Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Индекс человеческого развития в России и других странах мира. Обзор по материалам доклада ПРООН

Версия для печати

Избранное в Рунете

Елена Горина

Индекс человеческого развития в России и других странах мира. Обзор по материалам доклада ПРООН


Горина Елена Александровна – научный сотрудник Независимого института социальной политики (НИСП), старший научный сотрудник Института гуманитарного развития мегаполиса (ИГРМ), кандидат экономических наук.


Индекс человеческого развития в России и других странах мира. Обзор по материалам доклада ПРООН

В конце 2011 г. вышел очередной Доклад о человеческом развитии Программы развития ООН, посвященный на этот раз анализу проблем развития через призму неравенства. Россия, закрепившись с середины 2000-х гг. в группе стран с высоким индексом человеческого развития, по-прежнему отличается серьезным дисбалансом между основными компонентами этого показателя.

В конце 2011 г. вышел очередной, 21-й по счету, Доклад о человеческом развитии Программы развития ООН, посвященный на этот раз анализу проблем устойчивого развития через призму неравенства. Важнейшим инструментом для оценки достижений страны в области человеческого развития является индекс человеческого развития (ИЧР) [1]. Кроме того, в двух последних докладах ПРООН введены новые показатели, в том числе индекс человеческого развития, скорректированный с учетом неравенства. На основе этих данных представим краткий обзор положения России в мире по ИЧР и его отдельным компонентам в сравнении с другими странами, дополнив его информацией о корректировках, которые привносит в глобальный рейтинг учет неравенства в развитии человеческого потенциала. Данный обзор концентрируется на международных сравнениях и не затрагивает тему сильных региональных различий внутри России [2].

Как известно, в концептуальном плане индекс человеческого развития представляет собой сводный показатель, демонстрирующий, насколько хорошо в стране обеспечен доступ человека к базовым возможностям развития: прожить долгую и здоровую жизнь, приобретать знания и получить доступ к материальным ресурсам, необходимым для достижения достойного уровня жизни [Валиахметов, 2009]. Методика расчета ИЧР — используемые индикаторы и способ их агрегирования — в 2010 г. была существенно скорректирована. Доступ к знаниям теперь измеряется показателями средней продолжительности обучения (для лиц от 25 лет и старше) и ожидаемой продолжительности обучения в течение жизни (для детей, достигших официально установленного возраста поступления в школу). Уровень доходов оценивается с помощью валового национального дохода (ВНД) на душу населения в долларах США по паритету покупательной способности (ППС) вместо используемого ранее ВВП на душу населения. Прежним осталось только измерение здоровья через ожидаемую продолжительность жизни при рождении (ОПЖ). При агрегировании вместо среднего арифметического введено среднее геометрическое значение субиндексов по трем измерениям [3]. Это снизило значения ИЧР, особенно в странах с неравномерным развитием по разным измерениям, но почти не повлияло на рейтинг стран. Из-за этих изменений было бы методологически неверно сравнивать значения ИЧР в докладах за 2010–2011 гг. и его предыдущих версиях. Динамику позиции страны в глобальном рейтинге также нужно представлять с некоторой оговоркой, поскольку список стран, попадающих в разработку ИЧР, изменчив год от года и зависит от наличия данных по отдельным странам.

В рейтинге по ИЧР за 2011 г. выделены четыре группы стран: с очень высоким, высоким, средним и низким уровнем человеческого развития. Находясь на 66-м месте в списке из 187 стран, Россия входит в группу государств с высоким уровнем развития. Для целей данного обзора положение России сравнивается или со странами из той же группы или со странами из группы с очень высоким уровнем человеческого развития, уровень дохода [4] в которых сопоставим с российским (ряд стран Центральной и Восточной Европы, Латинской Америки). В некоторых случаях используется сравнение ИЧР со странами группы БРИКС, в которую Россия входит как одна из быстроразвивающихся экономик мира.

За период 2000-х гг., большую часть которого в России продолжался экономический подъем, индекс человеческого развития в стране заметно вырос. Его среднегодовой темп прироста был одним из самых высоких среди стран с сопоставимым уровнем дохода в Европе и Латинской Америке. В странах, имевших намного меньшие исходные значения ИЧР в 2000 г., в том числе крупнейших партнерах по БРИКС, рост был быстрее (табл. 1). Перемещение России в мировом рейтинге с 60-го места в 2000 г. (по новой методике расчета) на 66-е в 2011 г. обусловлено включением в последние годы новых стран в ИЧР.

Таблица 1. Тенденции в области индекса человеческого развития в 2000-2011 гг.
proon_1.jpg

Примечание. Знак «…» означает отсутствие данных.

Источник: Доклад о человеческом развитии, 2011.

Как видно из предыдущей таблицы, в рейтинге по ИЧР позиции стран, имеющих близкий к российскому уровень дохода, выше. В исследованиях развития человеческого потенциала неоднократно отмечалось, что основная причина скромного места России в этом рейтинге — сильнейшее отставание по компоненту здоровья населения [Кузнецова, 2010; Нестеров, Кольчугина, 2010; Доклад о развитии человеческого потенциала…, 2011]. По ожидаемой продолжительности жизни из 187 стран Россия занимает только 120-е место. Во второй половине 2000-х гг. ожидаемая продолжительность жизни в России выросла более чем на 3,5 года. Этому способствовали рост доходов населения и бюджетного финансирования здравоохранения, в том числе в рамках национального проекта «Здоровье». Тем не менее, несмотря на быстрое увеличение долголетия, Россия остается одной из трех стран (наряду с Украиной и Казахстаном) в группах с высоким и очень высоким уровнем человеческого развития, где продолжительность предстоящей жизни не достигает 70 лет. Для дальнейшего улучшения здоровья населения одних инвестиций в здравоохранение может быть недостаточно. Опыт развитых стран показывает, что необходимо «оздоровление» образа жизни, изменение отношения людей к собственному здоровью. По другим составляющим человеческого развития наша страна выглядит более представительно, хотя и не принадлежит к числу явных лидеров (табл. 2).

Таблица 2. Компоненты индекса человеческого развития в России, 2011 г.
proon_2.jpg

Источник: Доклад о человеческом развитии, 2011.

Несбалансированность компонентов человеческого развития в России наглядно проявляется при использовании такой модификации индекса, как ИЧР, не связанный с доходом. Он рассчитывается только по двум компонентам — здоровья и образования, и его значение для России заметно ниже, чем у стран с сопоставимым уровнем дохода (табл. 3). В рейтинге стран по ИЧР, не связанному с доходом, Россия опускается с 66-го уже на 74-е место.

Таблица 3. Индекс человеческого развития, не связанный с доходом, и его компоненты, 2011 г.
proon_3.jpg

Источник: Доклад о человеческом развитии, 2011.

Некоторые выводы о различиях национальной политики в области человеческого развития позволяют сделать сравнение рейтингов по уровню среднего национального дохода и по ИЧР, результаты которого также приведены в таблице 3. Отрицательная разница между рейтингами по ВНД на душу населения и по сводному ИЧР указывает на то, что получаемый в стране доход не конвертируется должным образом в развитие в сфере здоровья и образования населения. В группах с высоким и очень высоким ИЧР у 18 стран, в их числе Российская Федерация, величина такого разброса в рейтингах составляет 10 и более позиций. Меньший рейтинг по ИЧР в сравнении с рейтингом по доходу наиболее характерен для стран, экономика которых основывается на добыче и экспорте энергоресурсов (наиболее яркие примеры — это страны Персидского залива и Каспийского региона, но сюда же можно отнести и Россию), и для малых островных государств — оффшоров (Багамские острова, Антигуа и Барбуда, о. Маврикий, Бахрейн и др.). И в том и в другом случае высокие доходы от экспорта нефти или от платежей компаний, зарегистрированных на территории, недостаточно инвестируются в нематериальную составляющую человеческого развития. Почти во всех этих странах наиболее проблемная область — обеспечение доступа населения к знаниям: средняя и ожидаемая продолжительность обучения в них значительно ниже, чем в странах с близкими значениями ИЧР. Россия в этом ряду выделяется гораздо более благоприятными условиями для приобретения знаний, но неблагополучным показателем долголетия населения.

В условиях социального и экономического расслоения достижения страны в области человеческого развития распределены среди ее населения с той или иной степенью неравномерности. Индекс человеческого развития, скорректированный с учетом неравенства (ИЧРН) [5], публикуемый в докладах о развитии человека с 2010 г., «дисконтирует» среднее значение каждого измерения ИЧР в соответствии с уровнем его неравенства. Чем сильнее неравенство, тем ниже значение ИЧРН по сравнению с ИЧР, т. е. неравенство негативно влияет на уровень человеческого развития; потери можно выразить в процентах. Таким образом, ИЧРН представляет собой фактический уровень развития человека (с учетом неравенства), в то время как ИЧР можно рассматривать как индекс «потенциального» развития человека, которое может быть достигнуто при отсутствии неравенства [Доклад о человеческом развитии, 2011. С. 169]. Актуальность ИЧРН заключается в том, что он может служить ориентиром для формирования политики в области сокращения масштабов неравенства.

Согласно расчетам ИЧРН, Россия относится к странам со средним уровнем неравенства в разрезе аспектов, относящихся к развитию человеческого потенциала. Потери ИЧРН по сравнению с ИЧР составляют чуть более 11%. От большинства стран с сопоставимым уровнем дохода Россию отличает то, что по всем трем измерениям человеческого развития степень неравенства населения почти одинакова (табл. 4). В странах Латинской Америки потери ИЧР гораздо больше из-за очень высокого неравенства в распределении национального дохода. А по сравнению с европейскими странами население России испытывает более сильное неравенство в обеспечении продолжительной здоровой жизни и получения образования. Партнеры России по группе БРИКС, как и большинство других развивающихся стран, имеют значительную степень неравенства по всем трем измерениям человеческого развития.

Таблица 4. Индекс человеческого развития, скорректированный с учетом неравенства, в странах с уровнем дохода, сопоставимым с российским, и странах БРИКС, 2011 г.
proon_4.jpg

Примечания: Страны расположены в порядке убывания ИЧРН.

* Изменения рейтинга основаны на странах, для которых рассчитывается ИЧРН.

** (н) – скорректированный с учетом неравенства.

Знак «…» означает отсутствие данных.

Источник: Доклад о человеческом развитии, 2011.

Закрепившись с середины 2000-х гг. в группе стран с высоким ИЧР, Россия по-прежнему испытывает серьезный дисбаланс между основными компонентами человеческого развития. Россия относится к странам, в которых достижения в области национального дохода недостаточно трансформируются в достижения в области образования и особенно здоровья населения. Хотя на мировом фоне неравенство, существующее в российском обществе, оценивается на среднем уровне, политика его сокращения для минимизации потерь человеческого потенциала в России должна быть направлена на улучшение доступа различных слоев населения к образованию и здоровой жизни.

Примечания:

[1] В российской практике чаще употребляется термин «индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП), что также соответствует англоязычному «human development index».

[2] См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2011 г. Модернизация и развития человеческого потенциала / под ред. А.А. Аузана и С.Н. Бобылева; ПРООН в РФ. М.: Дизайн-проект «Самолет», 2011; Социальный атлас российских регионов. Интегральные индексы. Индекс развития человеческого потенциала / Сайт Независимого института социальной политики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.socpol.ru/atlas/indexes/index.shtml, свободный.

[3] Методика расчета индекса человеческого развития и других композитных индексов приведена в Докладе ПРООН [Доклад о человеческом развитии, 2011. С. 167-173].

[4] Здесь и далее под уровнем дохода понимается значение показателя ВНД на душу населения (в дол. США по ППС на 2005 г.).

[5] За неимением необходимых данных ИЧРН не рассчитывается примерно для 50 стран.

Литература:

1. Валиахметов Р. М. Человеческое измерение экономического развития // Экономика и управление: научно-практический журнал. 2009. № 6. С. 26–32.

2. Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека / пер. с англ.; ПРООН. М.: Весь Мир, 2010.

3. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2011 г. Модернизация и развития человеческого потенциала / под ред. А. А. Аузана и С. Н. Бобылева; ПРООН в РФ. М.: Дизайн-проект «Самолет», 2011.

4. Доклад о человеческом развитии 2011. Устойчивое развитие и равенство возможностей: лучшее будущее для всех / Пер. с англ.; ПРООН. М.: Весь Мир, 2011.

5. Кузнецова И. В. Человеческий потенциал России: проблемы совершенствования // Вестник Московского университета. Серия 18: Социология и политология. 2010. № 1. С. 110–125.

6. Нестеров Л. И., Кольчугина А. В. Краткий анализ эффективности использования ресурсов России и в ряде других стран // Федерализм. 2010. № 4. С. 173–182.

7. Социальный атлас российских регионов. Интегральные индексы. Индекс развития человеческого потенциала / Сайт Независимого института социальной политики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.socpol.ru/atlas/indexes/index.shtml, свободный.

Spero, №16, весна-лето 2012

Читайте также на нашем портале:

«Динамика нормативно-ценностных систем россиян и перспективы модернизационного проекта» Наталья Тихонова

«О сбалансированности уровня экономического развития и социальной сферы в России» Абел Аганбегян

«Ценностная палитра современного российского общества: «идеологическая каша» или поиск новых смыслов?» Владимир Петухов

«Молодежь новой России: образ жизни и ценностные приоритеты» Институт социологии РАН

«Социальное пространство в России» Наталья Зубаревич

Человеческие ресурсы России в 2007 г.: возможности и вызовы (Отрывки из доклада)

«Россия и Европа: структура населения и социальное неравенство» Людмила Беляева

«Социальная солидарность как основа нового «миростроительного» проекта» Андрей Окара

«Социальное неравенство в политическом измерении» Юрий Красин

«Социальная эмпатия: у истоков солидарного сознания» Анатолий Самарин

«Российская идентичность в социологическом измерении» Институт социологии РАН

«Россия в поисках среднего класса» Татьяна Малева

«Социальные противоречия российского общества» Андрей Андреев

«Российское гражданское общество. Иллюзии и реальность» Эльгиз Поздняков


Опубликовано на портале 15/09/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика