Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Роль государственных телеканалов в жизни российского общества. О вкусе и пользе информационного бутерброда

Версия для печати

Избранное в Рунете

Ростислав Туровский

Роль государственных телеканалов в жизни российского общества. О вкусе и пользе информационного бутерброда


Туровский Ростислав Феликсович - кандидат политических наук, руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий.


Роль государственных телеканалов в жизни российского общества. О вкусе и пользе информационного бутерброда

Российское информационное пространство можно представить в виде бутерброда, состоящего из нескольких слоев – федерального, регионального и местного. Однако такой информационный продукт несъедобен для многих граждан, прежде всего для интеллектуальной элиты. Подобное телевидение легко может подорвать доверие к самому себе, если негативные тенденции в общественной жизни усилятся. А многие негативные тенденции оно усиливает само. Получается замкнутый круг. Поэтому говорить о подлинно едином информационном пространстве в России по-прежнему не приходится.

Политика российских властей вот уже несколько лет как ориентирована на укрепление властной вертикали. Точнее говоря, вертикали создаются в самых разных сферах. В логику властной вертикали хорошо вписалась концепция информационной вертикали, никогда не озвучиваемая на официальном уровне, но неформально реализуемая еще со второй половины 1990-х гг. Именно тогда были поставлены две важные задачи. Во-первых, создать мощные и популярные общенациональные телеканалы, принадлежащие государству или контролируемые им теми или иными способами. Главным проектом стало ОРТ, позднее преобразовавшееся в Первый канал. Проект оказался очень удачным, и Первый действительно стал таковым, уверенно лидируя в рейтингах и, что принципиально важно, вещая практически на всю территорию страны, имея самую массовую аудиторию. С некоторым отставанием за ним следует государственное РТР, менее рейтинговое, но тоже общенациональное и решающее поставленные федеральными властями задачи.
Во-вторых, еще в 1990-е гг. центр поставил задачу подчинить себе региональные государственные телеканалы. По образу и подобию отношений президента с губернаторами предпринимались меры, направленные на включение региональных ГТРК в единую систему ВГТРК с «вертикальным» подчинением первых последней. Как известно, в более богатых регионах это привело к губернаторским решениям создать собственные телеканалы, финансируемые из регионального бюджета. Местами возник занимательный параллелизм государственных телеканалов – регионального филиала федеральной ВГТРК и собственно регионального государственного телевидения. Однако в большинстве случаев правило информационной вертикали сработало, произошла филиализация регионального государственного телевидения.
Такими способами в России все-таки удалось создать формально единое информационное пространство, благо сделать это не так уж и сложно. Достаточно найти деньги (а на управление СМИ в России деньги всегда есть), расставить по стране мощные антенны, «повесить» на орбите спутники, и инфраструктура готова. На самом деле единое правовое пространство или единое экономическое пространство формировать труднее. Проблема скорее в том, чем в итоге оказалось наполнено это пространство. В этой связи Фонд развития информационной политики решил провести опрос своих региональных экспертов. Нашей задачей было разобраться, каким видится из регионов информационное пространство, сложившееся в России усилиями Первого канала и РТР.
Российское информационное пространство можно представить в виде бутерброда, состоящего из нескольких слоев. Сверху самый большой – федеральный слой, здесь происходят процессы макроуровня, значимые для всей страны. Этот слой составляют, прежде всего, Первый канал и РТР, которые накрывают почти всю территорию страны. Их задача – формировать общественное мнение на общенациональном уровне. Надо признать, что задача эта после нескольких лет целенаправленной работы решается очень хорошо. В условиях управляемой демократии, помноженной на капитализм эпохи первоначального накопления, ведущие телеканалы работают во вполне определенной логике. Они и следуют основным тенденциям в развитии общества, и поддерживают, т.е. реально усиливают, те из них, которые имеют политический смысл для властей или, наоборот, политически безопасны. Другими словами, на них действуют два фактора – политическая цензура президентской администрации и рекламный бизнес, основная часть которого прямо связана с властями. Отсюда и основные их функции.
Во-первых, функция охранительная. Важнейшие задачи государственного и окологосударственного телевидения – это деполитизация общества, воспитание политического конформизма и пассивности. Активное, политизированное общество, понятное дело, опасно для власть предержащих в условиях высокой скрытой нестабильности, типичной для все еще переходной, и притом непонятно куда, России. Опасно для элит, не чувствующих еще уверенности в своих силах и одновременно чувствующих риски нового передела власти и собственности. Но, поскольку у нас правила игры предусматривают не отказ от демократии, а развитие ее «управляемой» и притом «суверенной» формы, то на телеканалах осваивается новое искусство. Это – искусство строго дозированного плюрализма, всегда выверенного в интересах властей, но формально позволяющего говорить о представленности разных точек зрения. Этим наше телевидение отличается от советского. А еще тем, что советское телевидение как раз было политизированным (и не всегда столь скучным), но с четко определенной генеральной линией. Его задачей была направленная политизация, а не деполитизация общества. Хотя направленная политизация общества в духе «суверенно-патриотической» полудемократии все-таки присутствует на нынешнем телевидении.
Во-вторых, функция развлекательная. Экономическая ситуация в стране в последние годы вроде бы выправляется. Но всерьез ли и надолго, сказать не может никто. Поэтому старый римский принцип обращения с народом «хлеба и зрелищ» все-таки переформулирован в принцип «зрелища важнее хлеба». Тем более что обширная аудитория Первого и РТР в глубинке как раз не может похвастаться экономическим благополучием. И здесь хорошо сочетаются необходимость отвлечь людей от политики и интересы шоу-бизнеса, который раздулся до неимоверных размеров, превратившись в мощный сектор «новой» российской экономики. О засилье низкокачественных развлекательных программ говорят в своих ответах многие эксперты. По их мнению, центральное телевидение совсем не соответствует вкусам и интересам интеллектуальных элит в регионах. И что касается функции развлекательной, то именно здесь либерализм, а вернее постсоветское либертарианство и нашло себе роскошную нишу. Рейтинг любой ценой, скандальность стали отличительной чертой нашего «неполитического» телевидения. Никаким политическим интересам это ведь не противоречит, даже наоборот, да еще шоу-бизнес и рекламщики довольны.
Качество телевизионной продукции оказалось вполне высоким и профессиональным – с точки зрения поставленных целей. С этим согласны почти все эксперты ФРИП. Вряд ли стоит говорить, что такое телевидение – это и есть зеркало нашего общества. Для интеллектуальной элиты оно малоинтересно, но власть имущим нужен массовый избиратель (все-таки демократия), у которого нужно воспитывать политически безопасный массовый вкус. Что и происходит, не столько отражая то, что есть в обществе, сколько усиливая то не самое лучшее, что в нем есть.
Региональный слой информационного бутерброда обычно дополняет федеральный. Как правило, там действует та же логика, только политики, чиновники и бизнесмены – местные. И есть важное условие – центр крайне заинтересован в иерархии, в подчиненности и зависимости регионального информационного поля. Этим объясняется история ВГТРК, когда вместо информационного «федерализма» центр принялся выстраивать на ее основе телевизионную вертикаль.
Правда, ситуация с телевизионной вертикалью наглядно демонстрирует недостатки российской властной вертикали как таковой. Поставив региональные ГТРК под контроль, центр не смог обеспечить им должное содержание. Отсюда и распространенная тенденция к уменьшению эфирного времени региональных ГТРК в пользу федерального канала. Федеральные же СМИ стали относиться к регионам как к чему-то вторичному. Процесс централизации затронул информационную сферу в полной мере. Главные процессы происходят в Москве, в Кремле и его окрестностях. В регионах интересны только те события, которые могут иметь федеральный резонанс. Если это поездка президента или другого высокопоставленного чиновника, то это - событие. Или скандал, стихийное бедствие, т.е. то, что повышает рейтинг, привлекает массового зрителя. Вот и приходится жителям регионов обижаться на то, что их позитив центру не интересен. На самом деле это означает, что единое информационное пространство в России фиктивно. Оно никак не направлено на информационную интеграцию регионов, на включение региональных сообществ в федеральную повестку дня, на горизонтальный взаимообмен полезной информацией.
В итоге, как отмечают эксперты, многие региональные ГТРК начинают проигрывать конкуренцию коммерческим каналам, что тоже отражает российскую тенденцию: если из политики уходит государство, в нее приходит частный бизнес, то же и с информационным полем. Или они остаются под губернаторским контролем, работая по схеме двойной лояльности – центру (который все же далеко) и региональной власти (которая близко, которая внимательно следит за информационным полем и готова поддерживать местную ГТРК). Известны случаи острой борьбы различных федеральных и региональных групп за право назначить свое человека на пост руководителя местной ГТРК. Новое плей амо казино проводит турниры с денежными призами.
Но регионы при этом могут сильно отличаться друг от друга. В одних, более консервативных и «управляемых», доминируют государственные СМИ, поддерживаемые региональными властями и работающие, прежде всего, в их интересах. В других существует полицентризм, на фоне которого обычно неповоротливые и притом далеко не всегда профессиональные государственные СМИ начинают проигрывать местным конкурентам. В таком случае информационное пространство превращает в поле конкуренции, ведь большинство региональных групп влияния хорошо усвоило логику – если хочешь быть влиятельным, создавай или покупай свои СМИ, превращайся в медиа-магната.
Нередко вполне реальным становится и третий – местный слой информационного пространства. Правда, это больше относится к районным и городским газетам. Их любят читать, несмотря на их слабый уровень. Правда, в связи с муниципальной реформой они оказываются на грани выживания, и, в полном соответствии с правилами информационной вертикали, их плотнее привязывает к себе региональная власть. Впрочем, местное телевидение обычно совсем слабое, и полноценный слой есть разве что в крупных и иногда средних городах. И здесь опять действует железная логика – кто платит, то и заказывает музыку.
Такой информационный бутерброд несъедобен для многих граждан, прежде всего для интеллектуальной элиты, включая даже самих журналистов. Отсюда и поиск альтернативных каналов коммуникации. В городах, например, их достаточно много. Еще жив рынок печатных изданий, где, как правило, гораздо больше интересной политической информации, чем на телевидении (хотя там распространены те же пороки, но все же сам рынок печатных СМИ немного разнообразнее). Многие уходят в Интернет. Ни одна властная вертикаль в России не отменяла слуховое пространство – извечную коммуникационную альтернативу. Известно, что сарафанное радио развивается там, где становится скучным и однообразным радио государственное. Однако и в самом информационном пространстве заложена мина замедленного действия. Ведь московский политический позитив и зрелища сочетаются с негативной информацией о регионах, где всегда что-то горит или взрывается. Значит, будет расти отчуждение «обиженных» регионов от центра. И, значит, на подсознательном уровне усилится мнение граждан, что в стране не все так благополучно. Если же власти примутся устранять из эфира скандалы и негатив, то недоверие опять-таки вырастет. Ситуацию особенно ярко демонстрирует отношение хозяев и контролеров медиа-рынка к терактам (в свете продолжающихся дискуссий о свободе слова в условиях террористической опасности): не показывать нельзя, а как показывать, непонятно. Вообще такое телевидение легко может подорвать доверие к самому себе, если негативные тенденции в общественной жизни усилятся. А многие негативные тенденции оно усиливает само. Получается замкнутый круг. Поэтому говорить о подлинно едином информационном пространстве в России по-прежнему не приходится.
 
 


Опубликовано на портале 31/01/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика