Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Украина – страна управляемого неонацизма. Часть 2

Версия для печати

Александр Ананьев, Елена Ананьева

Украина – страна управляемого неонацизма. Часть 2


Ананьев Александр Васильевич – старший советник МИД РФ в отставке.
Ананьева Елена Владимировна – ведущий научный сотрудник Отдела страновых исследований Института Европы РАН, кандидат философских наук.


Украина – страна управляемого неонацизма. Часть 2

Понятие «германский нацизм» связывали и связывают с преследованием и массовым уничтожением прежде всего евреев, славян, а также ряда этнических и социальных групп. Ассоциацию постмайданного режима на Украине с нацизмом нередко отрицают по критерию отношения к евреям. Но разве отношение к другим народам, аналогичное отношению германских нацистов к евреям, не является нацизмом или неонацизмом? Репрессии украинского неонацизма уже 8 лет нацелены на русских и русскоязычных жителей своей же страны, ориентированных на Россию. Откровенный нацизм ХХ века опирался на прямое насилие и принуждение со стороны инструментов власти: спецслужб, армии, единственно правильной партии, харизматичных лидеров. Теперь неонацизм стараются покрыть либеральным флером. Притом он остается инструментом тоталитарной политики и по-прежнему включает три составляющие: ксенофобию, нетерпимость к инакомыслию и милитаризм.

Раскручивание русофобии

К середине февраля 2014 г. Майдан, пребывавший в бездействии, стал стагнировать, или, по выражению местных жителей, «загнивать».

Из личных впечатлений. Снимающие квартиру на Крещатике в доме, выходящем окнами на Майдан, отгороженный от остальной территории мешками с песком и автомобильными покрышками, мы оставались одними из немногих, кто продолжал там жить. Каждое утро консьержка встречала нас вопросом «А вы еще не съехали?». К тому моменту только в 10 из 88 квартир дома продолжали жить люди. Каждый день по дороге на работу нам приходилось проходить через Майдан и наблюдать его повседневную жизнь. Она напоминала ярмарочную, с ряжеными казаками, но с портретами Бандеры и анархиста Махно. Героизация последнего постепенно сходила на нет, так как не соответствовала поставленным целям. Несмотря на то, что Россия пассивно реагировала на творящиеся в Киеве бесчинства, вместе с безнаказанностью экстремистских действий радикалов, нарастала русофобия.

Этому активно способствовала круглосуточная пропаганда. По вечерам вокруг Крещатика стали ходить патрули, требовавшие от прохожих четкого ответа на вопрос: «Слава Украине?». Не желавших отвечать или отвечавших неверно жестоко наказывали. Все чаще диджеи с эстрады Майдана вместо лекций об истории манипулировали толпой «кричалками»: «Кто не скачет, тот москаль» – и все начинали прыгать. Потом стали скандировать уже «Москаляку на гиляку!», или «Москалей на ножи!».

Запомнилась беседа с одним русскоговорящим пареньком с киевской окраины. Он рассказал, как оказался на Майдане. Сначала хлопчик не верил ни власти, ни оппозиции и не имел ни малейшего желания вникать в их дрязги. Однако потом пришли некие «люди» и сообщили, что в Киеве орудуют «титушки» (в майданной мифологии – засланные из Донецка диверсанты-провокаторы). Они, мол, устраивают поджоги, поэтому надо организовать сотню из молодых ребят, которые должны охранять район и ловить «титушек». Такие отряды именовались самообороной, но по сути являлись незаконными вооруженными формированиями [1], в рядах которых прививалась неонацистская идеология. По словам хлопчика, тогда-то он и почувствовал себя членом команды, выполняющим трудное, но важное дело. «А титушек-то вы сколько поймали?» – спросили мы. Он ответил честно: «Не-а, ни одного не поймали. Их очень трудно поймать – они хитрые».

Потом он без всякой злобы и вражды сказал мне: «Ох, не люблю я русских».

– «Почему же?»

– «А мы, украинцы, всегда с ними воевали».

– «А ты “Тараса Бульбу” читал? Он там с кем воевал?»

Вопрос застал его врасплох: «Ну, с поляками, а вообще-то всегда с русскими». Тогда опять его спросили, слышал ли он о Переяславской Раде. «А что это?» Стали ему объяснять. Он только рассмеялся и сказал: «Не-а, не может быть, чтобы мы с нашим главным врагом решили объединяться».

Появилось новое поколение, из памяти которого вытравлена подлинная история. Именно такие «Иваны, не помнящие родства» служат благодатной почвой для неонацистской идеологии. Их-то и использовали кукловоды в цветных революциях, а на Украине для борьбы со всем русским.


Вооруженный переворот 

В. Янукович обманул ожидания своего электората, прежде всего на Юго-Востоке, и его наверняка не переизбрали бы на предстоявших в марте 2015 г. президентских выборах. Однако мирный переход власти не устраивал спонсоров Майдана. Анализ ситуации подсказывал западным манипуляторам, что для создания из Украины враждебного России государства требуется жесткая люстрация всех эшелонов власти и тоталитарное подавление инакомыслия.

Антироссийский электорат на Украине составлял меньшинство, что показало и до того, и впоследствии голосование на выборах. Соответственно, понадобилось спровоцировать вооруженный антиконституционный переворот, чтобы вслед за ним получить возможность силовыми методами подавить и запугать несогласное большинство с помощью штурмовых отрядов, получивших опыт на Майдане. Накануне «революции достоинства» лидеры оппозиции (после переворота ставшие первыми лицами страны) открыто призвали всех, у кого имеется оружие, принести его на Майдан [2], хотя оружие и без того уже поступило из западных областей, где ранее были захвачены областные администрации. К 18 февраля из западной части страны в Киев перебросили, по имеющимся сведениям, до 5 тысяч заранее обученных и вооруженных боевиков-неонацистов. Им противостояло около 3 тысяч сотрудников «Беркута».

Оппозиционеры призвали майдановцев идти к зданию Верховной Рады, чтобы обеспечить «правильный» результат назначенного на 18 февраля голосования о восстановлении Конституции 2004 г. Парламент охраняли милиционеры, имевшие в распоряжении лишь резиновые дубинки и шумовые гранаты. На них штурмом пошла толпа хорошо экипированных боевиков, которые забросали правоохранителей камнями и «коктейлями Молотова». Милиционеры выстояли. Тогда боевики обступили офис правящей партии, заперли входную дверь и снова пустили в ход самодельные зажигательные гранаты. Сгорел сотрудник, который не был даже членом Партии регионов.

Милиционеры контратаковали, применяя резиновые пули и водомет. Со стороны боевиков раздались первые выстрелы – события в прямом эфире освящало телевидение. К полуночи «Беркут» практически вытеснил толпу с Майдана без применения оружия (хотя, разумеется, имелись пострадавшие с обеих сторон, впрочем, со стороны сил порядка их число было намного больше). На площади осталась только кучка экстремистов-боевиков.

А. Яценюк, один из лидеров оппозиции, запросил перемирия до утра, якобы чтобы достичь компромисса путем переговоров. Ему поверили, и «Беркут» остановили. Между тем ночью с западной Украины прибыли новые автобусы с радикалами-боевиками (мы наблюдали, как прибывали автобусы, из своего окна), и вместо переговоров было предпринято новое нападение на милиционеров. Тем пришлось отступить к зданию Рады, поскольку нападавшие стали массово применять огнестрельное оружие. Только после этого милиции тоже выдали табельное оружие и разрешили его использовать. Больше всего людей погибло в столкновениях 20 февраля.

Стали прибывать грузинские «добровольцы»-снайперы (которые, по данным прессы, 20 февраля и стреляли в обе стороны, чтобы «подогреть» противостояние). Грузинские силовики, служившие в свое время у М. Саакашвили, считают его организатором этой провокации [3].

Достоянием гласности стал разговор министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта с Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. Министр, ссылаясь на Ольгу Богомолец (врача, которая организовала медицинскую помощь раненым на Майдане), рассказал, что «новая коалиция [оппозиция, пришедшая к власти путем вооруженного переворота] не хочет расследовать эти события [стрельбу снайперов на Майдане]». Он констатировал: за этими снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой либерально-националистической коалиции. МИД Эстонии уже после обнародования записи подтвердил ее подлинность. Таким образом, связь между снайперами на Майдане и лидерами оппозиции, устроившими чудовищную провокацию, была очевидна руководству ЕС сразу после переворота. Однако оно предпочло замалчивать эти факты [4]. 13 мая 2014 г. комиссия Рады установила, что стрелял не «Беркут», а некие «общественные организации», «вышедшие из-под контроля» Майдана. Выяснилось также, что среди «Небесной сотни», погибшей на Майдане, нет ни одного члена «Правого сектора» [5].


Дипломатическая поддержка переворота 

20 февраля в Киев прибыли министры иностранных дел Франции, Польши и Германии Лоран Фабиус, Радослав Сикорский и Франк-Вальтер Штайнмайер, а также специальный посланник российского президента Владимир Лукин, чтобы способствовать урегулированию ситуации. По всей видимости, этот шаг со стороны Евросоюза был продиктован опасением, что В. Янукович после попытки вооруженного переворота наконец-то предпримет решительные действия и, введя чрезвычайное положение, задействует войска. Такой ход перечеркнул бы все надежды Запада на кардинальную смену власти, поэтому министры иностранных дел стран ЕС поспешили с предложениями заключить «мирные договоренности», хотя, как показали дальнейшие события, в их планы не входило сдерживать агрессию Майдана.

На следующий день представители Франции, Германии и Польши быстро уговорили президента Украины, и соглашение было подписано: с одной стороны – В. Януковичем, с другой – лидерами парламентской оппозиции, с третьей – министрами западных стран как гарантами договоренностей (за французского министра подписался директор департамента континентальной Европы МИД Э. Фурнье). В. Лукин не поставил подпись под документом, так как ему было понятно, к чему приведут эти «договоренности». Янукович же к нему не прислушался.

Соглашение предполагало, что власть не будет объявлять чрезвычайное положение и выведет милицию из Киева, а «мирные протестанты» сдадут оружие. В течение 48 часов после заключения соглашения (то есть до полудня 23 февраля) Янукович должен был подписать специальный закон, который восстановил бы действие Конституции Украины 2004 г. В декабре 2014 г. планировалось провести досрочные президентские выборы.

Однако оппозиция не дала Януковичу этих 48 часов для выполнения обязательств: как только милицию вывели из города, радикалы захватили правительственный квартал. Президент под угрозой расправы уехал из Киева в Харьков, где должны были собраться депутаты всех уровней от Партии регионов на Юго-Востоке. Не прошло и суток после его отъезда из столицы, как захватившие власть «мирные протестувальники» объявили о «самоустранении Януковича» как раз в то время, когда он в видеообращении из Харькова подтвердил свою дееспособность и призвал к диалогу. Но правовая сторона вопроса не интересовала Запад. Он безоговорочно поддержал переворот.

Стало очевидно: западные дипломаты были нужны, чтобы не позволить В. Януковичу ввести чрезвычайное положение. Сразу после вооруженного переворота бывшие оппозиционные силы, используя неонацистов из «Правого сектора», которых еще не легитимировали в качестве Национальной гвардии, приступили к активным действиям. Нелояльных к ним депутатов Рады запугивали, отбирали у них карточки для голосования, избивали, брали членов их семей в заложники, поджигали их дома. Деморализованные правоохранительные органы бездействовали. В уже упомянутом разговоре с К. Эштон эстонский министр У. Паэт рассказывал: «Журналисты, которые были со мной, видели, как днем эти люди с оружием на улицах прямо у здания парламента избивали депутата».

В Раде захватившее власть меньшинство сразу превратилось в «большинство», используя отобранные карточки у запуганных депутатов и набирая свыше 300 голосов вместо обычных 150. За два выходных дня 22 и 23 февраля, при живом законном президенте, это парламентское «большинство» приняло множество законов и постановлений. Законы принимали практически единогласно и без всякого обсуждения – зачитывали название законопроекта и сразу голосовали! Причем по целому ряду вопросов голосование проводилось неоднократно – до тех пор, пока Александр Турчинов, новый спикер и «исполняющий обязанности» президента (несуществующая, по Конституции, должность), не добивался нужного результата. Таковым было и остается соотношение политической целесообразности и «демократического процесса» при постмайданной власти.

Олег Тягнибок, лидер ультранационалистической партии «Свобода», заявил в парламенте, что употребление русского языка надо приравнять к уголовному преступлению [6]. 22 февраля 2014 г., в первый же день после переворота, был отменен Закон о региональных языках. Симптоматично, что, предвидя протест Юго-Востока, Рада тогда же приняла постановление о предотвращении проявлений сепаратизма. Скандальная отмена закона о региональных языках, противоречащая Европейской хартии региональных языков (ратифицированной Украиной), вызвала недовольство в Европе, и Тягнибоку пришлось объяснять отмену закона нарушением процедуры при его принятии в 2012 г., а Турчинову – наложить вето на соответствующее постановление Рады. Однако политическая «ошибка» новой власти уже всколыхнула Юго-Восток.

Именно после заявления О. Тягнибока в Раде на Юго-Востоке Украины осознали, что именно их ждет, и начали сопротивление новой киевской власти. Примечательно, что видеозапись того выступления Тягнибока была удалена с сайта Верховной Рады и вообще из интернета. Год спустя указание на этот важнейший эпизод, послуживший толчком к противостоянию на Юго-Востоке, мы смогли обнаружить лишь на сайте канала «Голос Америки», где был использован эвфемизм: закон о языках был отменен по инициативе Тягнибока.


Последствия вооруженного переворота

Накануне вооруженного переворота существовала возможность его остановить, задействовав армию. Однако Янукович не пошел на это, поверив заверениям, что Запад не допустит радикальных противоправных действий оппозиции. Россия также рассчитывала на договоренности с А. Меркель и Б. Обамой, согласно которым до окончания проходившей в Сочи Олимпиады, то есть до 23 февраля 2014 г., Россия и Запад должны были сдерживать на Украине противоборствующие стороны. Когда западные «партнеры» их цинично нарушили, то рухнула и вся система договоренностей.

Европейские гаранты соглашения от 21 февраля оправдывались тем, что события сами «ушли вперед»; в действительности же все происходило по намеченному на Западе плану. Оставалось зачистить украинский Юго-Восток. Сразу после майданного переворота новые власти направили в «проблемные» регионы «поезда дружбы» с неонацистами из «Правого сектора». В Крым боевиков не пустили, успев всего за несколько часов до их приезда в Симферополь выставить заградотряд из местных жителей и беркутовцев, вырвавшихся из Киева. Узнав о готовящейся встрече, штурмовики испугались и сошли с поезда до его прибытия в Симферополь.

В Харьков же неонацисты прибыли в ночь на 23 февраля 2014 г. и сразу же принялись сносить памятник Ленину, но встретили достойный отпор горожан (собралось около 5 тыс. человек), которые загнали боевиков в здание областной администрации (ХОГА), где их взяла под защиту местная милиция. Протест харьковчан против новой киевской власти усиливался, на центральной площади собиралось от 50 до 70 тыс. человек. Действовать решили политическими методами в рамках Конституции Украины. Оружие не применялось, убитых не было. 7 апреля 2014 г. была провозглашена Харьковская Народная Республика (ХНР). Но уже 8 апреля вооруженная рота Винницкого (западная Украина) спецназа, направленная Киевом, отбила здание ХОГА у безоружных протестующих. Сразу же прошли репрессии против оппозиционных майданному режиму активистов: большинство было брошено в тюрьмы, кто-то вообще пропал без вести, другие скрылись [7].

Протесты населения быстро распространились на восток и юг от Харькова, охватив Левобережье и все причерноморские области. Однако организованное вооруженное сопротивление удалось создать лишь в двух областях – Луганской и Донецкой.

В отличие от Харькова, в Донецке и Луганске было захвачено огнестрельное оружие, и будущие ополченцы начали вооружаться, что позволило им оказать сопротивление направленным для подавления протестов силам, но в Мариуполе и Одессе неонацистские штурмовики жестоко расправились с протестующими.

Мы описали события в Киеве, очевидцами которых были сами. Дальнейшее – референдум в Крыму, президентские выборы, в ходе которых неугодных кандидатов публично избивали, сожжение пророссийских демонстрантов в Одессе 2 мая, массовые репрессии инакомыслящих и попытки военного подавления протеста на Юго-Востоке – закономерное следствие изложенных фактов.

Некоторое время после переворота российское посольство в Киеве продолжало работать в прежнем режиме. Периодически у здания посольства украинские хунвейбины-неонацисты устраивали шабаш. Характерно, что даже А. Дещица, тогдашний и.о. министра иностранных дел Украины, принимал в них участие в знак солидарности со «справедливым протестом». Однако эти «справедливые протестувальники» приходили к российскому посольству с заготовленными инструментами – размонтировали дипломатические машины (небольшая территория посольства не позволяла ставить автомобили внутри за ограждением), растаскивали все, что можно было утащить. Даже автомобильные сидения! Потом обливали бензином голые остова кузовов и поджигали их.

В общем, «справедливый протест» представлял собой пир мародеров, как в «Свадьбе в Малиновке» это проделывала банда пана атамана Грициана Таврического. Ни украинское правительство, ни страховые компании не возместили посольству ущерб.

Технологии «цветных революций» всегда похожи (Киргизия, Грузия, Ливия, Египет, Сирия, Украина, Армения). Сначала циничная игра на искренних и справедливых чувствах народа: с помощью провокаций и отработанных технологий доводят протестующих до взвинченного состояния, как в тоталитарных сектах. Потом делают вид, что выступают гарантами мира и справедливости, а на самом деле беззастенчиво обманывают, ввергая в хаос целые страны на десятилетия.

 

Управляемый неонацизм – инструмент украинской государственности

Понятие «германский нацизм» связывали и связывают с миллионами жертв Холокоста, то есть с преследованием и массовым уничтожением нацистами представителей различных этнических и социальных групп (евреев, славян, цыган, гомосексуалистов, масонов, безнадежно больных, инвалидов и др.) в период существования нацистской Германии. Вплоть до последнего времени было общепринято считать, что «истинные человеческие жертвы нацистского геноцида составили 26 миллионов или более, из которых от 5 до 6 миллионов были евреями, от полумиллиона до миллиона – цыганами, а остальные в основном славянами. Только имея в виду эти факты, мы можем понять весь масштаб Холокоста и его реальные последствия» [Churchill, p. 176]. По данным Американского мемориального музея Холокоста, нацисты рассматривали поляков и других славян как представителей «низшей расы», которая должна быть покорена, обращена в рабство и, в конечном счете, уничтожена [Mosaic of Victims…].

Однако в последнее время, несмотря на то, что в соответствии с Конвенцией ООН о геноциде избирательные убийства значительных групп славянских народов были классифицированы как геноцид [Fein, p. 195], произошла ревизия этого понятия. Ряд историков стали утверждать, что преследование славян нельзя относить к Холокосту [Niewyk, Nicosia], так как в планы Германии не входило уничтожение всех славян. Например, словаков (Первая Словацкая республика) и хорватов (Независимое Государство Хорватия) нацисты считали ценными союзниками. Другие славянские народы, согласно германскому Генеральному плану Ост [Айххольц], предполагалось частично уничтожить (50–60% русских в европейской части СССР) [Нюрнбергский процесс…], частично депортировать, а частично использовать в качестве рабочей силы.

Постепенно искаженное понимание Холокоста внедрили в общественное сознание, и на этом основании сейчас ошибочно, по критерию отношения к евреям, пытаются отрицать нацистскую суть режима на Украине. Президент США Джо Байден провозглашает: «Путин сказал, что хочет денацифицировать Украину, – это циничная ложь. Он хочет сбросить Зеленского, который – еврей, который законно избран, чей дед боролся с нацистской Германией» [8].

Но можно ли измерять нацификацию страны только отношением к еврейскому вопросу? Разве отношение к другим народам, аналогичное отношению германских нацистов к евреям, не является нацизмом или неонацизмом? Репрессии украинского неонацизма уже 8 лет нацелены на русскоязычных жителей своей же страны, ориентированных на Россию, подобно тому как армяне подвергались геноциду в Османской империи. Откровенный нацизм прошлого века опирался на прямое насилие и принуждение со стороны инструментов власти: спецслужб, армии, единственно правильной партии, харизматичных лидеров, способных повелевать толпами. Теперь неонацизм стараются покрыть либеральным флером. При этом он остается инструментом тоталитарной политики и по-прежнему включает три составляющие: ксенофобию (вражду по национальному принципу, не обязательно к евреям), нетерпимость к инакомыслию и милитаризм.

Террор против мирного населения наиболее контрастно проявляется на Украине в деятельности таких формирований, созданных на базе «самообороны Майдана», как «добровольческие батальоны» («Азов», «Айдар», «Донбасс», «Днепр-1», «Торнадо»). Многочисленные преступления со стороны «нацбатов» – похищения и казни людей, неправомерные аресты, жестокое обращение, кражи, шантаж – зафиксированы международными организациями [Report on the human rights situation in Ukraine 16 May to 15 August 2015… Ukraine: “You don’t exist”…].

В 2015 г. и затем в 2017 гг. Конгресс США по сути признал, что и украинские политические власти поддерживают неонацистскую идеологию. Были предложены соответствующие поправки к законопроекту H. R. 2685, «О расходах на оборону в 2015 г.» (“Department of Defense Appropriations Act of 2015”), которые запрещают США оказывать помощь добровольческому батальону «Азов», действующему на стороне украинской армии, и поставлять на Украину ПЗРК.

На тот момент «Азов»» уже был линейным подразделением специального назначения в составе Национальной гвардии Украины. Таким образом, власти Украины включили нацбаты в структуру министерства внутренних дел, тем самым легализовав их и фактически признав неонацистскую идеологию на государственном уровне. Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков настаивал на включении «Азова» в американскую программу подготовки украинских армейских и других силовых подразделений.

Конгрессмен от Демократической партии США Джон Коньерс, в соавторстве с республиканцем Тедом Його инициировавший в 2015 г. поправку на своем официальном сайте в Twitter, охарактеризовал батальон «Азов» как «омерзительное нацистское формирование», крайне правую организацию, исповедующую идеи превосходства белой расы. Однако под давлением Пентагона запрет на поддержку «Азова» в то время не был введен. Это произошло лишь 2 года спустя при принятии очередного бюджета 2017 г. [Ukraine's Neo-Nazis U.S. House Passes…]. Тем не менее, в проекте бюджета США не просматривался механизм контроля над расходованием средств на Украине, где под государственным флагом действуют и другие националистические батальоны.

В 2019 г. 40 конгрессменов направили запрос в Госдепартамент США с просьбой объяснить, почему ряд экстремистских группировок, в том числе украинский батальон «Азов», не включены в список иностранных террористических организаций (FTO). Конгрессмены отметили «связь между «Азовом» и актами террора в Америке» [9]. Однако США не пошли на признание батальона «Азов» террористической организацией, имея на него определенные виды.

В XXI в. проведение в жизнь неонацистских идей основано на манипуляции общественным сознанием и имитации демократических процессов («свободные» выборы, парламентаризм, многопартийность, «плюрализм мнений» в СМИ, декларации прав человека и сексменьшинств). Инструментами создания параллельной реальности выступают НКО, соцсети, медиа, корпоративные системы, модные явления масскульта, всякого рода секты и т.д. С их помощью за довольно короткий срок проводится стерилизация общественного сознания, то есть обеспечивается полное отсутствие каких-либо идеологических предпочтений, убеждений, взглядов, особенно у молодого поколения. Затем современным медиа не составляет труда внедрять нужную точку зрения на ими же распространяемую интерпретацию происходящих событий.

Ни один немецкий нацист в прошлом веке не начинал с военных преступлений и преступлений против человечности. Ни один из них не шел сразу пытать пленных или выжигать свастики на телах изнасилованных женщин. Все они начинали с террора, обоснованного идеологически, против таких же немцев, как они сами, чтобы морально и психологически подавить инакомыслие большинства. Именно это давно существует на Украине. Безнаказанные убийства, пытки и издевательства – один из главных симптомов нацизма, что в полной мере проявилось в течение восьми лет по отношению жителям Юго-Востока, а также российским пленным в ходе нынешней специальной военной операции. Украинский неонацизм добавил к этому манипуляции общественным сознанием с помощью дезинформации и постановочных фейков, широко распространяемых и скорее всего заказанных западной пропагандистской машиной. Насаждаемая ненависть ко всему русскому проявилась теперь в полную меру.

При неонацизме не вожди повелевают толпами с помощью медиа, а медиа создают у толпы иллюзию, что ее ведет мудрый вождь. Сам вождь является имитацией, симулякром, продуктом медиагипноза и потому легко может быть заменен на более актуальный образ. Характерный пример – выборы в президенты Украины В. Зеленского как персонажа полюбившегося сериала «Слуга народа». Смена декораций происходит путем имитации выборов или иным способом.

Более того, лидеров, обладающих какой-либо харизмой, отсекают на начальном этапе политической карьеры. Лидер националистической партии «Свобода» О. Тягнибок, который был главной движущей силой Майдана, неожиданно исчез с политической арены (или его убрали) почти сразу после вооруженного переворота 2014 г., но незаконные вооруженные формирования его партии остались. Та же участь (отстранение от политического лидерства) постигла создателя украинской радикальной националистической организации «Правый сектор»* (запрещена в России) Д. Яроша. Иными словами, нужны управляемые полевые командиры штурмовых отрядов неонацистов, но не национальные лидеры из их среды, которые могут выйти из-под контроля.

Если сравнить с германским нацизмом, то украинское общество на протяжении 8 лет поддерживают в состоянии, когда штурмовые отряды (неофициальная армия радикалов-националистов, контролируемая западными спецслужбами) безнаказанно запугивают политических противников и оказывают давление на официальную власть. Представляется, что манипуляторы, сконструировавшие украинский режим, специально длительное время поддерживают это неравновесное состояние, как перед «ночью длинных ножей», чтобы иметь нелегитимный инструмент влияния в квазидемократическом государстве. Главная цель проекта – создание управляемого неонацистского режима как авангарда антироссийской агрессии.

Украинский национальный проект Запад изначально выстраивал как противостоящий русскому и враждебный России. Только антиконституционный переворот и создание неонацистского режима смогли позволить сделать Украину инструментом сдерживания России в руках США и их союзников, то есть «анти-Россией». В этих условиях в Киеве априори не могла появиться адекватная, договороспособная и «вменяемая» власть. Поэтому демилитаризация и денацификация как цели специальной военной операции России – непременные условия восстановления добрососедских отношений с украинским государством.


Сноски

1. Турчинов призвал всех желающих записываться в отряды самообороны // Единый информационный портал. 09.02.2014. – URL: ua-ru.info/news/politika/4504-2014-2-9-3574.html. (дата обращения: 13.04.2022).

2. Юрий Луценко призвал львовских силовиков ехать на Майдан в Киев // Unian. 21.02.2014. – URL: unian.net/politics/887550-yuriy-lutsenko-prizval-lvovskih-silovikov-ehat-na- maydan-v-kiev.html (дата обращения: 13.04.2022).

3. Бойцы невидимого фронта. Кто расстреливал людей на Майдане? // Корреспондент.net. 31.03.2014. – URL: korrespondent.net/ukraine/3342159-boitsy-nevydymoho-fronta-kto-rasstrelyval-luidei-na-maidane (дата обращения: 13.04.2022); Грузинский генерал заявляет, что на Майдане действовали четыре грузинских снайпера // Корреспондент.net. 09.04.2014. – URL: korrespondent.net/world/3346892-hruzynskyi-heneral-zaiavliaet-chto-na-maidane-deistvovaly-chetyre-hruzynskykh-snaipera. (дата обращения: 13.04.2022).

4. Снайперов нанял майдан // Российская газета. 06.03.2014. – URL: rg.ru/2014/03/05/eshton-site.html (дата обращения: 13.04.2022).

5. Латынина Ю. Взлет и падение «Правого сектора». Как могут быть связаны тайная встреча Виктора Януковича и Дмитро Яроша, победа украинской революции и тезис о финансируемых Западом фашистах // Новая газета. 05.04.2014. – URL: novayagazeta.ru/articles/2014/04/05/59074-vzlet-i-padenie-171-pravogo-sektora-187 (дата обращения: 12.04.2022)

6. «Свобода» и Олег Тягнибок // Голос Америки. 16.05.2014. – URL: golos-ameriki.ru/content/ukraines-far-rightcandidate-reflects-mainstream-nationalist-views/1916457.html. Доступ к сайту в настоящее время закрыт по ФЗ.

7. Гурьянов А. Я абсолютно уверен в победе сил сопротивления в Харькове. Это лишь вопрос времени // Накануне.ru. 23.08.2016. – URL: nakanune.ru/articles/112013/ (дата обращения: 13.04.2022).

8. Байден: заявления Путина о денацификации Украины – циничная ложь // NEWS.ru 26.03.2022. – URL: news.ru/world/bajden-obvinil-putina-vo-lzhi-na-schyot-denacifikacii-ukrainy/ (дата обращения: 13.04.2022).

9. Конгрессмены потребовали признать «Азов» террористической организацией // РБК. 19.10.2019. – URL: rbc.ru/rbcfreenews/5daa475e9a7947d8dbfc172d (дата обращения 27.04.2022).

 

Литература

Айххольц Д. «Генеральный план Ост: к вопросу о порабощении восточноевропейских народов». Доклад на совместном заседании Фонда Розы Люксембург и Христианской конференции мира «Мюнхенские соглашения – Генеральный план Ост – декреты Бенеша. Причины бегства и насильственного переселения в Восточной Европе» в Берлине 15 мая 2004 г. – URL: scepsis.net/library/id_2108.html. 20.07.2008. (дата обращения: 13.04.2022).

Нюрнбергский процесс. Преступления против человечности. М. 1991. Т. 5. – URL: lib.ru/MEMUARY/1939-1945/NURNBERG/np5.txt_with-big-pictures.html (дата обращения: 13.04.2022).

Churchill W. Denials of Other Genocides of Non-Jewish People in the Holocaust // Charny I.W. (ed). 1999. Encyclopedia of Genocide. Vol. I. ABC-CLIO. – URL: books.google.de/books?id=8Q30HcvCVuIC&pg=PA176&dq=Another+case+concerns+the+Slavic+populations+of+the+Soviet+Union&hl=ru&ei=ZxcsTpezBdHxsgbe_v2oBA&sa=X&oi=book_result&ct=result&redir_esc=y#v=snippet&q=holocaust%20nazi%20genocide%20against%20slavs&f=false (date of access: 13.04.2022).

Fein H. Teaching How States Destroy Citizens Rather than Representing Them // Charny I.W. (ed). 1999. Encyclopedia of Genocide. Vol. I. ABC-CLIO. – URL: books.google.de/books?id=8Q30HcvCVuIC&hl=ru&source=gbs_navlinks_s Encyclopedia of Genocide (date of access: 13.04.2022).

Mosaic of Victims: An Overview // Holocaust Encyclopedia. – URL: encyclopedia.ushmm.org/content/en/article/mosaic-of-victims-an-overview (date of access: 14.04.2022).

Niewyk D.L., Nicosia F.L. The Columbia Guide to the Holocaust. Columbia University Press. 2000.

Report on the human rights situation in Ukraine 16 May to 15 August 2015. Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights – URL: ohchr.org/sites/default/files/Documents/Countries/UA/11thOHCHRreportUkraine.pdf (date of access: 28.04.2022).

U.S. House Passes 3 Amendments By Rep. Conyers To Defense Spending Bill To Protect Civilians From Dangers Of Arming and Training Foreign Forces // Congressman John Conyers. Internete Archive Wayback Machine. 11.06.2015. – URL: web.archive.org/web/20151117023503/https://conyers.house.gov/media-center/press-releases/us-house-passes-3-amendments-rep-conyers-defen.... (date of access: 27.04.2022).

Ukraine: “You don’t exist”: Arbitrary detentions, enforced disappearances, and torture in Eastern Ukraine // Amnesty International. 21.07.2016. – URL: amnesty.org/en/documents/eur50/4455/2016/en/ (date of access: 28.04.2022).

Ukraine's Neo-Nazis Won't Get U.S. Money // Bloomberg. 12.06.2015. – URL: bloomberg.com/opinion/articles/2015-06-12/ukraine-s-neo-nazis-won-t-get-u-s-money (date of access: 27.04.2022).




Читайте также на нашем портале:

«Украина – страна управляемого неонацизма. Часть 1» Александр Ананьев, Елена Ананьева

«Украина: война с собственным народом» Доклад Московского бюро по правам человека

«Украинский политический кризис: правозащитное измерение (разрушение правового порядка, нарушение гражданских свобод, дискриминация)» Доклад Московского бюро по правам человека

«Украинский кризис и внешнеполитические приоритеты российского общества» Леонтий Бызов

«Центробежные процессы на Украине после событий 2014 года» Олег Неменский

«Порох для победы: Итоги первого раунда украинской избирательной кампании » Антон Крутиков

«Культ УПА: аморализация Украины» Юрий Шевцов

«Посторанжевая Украина: некоторые экономические и внешнеполитические итоги» Эдуард Попов


Опубликовано на портале 29/04/2022



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика