл. Таким образом, подушевой доход островитян приблизился к 65 тыс. долл. Для сравнения, тот же показатель в США составляет 48 тыс. долл., в Великобритании – 36 тыс. долл., в среднем по ЕС – 34 тыс., в Аргентине – 17 тыс. долл. [7]

Существенно улучшить и без того неплохую экономическую ситуацию обещает наличие нефтяных месторождений. В 1985 г. британское правительство, вопреки протестам аргентинцев, выдало первую лицензию на разработку недр в прилегающих к островам водам, а в 1993 г. Британское геологическое общество объявило о найденных залежах нефти. В 1995 г. (при правительстве Карлоса Менема) между Аргентиной и Великобританией было достигнуто соглашение о возможности совместных добыче нефти и ведении рыбного промысла, однако в 2007 г. оно было расторгнуто в одностороннем порядке аргентинской стороной. Тогда же Великобритании удалось включить в основной документ Европейского сообщества (Лиссабонский договор) Фолклендские острова в качестве своей заморской территории. В мае 2009 г. Лондон добился в ООН согласия на расширение исключительной экономической зоны островов (внешнего континентального шельфа) с 200 до 350 морских миль. Это дозволяется Конвенцией ООН по морскому праву, если речь идет о подводных хребтах и других поднятиях на морском дне, продолжающих береговой рельеф. В том же году британская пресса сообщила, что запасы нефти в прибрежных водах архипелага могут составлять до 60 млрд баррелей [8]. Разведкой и разработкой месторождений на основе проданных островным правительством лицензий занялись британские компании «Desire Petroleum», «Rockhoper Exploration», «Argos Resources», «Borders & Southern Petroleum» и местная «Falkland Oil and Gas».

В начале 2010 г. начались работы на британской буровой платформе «Ocean Guardian», зафрахтованной «Desire Petroleum». Активизация деятельности по добыче нефти в зоне островов (в 100 км к северу от архипелага) вызвала недовольство Буэнос-Айреса, который выразил протест, однако работы продолжились. В ответ президент Аргентины подписала декрет № 256/10, по которому все суда, выходящие из портов страны или следующие в аргентинских водах, должны были отныне просить разрешения правительства в случае намерения посетить Фолклендские (Мальвинские) острова [9]. В мае 2010 г. ситуацию накалили сообщения о якобы найденной нефти высокого качества, в частности, в районе месторождения «Sea Lion». Однако эта информация не подтвердилась. В сентябре из игры вышел горнодобывающий гигант «BHP Billiton», выступавший партнером «Falkland Oil and Gas», а сама компания была вынуждена временно приостановить работы. В декабре 2010 г. «Desire Petroleum» сообщила, что разведанная нефть является низкокачественной, и закрыла скважины. Вторично компания подтвердила свои выводы в апреле 2011 г., что обрушило ее акции на лондонской бирже.

Наибольшую активность проявила в районе архипелага британская нефтяная кампания «Rockhoper Exploration», которая в сентябре 2011 г. сообщила об инвестициях в размере 2 млрд долл. в бурение скважин. Извлечение нефти намечено на 2016 г. По предварительным расчетам, максимальная добыча может достичь 120 тыс. баррелей в день к 2018 г. Общий объем запасов оценивается в 350 млн баррелей, рыночная стоимость – в 40 млрд долл. [10] Компания располагает достаточными средствами, чтобы профинансировать бурение новых скважин в водах архипелага, и пользуется поддержкой как британского правительства, так и местной администрации. Еще более оптимистичные прогнозы относительно запасов нефти в этом районе сделала консалтинговая компания «Edison Investment Research», оценившая их возможную стоимость (по нынешним мировым ценам) в 167 млрд долл. [11] Часть этих средств могла бы пойти на оборонные и строительные нужды архипелага. Сейчас ведутся работы на второй платформе – «Leiv Eiriksson», прибывшей в январе 2012 г. по договору с компанией «Borders & Southern Petroleum», и в ближайшие месяцы ожидается прибытие третьей. Есть сведения, что к британским фирмам может присоединиться американская «Anadarko Petroleum», планирующая вложить в добычу нефти 1,3 млрд долл. [12]

Тем не менее ситуация с нефтью в районе архипелага остается не вполне понятной. Добыча пока не ведется, объем запасов, несмотря на все заявления, точно не определен, размер инвестиций – тоже; ясно только, что они должны быть очень большими. В случае успеха острова могут примкнуть к важным игрокам мирового нефтяного рынка, превратиться в южноатлантические «Арабские Эмираты». Однако и риски расцениваются экспертами как очень высокие, а многие специалисты и вовсе сомневаются в наличии здесь месторождений высокой коммерческой стоимости. Выражают свою озабоченность экологи – в случае утечки нефти может пострадать богатая местная фауна. Ситуацию осложняют и природные условия (очень холодные воды), и нестабильное политико-юридическое положение островов как предмета международного спора. Тем более что этот спор обострился в последнее время, по мнению многих аналитиков, именно в связи с пока туманными, но очень заманчивыми нефтяными перспективами.

Экономическая подоплека противостояния

В то время как британские компании разрабатывают фолклендский шельф, рассчитывая оправдать инвестиции и начать добычу нефти, а островитяне надеются разбогатеть настолько, чтобы быть в состоянии обеспечить самостоятельно свою обороноспособность, аргентинская энергетика пребывает в тревожном положении.

14 февраля 2012 г. Аргентинский институт энергетики выпустил краткое коммюнике, в котором содержалось утверждение, что «Аргентина переживает беспрецедентный энергетический кризис». Авторы доклада (институт сформирован из бывших госсекретарей энергетики разных правительств) не в первый раз бьют тревогу. Они утверждают, что с 2003 по 2010 г. подтвержденные запасы нефти упали на 6%, газа – на 41%. Добыча нефти за тот же период уменьшилась на 18%, газа – на 7%, а импорт энергоносителей вырос на 711% [13]. По другим данным, добыча нефти упала на 22%, газа – на 14%, а запасы нефти и газа – на 19 и 46% соответственно [14]. Падение добычи нефти началось в 2003 г., газа – в 2005 г.

Главной причиной такого состояния отрасли эксперты считают недостаток инвестиций, уменьшение собственного производства и растущий спрос на внутреннем рынке. В рассматриваемый период потребление нефти выросло на 95%, в 2011 г. эта тенденция укрепилась. Аналитики компании «Ecolatina» отмечают, что «в 2010 г. экспорт энергопродуктов упал до показателя 1993 г., в то время как импорт достиг рекордных уровней» [15].

По итогам 2011 г. Аргентина, исторически являвшаяся преимущественно экспортером энергоресурсов, впервые за почти четверть века превратилась в чистого импортера природного газа, мазута и газойля с растущими потребностями, что было предсказуемо ввиду отсутствия стратегического планирования. Даже официальная статистика свидетельствуют о неблагоприятной ситуации в данной сфере экономики. На фоне того, что общий объем экспорта вырос на 24%, вывоз энергетических продуктов сократился на 1%. В то же время импорт этой группы товаров возрос на 110% при росте общего объема импорта в 31%. Торговый баланс в этой позиции был сведен с отрицательным сальдо в 4923 млн долл. (табл. 1).

Таблица 1. Аргентина: экспорт и импорт энергоресурсов в 2010-2011 гг. (млн долл.)

Данные внешней торговли

2010

2011

Рост, %

Общий объем экспорта

68 134

84 269

24

Экспорт энергоресурсов

6 515

6 466

- 1

Общий объем импорта

56 502

73 922

31

Импорт энергоресурсов

4 474

9397

110

Источник: Instituto Nacional de Estadística y Censos. Comercio exterior. – http://www.indec.gov.ar

Правительство предприняло ряд мер по исправлению сложившейся ситуации, но их оказалось недостаточно. Надежды возродились, когда в конце 2010 г. было объявлено об открытии месторождений природного газа в провинции Неукен компанией YPF. 57,43% акций этой компании принадлежит испанскому нефтегазовому гиганту «Repsol», а 25,46% – группе «Petersen», которой владеет местный магнат Э. Эскенаcи. В апреле 2011 г. компания обнаружила запасы нефти в 150 млн баррелей, что могло, пусть и временно, решить энергетические проблемы страны. Правительство настаивало на увеличении инвестиций нефтедобытчиков в этот ключевой сектор. В ноябре 2011 г. YPF объявила об открытии нового нефтяного месторождения юго-западе Аргентины, крупнейшего в истории «Repsol». Речь шла о почти миллиарде (927 млн) баррелей углеводородов в нефтяном эквиваленте в примерном соотношении нефти и природного газа 4:1, затем оценка запасов возросла до 23 млрд баррелей [16].

Однако, ввиду принятия правительством К. Фернандес де Киршнер [17] комплекса экономических решений по «тонкой настройке существующей модели», в частности мер по усилению государственного контроля над вывозом капитала, экспортно-импортными операциями, валютным обменом, а также решений, направленных на изменение политики субсидирования и ценообразования, надежды на самообеспечение энергоресурсами были опрокинуты. В результате ужесточения условий ведения бизнеса нефтедобывающие предприятия были вынуждены принять контрмеры. Из-за снижения рентабельности YPF сократила даже имеющееся производство и ввела «самоограничения» по поставкам топлива на местный рынок, тем самым войдя в конфликт с властями, угрожающими ей национализацией или установлением контроля над ее деятельностью. Есть версия, что таким образом правительство хочет освободить место на аргентинском рынке для венесуэльской нефтедобывающей госкорпорации PDVSA и облегчить себе выплату долга Венесуэле за поставки горючего в размере около 5,7 млрд долл. [18] За февраль 2012 г. стоимость акций YPF упала на 24%. Только благодаря вмешательству испанских властей и некоторым легальным препятствиям вопрос о переходе компании в руки аргентинского государства временно отложен, но, по свидетельству ряда источников, не снят с повестки дня [19]. Такое решение, по результатам опросов общественного мнения, может быть поддержано большинством аргентинского населения.

Вторая по значимости в Аргентине компания по добыче углеводородов, «Pan American Energy», акционером которой является «British Petroleum», также ранее сообщавшая о намерениях увеличить вложения в разведку нефти и газа, в феврале 2012 г. была вынуждена предупредить правительство провинции Чубут о прекращении добычи нефти. Это вызвано приостановлением федеральных программ «Petróleo Plus» и «Refino Plus», в рамках которых правительство предоставляло существенные льготы предприятиям с высоким уровнем производства энергопродуктов. В результате конфликта правительства с предприятиями нефтедобывающего сектора в стране стала ощущаться нехватка бензина, образовались большие очереди на заправках. Задача обеспечения горючим теперь возложена на государственного трейдера – компанию «Enarsa».

Все эти факты противоречат многочисленным утверждениям, что в основе «оживления» спора за Фолкленды (Мальвины) лежит борьба за найденные в районе архипелага залежи природных ресурсов. Если верить представителям YPF и «Repsol», разведанные в нефтяных провинциях Аргентины месторождения вполне могут удовлетворить потребности страны в энергопродуктах в ближайшие годы. Более того, могут быть найдены и другие месторождения, которые из-за хронической нехватки инвестиций никто не ищет. 32% осадочных бассейнов Аргентины имеют нефтегазо-продуцирующий потенциал (590400 км2 On Shore и Off Shore) [20]. Действующие нефтяные компании, по мнению правительства, не вкладывают достаточно средств в разведку и добычу, хотя та же YPF представила в начале февраля 2012 г. доклад, в соответствии с которым в 2011 г. увеличила инвестиции на 50% [21]. В ближайшие полгода Аргентина должна затратить на покупку энергоресурсов более 7 млрд долл. Чтобы получить эту сумму, Буэнос-Айрес ограничивает импорт и, по сути, делает шаг в сторону закрытого типа экономики. Правительство стоит перед сложным выбором: идти по пути огосударствления энергетического сектора с целью увеличить производство энергопродуктов в короткой перспективе или признать политику в этой отрасли провальной (План развития национальной энергетики был принят в 2004 г. при президенте Н. Киршнере) [22] и заменить ее более гибким курсом, лучше соответствующим стратегическим нуждам страны. И прежде всего нужно ответить на вопрос, поставленный президентом К. Фернадес де Киршнер: «Как могло так случиться, что Аргентина, обладая месторождениями нефти, была вынуждена потратить (в 2011 г. – Н.Я.) 10 млрд долл. на импорт горючего?» [23]

Как видим, даже если у аргентинских властей и есть намерения «замахнуться» на гипотетические богатства Фолклендского (Мальвинского) шельфа, это – дело не сегодняшнего дня. На данном этапе война за нефть (и даже не за нефть, а за деньги, которых хронически не хватает казне) ведется внутри страны. От ее результатов зависит дальнейшая судьба созданной в 2003 г. макроэкономической модели. Поэтому реальную причину возобновления конфликта вокруг спорных островов, по-видимому, следует искать в другом.

Дипломатическое наступление Аргентины и позиции сторон

Вспыхнувший в последние месяцы старый спор развивается в нескольких направлениях, в том числе дипломатическом и информационном. Обе стороны обвиняют друг друга в эскалации конфликта с целью отвлечения общественного внимания от серьезных внутренних трудностей, прежде всего экономического характера, сосредоточив его на внешней проблеме.

О том, что «мальвинский вопрос» станет осью внешней политики нового мандата К. Фернандес де Киршнер, стало известно в ходе президентской избирательной кампании. В сентябре 2011 г. на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент Аргентины заявила о необходимости возобновить переговоры с Великобританией по спорному вопросу. Она сообщила, что было принято 10 резолюций ГА ООН, 29 резолюций Комитета по деколонизации ООН, 11 резолюций и 8 деклараций ОАГ, несколько решений региональных латиноамериканских форумов, приглашающих Лондон обсудить международно-юридический статус островов, однако британская сторона каждый раз отказывалась, прибегая в том числе и к использованию права вето постоянного члена Совета Безопасности. При этом позиция Великобритании оставалась неизменной: Фолклендские острова находятся под суверенитетом британской короны, а предметом обсуждения может быть только предоставление им независимости при наличии желания со стороны населения архипелага.

По мнению ряда международных экспертов, одной из причин отказа Лондона садиться за стол переговоров с Аргентиной является тот факт, что в 1994 г. в ее конституцию был внесен специальный пункт, в соответствии с которым «аргентинская нация утверждает свой легитимный и давний суверенитет на Мальвинские, Южные Георгиевы и Сандвичевы острова и морские пространства, им соответствующие, как являющиеся интегральной частью национальной территории. Восстановление права на вышеупомянутые территории и полное осуществление суверенитета, при сохранении уважения к образу жизни их жителей и в соответствии с принципами международного права, являются постоянной и неотъемлемой целью аргентинского народа» [24].

В начале января 2012 г. британский премьер Дэвид Кэмерон подтвердил позицию своего правительства относительно невозможности переговоров с Аргентиной по вопросу принадлежности спорных территорий и заявил о необходимости держать под контролем ситуацию в Южной Атлантике. В конце января на Фолкленды (Мальвины) был отправлен новейший эскадренный миноносец британских ВМС “HMS Dauntless”. Ситуация еще более обострилась в связи с прилетом на архипелаг в начале февраля принца Уильяма (для прохождения военной службы) и появившейся информации о возможном скором прибытии туда подводной лодки класса “Vanguard”, способной нести ядерный боезаряд. Это дало повод президенту Аргентины заявить о милитаризации Великобританией Южной Атлантики [25]. Постоянный представитель Соединенного королевства при ООН Марк Лайалл Грант был вынужден передать ноту Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну с целью доведения позиции Лондона до всех стран-членов организации, в которой уверял, что британское военное присутствие на Фолклендах носит оборонительный характер и имеет целью защитить права и свободы населения островов [26]. Однако этих объяснений оказалось недостаточно.

По распоряжению К. Фернандес де Киршнер глава аргентинского МИДа Эктор Тимерман встретился 10 февраля с генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном и внес протест против милитаризации Южной Атлантики в Совет Безопасности. Это стало началом своего рода «дипломатической атаки» на международном уровне. Согласно инструкции президента, послы Аргентины в пятнадцати странах – членах СБ должны были вручить копию протеста в МИД соответствующего государства. Как следовало из декларации, представленной Э. Тимерманом, Великобритания нарушает более 40 резолюций ООН, которые призывают стороны к проведению диалога по статусу спорных территорий. (Заметим, что, согласно данным резолюциям, до проведения двусторонних переговоров стороны должны воздерживаться от осуществления односторонних проектов в акватории архипелага.) [27] На пресс-конференции в штаб-квартире ООН министр иностранных дел Аргентины заявил, что Великобритания увеличила военно-морское присутствие в районе архипелага в четыре раза, а намерение направить туда атомную подлодку нарушает Договор Тлателолко от 1967 г. (Этот договор, который Лондон ратифицировал в 1969 г., а Буэнос-Айрес – в 1994 г., призван гарантировать сохранение региона Латинской Америки и Карибского бассейна свободным от ядерного оружия.)

В свою очередь, выступая по данному вопросу в штаб-квартире ООН, представитель Даунинг-стрит назвал «совершенно абсурдными» заявления по поводу милитаризации региона его страной и предостерег Аргентину от использования годовщины войны в политических целях. Британское правительство настаивало на том, что все действия в районе островов являются рутинными, а передвижения подлодок оно никогда не комментирует.

Столкнувшись с нарастанием взаимных обвинений, ООН призвала стороны избежать дальнейшего обострения конфликта. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выразил надежду на то, что Аргентине и Великобритании удастся избежать эскалации разногласий вокруг Фолклендских/Мальвинских островов. Он призвал стороны к разрешению спора путем диалога [28]. На первой в текущем году сессии Специального комитета по деколонизации ООН было принято решение, что вопрос о ситуации с Фолклендскими (Мальвинскими) островами будет обсуждаться на годовом собрании Комитета по деколонизации 14 июня 2012 г., в день 30-летия окончания войны 1982 г. Предполагается, что на нем впервые будет лично присутствовать президент Аргентины.

Протест, поданный Э. Тимерманом, был кульминацией усилий аргентинского правительства по утверждению «мальвинской» темы в качестве одной из главных в международной повестке. Массового осуждения действий Лондона, как рассчитывали в Буэнос-Айресе, не последовало. Тем не менее ряд латиноамериканских стран высказался в поддержку позиции Розового дома (официальная резиденция президента Аргентины). Глава МИД Уругвая указал на озабоченность «милитаризацией Южной Атлантики, идущей вразрез с резолюциями ООН, объявляющими этот район зоной мира» [29]. Позицию Аргентины поддержали президент Эквадора Рафаэль Корреа, президент Венесуэлы Уго Чавес и кубинский исторический лидер Фидель Кастро.

После долгого молчания высказало свою позицию правительство США, которое традиционно настаивало на диалоге в решении этой проблемы. Президент Барак Обама устами официального представителя Госдепартамента Виктории Нуланд сообщил, что его не беспокоит «предположительная милитаризация» Южной Атлантики, о которой заявил аргентинский МИД, и у него нет оснований не доверять объяснениям, сделанным по этому поводу британским премьером Д. Кэмероном. «Великобритания ясно дала понять как нам, так и Аргентине, что то, что предпринимаемые ею действия находятся в рамках нормального процесса, характерного для этого времени года. Мы не ставим это под сомнение и не проявляем озабоченности по данному вопросу» [30].

Позиция Вашингтона свидетельствует, что Буэнос-Айресу будет крайне затруднительно добиться на международной арене и в рамках ООН выгодных для себя политико-дипломатических решений. Продвижению аргентинских инициатив мешает и наличие «горячих точек» (Северная Африка, Сирия), приковавших к себе внимание мирового сообщества.

Острова обретают голос и союзников

«Мальвины – это такая абстракция, которой нас учили в школе. Аргентинцы говорят об островах так, как будто там никто не живет», – замечает аргентинский журналист Хорхе Ланата [31]. Одно из последствий активизации кампании вокруг спорного архипелага – привлечение внимания к островитянам («айлэндерс», как они себя называют). Те из аргентинцев, кто все-таки информирован о населяющих острова людях, зовут их «келперами» [32], против чего последние возражают. Даже по этому вопросу наблюдается различие между британской и аргентинской позицией. Если для властей Великобритании островитяне – это британские граждане, и Лондон всегда апеллирует к их мнению, то аргентинская сторона до недавнего времени политически игнорировала существование местного населения. И напрасно. За последние годы жители островов превратились в нового актора, способного повлиять на положение дел. У них есть собственные институты власти (правительство, законодательный орган), которые могут выставить свои условия при проведении переговоров по вопросу суверенитета. Возможно, происходит зарождение нового субъекта международной политики, который в будущем заменит Лондон в отношениях с Буэнос-Айресом.

Именно выдвижение на первый план нужд, потребностей и устремлений этого третьего актора стало новой чертой привычного противостояния двух государств. Островитяне обрели собственный голос и разными способами пытаются донести свою позицию до мировой общественности. Ее суть можно сформулировать кратко: они хотят сохранить существующий статус-кво, предоставляющий им значительную автономию. До настоящего времени они добровольно отказывались использовать право на самоопределение, не считали себя колонизованными, предпочитали оставаться гражданами Великобритании и получать от нее поддержку и помощь. «Островитяне хотят всего лишь жить своей привычной жизнью, не имеют никакого намерения подогревать конфликт», – утверждает губернатор Найджел Хейвуд [33]. Главная их озабоченность – не остаться без снабжения продуктами и другими товарами, которые они вынуждены получать из Великобритании и стран Латинской Америки. Отношение островитян к установившемуся в 2003 г. в Аргентине националистическому режиму, перманентно выдвигающему свои претензии и грозящему нарушить сложившийся порядок, не слишком дружелюбное. В связи с объявлением Буэнос-Айресом нового раунда «антиимпериалистической и антиколониальной борьбы» оно еще больше ухудшилось. Как свидетельствуют журналисты газеты «Сlarín», побывавшие на архипелаге, в лексикон вернулось даже выражение «bloody argie» («проклятые арги») времен военных действий 1982 г. «Раздражение людей вызывает жесткость позиции Киршнер», – утверждает издатель газеты «Penguin News» Джон Фаулер.

22 февраля на островах прошла первая после 1999 г. относительно большая демонстрация. Прежде жители возражали против заселения Фолклендов аргентинцами (аргентинская колония составляет сейчас около 30 человек). В этот раз около 300 «айлэндеров» выражали протест против освещения ситуации вокруг островов в мировых СМИ. Рассказали о демонстрации аргентинские журналисты, которых собралось здесь особенно много. Их поразили форма протеста (митингующие проехали с плакатами на 130 машинах), а также то, насколько тихо и спокойно выразили свое мнение островитяне – в сравнении с подобными мероприятиями в Аргентине, да и в самой Англии. «Ни криков, ни сожженных автомобильных шин, ни закрытых масками лиц», – отмечала пресса. Были только плакаты: «Как вернуть им (аргентинцам. – Н.Я.) то, что им никогда не принадлежало?»; «Рыба наша, мины – аргентинские» [34]. В этих двух лозунгах – отношение жителей островов к конфликту.

В феврале, ставшем месяцем активного дипломатического противостояния двух стран, на остров зачастили гости. Кроме принца Уильяма, Фолкленды принимали британского министра образования и науки Дэвида Уилеттса, уругвайских и чилийских предпринимателей, простых аргентинских граждан и журналистов, американского конгрессмена Джеймса Сенесенбреннера. В марте состоялся первый за последнее десятилетие визит британских парламентариев, в ходе которого они встретились с председателем законодательного собрания Роджером Эдвардсом и другими представителями местной власти. Результаты визитов дали свои плоды. Ряд аргентинских СМИ высказался в пользу островитян, призвав власти прислушаться к их желанию оставаться в составе Великобритании. Группа аргентинских интеллектуалов – известных ученых, журналистов, писателей – опубликовала документ «Мальвины – альтернативный взгляд». В нем содержится призыв преодолеть имеющиеся стереотипы и открыть новую страницу в отношениях с островитянами, а также подчеркивается, что поскольку аргентинское государство было создано на основе принципа самоопределения, оно должно признать это право и за жителями островов [35].

Учитывая все эти факторы, представляется, что единственно разумный и цивилизованный путь для Аргентины в XXI в. – проявить дружелюбие и великодушие большой страны, восстановить добрососедские отношения с островитянами, наладить реальное взаимовыгодное сотрудничество, организовать удобное транспортное сообщение и забыть о войне как возможном сценарии. Это может стать первым шагом на пути прекращения конфликта в Южной Атлантике.

* * *

Фолклендский (Мальвинский) конфликт преподал несколько важных уроков. Главный из них состоит в том, что военная авантюра правившей в 1976–1982 гг. хунты сильно навредила имиджу Аргентины на международной арене и ограничила число стран, готовых реально, а не декларативно поддерживать ее притязания на установление суверенитета над островами. Подавляющее большинство экспертов сходятся во мнении, что нового вооруженного конфликта не произойдет. Например, директор Института Латинской Америки, член-корреспондент РАН В.М. Давыдов считает, что «конфликт не реален. Обе стороны будут воздерживаться от крайних действий, от применения силы. Зная позицию аргентинской стороны, я могу утверждать, что она будет проявлять настойчивость, но речь идет о политическом диалоге, о том, чтобы провести такой диалог в рамках ООН». По мнению ученого, у сторон противоположные позиции, но в любом случае они понимают, что худой мир лучше доброй ссоры [36].

Идея вооруженного конфликта не популярна и в самой Аргентине по вполне понятным причинам. В обществе еще свежи воспоминания о событиях тридцатилетней давности, кроме того, людей больше волнуют их сегодняшние проблемы. По данным социологической службы «Ibarómetro», семеро из десяти аргентинцев не поддержали бы военное решение проблемы островов, но считают, что важно добиваться суверенитета над островами [37]. Руководство страны подчеркивает, что будет действовать исключительно мирными средствами. «Не надо иллюзий, – говорит глава Розового дома. – С нашей стороны будут только дипломатические действия, не более того. Мы не верим ни в военные игры, ни в военные трофеи» [38].

За утверждениями аргентинского руководства кроется и тот факт, что состояние военных сил страны полностью исключает возможность повторения сценария тридцатилетней давности. Министр обороны Великобритании Джеральд Говард заверил британских парламентариев, озабоченных сокращением оборонного бюджета, что Аргентина не имеет ни достаточной военной мощи, чтобы занять архипелаг, ни желания повторять свои ошибки [39]. С ним согласны и некоторые аргентинские аналитики. «И британские консерваторы, и киршнеристы знают, что все словесные перебранки не более чем пузыри на воде: Аргентина и ее вооруженные силы обладают сегодня бесконечно меньшим военным потенциалом, чем в 1982 г., когда были биты», – писал политический обозреватель газеты “Clarín”. В своих выводах эксперты опираются на данные по количественному составу Вооруженных сил, который последовательно уменьшался все послевоенные годы, и обращают внимание на низкий уровень оборонных расходов в государственном бюджете. C 2003 по 2009 годы на военные нужды ежегодно выделялось по1,3% ВВП Аргентины, а в 2010 и 2011 годы этот показатель снизился до 0,8% [40].

Исключение возможности вооруженного разрешения конфликта оставляет в арсенале Буэнос-Айреса и Лондона лишь политико-дипломатические средства, использование которых может проявиться двояко – как сблизить позиции сторон, так и привести к новому всплеску враждебности и взаимных обвинений. Обе страны упорно настаивают на своей правоте и, прибегая к устоявшимся поведенческим схемам, движутся по замкнутому кругу. Решение спора из-за контроля над архипелагом, который до настоящего момента является «мертвым узлом» аргентино-британских отношений, в обозримом будущем невозможно именно из-за непримиримого характера подходов обеих сторон.

Примечания:

[1] Фолклендские острова получили свое название от Фолклендского прохода – пролива между двумя главными островами архипелага. Название для пролива было выбрано англичанином Джоном Стронгом в 1690 г. в знак уважения к его патрону Энтони Кэри, 5-му виконту Фолклендскому. Позднее это название было распространено на всю группу островов. Испанское название Islas Malvinas происходит от французского Îles Malouines, данного Луи Антуаном де Бугенвилем в 1764 г. в честь первых поселенцев – моряков и рыбаков из бретонского порта Сен-Мало во Франции. - http://ru.wikipedia.org/wiki/

[2] http://www.monografias.com/trabajos16/guerra-de-malvinas/guerra-de-malvinas.shtml; http://www.todo-argentina.net/Geografia/provincias/Islas_Malvinas/historia.htm

[3] Perfil. Buenos Aires, 11.02.2012.

[4] http://www.cescem.org.ar/excombatientes/listas/muertos/introduccion.html

[5] Для сравнения: площадь Аргентины (конт. суши) – 2 791 810 км², протяженность береговой линии – 4986 км.

[6] Economic Briefing & Forecast for the Falkland Islands. – La Nacion, Buenos Aires, 12.02.2012. http://www.falklands.gov.fk/documents/pdf, http://www.falklands.gov.fk/news/2011/06/falkland-islands-government-annual-reception-building-on-economic-success/

[7] https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/fields/2004.html#69

[8] http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/southamerica/falklandislands/6708902/Falkland-Islands-oil-reserves-to-help-British-economy.html

[9] Clarín. Buenos Aires, 22.02.2010.

[10] http://www.ieco.Clarín.com/economia/petrolera-invertira-Malvinas-US-millones_0_554944566.html

[11] http://www.islandanalysis.com/news/detail/?id=382

[12] The Sun. London, 7.02.2012.

[13] http://www.iae.org.ar – 14.02.2012.

[14] La Nación, 12.02.2012.

[15] Clarín. 5.6.2011.

[16] EFE, 7.11.2011, El País. Madrid, 8.02.2012.

[17] Яковлева Н.М. Итоги президентских выборов в Аргентине. – http://www.perspectivy.info/oykumena/amerika/itogi_prezidentskih_vyborov_v_argentine_2011-11-08.htm

[18] Clarín. 4.02.2012.

[19] http://www.fortunaweb.com.ar/2012-02-29-84855/

[20] http://www.exsecretarios.com.ar/ - 16.08.2011.

[21] El País, 8.02.2012.

[22] http://www.cnea.gov.ar/xxi/energe/b12/. Подр. см. П.П.Яковлев. Перед вызовами времени. Циклы модернизации и кризисы в Аргентине. М., 2010, СС. 351-353.

[23] http://www.casarosada.gov.ar/discursos/25717

[24] Ст.1 Временных положений. – http://www1.hcdn.gov.ar/dependencias/dip/congreso/Constitucion%20sola.pdf

[25] http://www.presidencia.gov.ar/discursos/25694

[26] http://www.bbc.co.uk/mundo/noticias/2012/02/120210_argentina_malvinas_onu_nuclear_cch.shtml

[27] El Pais, 3.02.2012.

[28] http://www.unic.ru/bill/?ndate=2012-02-13

[29] La Nación, 12.02.2012.

[30] Clarín, 19.02.2012.

[31] Perfil, 10.02.2012

[32] «Келпер» – житель Фолкленских островов на английском арго. Наименование используется с 60-х годов ХХ в., широкое распространение получило во время войны 1982 г. Происходит от слова «kelp» – по названию больших морских водорослей, окружавших архипелаг.

[33] La Tercera. Santiago de Chile, 12.02.2012.

[34] http://www.eldia.com.ar/movil/nota_movil.aspx?dn=356867

[35] La Nación, 22.02.2012.

[36] http://www.rosbalt.ru/main/2012/02/08/943515.html

[37] Página /12, 29.01.2012, EFE, 29.01.2012.

[38] http://www.presidencia.gov.ar/discursos/25694

[39] The Telegraph. London. 16.02.2012.

[40] Argentina Presupuesto militar – porcentaje del PIB. - http://www.indexmundi.com/es/argentina/presupuesto_militar_porcentaje_del_pib.html 

Читайте также на нашем портале:

«Итоги президентских выборов в Аргентине» Наиля Яковлева

«Пути модернизации: аргентинский опыт» Петр Яковлев

«Международное соперничество за освоение общих пространств» Алексей Фененко


Опубликовано на портале 13/03/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика