Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Роль крупного бизнеса в процессе модернизации экономики

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Владимир Кондратьев

Роль крупного бизнеса в процессе модернизации экономики


Кондратьев Владимир Борисович - доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований ИМЭМО РАН.


Роль крупного бизнеса в процессе модернизации экономики

Споры о роли крупных транснациональных компаний ведутся уже не одно десятилетие. Говоря об этой роли, вряд ли правильно избегать вопроса о том, как их деятельность соотносится с интересами обществ и государств, стран их базирования и принимающих стран, приоритетами развития и т.д.. Но есть и чисто экономический аспект дискуссии. С этой точки зрения, крупный бизнес играет, как правило, особенно важную роль в экономическом росте, повышении производительности труда и процессе инноваций. Не случайно многие государства стараются привлечь транснациональные корпорации на свою территорию.

По мере выхода мировой экономики из кризиса государства и бизнес пытаются выявить и использовать перспективные источники экономического роста. Ведутся, в частности, дискуссии о вкладе в этот процесс крупных и малых компаний. Те и другие необходимы для роста экономики, однако особая роль принадлежит крупным транснациональным корпорациям (ТНК).

Дело в том, что, несмотря на относительно малую численность таких компаний, их вклад в совокупный ВНП и производительность труда исключительно велик. Это особенно важно, поскольку в прошедшее десятилетие за счет увеличения производительности в развитых странах обеспечивалось до двух третей прироста совокупного ВНП (табл. 1).

Таблица 1. Вклад производительности труда и занятости в прирост ВНП в США


1970-е гг.

1980-е гг.

1990-е гг.

2000-2007 гг.

Темпы прироста ВНП частного несельскохозяйственного сектора, %

3,4

3,0

3,4

2,6

Вклад роста производительности труда, %

32

36

47

72

Вклад прироста занятости, %

68

64

53

28

Норма безработицы, %

6,2

7,3

5,8

5,0

Источник: Bureau of Economic Analysis

Крупные многонациональные компании сосредоточены в основном в секторах, испытывающих глобальную конкуренцию (например, в обрабатывающей промышленности), и всегда играют ключевую роль в периоды экономического подъема, следующего за очередной рецессией. Это, как правило, наиболее известные мировые бренды, широко представленные в разных отраслях экономики. Составляя всего 1% численности компаний частного сектора США, крупные корпорации генерируют 60% всех продаж, аккумулируют три четверти фонда заработной платы и более 60% активов. Их вклад в экономику США представлен в табл. 2.

Таблица 2. Вклад крупных многонациональных компаний в экономику США в 1990-2010 гг.


Доля крупных многонациональных компаний, %

Доля прочих компаний, %

Численность компаний

1

99

Занятость

19

81

ВНП частного сектора

31

69

Импорт

37

63

Производительность труда

41

59

Экспорт

48

52

Прирост производительности в период подъема

53

47

НИОКР частного сектора

74

26

Рассчитано по: McKinsey Global Institute

Особенно заметна роль крупного бизнеса в инновационной сфере: на долю ТНК приходится две трети всех расходов на исследования и разработки частного сектора США. Им принадлежит и ведущая роль в формировании многочисленных инновационных кластеров, таких как Кремниевая долина в Калифорнии, Route 128 около Бостона и Research Triangle Park в штате Северная Каролина. ТНК выступают центральным звеном в 79 мировых исследовательских кластерах.

Исследовательский кластер Research Triangle Park (RTP), расположенный между университетом Дюка в г. Durham, университетом штата Северная Каролина в г. Chapel Hill и государственным университетом штата Северная Каролина в г. Raleigh, был основан в 1959 г. в форме партнерства между правительством штата и местными университетами. Настоящий рост кластера начался в 1965 г., когда корпорация IBM объявила о строительстве здесь своего исследовательского центра. С 1965 по 1970 гг. (всего за пять лет) численность занятых возросла в 20 раз, а RTР превратился в один из ведущих фармацевтических и биотехнологических кластеров в стране. Здесь обосновались такие американские гиганты, как IBM, Cisco Systems и Fidelity Investments, а также зарубежные многонациональные корпорации BASF, Bayer и GlaxoSmithKline (табл. 3).

Таблица 3. Состав инновационного кластера Research Triangle Park, Северная Каролина, США

Исследовательские центры

Биотехнологический/

фармакологическийсектор

Сектор информационных технологий

Государственные учреждения поддержки

Duke University

BASF

Cisco Systems

US Environmental Protection Agency

North Carolina State University

Bayer

Ericsson

Council for Entrepreneurial Development

University of North Carolina at Chapel Hill

Biogen

GTE

North Carolina Biotechnology Center

National Institute of Environmental Health Sciences

DuPont

IBM



GlaxoSmithKline

Nortel Networks


Источник: Research Triangle Foundation

В настоящее время в кластере работает 40 тыс. чел., причем 80% занято в крупных ТНК. Если учесть, что одно рабочее место в подобных исследовательских парках создает дополнительно 2,5 рабочих места в сопряженных отраслях, то Research Triangle Park генерирует в штате Северная Каролина около 140 тыс. рабочих мест. Кроме того, такие парки играют роль инновационных моторов. В RTP зарегистрировано 5 тыс. патентов, кластер занимает одно из ведущих мест в США по числу работающих кандидатов наук (PhD).

Вклад крупных многонациональных компаний в рост производительности и занятости различен в разных отраслях экономики. Особая их концентрация отмечена в семи секторах: обрабатывающей промышленности, информационно-технологическом секторе, профессиональных услугах, торговле, добывающей промышленности, финансах, коммунальных услугах. На эти отрасли приходится 85% добавленной стоимости крупного бизнеса США и три четверти всех занятых.

Интересно отметить, что они же являются главными драйверами экономического роста. С 2000 по 2010 г. эти отрасли обеспечили почти весь прирост производительности труда в США и почти 70% прироста ВВП страны. В последние два десятилетия производительность труда в ТНК росла значительно быстрее, чем в прочих. К 2010 г. этот показатель в крупных компаниях США составил 110 тыс. долл./чел., что на 40% превышало уровень производительности остальной экономики (рис. 1).

Рис. 1. Динамика уровня производительности труда в крупных многонациональных корпорациях и прочих компаниях США в 1990-2010 гг., тыс. долл./чел.
TNK_1.jpg

1– 1990 г. 2 – 1995 г. 3 – 2000 г. 4 – 2005 г. 5 – 2010 г.

Источник: Bureau of Economic Analysis; Bureau of Labor Statistics; McKinsey Global Institute

Известно, что увеличению производительности способствуют рост инвестиций, повышающий капиталовооруженность труда, продуктовые инновации, а также управленческие и технологические инновации, повышающие эффективность производственной деятельности компании. Главным фактором повышения производительности труда в ТНК были научные исследования и разработки. В 2007 г. на крупный бизнес приходилось 74% всех затрат на НИОКР США (рис. 2), причем уровень этих затрат в данном сегменте в четыре раза превышал средний уровень затрат частного сектора (рис. 3).

Рис. 2. Расходы на НИОКР, %
TNK_2.jpg

1 – Государство 2 – Прочие компании 3 – Крупные многонациональные компании

Источник: Bureau of Economic Analysis, U.S. Department of Commerce; NSF Science Resources Statistics, 2009; McKinsey Global Institute

Рис. 3. Структура расходов на НИОКР по основным секторам экономики США, тыс. долл. на одного занятого
TNK_3.jpg

1 – частный сектор в целом; 2 – обрабатывающая промышленность; 3 – профессиональные услуги; 4 – информационные технологии [1]

Отдачу от затрат на НИОКР частного сектора обычно трудно оценить достаточно точно, однако в ряде исследований по некоторым развитым странам этот показатель оценивается на уровне 20–30% и выше [2]. Быстрый рост производительности в ТНК связан также и с тем, что их деятельность концентрируется в определенных секторах экономики. Около половины вклада таких компаний в рост производительности труда связана с обрабатывающей промышленностью. Среди других важных отраслей необходимо отметить профессиональные услуги, информационные технологии и розничную торговлю.

Одной из приоритетных задач крупного бизнеса является привлечение и удержание высококвалифицированных талантливых кадров. На это корпорации не жалеют денег. В конце 2000-х годов средний уровень заработной платы персонала крупных американских компаний составлял 63 тыс. долл. в год, в то время как у остального бизнеса – только 50 тыс. долл. [3] Особое внимание крупный бизнес уделяет управленческим, профессиональным и техническим кадрам. Здесь их заработная плата в среднем на 37% выше, чем в среднем и малом бизнесе (для прочего персонала эта разница составляет лишь 13%) (рис. 4).

Рис. 4. Уровень заработной платы в крупных компаниях США в 2010 г. (тыс. долл. в год)
TNK_4.jpg

Источник: Bureau of Economic Analysis; Bureau of labor Statistics; McKinsey Global Institute

Исключительная роль крупных ТНК в современной глобализирующейся экономике заставляет многие страны делать значительные усилия, чтобы привлечь их на свою территорию. Не являются здесь исключением даже США. Интенсификация этого процесса ставит на повестку дня вопрос: в какой мере развитые страны способны привлекать инвестиции ТНК в свою экономику?

Что касается США, эта страна традиционно является привлекательным местом для экономической активности. Американская экономика остается крупнейшей в мире; она обладает мощной патентной базой и стабильными государственными институтами, высококачественной транспортной и коммуникационной системой, а также значительными ресурсами квалифицированной и высокопроизводительной рабочей силы. Однако стремительный рост развивающихся стран в последние годы подрывает былые конкурентные преимущества развитых экономик, в том числе американской.

Конкурентные преимущества по привлечению иностранных инвестиций складываются из четырех групп [4]: 1) базовые экономические факторы [5]; 2) бизнес-климат [6]; 3) человеческий капитал [7]; 4) инфраструктура [8].

Долгое время развитые страны, в том числе США, занимали ведущие позиции по этим показателям. До сих пор на страны ОЭСР приходится львиная доля инвестиций американских ТНК. В 2007 г. на эти страны приходилось около 70% продаж и инвестиций иностранных филиалов американских компаний. Однако эта доля постепенно снижается, и инвестиции перетекают в развивающиеся страны. По данным последнего исследования ООН, руководители крупных ТНК рассматривают Китай, Бразилию, Индию и Россию в качестве четырех из пяти наиболее привлекательных для инвестиций стран мира (рис. 5).

Рис. 5. Наиболее привлекательные страны для иностранных прямых инвестиций в 2009-2011 гг., % от числа опрошенных компаний
TNK_5.jpg

Источник: United States Conference on Trade and Development (UNCTAD), World Investment Prospects Survey 2009-2011

Важнейшими факторами конкурентоспособности выступают базовые фундаментальные экономические показатели. Такие характеристики, как размер рынка и возможности его роста, являются необходимыми условиями успешного развития любой компании. Исторически крупнейшие страны ОЭСР занимали ведущие места в мире по этому показателю (таблица 4).

Таблица 4. Базовые экономические показатели конкурентоспособности ряда развитых и развивающихся стран

Страна

Уровень ВНП в 2010 г., трлн долл.

ВНП на душу населения в 2008 г., тыс. долл.

Среднегодовые темпы роста ВНП в 1995-2010 гг., %

США

14,6

43,2

2,9

Китай

5,9

5,5

9,6

Япония

5,6

31,5

1,2

Германия

3,3

33,7

1,5

Франция

2.6

32,7

2,1

Великобритания

2,2

33,5

2,7

Бразилия

2,1

9,5

3,0

Индия

1,7

2,7

6,9

Россия

1,5

14,9

4,7

Южная Корея

1,0

24,7

4,4

Источник: World Bank, World Development Indicators

США и сейчас остались крупнейшей экономикой мира. Однако Китай, Бразилия и Индия значительно улучшили свои фундаментальные показатели конкурентоспособности, особенно в части темпов экономического роста, что является важным фактором привлечения корпоративных инвестиций в страну. Темпы роста в Китае составили в 1995–2010 гг. 9,6%, в то время как в США – 2,9%, Германии – 1,5%, Японии – 1,2%. Быстро растут в развивающихся странах и темпы потребления домашних хозяйств: в Китае они составляли за тот же период 7,2%, в России – 6,7%, в Индии – 5,1%, в то время как в США – 3,3%, Японии – 1,0%, Германии – 0,9%.

Не менее важен для крупных многонациональных корпораций человеческий капитал – профессионализм, способности и уровень образования рабочей силы, что имеет исключительное значение для инноваций и создания новых продуктов и услуг. По этому показателю развитые страны продолжают занимать лидирующие позиции в мире. Особенно это касается научного образования и исследований. Согласно последним данным Global Competitiveness Report, США лидируют по показателю сотрудничества университетов и бизнеса в области исследований и разработок и занимают второе место по качеству научно-исследовательских институтов. В 2007 г. 62% иностранных специалистов, получивших в США научную или инженерную докторскую степень, оставались здесь по крайней мере в течение пяти лет. В 1992 г. этот показатель составлял 41%. Более 80% индийских и 90% китайских студентов, обучавшихся в американских учебных заведениях, оставались в США в течение пяти лет после получения диплома [9].

Это, несомненно, помогало Соединенным Штатам удерживать лидирующие позиции по числу инженеров, ученых и менеджеров бизнеса, способных работать в многонациональных корпорациях. Хотя Китай, Индия и некоторые другие страны обладают значительными ресурсами рабочей силы, именно в США доля квалифицированной рабочей силы, обладающей высокой мобильностью, способностью к взаимодействию и критическому мышлению, наиболее высока [10].

Другими важными для деятельности крупных ТНК характеристиками бизнес-климата являются эффективность национальных институтов, условия государственного регулирования, издержки организации и ведения бизнеса, политическая стабильность. Интересно отметить, что по этим показателям США не всегда занимают лидирующие места. Так, согласно Global Competitiveness Report, США входили в пятерку ведущих стран по эффективности рынка труда (1-е место), интенсивности конкуренции (5-е место), уровню развития наукоемких кластеров (2-е место), защите прав инвесторов (5-е место). Но, например, по показателю времени, необходимого для организации нового бизнеса, эта страна занимала лишь 9-е место, эффективности юридического разрешения конфликтов – 33-е, эффективности стандартов аудита и финансовой отчетности – 39-е, тяжести государственного регулирования – 53-е, совокупному налоговому бремени – 67-е место в мире (из 133 стран) [11]. Близкие результаты дает отчет Мирового банка “Doing Business 2010”.

Степень защиты прав собственности (в том числе интеллектуальной), эффективность разрешения юридических конфликтов, эффективность стандартов аудита и финансовой отчетности составляют в совокупности показатель эффективности институтов. По нему США опустились с 15-го места в 1997 г. на 34-е место в 2010 г. Аналогичным образом ухудшились показатели налогового бремени, поскольку с 1999 г. практически во всех странах и регионах наблюдалось снижение ставок корпоративных налогов, и лишь в США они оставались стабильными (табл. 5).

Таблица 5. Ставки корпоративных налогов в 1999-2008 гг. (%)


1999

2008

В среднем по миру

31,4

25,9

в том числе:



Страны Азии

31,8

28,4

Европейский союз

34,8

23,2

Латинская Америка

27,9

26,6

Страны ОЭСР

34,8

26,7

США

40,0

40,0

Источник: KPMG Corporate and Indirect Tax Rate Survey, 2008

Для успешной деятельности крупного бизнеса требуются соответствующие материальная и технологическая инфраструктуры. Свободный доступ бизнеса к дорожной сети и портам является необходимым, но далеко не достаточным условием привлечения глобальных корпораций. Нужны также широкополосные средства связи и мобильные телекоммуникации. Эти технологии резко снижают издержки взаимодействия, приближая их в некоторых случаях к нулю. Новые технологии стимулируют также развитие более эффективных транспортных систем и систем энергоснабжения.

Хотя США создали первую в мире сеть национальных автострад и были среди лидеров в организации мобильной связи, многие объекты американской инфраструктуры требуют ремонта и совершенствования. Согласно расчетам Американского общества гражданских инженеров, потребности США в совершенствовании инфраструктуры на ближайшие пять л+ет оцениваются в 2,2 трлн. долл. Из них на реконструкцию дорог и мостов требуется 930 млрд. долл., систем скоростного транспорта – 265 млрд долл., систем водоснабжения и канализации – 265 млрд долл. [12] По уровню развития материальной инфраструктуры, согласно Глобальному индексу конкурентоспособности, США опустились с третьего места в 2002 г. на восьмое в 2010 г.

Не вмешиваясь в рыночные механизмы, государство может оказывать поддержку +крупному бизнесу, расширяя инфраструктуру, помогая в подготовке кадров, поддерживая инновации, используя более активную модель государственного регулирования – создание возможностей для бизнеса. Как уже упоминалось, развитие инновационных кластеров приводит к существенному увеличению инвестиций в НИОКР. Поэтому многие государства проводят политику стимулирования развития таких кластеров (табл. 6).

Таблица 6. Примеры стимулирования развития инновационных кластеров в некоторых странах


Наличие предварительных условий

Роль государства

Эффект

Тайвань

Якорные компании, такие как TSMC

Известные технические институты

Стимулирование возвращения экспатриантов (финансовые стимулы, националистические лозунги, близкое качество жизни)

Инвестиции в ключевые стартапы

Стимулирование тесной кооперации между научным и предпринимательским сообществом

400 компаний за 20 лет

Более 9 млрд долл. доходов

Дрезден (Германия)

Наличие квалифицированных кадров

Известные технические институты

Центр Восточно-европейской электронной промышленности

Денежные субсидии и кредиты для привлечения якорных компаний

Поддержка малых компаний в продовольственных цепочках

Переобучение квалифицированной рабочей силы

Более 200 компаний за 10 лет

Более 25 тыс. рабочих мест

Более 2 млрд долл. доходов

Шанхай (Китай)

Близость потребителей продукции крупнейших конечных производителей

10 млрд долл. инвестиций в материальную инфраструктуру, на гранты и субсидии

Агрессивное привлечение якорных компаний (SMIC, GE)

Более 350 компаний за 15 лет

Более 33 тыс. рабочих мест

Более 1 млрд долл. доходов

Источник: McKinsey Global Institute

В Южной Корее, например, известный бизнес-парк Songdo получил в свое распоряжение здания с повышенными телекоммуникационными возможностями и располагается вблизи основных транспортных хабов. В Ирландии государство, инвестируя в подготовку кадров со специальной квалификацией, способствовало развитию в стране значительного по своим масштабам сектора глобальных бизнес-услуг. Ряд стран, такие как Чили, Колумбия. Вьетнам, Индия, вкладывают большие средства в обучение своей рабочей силы английскому языку, чтобы конкурировать на рынке деловых услуг. (Некоторые исследования свидетельствуют, что отсутствие знаний английского языка сдерживает экономический рост.) [13]

Многие крупные компании, особенно в наукоемком секторе экономики, сталкиваются с нехваткой высококвалифицированной рабочей силы. Так, наукоемкие американские компании не в состоянии набрать необходимый персонал лишь из граждан США и вынуждены обращаться к иностранным специалистам, имеющим трехгодичную визу H-1B. Ежегодно американское правительство предоставляет 65 тыс. таких и еще около 20 тыс. других виз иностранным специалистам, имеющим магистерскую степень или получившим высшее образование в американских университетах. Однако потребности в таких специалистах значительно превышают количество выдаваемых виз. По некоторым оценкам, в конце 2000-х годов численность квалифицированных иностранных специалистов, ожидавших разрешения на постоянное проживание в США, составляла 500 тыс., а с учетом членов их семей превышала 1 млн чел. [14] Во многих других странах эти проблемы решаются гораздо быстрее. Например, в Сингапуре иностранные специалисты могут получить разрешение на работу менее чем за две недели.

Государство создает благоприятную среду для отечественных крупных производителей обычно с помощью налоговых и других финансовых стимулов, а также формируя внутренний спрос путем государственных закупок товаров и услуг, специального регулирования, иногда используя торговые барьеры.

Сектор программного обеспечения представляет собой прекрасный пример того, как государство формирует первоначальный спрос в целях стимулирования развития отрасли путем прямых госзакупок и косвенных субсидий (табл. 7).

Таблица 7. Методы государственного стимулирования развития индустрии программного обеспечения

Страна

Механизмы поддержки

Местные компании, получившие государственную поддержку

Бразилия

Приобретение государством программного обеспечения для электронной системы голосования у отечественных компаний

SIB IT Consultaria,

Syhunt, UniSoma

Китай

Приобретение национальными и региональными органами власти программного обеспечения для своих нужд у китайских компаний

Kingsoft,

China National Software $ Service Co., Infosec Technologies Co. Ltd.

Норвегия

Закупка программного обеспечения у отечественных производителей для создания электронного правительства

Opera Software,

Exense,

Visma

Сингапур

Закупка программного обеспечения у отечественных производителей для создания электронного правительства

Infogrid Pacific,

Muvee Technologies

Источник: McKinsey Global Institute

На ранних стадиях развития американской полупроводниковой промышленности оборонные и космические контракты были главным источником доходов компаний этой отрасли.

В качестве инвестиционных стимулов широко используется налоговая политика. Многие страны, среди которых Китай, Япония, Франция и ряд других, используют огромные налоговые скидки для привлечения инвестиций в НИОКР (табл. 8).

Таблица 8. Налоговые льготы для НИОКР

Страна

Налоговые скидки на инвестиции в НИОКР

Налоговые кредиты

Налоговые каникулы

Прочие льготы

США


20% на расходы, превышающие средний для отрасли уровень



Китай

50% на три года


2 года

Налоговая ставка на инвестиции в НИОКР в размере 15% для специальных экономических зон

Индия

150% в приоритетных отраслях


15 лет

Освобождение от косвенных налогов на экспорт изспециальных экономических зон

Южная Корея

100%

40%


50-100% освобождение от налогов на доходы в специальных экономических зонах

Сингапур

150%


5 лет


Япония


10-15%



Великобритания

125%




Франция


50% в первый год, 40% во второй год, 30% в последующие годы


Дополнительный 5% кредит для инвестиций в НИОКР, превышающих 100 млн евро.

Источник: “Tax treatment of business investments in intellectual assets: An international comparison,” Jasec Warda, STI Working Paper 2006, No 4; Ernst & Young, April 2008.

В случаях наиболее активного участия государства в экономике формируются государственные компании и напрямую финансируется существующий бизнес, что обеспечивает его выживание или позволяет реструктурировать определенные отрасли. Например, с 1960-х до середины 1980-х годов правительство Южной Кореи поддерживало создание и развитие национальной металлургической промышленности в лице компании POSCO, занимающей в настоящее время пятое место среди глобальных металлургических корпораций (табл. 9).

Таблица 9. Эволюция государственной поддержки национальной металлургической промышленности в Южной Корее в 1960-1980 гг.

Начальная стадия (1968-1973)

Государственное обеспечение льготного долгосрочного финансирования

Субсидирование затрат на электроэнергию и железнодорожный транспорт

Ограничения на импорт зарубежной стали

Образование государственной компании POSCO

Организация политической поддержки и назначение высших менеджеров

Фаза реализации и дальнейшего роста

Финансовая поддержка в обмен на принятие рисков

Временная монополия на рынке стали

Субсидии на развитие инфраструктуры

Отделение менеджмента POSCO от государства

Ослабление барьеров для иностранной конкуренции

Передача технологий от ведущих зарубежных металлургических компаний (особенно японских)

Источник: Korea Electronic Association; Korean American Marketing Association; Korea Shipbuilding Association press reports; McKinsey Global Institute steel studies

Более свежий пример связан с развитием китайской автомобильной корпорации Chery. Образованная в 1997 г. компания заключила партнерские соглашения с зарубежными производителями для приобретения необходимых технологий и сделала акцент в производстве и продажах на развивающийся китайский внутренний рынок. Спустя 13 лет компания производила почти 700 тыс. автомобилей в год, экспортируя до трети своей продукции и имея девять заводов за рубежом.

Хотя американское государство не придерживается такой агрессивной модели вмешательства, оно тем не менее много делало для стимулировании развития крупных компаний новых отраслей – таких как аэрокосмическая, оборонная, инфраструктурная, полупроводниковая – с помощью инвестирования в фундаментальные исследования и государственных закупок товаров и услуг.

Крупные компании, в том числе государственные, играют исключительно важную роль в экономическом росте и в процессе инноваций. Именно этим объясняется активность многих государств, направленная на поддержку этого бизнеса и привлечение ТНК на свою территорию. Это обеспечивает в конечном итоге победу в обостряющейся глобальной конкуренции, создание необходимых рабочих мест и повышение производительности труда. Страны и правительства, не уделяющие этому достаточного внимания, рискуют остаться на обочине конкурентной борьбы.

Примечания:

[1] Включая Интернет, медиаиндустрию и полиграфическую промышленность.

[2] B. Hall, J. Mairesse, P. Mohnen, « Measuring Returns to R&D, » NBER Working Paper 15622, December 2009 ; « Innovation and Growth : Chasing a Moving Frontier, » Eds. V. Chandra, P. Padoan and el. OECD, Paris 2009

[3] Growth and competition in the United States: The role of its multinational companies. McKinsey Global Institute. June 2010

[4] The Global Competitiveness Report 2010-2011. World Economic Forum, 2010.

[5] Уровень потребления домохозяйств; темпы роста потребления домохозяйств; уровень ВНП; уровень капитализации фондового рынка; объемы промышленного производства; доля торговли в ВВП; национальные затраты на НИОКР.

[6] Ставка корпоративного налога; бизнес-среда; доля прямых иностранных инвестиций в ВНП; темпы роста локальных инновационных кластеров; налоговые льготы для НИОКР.

[7] Демографические показатели; наличие высококвалифицированной рабочей силы; привлечение иностранных специалистов; уровень производительности труда; государственные расходы на образование; число заявленных патентов.

[8] Транспортная сеть; телекоммуникационная сеть.

[9] Growth and competition in the United States: The role of its multinational companies. McKinsey Global Institute. June 2010

[10] The emerging global labor market, McKinsey Global Institute, June 2005

[11] The Global Competitiveness Report, 2009-2010, World Economic Forum 2010

[12] 2009 Report Card for American Infrastructure, American Society of Civil Engineers, 2009.

[13] The emerging global labor market, McKinsey Global Institute, June 2005.

[14] Vivek Wadwa, “A reverse brain drain,” Issues in Science and Technology, Spring 2009.

Читайте также на нашем портале:

«Компании и инновации: локальный взгляд на глобальные изменения» Владимир Кондратьев

«Экономический кризис: адаптация компаний и перспективы развития» Владимир Кондратьев

«Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса: что дальше?» Алексей Кузнецов

«Конкурентоспособность российских корпораций на глобальных рынках» Владимир Кондратьев

«Новый взгляд на государственные предприятия» Владимир Кондратьев

«Инвестиционные рекорды российских ТНК в 2007 году» Алексей Кузнецов

«Промышленная политика: выращивание «национальных чемпионов»» Владимир Кондратьев

«Государство и корпорации в стратегии глобальной конкурентоспособности» Владимир Кондратьев


Опубликовано на портале 25/05/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика