Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Вернутся ли русские на Северный Кавказ?

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Игорь Добаев

Вернутся ли русские на Северный Кавказ?


Добаев Игорь Прокопьевич - доктор философских наук, профессор ЮФУ, Ростов-на-Дону.


Вернутся ли русские на Северный Кавказ?

Отток русских из национальных республик Северного Кавказа приобрел обвальный характер в 90-е годы. Исход и вызванные им дисбалансы не прошли бесследно ни для самих республик, ни для России в целом. Фактом стала деградация в основных областях жизнедеятельности этих субъектов РФ, а влияние федерального центра на социально-политические процессы в них заметно сократилось. Масштабы проблемы и перспективы исправления ситуации анализирует профессор Южного федерального университета И.П.Добаев.


Сокращение численности русского и русскоязычного населения Северного Кавказа началось еще в 60-е – 70-е годы ХХ в. под воздействием, прежде всего, демографических причин. Но уже в конце 80-х, на гребне горбачевской «перестройки», «русский вопрос» в регионе стал приобретать качественно иной характер. Ситуация резко обострилась в 90-е годы, особенно с началом в декабре 1994 г. чеченской кампании. В этот период на фоне провальной кавказской политики федерального центра набрали силу этноэтатистские процессы, статус автохтонов внезапно вырос до уровня единственных «коренных» и «титульных» народов Северного Кавказа в ущерб другим этническим группам. Одновременно происходила радикализация исламского движения и его частичная трансформация в религиозно-политический экстремизм и терроризм. В результате отток русского населения из национальных республик региона приобрел обвальный характер.
Если по данным переписи 1989 г. общая доля русских в северокавказских республиках достигала 26% (в абсолютных цифрах - 1359 тыс. чел., при общей численности населения республик - 5305 тыс. чел.) и варьировала от 9% в Дагестане до 68% в Адыгее, то уже к последней переписи 2002 г. этот показатель упал до 15%, или 994 тыс. человек. Иными словами, за 13 лет (с 1989 г. по 2002 г.) отрицательное сальдо численности русского населения составило более 360 тыс. человек. Помимо миграционного процесса, это сокращение усиливалось и отрицательным естественным приростом среди русских жителей.
Следует подчеркнуть, что русские, наряду с другими автохтонами региона, - коренная этническая группа на Северном Кавказе. Безусловно, в каждой северокавказской республике имеется своя история появления и укоренения здесь русского и русскоязычного населения, как и свой набор причин и факторов, вызвавших его исход, причем исход его самой модернизированной и квалифицированной части.
В Чеченской Республике число русских жителей сократилось за 1989-2002 гг. на 230 тысяч человек, а их доля в общей численности населения упала с 23% до 1,5%, в Республике Ингушетия эта доля также минимальна и составляет около 1%, в Республике Дагестан численность русских уменьшилась с 9% до 4,7% (на 45 тыс.), в Карачаево-Черкесской Республике - с 53% до 38% (на 22 тыс. человек), в Кабардино-Балкарской Республике - с 32% до 23% (на 14 тысяч), в Республике Северная Осетия-Алания – с 29% до 23% (на 24 тыс. человек). Только в Республике Адыгея доля русского населения сократилась не столь значительно – с 68% до 64% (на 4,4 тысячи человек), что обусловлено местной спецификой, в том числе и анклавным расположением Адыгеи на территории Краснодарского края.
Как видно из приведенных цифр, отток русских из северокавказских республик имел действительно массовый характер. Этот процесс повлек за собой деформацию исторически сложившегося этноконфессионального баланса со всеми вытекающими последствиями, в том числе, в ключевых сферах - политической и социально-экономической. Изменение этнической структуры населения Северного Кавказа в сторону доминирования «титульных» народов и практическое формирование моноэтничности (в Чеченской Республике и Республике Ингушетия) не прошли бесследно ни для отдельных республик, ни для России в целом. Реальными следствиями этого стали серьезная деградация практически во всех областях жизнедеятельности этих субъектов РФ и резкое сокращение влияния федерального центра на социально-политические процессы в них.
В последние годы ситуация на Северном Кавказе меняется к лучшему. Хотя и медленно, поддаются урегулированию конфликты. Заметно упал уровень террористической активности. Приведено в соответствие с Конституцией РФ местное законодательство. Наметилось оживление на экономическом и социальном направлении. Одновременно пришло понимание того, что без русских многие социально-экономические и политические проекты, нацеленные на модернизацию, обречены на большие сложности.
Власти практически всех северокавказских республик проводят специальные программы, стремясь закрепить оставшееся русское население и стимулировать возвращение уехавших русских жителей. Разумеется, в отдельных республиках поиск путей решения «русского вопроса», по объективным и субъективным причинам, реализуется по-разному.
Приостановка оттока русских из Республики Дагестан (РД) признана ее руководством одной из приоритетных задач – это обозначено в ежегодных посланиях президента РД республиканскому Народному собранию. По признанию дагестанских властей, такую задачу сегодня не решить частными мерами, без общего улучшения социально-экономических условий жизни населения, а это, в свою очередь, связано с оздоровлением республиканской экономики.
В последнее время, действительно, отток русских уменьшился, чему способствовали некоторые позитивные сдвиги в экономике и меры, позволившие блокировать активность бандформирований и террористического подполья. В северных районах республики, где русское население исторически проживает компактно, создан Координационный Совет во главе с заместителем председателя правительства Республики Дагестан. Принята и реализуется республиканская программа «Север», направленная, в том числе, на сохранение исторической самобытности русского населения. Это дало импульс процессу возвращения уехавших русских: начиная с 2002г. вернулось около 5 тыс. человек.
Однако в условиях процветания клановости и коррупции в республике русское население остается непропорционально представленным в различных сферах жизнедеятельности: в пяти вузах Дагестана обучается менее двух тысяч студентов из числа русской молодежи, что составляет всего 2,8% от общего числа студентов (при этом удельный вес русских по данным последней переписи 2002 года – 4,69%).
В то же время главами администраций 18 сельских поселений северных районов РД являются русские. В органах государственной власти и управления, в министерствах 6,9% руководителей и их заместителей - русские, из них 3,6 % - руководителей (6 человек).
В парламентском корпусе прошлого созыва (2000 – 2006 гг.) русские были представлены 10 депутатами Народного Собрания РД (из 121), что составляло 8,3%. В настоящее время из 72 депутатов четверо - русские, что составляет уже 5%. Налицо явное уменьшение представленности русских в законодательной ветви власти, тем не менее, оно соответствует их пропорциональной численности (4,69%).
Указом президента Чеченской Республики (ЧР) в апреле 2006 года была утверждена концепция государственной национальной политики, в которой особое значение придается решению проблемы возвращения русских, совершенствованию федеративных и межнациональных отношений, а также защите прав этнических меньшинств. Концепция предусматривает разработку комплекса экономических, правовых, политических и информационных мер. На основе концепции готовится республиканская целевая программа «Возвращение и обустройство русского и русскоязычного населения, ранее проживавшего в Чеченской Республике», рассчитанная на 2008-2010 годы.
Республиканскими властями выделяется материальная помощь для восстановления культовых учреждений русской православной церкви и приведения в порядок православных кладбищ. В дни церковных праздников официальные органы ЧР организуют работу по обеспечению безопасности верующих во время богослужений и при посещении кладбищ.
Однако предпринимаемые усилия и в целом благоприятное общественное мнение по отношению к русским не стали основой для массового возвращения русскоязычного населения в республику. Случаи возвращения носят единичный характер и связаны, в основном, с попытками возвращающихся получить жилье для последующей продажи.
Вместе с тем в Чечне практически отсутствует рынок доступного жилья, а уровень безработицы составляет более 50 процентов от численности трудоспособного населения, производственный сектор экономики, в котором преимущественно были заняты русские, в полной мере не восстановлен. Республиканский бюджет - на 88 процентов дотационный, и для поддержания его сбалансированности в ближайшие три года потребуются многомиллиардные суммы. На этом фоне и в контексте исторического опыта, искусственная активизация возвращения русскоязычного населения наряду с созданием преференций для его занятости может вызвать социальную напряженность и очередной рост антирусских настроений.
В Республике Ингушетии (РИ) также разработана и в 2005 г. утверждена республиканская целевая программа «Возвращение и обустройство русскоязычного населения, ранее проживавшего на территории Республики Ингушетия, на 2004-2010 годы», в рамках которой планируется обустройство 200 семей, или более 1 тыс. чел. Эта программа реализуется с 2004 года в четырех административных субъектах Ингушетии - городах Малгобек и Карабулак, Сунженском и Малгобекском районах. В 2004-2007 гг. из республиканского бюджета было выделено более 20 млн. руб. на приобретение жилья для 40 семей. Однако, по расчетам специалистов, для полной реализации проекта требуется более 200 млн. рублей и одновременное строительство объектов социальной инфраструктуры.
Выполнению программы серьезно мешает деятельность террористов и криминального мира. Поэтому ее дальнейшие перспективы будут зависеть от способности предупредить экстремистские проявления по отношению к русским, проживающим в Ингушетии.
В Кабардино-Балкарской Республике (КБР) в течение последних лет происходит общее сокращение населения (не только русского!) за счет миграционных процессов. Однако русские в миграционной убыли населения составляют большинство - 55%. Основные причины миграции – экономические проблемы, в первую очередь, дефицит рабочих мест и высокий уровень безработицы. Чрезвычайно остро стоит вопрос трудоустройства молодежи.
Одним из приоритетных проектов, который, по мнению властей, должен способствовать возврату русских специалистов в республику, является инвестиционный проект по восстановлению Тырныаузского горно-обогатительного комбината в Эльбрусском муниципальном районе. Он имеет приоритетный характер для социально-экономического развития Кабардино-Балкарской Республики в 2007-2011 гг. По данным СМИ, правительство республики ищет стратегического инвестора, способного эффективно восстановить производство на ОАО «Тырныаузский горно-обогатительный комбинат». Проработано около десятка предложений, но наиболее привлекательными и финансово обоснованными являются предложения компании «Базовый элемент» и ЗАО «Компания «Вольфрам». Предполагается вложить в предприятие порядка 100 млн. долларов в течение 1,5-2 лет и запустить горно-обогатительный комплекс производительностью 1-2 млн. тонн руды в год.
Для Майского и Прохладненского муниципальных районов – а это традиционно основные места проживания русских - правительством Кабардино-Балкарии, с участием бизнес-сообщества, разработано около 20 проектов. Речь идет о создании либо восстановлении предприятий в различных сферах экономики – добывающей, перерабатывающей, агропромышленной, транспортной, жилищно-коммунальной и др. Предусматривается развитие точного приборостроения для нужд здравоохранения, восстановление радиоэлектронной промышленности. Финансовая составляющая проектов - около 12 млрд. рублей, количество вновь создаваемых рабочих мест, по оценкам, должно превысить две тысячи.
Для закрепления в республике молодых кадров из числа русских в республиканском бюджете КБР на 2008 год предусмотрено выделение 5 млн. рублей. Эти деньги должны пойти на квотирование целевых мест для обучения на контрактной основе выпускников школ Майского и Прохладненского муниципальных районов в республиканских вузах.
Русское население представлено в Кабардино-Балкарии на всех уровнях власти и управления, в том числе на высоких руководящих должностях. Например, из 110 депутатов парламента КБР русских – 21 человек, из 1212 депутатов местного самоуправления муниципальных районов – 202 человека. Главы городского округа Прохладный, Прохладненского и Майского муниципальных районов традиционно - русские. В администрации президента КБР 24,5% гражданских служащих – также русские.
Отток русских из Республики Северная Осетия-Алания (РСО-А) по сравнению с другими северокавказскими республиками (исключая Адыгею) менее значителен (в относительных величинах). Это объясняется традиционно невысоким фоном антирусских настроений в массовом сознании населения, общностью религии и многих элементов культуры осетин и русских: до 80% осетин, как и русские, - православные христиане. Православная община, которая в основном состоит из осетин и русских, остается самой многочисленной, объединяя до 70% жителей республики.
Но проблема отъезда русскоязычного населения в Северной Осетии все же существует. Это особенно касается Моздокского района, где наблюдается активный приток выходцев из Дагестана и Чечни, в результате чего русские и осетины постепенно вытесняются.
Русские достаточно широко представлены в североосетинских органах власти. В республиканском бизнес-сообществе нашли свое место и достаточно успешно действуют порядка 400 предпринимателей из числа русских.
Спад в промышленности и других базовых отраслях экономики Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) в 90-х годах XX в. привел к тому, что значительная часть трудоспособного населения, традиционно занятая в этих сферах, осталась без работы. Среди других причин смены места жительства мигранты чаще всего называют личные (семейные). Именно по этим мотивам республику ежегодно покидают более 7% от общего числа мигрантов, в связи с работой, учебой и возвратом к прежнему месту жительства - до 9%, из-за обострения межнациональных отношений – от 1 до 3%. Вместе с тем выезд русских из КЧР, как правило, не имел силового, стрессового фона, поэтому власти республики не считают нужным разрабатывать и внедрять какие-либо специальные программы для их возвращения.
В Республике Адыгея (РА) проблема оттока русского населения обозначена не столь явно, в первую очередь, из-за сильной зависимости экономики и социальной сферы республики от Краснодарского края и территориальной включенности в него. Тенденции в общественно-политической сфере, связанные с ростом национального сознания коренного населения, не имеют антагонистической антирусской направленности. Националистические и исламистские группировки здесь малочисленны и слабо влияют на республиканский политический процесс, террористических акций зафиксировано не было.
В целом же позитивные тенденции в «русском вопросе» на Северном Кавказе не стали необратимым и пока не привели к существенным успехам. Объясняется это тем, что не в полной мере учтены все факторы, благоприятствующие и препятствующие нормализации миграционной и демографической ситуации с русским населением в республиках, в том числе конфессиональные и психологические, нет системного подхода к назревшим проблемам.
Анализ ситуации свидетельствует, что выполнить задачу возвращения русских на Северный Кавказ только силами самих республик невозможно. Давно назрела потребность в разработке соответствующих программ как на федеральном уровне, так и в рамках Южного федерального округа, составной частью которого выступает Северный Кавказ. Эти программы обязательно должны быть комплексными, распространяться на политическую, социально-экономическую и другие сферы. Важно обратить внимание на такие направления, как:
·         восстановление высокотехнологичных промышленных производств - сферы традиционной занятости русского населения региона;
·         противодействие негативному эффекту этнократических принципов в кадровой политике республик за счет ее контроля;
·         поддержка конструктивно настроенных славянских, в том числе казачьих, общественных организаций в республиках;
·         нейтрализация проявлений дерусификации;
·         формирование в массовом сознании населения республик позитивного отношения к русским, русской истории и культуре.
 
И, наконец, стоило бы ввести в новую редакцию Концепции государственной национальной политики тезис о прекращении дерусификации республик Северного Кавказа, а в Конституцию Российской Федерации - положение о государствообразующей роли русского народа. Безусловно, все это должно быть скоординировано с программами социально-экономического развития северокавказских республик и иметь ресурсное обеспечение, в том числе из федерального бюджета.
 
 
Примечания
 
1.        Русские на Северном Кавказе: вызовы XXI века / Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК при РГУ и ИСПИ РАН. Вып.10. Сборник статей / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – С. 5.
2.        См.: Этноэтатизм и этнократии на Юге России / Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК при РГУ и ИСПИ РАН. Вып.37. Сборник статей / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006; Этнократии на Юге России в экспертном измерении / Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН. Вып.47. Сборник статей / Отв. ред. Ю.Г. Волков. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007.
3.        См.: Политическая мифология и историческая наука на Северном Кавказе / Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК РГУ и ИСПИ РАН. Вып.24. Сборник статей / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2004.
4.        См.: Сетевые стратегии Запада на Юге России / Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК РГУ и ИСПИ РАН. Вып.34. Сборник статей / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006.

Читайте также на нашем портале:

«Северный Кавказ: императив системных преобразований» Эдуард Попов

«Русские на Кавказе - лакмусовая бумажка российского присутствия в регионе» Эдуард Попов

«Мусульманское образование в России: состояние, проблемы и перспективы на Северном Кавказе» Игорь Добаев

«Исторический опыт противостояния сепаратизму на Северном Кавказе и современность» Владимир Матвеев

«Российский федерализм сквозь призму русского вопроса» Эдуард Попов

«Будет ли хуже? Уроки Кондопоги и национальная политика в России» Филипп Казин, Василий Рубаник

«Уроки Чечни для России: растекание «джихада»» Игорь Добаев

«Чеченский сепаратизм и чеченская независимость. Сепаратисты построили независимую Чечню внутри РФ» Сергей Маркедонов

«Казачество и Русский мир» Олег Неменский


Опубликовано на портале 31/03/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика