Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Концепции истории Белоруссии. III. «Русский мир», «литвинизм» и «Белорусская цивилизация». Часть 2.

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Антон Крутиков

Концепции истории Белоруссии. III. «Русский мир», «литвинизм» и «Белорусская цивилизация». Часть 2.


Крутиков Антон Алексеевич – эксперт Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы


Концепции истории Белоруссии. III. «Русский мир», «литвинизм» и «Белорусская цивилизация». Часть 2.

Диффузия националистических представлений о прошлом в белорусскую историческую науку и официальную риторику ускорилась в 2010-х годах. Белорусских ученых призвали сосредоточиться на исследованиях, нацеленных на доказательство более глубокой древности белорусской культуры и государственности. Выдвинутые президентом А. Лукашенко тезисы о «Белорусской цивилизации» были достаточно быстро отражены в официальной белорусской историографии. Как признают сами авторы новой концепции, отношение к проблемам прошлого Беларуси «неотделимо от социально-политических реалий» сегодняшнего дня. При этом символы современного белорусского протестного движения –Т. Костюшко и К. Калиновский были внедрены в общественное сознание не внешними силами, а белорусскими учебниками.

«Белорусская цивилизация»

10 января 2012 г. президент Беларуси А.Г. Лукашенко на церемонии вручения премии «За духовное возрождение» упомянул о существовании «белорусской цивилизации». По мнению президента, белорусская культура является фактором, мобилизующим нацию и укрепляющим государственность. В выступлении были акцентированы важные особенности исторического опыта белорусов: «Белорусская цивилизация создавалась не огнем и мечом, а мудростью и словом. Именно наша земля дала человечеству таких светочей христианства, как Евфросиния Полоцкая, Кирилл Туровский. Здесь появился на свет выдающийся просветитель Франциск Скорина, который 495 лет назад подарил восточным славянам первое печатное издание. Белоруссия обогатила мировую культуру поэзией Янки Купалы, Якуба Коласа, 130-летний юбилей которых мы отмечаем в нынешнем году» [Лукашенко заговорил о «белорусской цивилизации»].

Прозвучавшие тезисы были достаточно быстро отражены в официальной белорусской историографии. Упоминание президентом Евфросинии Полоцкой, Кирилла Туровского и других персонажей древнерусской истории свидетельствовало о стремлении задействовать скрытый потенциал белорусского прошлого для укрепления национальной идентичности. Для этого в Беларуси существовали уже все необходимые предпосылки. Изменение образовательных и исторических парадигм в течение 2000-х годов подготовило общество к восприятию новых, альтернативных версий белорусского прошлого. По оценке современного исследователя А.Л. Ластовского, «топос» древней белорусской истории «обладает двумя важнейшими характеристиками: (1) незаполненность (что позволяет без особых проблем привнести в него нужное содержание) и (2) позитивно-нейтральное восприятие в массовом сознании» [Ластовский, с. 99]. В итоге белорусская историческая наука была призвана сосредоточиться на исследованиях, нацеленных на доказательство более глубокой древности белорусской культуры и государственности.

В 2016 г. в Беларуси был опубликован цикл научных работ «Истоки белорусской государственности: Полоцкая и Витебская земли в IX – XVIII веках», по-новому раскрывающий процесс формирования раннегосударственных образований у восточных славян. По словам заведующей центром археологии и древней истории Института истории НАН Беларуси О.Н. Левко, в работах обосновывается появление белорусской государственности уже в середине IX в. – с созданием Полоцкого княжества [Левко]. Становление Полоцка в качестве центра раннегосударственного образования осуществлялось, по ее мнению, на «местной племенной основе», в то время как в Новгороде и Киеве для этого приглашали варягов. «Даже в последующем Полоцкие земли, входя в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, развивались автономно», – отметила О.Н. Левко [Лукашенко: историю становления белорусского государства нужно достоверно отразить...]. Левко не только отвергла принятую в российской историографии с XIX в. «норманнскую теорию», но и высказалась в пользу самостоятельного статуса Полоцка, игнорируя его подчинение Киеву в X – XIII вв. [Левко]. Развитие Полоцкой земли рассматривалось вне контекста Древнерусского государства и единой древнерусской народности. Полоцк был представлен как самостоятельный центр в истории восточного славянства, равнозначный Киеву и Новгороду.

В 2017 г. А.Г. Лукашенко выступил в поддержку новой исторической концепции, обосновывающей исключительность белорусской истории. Комментируя результаты исследования, проведенного историками и археологами НАН Беларуси, президент дал указание «достоверно отразить» в новых учебниках раннюю историю становления белорусской государственности.

Взгляды О.Н. Левко были поддержаны и на радикальном фланге, где они тесно смыкались с идеями белорусских националистических писателей и историков, авторов научно-популярных и художественных работ на историческую тематику. По словам одного из них, В.А. Орлова, древняя белорусская история прослеживается как минимум с IX в.: «Полоцкое княжество было типичным для своей эпохи раннефеодальным европейским государством. По своим размерам оно соответствовало таким тогдашним странам, как герцогство Баварское или королевство Португальское. [...] Власть Полоцка распространялась на нижнее Подвинье до самого Балтийского моря. Это значит, что Полоцкое княжество было морской державой» [Орлов]. Древний Полоцк в его работах наделяется полной самостоятельностью и рассматривается вне контекста Древнерусского государства: «В X – XIII вв. Полоцкой землей владела княжеская династия Рогволодовичей, а любые попытки Киева посадить тут своих ставленников неизменно завершались провалом». Оставаясь независимым от Киева, утверждает автор, Полоцкое княжество играло важную роль в восточнославянской истории, причем европейские монархи не считали его «задворками Европы» [Там же].

Диффузия националистических представлений о прошлом в белорусскую историческую науку и официальную патриотическую риторику ускорилась в конце 2010-х годов. В 2018 г. Институт истории НАН Беларуси во главе с его руководителем В.В. Даниловичем разработал «Концепцию истории белорусской государственности» – программный документ, выполненный в рамках «государственной программы научных исследований». В нем оказались затронуты вопросы «исторической правомерности» существования белорусского государства, причем результаты исследования были представлены как важное научное открытие. По словам В.В. Даниловича, белорусские ученые «впервые в истории мировой научной мысли предложили новую трактовку дефиниции государственность». Она определялась как «внутренняя потенциальная способность этнонационального сообщества и его элиты обеспечивать право и возможность длительного самостоятельного исторического существования и развития. Государство же – это конкретно-историческое воплощение потенциала государственности, совокупность государствообразующих факторов» [Данилович, с. 10].

Концепция зафиксировала редкую историографическую ситуацию, когда развитие государственности рассматривается за рамками истории своего государства. Для этого были предложены специальные термины – «исторические» и «национальные» формы государственности, последние характеризовались более выраженным «содержанием титульного этноса». К «историческим» же формам относилась вся белорусская история до начала XX в. Стремление доказать древность белорусской государственной традиции привела к необходимости отказаться от советской версии белорусского этногенеза в рамках ВКЛ и «продлить» национальную историю в глубь веков. Именно в Белорусском Полесье в IV в., как утверждают авторы, археологами были выявлены «самые древние на сегодня славянские поселения» [Там же, с. 11]. Территория Беларуси объявляется «колыбелью» всего восточного и европейского славянства.

Следуя этой логике, сложно объяснить, почему концепция не упоминает о Римской империи как о колыбели белорусов, т.к. именно на границах этой империи возникали провинциально-римские культуры I – IV вв., в том числе славянская. О существовании племенного союза антов, имевших зачатки государственности в IV в. (вождь, знать, войско) и о славяно-готских войнах, описанных готским историком Иорданом, авторы концепции ничего не упоминают. В дальнейшем, в VIII – IX вв., они фиксируют «массовое присутствие славян на территории Беларуси. Дреговичи, кривичи и радимичи сыграли важную роль не только в формировании белорусского этноса, но и в образовании древнейших протогосударственных структур на наших землях» [Там же].

Заметной особенностью новой концепции стало и отсутствие в ней концепта «Древнерусского государства» и, следовательно, «древнерусской народности». Авторы признают появление в IX в. исторически важных территориально-политических объединений – Киевского, Новгородского и Полоцкого княжеств, «которые играли ведущую роль в государствообразующих процессах у восточных славян». Затем Киевское и Новгородское княжества были объединены в рамках Киевской Руси. Что же касается Полоцка, то «княжество полочан послужило основой отдельной территориально-политической структуры – Полоцкой земли, государственное развитие которой проходило по тем же принципам, что и Киевской Руси. Полоцкая земля была ее равноправным партнером в межгосударственных отношениях» [Там же]. То есть история Полоцкой земли, средневековой «колыбели» белорусской государственности, выводится за рамки истории Древнерусского государства. Вместо Древней Руси на страницах концепции появляется «Киевская Русь» – совсем не идентичная ее трактовке историками XIX – середины XX вв. Политический подтекст такой подмены очевиден. Полоцкая земля объявляется самостоятельным государственным образованием, располагавшееся на территории современной Беларуси Туровское княжество – «автономией». Концепция полностью отвергает «норманнскую теорию» и повторяет тезисы О.Н. Левко о незначительной роли варяжского элемента в развитии древнего Полоцка, намекая на существенные цивилизационные различия между тремя группами восточного славянства.

Заслуживает внимания сходство основных положений этого исторического манифеста независимой Беларуси с идеями М.С. Грушевского, решавшего аналогичные задачи в украинской исторической науке столетие назад. Удревнение истории (Грушевский ведет ее с V в., а Данилович – с IV в.), государствоцентризм, линейность исторического процесса, заданность ключевых событий являются их общими чертами.

Несмотря на рецепцию и переосмысление многих радикальных версий белорусского прошлого, предложенная Институтом истории НАН Беларуси концепция так и не ответила на вопрос о цивилизационном выборе современного белорусского общества и государства. Стоит лишь заметить, что содержащиеся в ней положения трактуют белорусов как народ, «в своих стремлениях не отличающийся от других народов Европы», что выглядит весьма двусмысленно на фоне текущего политического кризиса в республике [Там же, с. 12–13]. Если посмотреть внимательно на идеологию современного белорусского протестного движения, станет ясно, что его символы – Костюшко и Калиновский были внедрены в общественное сознание не благодаря «польской интриге» и «кураторам из Варшавы», а белорусским учебникам, начиная с 2000-х годов отражающим советские мифы и исторические клише. Появление подобных трактовок при существующих проблемах национальной самоидентификации, исторической памяти и общественного единства представляется рискованным для руководства современной Беларуси.

Впрочем, ситуативность национальной исторической политики, ее привязка к важнейшим общественно-политическим процессам была заметна уже давно. Прагматизм современных белорусских элит, лишенных собственной идеологии, в значительной мере влияет на определение основных контуров исторической политики в республике. Как отметил автор новой концепции В.В. Данилович, отношение к проблемам прошлого Беларуси «неотделимо от социально-политических реалий нашей страны» [Там же, с. 9]. Исходя из современного контекста, потенциал данной фразы еще далеко не раскрыт.

Несомненно, что политический режим, не имеющий сколько-нибудь надежных механизмов самовоспроизводства вне привязки к конкретной личности руководителя, после его ухода с политической арены может с легкостью отказаться от декларируемых ныне исторических лозунгов. Следовательно, будущее исторической науки в республике остается открытым, и ее дальнейший путь труднопредсказуем. Даже великий классик XIX в., сравнивая Русь с преодолевающей историческое пространство тройкой, едва ли мог предположить появление в следующем столетии трех самостоятельных восточнославянских народов, оказавшихся в единой упряжке советского интернационализма и государственной исторической политики. Применительно к идеологическим и мировоззренческим установкам современной белорусской историографии фундаментальный вопрос Н.В. Гоголя «Русь, куда ж несешься ты?» остается во многом без ответа.

 

Литература

Данилович В.В. Концепция истории белорусской государственности. // Наука и инновации. № 11 (189). 2018. С. 9-15.

Ластовский А.Л. Специфика исторической памяти в Беларуси: между советским прошлым и национальной перспективой // Вестник общественного мнения № 4 (192), октябрь–декабрь 2009. С. 88–99.

Левко О.Н. Истоки белорусской государственности: концепции и факты тысячелетней истории // Доклады Национальной Академии Наук Беларуси. Т. 62. № 5. 2018. С. 623–633. – URL: doklady.belnauka.by/jour/article/view/561 (дата обращения: 05.05.2021).

Лукашенко заговорил о «белорусской цивилизации» // Regnum. 11.01.2012. – URL: regnum.ru/news/polit/1486734.html (дата обращения: 05.05.2021).

Лукашенко: историю становления белорусского государства нужно достоверно отразить в новых учебниках // БЕЛТА. 28.02.2017. – URL: belta.by/president/view/lukashenko-istoriju-stanovlenija-belorusskogo-gosudarstva-nuzhno-dostoverno-otrazit-v-novyh-uchebnikah-235365-2017/ (дата обращения: 05.05.2021).

Орлов В.А. Десять веков белорусской истории (862 – 1918): События. Даты. Иллюстрации. Вильнюс. 2001. – URL: litmir.me/br/?b=205306 (дата обращения: 05.05.2021).

 

Читайте также на нашем портале:

«Концепции истории Белоруссии: от «западнорусизма» к национальным мифам и постсоветскому прагматизму I. Западнорусская идея и национальный миф» Антон Крутиков

«Концепции истории Белоруссии: от западнорусизма к национальным мифам и постсоветскому прагматизму. II. Годы испытаний» Антон Крутиков

«Концепции истории Белоруссии. III. «Русский мир», «литвинизм» и «Белорусская цивилизация». Часть 1.» Антон Крутиков

«На перекрестке Гоголя и Советской. Проблемы исторической политики в Республике Беларусь, 2000–2020 гг.» Антон Крутиков

«Белорусская идеология антинацизма в охваченной культом коллаборантов Восточной Европе» Юрий Шевцов

«Особенности идентичности современной политической элиты Республики Беларусь» Олег Неменский

«Белорусы: два проекта. О закономерностях развития белорусской культуры» Юрий Шевцов

«Белорусский школьный учебник о российском периоде белорусской истории» Александр Гронский


Опубликовано на портале 21/05/2021



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика