Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Малообеспеченные в России. Кто они? Как живут? К чему стремятся? Аналитический доклад

Версия для печати

Избранное в Рунете

Институт социологии РАН

Малообеспеченные в России. Кто они? Как живут? К чему стремятся? Аналитический доклад


Малообеспеченные в России. Кто они? Как живут? К чему стремятся? Аналитический доклад

По данным всех социологических исследований, самую многочисленную категорию населения России – более 40% - составляют не бедные и не средний класс, а тот слой, который принято именовать малообеспеченным. В каком материальном и социальном состоянии разразившийся кризис застал почти половину россиян? Какое поведение и какие ценности им присущи? Что отличает их от других слоев? В аналитическом докладе Института социологии РАН представлен детальный потрет этой части нашего общества – и не только ее. Мы публикуем основные положения этого 120-страничного документа.

Аналитический доклад подготовлен в сотрудничестве с Представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации.
 
За годы реформ российское общество сложилось как новая социальная реальность. Ее отличительная черта - становление качественно новой социальной структуры. Во всех исследованиях ИС РАН, посвященных социальной стратификации, выявлялся весьма примечательный социологический факт: доминирующим в количественном отношении в российском обществе оказывался не слой бедных и даже не средние слои, а тот слой российского населения, который принято именовать малообеспеченным. Не было ни одного исследования за последние 7-8 лет, когда бы численность этого слоя составляла менее 40%. <…> Социологическое исследование «Малообеспеченные в России: Кто они? Как живут? К чему стремятся?» проведено Институтом социологии РАН в марте-апреле 2008 г. Общероссийская репрезентативная выборка данного исследования, проходившего в 11 территориально-экономических районах страны включала в себя 1750 респондентов от 18 лет и старше. По квотной выборке опрашивались представители 11 социальных групп населения. Опрос проводился в 58 поселениях пропорционально населению мегаполисов, областных центров, районных городов и сел.
 
 
1. Экономическое положение малообеспеченных слоев населения
<…>Для того чтобы выделить группу малообеспеченных россиян и тех из них, кто балансирует на грани бедности (для краткости в дальнейшем будем называть эту группу «нуждающимися»), был использован специальный индекс уровня жизни. Построение индекса основывалось на гипотезе о том, что реальный уровень жизни определяется не только тем, что имеется у индивида (домохозяйства), но и тем, чего у него нет. Поэтому индекс учитывал как признаки благосостояния, так и признаки депривации (лишений), причем эти признаки входили в индекс с противоположными знаками, то есть могли частично компенсировать друг друга. Для построения индекса были использованы показатели субъективных оценок наличия значимых форм депривации , имущественная обеспеченность (учитывалось как непосредственное наличие имущества, так и его обновление), наличие недвижимости, качество жилищных условий, наличие инвестиционных ресурсов и сбережений, использование платных социальных услуг для детей и взрослых, возможности проведения досуга. На основе рассчитанного по этим показателям интегрального индикатора уровня жизни была построена стратификационная модель российского общества, которая позволила оценить масштабы в нем малообеспеченности (см. рис. 1).
 
Рис.1. Численность различных социальных слоев в российском обществе, в %
 
 
Итак, в настоящее время по уровню жизни 43% россиян относятся к категории малообеспеченных, более того, именно малообеспеченность является наиболее типичным и «медианным» для россиян в целом состоянием, что придает ее анализу особую значимость. При этом 16%, т.е. более трети всех малообеспеченных – это малообеспеченные, балансирующие на грани бедности (нуждающиеся). <…>
Прежде всего, надо проанализировать, каков уровень жизни малообеспеченных россиян. Первое, к чему стоит обратиться, это показатель дохода. Ежемесячный собственный уровень доходов (зарплата, пенсия и т.п.), по самооценкам респондентов, составлял (на март 2008 г.) среди бедных в среднем 5338 рублей, среди малообеспеченных – 7624 рубля, а среди относительно благополучных слоев населения – свыше 13000 рублей. <…> Как видно, личные доходы представителей малообеспеченных слоев населения гораздо ниже, чем доходы респондентов из более благополучных слоев, а при рассмотрении среднемесячных доходов в расчете на одного члена семьи эти различия еще более усугубляются. Это значит, что малообеспеченные не только характеризуются более низким уровнем заработка, но и большей демографической нагрузкой на домохозяйство, что приводит к снижению их доходов в расчете на человека.
По доходам малообеспеченных россиян существует дифференциация в зависимости от численности и типа населенного пункта – как и стоило ожидать, более высоким уровнем дохода отличаются, прежде всего, города с численностью населения свыше 1 млн. - средние ежемесячные доходы на человека составляют там среди малообеспеченных 8117 рублей, в городах с численностью населения менее 100 тыс. человек – 4904 рубля, а в селах доход самый низкий – 4541 рубль на человека. Однако учитывая разную стоимость жизни в различных типах поселений, положение малообеспеченных даже в крупных городах столь же неблагополучно, как и в малых городах и селах. <…>
Кроме того, низкие или высокие доходы сами по себе не могут являться достаточным основанием для отнесения домохозяйства или индивида к категории благополучных, бедных или малообеспеченных. Для того, чтобы понять, как различается жизнь россиян, принадлежащих к различным слоям населения, нужно проанализировать не только их текущие доходы, но и существующие различия в их уровне жизни, отражающие различия в уровне доходов, накопленные за годы. В связи с этим посмотрим, прежде всего, какова имущественная обеспеченность россиян, принадлежащих к разным слоям населения. Обратимся сначала к вопросу наличия различных видов недвижимости в двух подгруппах малообеспеченных россиян – собственно малообеспеченных и нуждающихся.
 
Рис.2. Имущество, находящееся в собственности малообеспеченных и нуждающихся россиян, в %
 
 
Как видно из рисунка 2, имущественная обеспеченность представителей малообеспеченных слоев населения страны очень скромная. В подгруппе нуждающихся 45% россиян не имеют никакой относительно дорогостоящей недвижимости, кроме квартиры или дома, где они проживают – ни садового участка с домом, ни гаража, а четверть из них (из которых 42% проживают в сельской местности) не имеют в собственности даже того жилья, в котором живут в данный момент. Среди остальных малообеспеченных не имеют никакой дорогостоящей недвижимости, кроме квартиры, 40% их представителей. Второе жилье у малообеспеченных россиян вообще отсутствует, хотя в благополучных слоях населения 8% обладают таким видом недвижимости.
Квартиру, машину и дачу – своего рода традиционный набор, свидетельствующий в России о достаточно высоком уровне жизни, - имеют лишь 2% нуждающихся и 7% других малообеспеченных (при том, что среди бедных таковых нет вообще, а среди относительно благополучных слоев населения таковых оказалось в разы больше - 31%, - причем каждый десятый из них имеет даже две машины). Ни собственного жилья, ни машины, ни дачи не имеет каждый пятый из числа нуждающихся и 9% собственно малообеспеченных.
При этом качество и рыночная стоимость этого «набора» у малообеспеченных и благополучных россиян различается весьма заметно. Так, что касается автомобилей, то лишь менее чем у 1% малообеспеченных они относительно новые (т.е. не старше 7 лет). Таким образом, даже те 5% от всех малообеспеченных, кто имеет квартиру, машину и дачу – это те, кто пока еще не распродали до конца, сохранившуюся у них с более благополучных времен, собственность.
Что же касается жилищных условий малообеспеченных россиян, то 15% их не имеют собственного отдельного жилья и проживают в общежитиях, съемных и коммунальных квартирах, части дома (отметим, что среди бедных таковых в два раза больше – 32%, а среди относительно благополучных слоев населения в полтора раза меньше – 10%). По сравнению с благополучными слоями населения, малообеспеченные реже проживают в отдельных трехкомнатных квартирах, но чаще занимают однокомнатные квартиры или отдельные дома (что неудивительно, так как среди малообеспеченных в селах проживают 30%, а в более благополучных слоях населения – только 18%).
Если же говорить о качественных характеристиках занимаемого жилья, то положение малообеспеченных россиян заметно отличается от положения более благополучных слоев. У трети из них коммунальные удобства (центральное отопление, электричество, канализация, ванна или душ) отсутствуют или представлены только частично. Эта доля ниже, чем в бедных слоях населения (45%), но в два раза выше, чем в более благополучных слоях (15%). 
Таким образом, несмотря на близкую среднюю обеспеченность жильем малообеспеченных и принадлежащих к более благополучным слоям населения россиян (21-22 квадратных метра на человека), качественные характеристики занимаемого жилья в этих двух группах заметно отличаются. Кроме того, среди малообеспеченных обеспеченность жильем в половине случаев оказывается ниже принятого социального стандарта (18 кв. м на человека), а остальные – это либо жители сел с относительно большими домами, либо городские пенсионеры, проживающие в отдельной квартире. 
Все отмеченные характеристики имущественной обеспеченности наглядно демонстрируют не только тот уровень жизни, которым отличается группа малообеспеченных россиян, но и отсутствие у них достаточных ресурсов, которые могли бы компенсировать (путем их продажи) неожиданное ухудшение их положения – например, при ухудшении здоровья основного кормильца семьи.
Если посмотреть, как изменилась имущественная обеспеченность малообеспеченных россиян за последние пять лет, то приходится констатировать, что, несмотря на рост текущих доходов, ситуация с недвижимостью в этом слое даже ухудшилась. <…>
По сравнению с 2003 годом выросла только обеспеченность квартирами – как в подгруппе нуждающихся, так и среди малообеспеченных в целом, что отражает завершающуюся массовую приватизацию жилья. Однако при этом за последние пять лет произошло значительное сокращение доли тех, кто имеет дачу, участок с домом или участок без дома. Если в 2003 году только 21% всех малообеспеченных россиян не имели в собственности никакой дорогостоящей недвижимости, кроме квартиры или дома, то в 2008 году таковых оказалось в два раза больше – 42%. По всей вероятности, малообеспеченным россиянам пришлось постепенно распродавать имевшееся у них ранее недвижимое имущество – дачи и участки, гаражи и места на стоянках. По сути, происходит ухудшение и так сложного ресурсного положения малообеспеченных слоев населения. <...>
Наличие «домашних» товаров длительного пользования (ТДП) также служит важным индикатором реального уровня жизни. Если обратиться к рынку «домашних» ТДП, то заметно, что имущественный потенциал малообеспеченных слоев населения и в этом вопросе также достаточно скромный, хотя обеспеченность такими предметами за последние пять лет в результате роста доходов все же чуть возросла – в основном за счет появления в их домохозяйствах в массовых масштабах мобильных телефонов (см. табл. 3), и, в меньшей степени, мелкой кухонной техники и музыкального центра (т.е. предметов, которые можно приобрести за 1,5 – 3 тыс. рублей), а также компьютера, который приобретали в первую очередь малообеспеченные с высшим образованием и/или имеющие несовершеннолетних детей.
Итак, за последние несколько лет динамика положения малообеспеченных слоев населения противоречива – с одной стороны, выросли их доходы и обеспеченность наиболее дешевыми товарами длительного пользования, с другой – снизился уровень владения действительно дорогим (хотя бы по их меркам) недвижимым имуществом. Как же сами представители малообеспеченных слоев населения оценивают динамику своего положения в последние годы? Оказывается, что, несмотря на рост доходов, большинство малообеспеченных считают, что за последние пять лет их положение осталось без изменений (43%). Еще 40% утверждают, что их положение улучшилось (отметим, что эта доля в полтора раза ниже аналогичной для более благополучных слоев населения). 17% малообеспеченных отмечают, что их положение за последние пять лет ухудшилось. Среди тех, кто ухудшил свое положение, три четверти составляют люди в возрасте старше 40 лет (при этом 38% были старше 60 лет, в то время как среди улучшивших свое положение малообеспеченных таковых оказалось только 17%). <…>
Если говорить об отдельных аспектах оценки своего положения, то в 2008 году малообеспеченные и нуждающиеся оценивали свою материальную обеспеченность, качество питания, одежды и жилищные условия выше, чем в 2003 году, хотя эти оценки оставались не очень высокими.
<…> Рост доходов, более позитивные оценки отдельных аспектов своей жизни, большее количество товаров длительного пользования, имеющихся в наличии – все это индикаторы значимых количественных изменений в жизни малообеспеченных россиян. Однако, произошли ли в их жизни какие-то качественные изменения? Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим, каков уровень достижений малообеспеченных слоев населения, каких значимых изменений в своей жизни они смогли добиться за последние три года (см. рис. 3).
 
Рис.3.Чего удалось добиться за последние три года малообеспеченным и нуждающимся россиянам, в %
 
 
Как видно из рисунка 3, трем четвертям нуждающихся и более чем половине других малообеспеченных россиян не удалось добиться за последние годы каких-либо значимых качественных улучшений в своей жизни. При этом наиболее часто встречающееся улучшение в жизни малообеспеченных россиян – это повышение уровня материального благосостояния, которое, по всей видимости, все же не привело к другим качественным изменениям в их жизни (или не стало их результатом), что свидетельствует о консервации положения этих слоев в российском обществе. <...>
 
2. Экономическое поведение малообеспеченных слоев населения
<…> В данном аспекте показателен, прежде всего, ответ на вопрос о том, как малообеспеченные россияне уже сегодня распоряжаются имеющимися свободными деньгами, если таковые появляются.
Как показало исследование, у большинства малообеспеченных россиян свободных денег просто нет. Практически треть и нуждающихся, и собственно малообеспеченных россиян говорят о том, что денег на жизнь им хватает, но сбережения сделать не получается. Еще 24% малообеспеченных и основная часть нуждающихся россиян (41%) утверждают, что денег им не хватает даже на текущие расходы (для сравнения скажем, что среди бедных таковых оказывается две трети, среди благополучных слоев населения – только 9%). Таким образом, вопрос о распоряжении свободными деньгами вообще не стоит для 70% нуждающихся и 55% собственно малообеспеченных россиян.
Понятно, что в этих условиях для большинства малообеспеченных россиян экономически рациональные способы и стратегии распоряжения своими деньгами остаются просто недоступными. Посмотрим, однако, какие пути использования свободных денег практикует та меньшая часть группы малообеспеченных, у которых такие деньги, судя по их ответам, иногда все же появляются.
Учитывая экономическое положение малообеспеченных слоев населения, неудивительно, что наиболее распространенными способами распоряжения свободными средствами среди их представителей остаются такие, как откладывание денег на «черный день», откладывание денег на сберкнижку и покупка предметов длительного пользования. Первый и второй из этих способов распоряжения деньгами являются видами страхования от непредвиденных обстоятельств. Однако они не позволяют получать дополнительных доходов, а, наоборот, приводят к обесцениванию накоплений из-за инфляции. С другой стороны, учитывая сложное положение малообеспеченных слоев населения, их желание «подстраховаться» вполне объяснимо. <…>
Остальные пути расходования свободных средств используют менее 10% малообеспеченных россиян. При этом такие инвестиционные варианты распоряжения свободными деньгами, как покупка ценных бумаг, инвестиции в жилье и недвижимость, вклады в коммерческие банки характерны менее чем для 1% малообеспеченных россиян.
Итак, для большинства малообеспеченных россиян вопрос о распоряжении свободными деньгами вообще не стоит, а для тех, у кого свободные деньги иногда все же появляются, наиболее распространенными остаются экономически нерациональные способы распоряжения ими – откладывание на «черный день» (что понятно, учитывая положение малообеспеченных слоев населения) и покупка товаров длительного пользования.
В связи с вышесказанным возникает вопрос о том, как малообеспеченные россияне распорядились бы свободными деньгами, если бы они у них появились. Результаты показывают, какие потребности наиболее актуализированы для данного слоя населения, но остаются не реализованными из-за жесткой ограниченности их финансовых возможностей. 
Как показало исследование, наиболее важная из нереализованных потребностей как собственно малообеспеченных россиян, так и тех из них, кто балансирует на грани бедности, связана с жилищной проблемой. Треть малообеспеченных россиян при наличии достаточной суммы денег приобрели бы, в первую очередь, именно квартиру, и примерно каждый десятый - коттедж. <...> Наибольшее желание приобрести квартиру наблюдается в группе, наименее обеспеченной жильем – молодежи, и далее оно линейно сокращается с увеличением возраста респондентов. Среди представителей малообеспеченных россиян в возрасте до 30 лет квартиру приобрело бы большинство из них – 57%. Второй наиболее распространенный вариант ответа о способах траты внезапно появившихся свободных денег также связан с проблемой жилья – это проведение ремонта. <…>
По приоритетности других приобретений малообеспеченные россияне, балансирующие на грани бедности, заметнее отличаются от остальных малообеспеченных: после квартиры и ремонта, нуждающиеся россияне потратили бы деньги, прежде всего, на платное лечение для себя или родственников. Понятно, что положение этой группы таково, что у них зачастую нет возможности использовать платные медицинские услуги даже в тех случаях, когда это является жизненно необходимым. <…> За последний год  <на март 2008 г. – прим. ред. сайта> среди тех нуждающихся россиян, которым требовалась медицинская помощь, 68% не смогли получить амбулаторное, стационарное лечение, стоматологическую помощь или купить лекарства только из-за нехватки денег.
С точки зрения характеристики экономического поведения малообеспеченных россиян интересен и вопрос о том, что предпринимают представители этого слоя для того, чтобы изменить свое материальное положение к лучшему.
Как показывают результаты исследования: самый распространенный ответ среди нуждающихся россиян на <этот> вопрос – это отсутствие подобных действий, так как, по их мнению, они ничего не могут сделать для улучшения своего положения. Такой ответ дают 40% нуждающихся. Среди остальных малообеспеченных таковых почти в два раза меньше, и все же так считают 23% их представителей. При этом благополучные слои населения отличаются гораздо более высокой экономической активностью разных типов, и тех, кто вообще не верит в свои силы, среди них только 9%. А вот среди бедных таковых больше половины – 54%.
Эти данные показывают, что среди малообеспеченных высока доля тех, кто уже отчаялся хоть как-то добиться улучшения своего материального положения и даже не пытается ничего изменить. Но это отнюдь не является свидетельством пассивности или патерналистских ожиданий их представителей. Скорее это трезвое осознание ими своих возможностей. Не случайно считающие, что они ничего не могут сделать для улучшения своего положения, оказались сконцентрированы, прежде всего, в старших возрастных когортах. Так, среди тех нуждающихся, кто младше 40 лет, не предпринимает никаких действий из-за того, что не верит в их успех, каждый четвертый, а среди тех, кому «за 60», таковых уже больше половины (55%). Такая же тенденция прослеживается и среди остальных малообеспеченных. 
Те малообеспеченные, которые не балансируют на грани бедности, чаще используют разовые и временные приработки, прибегают к сверхурочной работе и дополнительным нагрузкам на основном месте работы, работают по совместительству в нескольких местах. При этом наиболее распространенным способом в рамках попыток улучшить свое материальное положение для всех малообеспеченных остается традиционная для россиян практика – самостоятельное обеспечение себя некоторыми продуктами питания. <…>
 …за последние пять лет экономическая активность малообеспеченных россиян, особенно тех их представителей, кто балансирует на грани бедности, снизилась. При этом значительно выросла доля тех, кто ничего не предпринимает, так как считает, что не может ничего изменить. Иначе говоря, сократилась вера малообеспеченных в собственные силы и в возможности самостоятельного улучшения своей жизни. Здесь, несомненно, сказалось и изменение ситуации на рынке труда, что привело к сокращению возможностей приработков для малообеспеченных россиян, и вынужденная продажа ими принадлежащих им дачных и садовых участков, что сократило их возможности обеспечения себя продуктами. В любом случае, ситуация с малообеспеченными слоями населения, а особенно – с нуждающимися россиянами, в этом плане явно ухудшилась. <…>
Однако в чем причина консервации малообеспеченности в российском обществе? Что это – результат низкого качества их человеческого капитала, особенностей занимаемых ими профессионально-должностных позиций, неблагоприятных семейных обстоятельств, жизни «не в том» регионе или типе поселения или просто отсутствия сетей поддержки со стороны близких и друзей? На эти вопросы мы и попробуем далее ответить.
 
3. Человеческий капитал малообеспеченных слоев населения
Человеческий капитал в современных экономиках – тот важнейший ресурс, который обеспечивает его обладателям достаточно благополучную жизнь, а, следовательно, спрос на него традиционно высок, причем и со стороны экономики, и со стороны самого населения. И в нашей стране спрос на образование также всегда исторически находился на высоком уровне. В советское время он поддерживался непрерывным экономическим ростом, с одной стороны, а с другой – системой бесплатного образования, включая высшее, в силу чего его получение стало восприниматься как своеобразная норма жизни.
В современной же России объективная ситуация с получением знаний изменилась: набирает оборот платное обучение, начиная от общеобразовательных школ и заканчивая бизнес-образованием. Причем даже внутри группы обладателей одного и того же формального уровня образования наблюдается высокая дифференциация с точки зрения перспектив занятости на разных сегментах рынка труда и, соответственно, различий в заработной плате. Сегодня необходимо уже не просто высшее, но качественное высшее образование, дополняемое не только самостоятельно обновляемыми знаниями, но и получением их на дополнительных курсах или в образовательных учреждениях. Для этого приходится не только прилагать усилия, но и расходовать время и деньги. Все это приводит к тому, что интенсивность накопления человеческого капитала в разных слоях населения оказывается различной (см. рис. 7).
 
Рис. 7. Уровень образования представителей различных социальных слоев, в %
 
 
Как видим, в благополучных слоях населения подавляющее большинство имеет профессиональное образование минимум второй ступени. Как видим, в благополучных слоях населения подавляющее большинство имеет профессиональное образование минимум второй ступени. У малообеспеченных их доля меньше, но все же около двух третей этих групп. И лишь у бедных большинство не имеет профессионального образования. <…>
 В число благополучных слоев населения чаще попадают обладатели высшего образования, происходящие из высокообразованных городских семей и прошедшие социализацию в больших городах или мегаполисах. В числе же малообеспеченных оказываются те люди с высшем образованием, кто имеет меньший культурный капитал.
Посмотрим теперь, каким образом пополняют свое образование представители разных слоев населения (см. рис. 10).
 
Рис.10. Источники пополнения знаний в различных социальных слоях, в % от работающих их представителей
 
 
Как видим, во всех слоях ранговый порядок тех или иных способов пополнения знаний в России сегодня является одинаковым, и для всех них действует закономерность – чем выше уровень благосостояния того или иного слоя, тем чаще используется соответствующий способ пополнения знаний. При этом, что касается различий между двумя подгруппами малообеспеченных, то по части видов пополнения знаний картина по ним практически совпала. По другим же, прежде всего, связанным с самостоятельной повседневной активностью в этой области, показатели нуждающихся были заметно ниже, чем у собственно малообеспеченных.
В условиях столь разной повседневной образовательной активности и специфики их изначального культурного капитала неудивительно, что и владение такими востребованными рынком труда навыками как знание иностранного языка и навык работы на компьютере, различаются в разных социальных слоях весьма заметно.
Однако в реальности даже имеющимися навыками пользуются далеко не все, ими обладающие. Причем в отличие от владения иностранными языками, которые являются исключительной прерогативой благополучных слоев населения, с компьютером сталкиваются в работе 14% работающих бедных, 25% работающих нуждающихся и 34% работающих представителей собственно малообеспеченных слоев населения при 59% таковых среди благополучных. Практически так же выглядит и картина вообще пользующихся компьютером достаточно регулярно (не реже нескольких раз в неделю) – 13%, 24%, 35% и 61% соответственно.<…>основная масса не только малообеспеченных, но и бедных, хотела бы получить качественное образование. Только шансов на это, по сравнению с благополучными, у них гораздо меньше.
Подытоживая вопрос об эффективности человеческого капитала в разных социальных слоях, еще раз подчеркнем – функциональная взаимосвязь уровня человеческого капитала и материального благосостояния оказывается в них различной: там, где инвестиции в обучение тем или иным образом оправданы, так как, взаимодополняясь, квалификация и культурный капитал создают значимые конкурентные преимущества, она положительная; там, где инвестиции бессмысленны, независимо от того, делаются они или нет, линейной зависимости нет. <…> Что же касается малообеспеченных, то для них хорошее образование также оказывается, скорее, малоэффективным, что, впрочем, учитывая особенности их культурного капитала, неудивительно. И в этом отношении обе подгруппы малообеспеченных достаточно близки. <...>
<Основываясь на социологических данных, можно сделать вывод, что> негативным фактором, делающим тщетными попытки использования образования в качестве лифта вертикальной мобильности малообеспеченными слоями населения, является институциональная среда, предъявляющая высокие требования к качеству человеческого капитала (как совокупности полученных знаний и навыков с культурным капиталом), способного хотя бы в долгосрочном периоде принести ощутимые дивиденды. Получение такого человеческого капитала базируется на двух источниках – социальном происхождении индивида и предпринимаемых им самим действиях. Целесообразность же этих действий зависит скорее от социально-слоевой принадлежности, чем от индивидуальных амбиций: просто получение образования не является гарантией изменения уровня жизни.
Что касается эффективности инвестиций в человеческий капитал в современной России, то она может быть точнее выражена в терминах поддержания социального статуса, нежели получения материальной отдачи от приобретенных знаний. Это означает, что поведение в области накопления человеческого капитала нельзя назвать инвестиционным с экономической точки зрения – очень часто это просто социальная ценность в ряду других жизненных установок индивидов. Однако роль его как ценности на протяжении жизни может меняться. В связи с этим можно предположить, что упущение возможности получения хорошего образования в соответствующем возрасте и «оседание» на тех позициях на рынке труда, на которых нет необходимости в повышении уровня образования, приводят к тому, что мотивы его получения исчезают. Таким образом, структурные факторы дополняются факторами расстановки жизненных приоритетов, обусловленными слоевой принадлежностью индивида, и занимаемое на социальной лестнице место оказывается альфой и омегой для подавляющего большинства населения в области накопления их человеческого капитала.
 
4. Социально-профессиональный портрет малообеспеченных слоев в современной России
В стратификационных исследованиях уже классическим стал взгляд на неравенство, согласно которому низкий уровень жизни связан, прежде всего, с низкой квалификацией работников и их занятиями физическим трудом. Но так ли это в России?
Проведенное нами исследование позволяет обнаружить подтверждение данного тезиса лишь в отношении крайних точек структуры российского общества. Так, в числе бедных действительно редко можно встретить работников, занятых нефизическим трудом (их совокупная доля в составе бедных весной 2008 года не превышала 37% работающих бедных), поскольку большинство работающих бедных в современной России (63%) – это рабочие средней и низкой квалификации, проживающие в сельской местности.
В то же время бóльшую часть благополучных россиян составляют работники, занятые нефизическим трудом - 66%, причем в половине случаев это высококвалифицированный умственный и управленческий труд. Для балансирующих же на грани бедности и, в особенности, малообеспеченных россиян,  характерным по сравнению с благополучными слоями населения является более низкая доля специалистов и управленцев при относительно высокой доле лиц малоквалифицированного нефизического труда – торговля, рядовые служащие, а также физического труда, особенно средней квалификации. Таким образом, хотя профессиональный портрет малообеспеченных в России достаточно пестрый, и собственно рабочих среди них менее половины, в том числе средне- и неквалифицированных рабочих – около 30%, наиболее типичный их профессиональный статус – рабочий 3-4 разряда. <…>
   <Причем> такой важный компонент человеческого капитала как образование практически не позволяет объяснить различия в уровне жизни рабочих средней и высокой квалификации и слабо приближает нас к объяснению причин их попадания в малообеспеченные слои. <…> Более половины (54%) рабочих 1-2 разрядов и без разрядов со средним специальным образованием - это относительно благополучные россияне (остальные 46% - это представители малообеспеченных слоев). Итак, причины попадания рабочих в число малообеспеченных слоев связаны сегодня в России не с особенностями их человеческого капитала
<…>
 
Таблица 1. Дифференциация уровня жизни некоторых социально-профессиональных групп в зависимости от уровня образования, в % от работающих их представителей
 
 
<…>За этим феноменом скрывается колоссальная дифференциация реальных рабочих мест и требований к занимающему их работнику при формально одинаковом их статусе в современной России. Секретарь директора сельского клуба или члена Совета директоров «Газпрома», школьный учитель в поселке городского типа или престижном частном колледже в столице, мастер на стройке коровника или главбух крупной туристической фирмы - такие примеры формально одинаковых профессиональных статусов, скрывающих качественно разное содержание, можно было бы множить и множить. <…>Таблица 14 позволяет увидеть также всю неоднородность слоя специалистов в части их человеческого капитала, который, как показывают результаты исследования, далеко не всегда обеспечивает им благополучный хотя бы по российским меркам уровень жизни.
В итоге 39% специалистов с высшим образованием в современной России оказываются сегодня в составе малообеспеченных и даже бедных. Причем низкий уровень жизни специалистов связан с их возрастом – более половины специалистов в возрасте старше 50 лет (всего таких в составе специалистов 17%) относятся к малообеспеченным. Как это ни парадоксально, но наименьшее значение фактор образования имеет для риска оказаться в числе малообеспеченных у руководителей (см. табл. 14). Это косвенно подтверждает, что уровень жизни значительной части работающего населения страны (включая руководителей и рабочих высокой и средней квалификации) зависит от обстоятельств, ставящих образование в ряд второстепенных показателей, а на первый план (или, по крайней мере, как равнозначные ему) выдвигающих другие факторы.
Какие же это факторы? Прежде всего, это властный ресурс (степень их влияния на принятие решений у них на работе), который ярче, чем образование, связан с различиями в уровне жизни представителей большей части социально-профессиональных статусов.
Различия в уровне жизни различных профессиональных групп тесно связаны с характером их властного ресурса. При этом наиболее ярко проявляется эта тенденция для специалистов, служащих и рабочих. Способность влиять на ситуацию в рамках предприятия в целом дает большинству из них больше шансов «хорошо устроиться» в обществе, хотя и среди имеющих такое влияние встречаются малообеспеченные россияне. <…> Отметим, что для руководителей не менее важным, чем образование и реальный властный ресурс, оказывается место жительства – почти половина всех малообеспеченных руководителей проживает в сельской местности. <…>
Наряду с принадлежностью к «ядру» или «периферии» коллектива искажающее влияние на связь человеческого капитала и уровня жизни оказывает и место проживания работника. Широкий рынок труда крупных городов способен предложить конкурентоспособные зарплаты представителям большинства профессиональных статусов, в то время как узкий и депрессивный рынок труда в селах и малых городах не предъявляет спрос на высококвалифицированную рабочую силу, в том числе – и на квалифицированных рабочих, которые по уровню жизни формируют две полярные группы – тех, кто проживает и трудится в мегаполисах и крупных городах (две трети относительно благополучных рабочих), и сельских жителей (41% малообеспеченных рабочих). Причем, данное обстоятельство оказывается для них гораздо важнее, чем имеющийся у них разряд. Это тем более важно, что для села физический труд является наиболее характерной формой занятости (58% работающих сельских жителей – это рабочие). <…>
Рассмотрим теперь, какие возможности карьерного роста имеют представители различных социальных слоев – ведь это тоже косвенно свидетельствует и об их ресурсах, и о специфике тех рабочих мест, которые они занимают (см. рис. 16).
Из рисунка 16 видно, что по сравнению с относительно благополучными слоями, малообеспеченные представляют собой своего рода «тихую гавань» российского общества, которые в социально-профессиональном плане не улучшают, но и не ухудшают своего должностного положения. Это та застойная зона, где шансы на улучшение за счет карьерного роста очень низки. Для балансирующей на грани бедности части малообеспеченных, т. е. нуждающихся, эта тенденция прослеживается еще ярче.
 
Рис. 16. «Карьерные сдвиги» основных слоев российского общества за последние 5 лет, в % от работающих их представителей
 
 
<…> Посмотрим теперь, как живут с точки зрения их уровня жизни российские пенсионеры, и какова вообще роль социально-демографических факторов в вероятности оказаться в числе малообеспеченного населения.
 
5. Основные социально-демографические факторы, определяющие риск попадания в малообеспеченные слои
Как было показано в предыдущих разделах, притом, что малообеспеченные слои населения характеризуются и спецификой экономического поведения, и особенностями своего человеческого капитала, и качеством своих рабочих мест, и местом жительства, но все эти факторы объясняют далеко не все случаи консервации малообеспеченности. Более того – специфика человеческого капитала и занятости важна лишь для тех малообеспеченных, кто еще работает. Вот почему особое значение имеет анализ целой группы факторов, которые условно можно назвать социально-демографическими – возраст, пол, здоровье, структура домохозяйства, опыт миграции и т.д. И первая проблема, на которой в этой связи надо остановиться, это риск малообеспеченности для пенсионеров.
Сразу подчеркнем – пенсионеры действительно много чаще непенсионеров оказываются в числе малообеспеченных. Половина российских пенсионеров являются малообеспеченными и еще 30% – бедными. Лишь 20% из них относятся к относительно благополучным слоям населения. Для непенсионеров ситуация складывается обратным образом: бедных среди них только 9%, а благополучных – 50%. Бесспорным успехом последних 5 лет является небольшое сокращение в составе пенсионеров доли бедных с одновременным ростом доли обеспеченных, однако для непенсионеров тенденция сокращения доли бедных проявилась гораздо ярче.
При этом стоит отметить, что в последние годы происходили регулярные индексации пенсионных выплат. Это означает, что выбранная в сфере пенсионного обеспечения политика является недостаточно эффективной – абсолютное увеличение пенсионных выплат при одновременном снижении их величины относительно зарплат работающего населения позволяет буквально считанным процентам пенсионеров выбираться из состояния бедности, и то не выше, чем на уровень малообеспеченности. 
При этом стоит отметить, что не только пенсионный возраст, но и возраст вообще является фактором, влияющим на риск попадания в зону малообеспеченности. С увеличением возраста все большая доля населения попадает в число бедных и малообеспеченных (см. рис. 20).
 
Рис. 20. Доля представителей различных социальных слоев в различных возрастных когортах, 2003/2008 гг., в %
 
 
Как демонстрирует рисунок 20, особенно резким для трудоспособных возрастов является перелом в когорте 51-60 лет. <…> Одной из причин этого является то, что для пожилого населения значимой статьей расходов являются лекарства и медуслуги, т.к. состояние здоровья пожилого населения значительно хуже, чем у более молодых россиян. <...> В условиях же монетизации льгот и реформы системы здравоохранения, которые имели место в промежуток между 2003 и 2008 годам, расходы пенсионеров на лекарства и медицинские услуги возросли.
При этом стоит отметить, что здоровье влияет на уровень жизни населения также посредством регулирования доступа к рынку труда, т.к. эффективная занятость является механизмом хотя бы частичного решения проблем бедности и малообеспеченности. Это значит, что вне зависимости от возраста состояние здоровья влияет на уровень жизни: чем хуже состояние здоровья, тем больше риск попадания в зону бедности и малообеспеченности.<…>
Что касается пола, то стоит отметить, что в число малообеспеченных сейчас с практически одинаковой вероятностью попадают и женщины (16% бедных, 18% нуждающихся и 27% собственно малообеспеченных), и мужчины (14%, 15% и 27% соответственно). При этом пять лет назад положение женщин было существенно хуже, чем у мужчин. Свою лепту в уровень жизни россиян вносит и региональная дифференциация
В зависимости от региона проживания россияне имеют больший или меньший шанс попасть в те или иные слои населения. Это зависит как от уровня благосостояния самого региона, так и от проводимой на его территории социальной политики. С этой точки зрения регионы можно разбить на три группы: «точки роста» с высоким уровнем жизни населения, к которым относятся такие регионы как Москва, Санкт-Петербург, Самарская и Нижегородская области и т.п.; регионы с высокой долей малообеспеченных, к примеру, Архангельская и Воронежская области; и регионы с высокой долей бедных, к примеру, Омская область и Хабаровский край. Фактически в трех этих типах регионов сказываются разные модели социальной структуры. <…>
 
7. Свободное время и досуговые предпочтения малообеспеченных
Опрос выявил только три вида досуга, более распространенных среди бедных и малообеспеченных, нежели среди относительно благополучных россиян. Это не требующие материальных и душевных «издержек» просмотр телевидения и слушание радио, просто отдых и расслабление, а также посещение церкви.
<…>Что же касается наиболее продвинутого, активного внедомашнего типа досуга с характерным для него множеством развивающих, культурных, рекреационных и т.д. компонентов, то он свойственен сегодня 24%-26% малообеспеченным россиянам. В этом смысле они практически неотличимы от бедных, но при этом существенно отстают от благополучных слоев.


8. Социально-психологическое состояние малообеспеченных слоев населения
Выше мы рассмотрели, как живут и ведут себя представители малообеспеченных слоев в современной России, а также какими ресурсами они располагают. Но как они чувствуют себя в этой ситуации? Как выглядит социально-психологическое состояние представителей различных малообеспеченных слоев населения? Какова их оценка текущего положения страны, перспектив его изменения, а вместе с этим, изменения своего собственного положения за последние пять лет? Чего они больше всего опасаются и насколько обоснованны эти страхи?
Отвечая на эти вопросы, прежде всего, надо подчеркнуть, что психологическое состояние людей зависит от множества факторов, и не в последнюю очередь - от их материального положения. Неудивительно поэтому, что психологическое состояние разных слоев населения заметно отличается. Однако в не меньшей степени на картину их социально-психологического состояния влияет и общая динамика ситуации в стране, а также изменение их собственного положения.  <На март 2008 г.>общую ситуацию в стране оценивают как нормальную, благополучную 44% граждан, 41% оценивают ее как кризисную, и лишь 6% - как катастрофическую. Более того – общая динамика оценки ситуации в стране в так называемую «путинскую эпоху» скорее положительная (см. рис. 44).
 
Рис. 44. Динамика оценок внутриполитической ситуации в стране, в %
 
  
Однако от этой благополучной картины не остается и следа, если посмотреть на специфику ее оценки в разных группах и слоях общества. Если среди благополучных россиян доля тех, кто позитивно оценивает ситуацию в стране, составляет 59%, то среди бедных их в два раза меньше – 30%.
 По своим ожиданиям относительно своего будущего положения разные слои населения значительно отличаются. Из всех страт бедные слои наиболее склонны к негативным ожиданиям: 30% их считает, что ситуация ухудшится, 48% - что она не изменится. Большинство нуждающихся считает, что их положение не изменится (53%). Среди собственно малообеспеченных всего 38% полагает, что их ситуация улучшится, а 47% - что она не изменится. То есть обе подгруппы малообеспеченных воспринимают свое будущее как консервацию нынешнего состояния. 
<...>Что же касается конкретных страхов, отмеченных опрошенными, то наиболее распространен среди них, из 15 замерявшихся видов опасений, страх потери здоровья (62%), страх остаться без средств существования (47%), страх одиночества (36%), страх войны (33%) и страх резкого роста жилищно-коммунальных платежей (24%). Не имеют же никаких опасений всего 4% россиян.
В зависимости от принадлежности к той или иной страте выделяются страхи, возрастающие при росте уровня жизни – страх превращения ребенка в наркомана, страх потери здоровья, страх превращения кого-то из близких в алкоголика, страх остаться без работы, страх ожесточенности и утраты взаимопомощи, страх неясности перспектив на будущее. Другой тип страхов – страхи, характерные для бедных слоев: страх невозможности получить медицинскую помощь даже при острой необходимости, страх старости, страх остаться без средств существования, страх резкого роста жилищно-коммунальных платежей. Третий тип страхов – это страхи, связанные с различиями социально-демографического состава тех или иных слоев. Так, страх одиночества наиболее актуален для бедных слоев (40%) и балансирующих на грани бедности (38%), где относительно выше доля пожилых людей. Страх невозможности самим получить или дать детям желаемое образование наиболее характерен для малообеспеченных слоев (17%), где больше, чем у бедных и нуждающихся, семей с детьми. Страх перед отсутствием перспектив для детей больше всего характерен для балансирующих на грани бедности (25%) и малообеспеченных (25%), у благополучных слоев эта доля равна 22%, у бедных – 17%.<…>
 
10. Особенности мировоззрения и жизненных установок малообеспеченных слоев населения
 
Рис. 61. Доли сторонников разных моделей жизненных ориентаций среди представителей различных социальных слоев, в % от работающих
 
 
Как видно на рисунке 61, специфика малообеспеченных проявляется разве что в чуть меньшей доли ориентированных на семейные ценности как главный критерий «хорошей жизни» по отношению к благополучным слоям при чуть меньшей доле ориентированных на ценность свободного времени и большей доли оставшихся вне четырех базовых ориентаций. Но половина всех работающих россиян во всех слоях населения главным признаком хорошей жизни считает хорошую работу, и в этом плане результаты настоящего исследования лишь подтверждают особую роль работы в жизни россиян, установленную ранее в наших исследованиях. Это еще одно свидетельство того, что ни о каких ценностях постмодерна применительно к россиянам говорить не приходится – это типичные для индустриальных обществ с их ориентацией на работу, а не на свободное время, системы представлений. <…>
Как же выглядит картина жизненных устремлений представителей малообеспеченных слоев, если посмотреть на эту проблему под несколько иным углом зрения, и от выделения главного критерия хорошей жизни перейти к широкой палитре всех тех возможностей, которые может предоставить (а может не предоставить) представителям разных слоев их жизнь. Каких же целей им хотелось достичь в своей жизни, а что не входило в их жизненные планы (см. рис. 63)? И, прежде всего, насколько характерны для малообеспеченных так называемые «достижительные установки»?
 
Рис. 63. Отсутствие достижительных жизненных установок у представителей различных социальных слоев, в % от работающих
 
 
Малообеспеченные практически по всем достижительным установкам (за исключением установки на получение хорошего образования) занимают промежуточное положение между бедными и благополучными, а установки обеих подгрупп малообеспеченных практически идентичны. Таким образом, определенные различия в жизненных установках у малообеспеченных, несомненно, есть, но они не носят качественного характера по отношению к благополучным слоям (исключением является лишь желание иметь свой бизнес и, в меньшей степени, сделать карьеру). В целом можно сказать, что достижительные установки у малообеспеченных присутствуют, и в ряде случаев (хорошее образование, престижная работа, стремление побывать в разных странах мира) характеризуют даже подавляющее большинство этого слоя, но при этом малообеспеченные не проявляют стремления перейти в состав господствующего класса, для представителей которого характерны присутствующие либо вместе, либо в какой-то их комбинации, такие признаки, как наличие власти, известность, принадлежность к определенному кругу, успешная карьера, а в ряде случаев – и наличие собственного бизнеса. <…>
С идеальной моделью жизни перекликаются и взгляды представителей разных слоев на наиболее ценные человеческие качества (см. рис. 65). <…> Вот почему наиболее существенное различие, с которым мы сталкиваемся во взглядах малообеспеченных и других слоев на эти качества, связано с разным отношением к работе, выраженным в качестве профессионализма. Ведь для того, чтобы иметь просто любимую работу, профессионализм не обязателен, достаточно честного отношения к делу и трудолюбия – качеств, весьма ценимых всеми социальными слоями.
 
Рис. 65. Какие человеческие качества различные слои населения больше всего ценят в людях, в % от работающих (допускалось до 5 ответов) *
 
 
 
* На рисунке не представлено отношение к таким качествам, как ответственность за происходящее в стране; рациональность и прагматизм; послушание, смирение; готовность к участию в решении общих дел, во всех слоях набравшие не более 10% ответов каждое.
 
<…>У всех социальных слоев в вопросе о главных ценимых качествах больше общего, чем различий, и это, как и в случае с представлениями об идеальной жизни, также говорит скорее о внутреннем единстве взглядов россиян из разных социальных слоев, чем о каком-то расколе между ними. Различия же связаны, в основном, с особенностями их производственной деятельности, при которых малообеспеченные занимают промежуточное положение между благополучными и бедными. <…>
 
 
 
11. Политическая активность и моральные нормы малоимущих россиян
<…> россияне в целом оценива<ли в марте 2008 года> общий социальный фонд в стране скорее со знаком плюс. Однако от этой благополучной картины не остается и следа, когда ее начинают оценивать разные группы и слои общества. Если среди благополучных россиян доля тех, кто позитивно оценивает ситуацию в стране, составляет 55%, то среди бедных в два раза меньше – 26%. Характерно также, что собственно малообеспеченные несколько более критичны, чем респонденты, попавшие в группу «нуждающихся». Это связано, по всей видимости, с тем, что в этой группе стратегия выживания уже не актуальна и эти группы и слои не хотят мириться с тем, что еще 5-7 лет воспринимали, как само собой разумеющееся. Из этого, безусловно, не следует делать далеко идущие выводы, что группы и слои, «стучащиеся» в средний класс, обладают повышенной энергетикой и способностью активно бороться за свои права и интересы. Предыдущие и настоящее исследования показывают, что социальная и политическая активность практически всех групп и слоев общества находится на низком уровне.
Обращаясь к анализу уровня политической активности и политического сознания малоимущих россиян, следует иметь в виду, что они незначительно отличаются от политического облика других групп и категорий российских граждан. И это не случайно – несмотря на существенные социальные контрасты, общество остается по сути аморфным, неструктурированным, политическое сознание россиян лишь в слабой степени привязывается к интересам и социальному положению своей группы, а также возможностям защиты этих интересов. <…> Для современной стадии политического процесса в России характерно в целом противоречивое отношение общества к политической оппозиции. С одной стороны, она стала своего рода «парадной ценностью», без которой невозможна настоящая демократия. С другой стороны, реально существующая оппозиция не пользуется доверием и поддержкой общества даже в тех группах, с которыми идеологически солидарна. Это означает, что оппозиция укоренилась как ценность, но не укоренилась как политический институт.<…>Исследование не выявило существенных ценностных различий в отношении к политической оппозиции между группами общества с различным уровнем жизни. Среди самых бедных ценность оппозиции отрицают 8% опрошенных, среди нуждающихся – 10%, среди остальных малообеспеченных – 5% и среди благополучных – 7%. <…>
Утверждение, согласно которому «каждый человек должен иметь право отстаивать свое мнение даже в том случае, если большинство придерживается иного мнения», также связано с важной «парадной» нормой демократического общества, защищающей право индивида на собственное мнение. Практически все опрошенные (96%) с ним в той или иной степени согласны, причем 66% выражают безусловное согласие, и еще 30% – частичное согласие. Как показал опрос, интересуются политикой или даже участвуют в каких-либо политических акциях около четверти населения (27%). Еще 35% - изредка обсуждают вопросы политики, но внимательно за ней не следят. А 38% вообще не интересуются политикой.
При этом наиболее политически активной группой общества являются пенсионеры, люди старших возрастных групп. Это касается и личного участия в политических акциях, митингах и демонстрациях (2%), и внимательного интереса к политике (34%). По контрасту с активными пенсионерами, группа «молодых бедных» и «молодых нуждающихся» выглядит, напротив, наиболее пассивной и неполитизированной. Ни один из опрошенных молодых бедных не принимал личного участия в политических акциях (в группе молодежи из числа балансирующих на грани бедности эта цифра составляет 1%). Внимательно следят за политикой 13% бедных и 10% балансирующих на грани бедности россиян. А совсем не интересуются политикой в этих группах 58% и 52%, соответственно.
 
Рис. 74. Отношение к политике в различных социальных слоях, в %
 
<…>
Заключение
1. На весенний период 2008 г. по уровню жизни 43% россиян относились к категории малообеспеченных. При этом  выделяется слой собственно малообеспеченных – 27% и слой малообеспеченных, балансирующих на грани бедности – 16% россиян. <…> Трем четвертям нуждающихся и более чем половине собственно малообеспеченных россиян не удалось добиться за последние годы каких-либо качественно значимых изменений в своей жизни. При этом наиболее часто встречающееся улучшение в жизни малообеспеченных россиян – это улучшение материального положения, которое, в сущности, все же не привело к качественным изменениям в их жизни, что свидетельствует о консервации их положения на уровне не выше, чем «относительно стабильное выживание».
2. Экономическое поведение малообеспеченных россиян в целом можно охарактеризовать как пассивное. Наиболее распространенными способами распоряжения свободными средствами малообеспеченных являются откладывание денег на «черный день», в т.ч. на сберкнижку, и покупка дорогостоящих предметов длительного пользования. <…>
Малообеспеченные россияне чаще всего не прибегают ни к каким действиям, чтобы улучшить свое материальное положение, так как считают это бесполезным. При этом за последние пять лет активность малообеспеченных россиян, особенно тех их представителей, кто балансирует на грани бедности, еще больше снизилась, что имеет под собой объективные основания – не случайно сторонники пассивного поведения сконцентрированы в пенсионных возрастах. <…>
Малообеспеченные россияне достаточно редко используют платные социальные услуги, то есть они не осуществляют инвестиции в себя и своих детей, и за последние годы использование подобных услуг ими снизилось еще больше.
3. Факты свидетельствуют, что значительная часть малообеспеченных в крупных городах держится пока «на плаву» и не сползает в бедность только благодаря вторичной занятости, но при любых, даже небольших экономических кризисах, сможет пополнить ряды нуждающихся и бедных. Это говорит о крайней неустойчивости относительной стабильности населения даже в крупных и средних городах. Кроме того, это означает, что основная занятость большинства малообеспеченных не гарантирует им такой уровень жизни, при котором они могут рассчитывать на хотя бы длительное и устойчивое  «относительно стабильное выживание», не говоря уже о благополучии.
4. Среди факторов, ведущих к состоянию малообеспеченности, значительную роль играют социально-демографические неравенства. За последние 5 лет они еще больше усилили свое влияние. В числе этих неравенств, прежде всего, неравенства, связанные с возрастом и состоянием здоровья. При этом пенсионеры являются сегодня самой незащищенной группой российского населения, и наличие их в составе домохозяйств оказывает явное влияние на риск попадания последних в число малообеспеченных. <…>
Заметное влияние на вероятность оказаться в том или ином социальном слое оказывают также тип поселения, где живет человек, тип населенного пункта, где он прошел первичную социализацию, и его миграционная история. И дело здесь не только в том, что жители крупных населенных пунктов изначально имеют бóльшие шансы на относительно высокий уровень жизни. Главное в другом – даже в случае переезда в них миграция может оказаться неэффективной в зависимости от условий первичной социализации. Прохождение социализации в городской среде позволяет адаптироваться к условиям более крупного города при переезде. Для россиян же, прошедших социализацию в сельской среде, миграция в города несет с собой мало какие выгоды.
Важное место среди факторов риска малообеспеченности занимают и особенности социально-экономического развития регионов. При этом если регионы – «точки экономического роста» - характеризуются более высокой долей относительно благополучных слоев населения, то остальные регионы делятся на две группы. Одни из них характеризуются высокой долей малообеспеченных, а другие – высокой долей бедных. Видимо, социальная политика разных регионов в сфере решения проблем бедности и малообеспеченности различается своей эффективностью, что также накладывает свой отпечаток на их социальную структуру. <…>
5. <…>
6. Как показало исследование, в жизненных установках россиян из различных социальных слоев обнаруживается больше сходства, чем различий. Это говорит о сохранении внутреннего мировоззренческого единства подавляющего большинства населения страны. <…>
Не только для малообеспеченных, но и для большинства россиян в целом, не характерны такие ценности как власть, известность, желание попасть в «статусный» круг или иметь собственный бизнес. Однако динамика ценностей россиян за последние 15 лет говорит о том, что перечисленные ценности постепенно набирают все большее число сторонников<…>.
Жизненные устремления и ценности россиян накладывают свой отпечаток и на их отношение к людям. Главным, что ценят в людях представители всех социальных слоев, является честность, трудолюбие, ответственность за себя и своих близких. При этом остальные приоритеты у них несколько различаются, и малообеспеченные выступают в этом плане своего рода «мостиком» между благополучными и бедными – для них, как и для относительно благополучных россиян, очень важна степень профессионализма, но, как и для бедных, чувство долга входит в число наиболее ценимых ими качеств. <…>
11. Малообеспеченных россиян по своим поведенческим характеристикам можно разделить на две группы – «молодые малообеспеченные», находящиеся в трудоспособном возрасте, и «пожилые малообеспеченные», приближающиеся к пенсионному возрасту или перешедшие пенсионный возрастной рубеж, составляющие большинство неблагополучных слоев населения.
«Молодые малообеспеченные» относятся к числу наиболее пассивных групп российского общества с точки зрения политического участия, интереса к политике, готовности защищать свои права и интересы. Во многом это связано с тем, что причиной бедности данной части россиян являются не только низкие заработки на основном месте работы, но и специфические семейные проблемы, ограничивающие их жизненную активность. «Пожилые малообеспеченные» относятся к числу групп общества с активностью выше среднего, они в наибольшей степени интересуются политикой и готовы к участию в разного рода политических акциях. Именно они являются наиболее политически консолидированной группой общества, что доказала их активность в период «монетизации льгот».
<…>Приходится констатировать: политические и общественные институты, призванные обеспечивать защиту прав и интересов различных групп общества, крайне неэффективны, подавляющее большинство малообеспеченных (как и большинство россиян в целом)  не прибегает к их помощи при возникновении тех или иных проблем.
 
Полную версию см. на сайте Института социологии РАН, 2008 г


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 16/03/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика