[ Главная ] [ Наше кредо ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Обратная связь ] [ Наши авторы ] [ Новости ФИП ]

Военное сотрудничество между постсоветскими государствами

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Александр Пикаев

Военное сотрудничество между постсоветскими государствами


Пикаев Александр Алексеевич – заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, член Международного института стратегических исследований, кандидат политических наук.


Военное сотрудничество между постсоветскими государствами

Симбиоз противоречий и все еще тесных связей, конфликтности и тяготения определяет сложную, не вполне четкую структуру и далеко не линейную динамику отношений на постсоветском пространстве. Возможно, рельефнее всего это проявляется в военно-политической области. Заведующий отделом ИМЭМО РАН Александр Пикаев анализирует главные вехи, итоги и «расходящиеся векторы» происходящих здесь процессов, рассматривая такие разные по содержанию и формату организации, как СНГ, ОДКБ и ГУАМ.

Годы, прошедшие после распада Советского Союза, отличались очень сложными взаимоотношениями бывших советских республик. Три из них – Эстония, Латвия и Литва – с самого начала взяли курс на вступление в НАТО и Евросоюз, куда и были приняты в 2004 г. Отношения между другими постсоветскими государствами представляли собой причудливый симбиоз конфликтности и все еще тесных экономических связей. Осуществлялось и военное сотрудничество как в рамках созданных региональных организаций – Содружества Независимых Государств (СНГ), Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Организации за демократию и экономическое развитие (ГУАМ), – так и на двусторонней основе.
 
Раздел военного наследства
Крайне деликатной задачей стал раздел советского военного наследства, включавшего в себя ядерное оружие. Еще до распада Советский Союз вывел ядерные боезаряды и стратегические средства их доставки из зарубежных государств и большинства союзных республик. К концу 1991 г. оно оставалось только в России, Белоруссии, Казахстане и на Украине. В соответствии с учредительными документами СНГ Белоруссия, Казахстан и Украина заявили о своем решении стать неядерными государствами и передать находившееся на их территориях ядерное оружие России. Оперативное командование над ядерным оружием переходило к президенту РФ и главнокомандующему Объединенными вооруженными силами (ОВС) СНГ.
Вывод тактического ядерного оружия в Россию был завершен весной 1992 г., несмотря на сопротивление Украины. Что касается стратегических сил, их вывод из трех новых независимых государств затянулся до 1996 г. Особую проблему создала Украина, которая выставляла чрезмерные требования о компенсации стоимости выводимых ядерных боезарядов, а также об их последующем уничтожении в России в условиях проверки украинскими инспекторами. Многие из этих требований были удовлетворены, и только после этого вывод ядерных боеприпасов удалось завершить. Средства доставки – межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и тяжелые бомбардировщики – остались на Украине. Частично они были уничтожены при американском содействии. Некоторые ракеты использовались для коммерческих космических запусков. Часть МБР и бомбардировщики Ту-160 были впоследствии выкуплены Россией в счет украинских долгов за поставки природного газа.
Украина продолжает осуществлять авторский надзор за МБР СС-18, остающимися на вооружении РФ и производившимися в советские времена на украинских предприятиях. Этот надзор регулируется двусторонним соглашением.
Требования Белоруссии и Казахстана о компенсации были более умеренными. Эти страны не ставили вопроса об уничтожении выводимых оттуда боеприпасов и средств доставки. Относительно новые МБР «Тополь», выведенные из Белоруссии, были развернуты на территории РФ. Однако президент Лукашенко после своего прихода к власти затягивал вывод ядерных сил, который завершился лишь к ноябрю 1996 г. – вероятно, в обмен на политическую поддержку режима в Минске.
Вопрос о контроле над обычными вооруженными силами был решен следующим образом. Большая часть сил и средств Сухопутных войск и ВВС была поделена между государствами, на территории которых они находились. Россия сохранила свои войска на территории Грузии, Армении и Таджикистана, а также сумела вывести часть войск из Азербайджана. Вооруженные силы, дислоцированные за пределами бывшего СССР и в Прибалтике, отошли к России и были выведены преимущественно на ее территорию к 1994 г. Под контролем Москвы остались силы и средства, базирующиеся в двух бывших автономиях, провозгласивших в процессе распада Советского Союза свою независимость (Абхазии и Приднестровье). В 1992 г. российские миротворческие подразделения были введены в Южную Осетию в соответствии с российско-грузинским соглашением.
Раздел обычных вооружений и вооруженных сил сопровождался различными трудностями и эксцессами. В частности, в процессе распада СССР дивизия тяжелых бомбардировщиков Ту-95 была перебазирована Москвой без согласия казахстанских властей из Семипалатинска (Казахстан) на авиабазу Украинка (Хабаровский край). Отмечались стихийные перелеты летчиков из новых государств в РФ. В ряде случаев раздел происходил в условиях действующих конфликтов. Например, переданная в 1992 г. Грузии часть находившихся на ее территории вооружений была использована Тбилиси в абхазской войне 1992 – 1994 гг.
Гораздо острее стоял вопрос о разделе ВМФ. Тихоокеанский и Северный флоты базировались исключительно в России и разделу не подлежали. Балтийский флот потерял большую часть береговой инфраструктуры, отошедшей к прибалтийским государствам, однако сохранил главную базу – в Балтийске (Калининградская обл.) и плавсостав. Государства Прибалтики не считали себя частью СССР и не претендовали на его вооружения, хотя и добились получения наземной военной инфраструктуры бесплатно. Каспийская флотилия была, в основном, выведена из главной базы в Баку.
Проблема Черноморского флота не решена до сих пор. Украина требовала значительную долю ЧФ. Из-за этого в течение нескольких лет он юридически находился под совместным командованием (хотя фактически – под российским). Лишь в 1997 г. был подписан и ратифицирован договор о его разделе и условиях базирования в Крыму до 2017 г., с правом продления на пять лет. Согласно ему, подавляющая часть береговой инфраструктуры флота за пределами Крыма передавалась Украине. Кроме того, она получала часть плавсостава, и ее ВМС так же, как ЧФ, базировались в севастопольской бухте. Долгое время Москва настаивала на эксклюзивном базировании ЧФ в Севастополе, но в конечном итоге была вынуждена уступить. Тем не менее, в сложных условиях 1990-х годов России удалось настоять на сохранении главной базы Черноморского флота и основной части его плавсостава и береговой инфраструктуры в Крыму на длительный период времени. Однако не все положения документов четко прописывают условия базирования, что оставляет Украине возможности требовать передачи ряда объектов и, главное, пытаться создавать помехи нормальному функционированию ЧФ в качестве активного боеспособного соединения.
В 1990-е годы пребывание российских войск и военных объектов на территории бывших советских республик было в основном легализовано на двусторонней основе. К началу 2000-х годов Вооруженные силы РФ оставались в Армении, Грузии, на Украине, в Молдове и Таджикистане. Военные базы в Грузии и Армении были объединены в Группу российских войск в Закавказье (ГРВЗ) со штабом в Тбилиси. В Таджикистане пребывание 201-й дивизии, в соответствии с двусторонним соглашением, преобразовано в военную базу. Было достигнуто согласие по вопросу о выводе остающегося небольшого контингента российских вооруженных сил из Молдовы, однако дело затянулось из-за трудностей с вывозом большого количества боеприпасов, складированных в Колбасне (Приднестровье).
В текущем десятилетии произошли некоторые изменения. Российские военные базы и штаб ГРВЗ были досрочно выведены из Грузии к 2007 г. Штаб и, частично, подразделения вооруженных сил были передислоцированы в Армению. Одновременно Москва договорилась о возобновлении военного присутствия в Киргизии, где была заново открыта небольшая военно-воздушная база в г. Кант. В августе 2008 г. Таджикистан предоставил России военно-воздушную базу в Гиссаре. По информации СМИ, в Таджикистане российские ВВС также могут использовать аэродромы в Кулябе и Курган-Тюбе. Уже до конца 2008 г. может возобновиться российское военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии.
Российские миротворческие силы присутствуют в Абхазии, Южной Осетии и в Приднестровье в соответствии с соглашениями между сторонами конфликтов и Россией. После признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 г. миротворческие силы могут быть заменены на регулярные контингенты вооруженных сил РФ.
Российские военные объекты сохранились в Белоруссии, на Украине, в Азербайджане, Казахстане и Таджикистане. В Белоруссии находятся два важнейших объекта – РЛС Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) в Барановичах и станция связи в Вилейке. В Азербайджане имеется РЛС СПРН в Габале. Она эксплуатируется российскими гражданскими специалистами, срок ее аренды истекает в 2011 г. В Таджикистане Россия арендует объект Системы контроля космического пространства «Око» в Нуреке. На Украине РФ получала информацию с РЛС СПРН, расположенных под Севастополем и Мукачево. Они эксплуатировались украинскими специалистами, которые неоднократно выдавали ложную информацию о ракетных запусках. По этой причине, а также из-за требований режима Ющенко о повышении арендной платы российская сторона в 2008 г. денонсировала соответствующее двустороннее соглашение. Прекращение сотрудничества с украинскими РЛС и ожидаемое завершение аренды Габалинской станции в Азербайджане компенсируется вводом в строй новых РЛС раннего предупреждения на территории России.
Наиболее масштабная сеть российских военных объектов находится в Казахстане. Россия арендует космодром Байконур (г. Ленинск), откуда, кроме гражданских, осуществляются и военные космические запуски. Помимо этого РФ располагает там РЛС СПРН в Сары-Шагане, а также рядом испытательных полигонов, в том числе предназначенных для испытаний противоракетного оружия. Казахстан также предоставляет военный транзит в Киргизию и Таджикистан.
После распада СССР предполагалось, что внешние границы СНГ будут охраняться сообща. Однако сначала Украина, а затем и другие государства перешли на самостоятельную охрану своих границ. В настоящее время российские пограничники охраняют только международно признанную границу между Арменией, с одной стороны, и Турцией и Ираном, с другой. Граница между азербайджанскими районами, занятыми армянскими войсками в ходе войны 1992 г., и Ираном охраняется армянскими силами.
 
Военно-политические аспекты СНГ
Содружество Независимых Государств возникло в декабре 1991 г. на месте Советского Союза, прекращение существования которого было оформлено решением трех бывших союзных республик – Российской Федерации, Украины и Белоруссии, подписавших в 1922 г. союзный договор, учреждающий СССР. Позднее к ним присоединились еще семь союзных республик, образованных в рамках Советского Союза за счет вычленения из состава Российской Федерации (Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения), а также разделения Закавказской Федерации – четвертого участника союзного договора (Азербайджан и Армения).
Три прибалтийские республики (Латвия, Литва, Эстония) отделились от СССР в августе 1991 г. и никогда не участвовали в работе СНГ, за исключением эпизодического присутствия на заседаниях ряда его комиссий в качестве наблюдателей. Грузия также заявила о выходе из Советского Союза в 1991 г. до его формального упразднения. Однако в 1992 г. она вступила в СНГ как государство-учредитель.
В августе 2005 г. Туркменистан перестал участвовать в работе СНГ в качестве полноправного члена и остался в нем как ассоциированное государство-участник. В августе 2008 г. о выходе из СНГ объявила Грузия. Украина не ратифицировала Устав СНГ, но считает себя членом этой организации. Таким образом, в настоящее время полноправными членами Содружества остаются 10 государств (Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Армения, Киргизия, Таджикистан и Молдавия), а Туркменистан участвует в его работе в качестве ассоциированного члена.
Высшим органом СНГ является Совет глав государств, собирающийся, как правило, раз в год. Основным органом, на котором обсуждаются вопросы безопасности и военного сотрудничества в рамках Содружества, является Совет министров обороны (СМО). Он был создан в феврале 1992 г. в качестве механизма Совета глав государств СНГ по обсуждению вопросов военной политики и сотрудничества. Заседания СМО проводились по мере необходимости, но, как правило, не реже одного раза в четыре месяца. Председателем СМО является представитель России. Деятельность Совета обеспечивается двумя органами: секретариатом и штабом по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ, находящимся в Москве.
Высшие должности в секретариате занимают российские военные. В работе штаба должны были принимать участие высшие военные чины всех стран СНГ, но на практике туда вошли представители лишь нескольких государств. Например, в его работе не участвовали представители Украины. В 2005 г. по предложению Казахстана штаб по координации сотрудничества был ликвидирован. Его функции фактически передали ОДКБ (часть перешла в ведение секретариата СМО).
Тем не менее, под эгидой СМО продолжает действовать ряд органов, в частности, военно-технический комитет, военно-научный совет и координационный комитет по вопросам ПВО. СМО рассматривает относительно периферийные вопросы, связанные с общим прошлым вооруженных сил государств СНГ. Среди них: совместная система связи между вооруженными силами, социальная защита военнослужащих, вопросы топографии и гидрометеорологии. Обсуждались также вопросы миротворчества и сотрудничества в сфере ПВО.
Крупнейший совместный проект государств СНГ в военной области - сотрудничество в создании Объединенной системы ПВО. В нем участвуют 9 стран. Молдавия и Азербайджан формально никогда не присоединялись к деятельности этой системы, Грузия и Туркменистан фактически заморозили свое участие в конце 1990-х годов, а в 2008 г. Тбилиси официально объявил о выходе из нее.
С 2001 г. в рамках Объединенной системы ПВО регулярно проводятся широкомасштабные учения. В ходе них отрабатывается взаимодействие систем управления стран-участниц, пуски средств ПВО, взаимодействие между авиационными средствами. В 2005 г. учения впервые проводились под объединенным командованием. В июне 2005 г. на СМО был принят пятилетний план развития Объединенной системы ПВО СНГ. В частности, было объявлено о создании трех региональных группировок со штабами в Минске (Белоруссия), Астане (Казахстан) и Ростове-на-Дону (Россия).
Вместе с тем наблюдаются признаки охлаждения государств-участников к функционированию Объединенной системы ПВО в рамках СНГ. Государства-члены ОДКБ стремятся передать ее под эгиду этой более компактной и гомогенной организации. Украина и Узбекистан предпочитают сотрудничать с Россией на двусторонней основе, при этом Украина, по мере наращивания сотрудничества между Киевом и НАТО, все более ограничивает свое участие в работе этой системы.
Что касается миротворчества, то первоначальные ожидания относительно широкого участия СНГ в урегулировании конфликтов на территории государств-участников не оправдались. Под эгидой СНГ осуществляется единственная миротворческая миссия – в Абхазии. Она учреждена в 1994 г. решением Совета глав государств Содружества и одобрена резолюциями Совета Безопасности ООН. В состав этой миссии входят исключительно российские военнослужащие. Первоначально в ее деятельности предполагал принять участие Таджикистан, но впоследствии в Душанбе отказались от этой идеи.
В зону ответственности миротворцев в Абхазии входит полоса вдоль обоих берегов реки Ингури – пограничной между Абхазией и Грузией (часть Гальского района Абхазии и Зугдидского района Грузии). При этом их основной контингент базируется в Абхазии, но имеется база и в Зугдидском районе. По российско-грузинскому соглашению, подписанному в Москве в 1994 г., количество миротворцев ограничено 3 тыс. чел., однако на практике их численность не превышала и 2 тыс. В связи с обострением обстановки в апреле 2008 г. в зону конфликта было дополнительно направлено 500 миротворцев. Некоторое время спустя этот контингент был усилен военнослужащими ВДВ, вооруженными тяжелой боевой техникой.
В соответствии с соглашением Медведева-Саркози о прекращении огня в Грузии от 12 августа 2008 г., миротворцы получили право на дополнительные меры безопасности до выработки международных мер по обеспечению безопасности в регионе. В связи с этим были выставлены блокпосты на территориях южнее Зугдидского района – вплоть до Поти и Сенаки. В Сенаки расположена крупная база грузинских войск, где концентрировались силы для захвата Абхазии, а в Поти базировались грузинские ВМС, предпринявшие попытки атаковать корабли российского ВМФ у абхазских берегов. Эти посты были сняты в соответствии с международными обязательствами Москвы к 14 сентября 2008 г. После развертывания международных наблюдателей российские миротворцы к 8 октября 2008 г. полностью уйдут из расширенной зоны безопасности.
В августе 2008 г. Грузия объявила о выходе из СНГ, разорвала Московское соглашение 1994 г. и потребовала прекращения миротворческой миссии этой организации в Абхазии. По мнению российской стороны, решение о прекращении миссии может принять только Совет глав государств Содружества, а до тех пор мандат миротворцев продолжает действовать и миротворческие силы СНГ в Грузии остаются легитимными. Решения в СНГ принимаются единогласно, и Москва имеет возможность заблокировать неприемлемое для нее решение.
Однако признание Москвой 26 августа 2008 г. независимости Абхазии и Южной Осетии открывает возможность пересмотра формата миротворческих сил и замены их регулярными российскими войсками на основе двусторонних соглашений о военно-техническом сотрудничестве между этими новыми государствами и Россией. Заключение подобных соглашений предусматривается «большими» договорами о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, подписанными в Москве между РФ и Абхазией, а также между РФ и Южной Осетией 17 сентября 2008 г.
 
ОДКБ
Договор о коллективной безопасности был подписан в Ташкенте в 1992 г. и вступил в силу в 1994 г. Он предусматривал оказание взаимной помощи в случае нападения на какое-либо государство-участника. Первоначально документ подписали шесть государств: Россия, Армения, Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан. Впоследствии к нему присоединились Белоруссия, Грузия и Азербайджан. В 1999 г., по истечении пятилетнего срока действия Договора, последние два государства, а также Узбекистан решили не продлевать свое участие в нем. В мае 2002 г. шестью оставшимися странами (Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия и Таджикистан) было принято решение о создании Организации ДКБ, что позволило укрепить организационную основу партнерства. Устав ОДКБ вступил в силу в сентябре 2003 г. В 2006 г. в ОДКБ вернулся Узбекистан.
Высшим органом ОДКБ является Совет коллективной безопасности, в работе которого принимают участие главы государств-участников. Среди других органов ОДКБ – Совет министров обороны, Совет министров иностранных дел и Комитет секретарей советов безопасности. Высшим военным органом является Объединенный штаб, возглавляемый на основе ротации начальниками генеральных штабов или аналогичных органов государств-участников. На повседневной основе деятельность организации координирует генеральный секретарь ОДКБ. Этот пост с апреля 2003 г. занимает Николай Бордюжа, бывший секретарь Совета Безопасности РФ.
В августе 2008 г. на саммите ОДКБ в Москве было достигнуто соглашение о структуре Объединенного штаба, а также о его экстерриториальном статусе на российской территории. В частности, российские чиновники могут посещать его территорию только с согласия руководства штаба. Участники также договорились в дальнейшем проводить саммиты организации в Москве, хотя принцип ежегодной ротации председательствующих государств сохраняется.
В мае 2001 г. ОДКБ приняла решение о создании Коллективных сил быстрого реагирования (КСБР). Во многом это было связано с угрозой, которую представлял собой правящий тогда в Афганистане режим талибов для государств Средней Азии. В этих условиях предполагалось создать постоянно действующий воинский контингент для нейтрализации внешних и внутренних угроз безопасности. В июне 2005 г. было принято решение о дальнейшем укреплении КСБР путем создания среднеазиатской группировки.
КСБР состоят из 10 батальонов. По три батальона выделили Россия и Таджикистан, по два – Казахстан и Киргизия. Военно-воздушный элемент КСБР базируется на российской авиабазе Кант (Киргизия), переданной в ведение ОДКБ в 2003 г.
В 2006 г. было объявлено, что за пределами среднеазиатского региона ОДКБ планирует развернуть две группировки войск на случай войны – на восточноевропейском стратегическом направлении (в составе подразделений России и Белоруссии) и на кавказском (с участием Армении и России).
В июне 2004 г. СКБ одобрил доктринальный документ о миротворческой деятельности ОДКБ. Были также приняты планы развития военного сотрудничества до 2010 г. и далее.
Коллективные силы ПВО постепенно передаются из СНГ в ведение ОДКБ. В планах по координации ОДКБ предусмотрено создание объединенной системы ПВО. Там также говорится о создании совместной системы по определению угроз, связанных с химическим и биологическим оружием. Для этих целей по решению Совета министров обороны был образован Координационный комитет командующих силами и службами химической, биологической и радиологической защиты. На регулярной основе ОДКБ проводит военные учения.
Между странами ОДКБ динамично развивается военно-техническое сотрудничество. Оно основано на поставках вооружений и военной техники по низким ценам из России другим государствам-членам. Первоначально такие поставки ограничивались подразделениями, приданными коллективным силам быстрого развертывания, однако начиная с 2005 г. они охватили все военно-техническое сотрудничество с государствами-членами. Россия осуществляет льготные поставки и в государства СНГ, но ОДКБ имеет приоритет. В случаях чрезвычайных ситуаций и срочных просьб предусмотрены более крупномасштабные поставки.
В ноябре 2004 г. ОДКБ объявила о своем намерении придать военно-техническому сотрудничеству качественно новый характер, и в июне 2005 г. государства-участники приступили к формированию соответствующей межгосударственной комиссии. Фактически она пришла на смену аналогичной комиссии СНГ, упраздненной из-за неэффективности. В ведение новой комиссии входят координация национальных научных исследований и опытно-конструкторских работ в военной сфере, а также организация и финансирование совместных разработок вооружений и военной техники.
ОДКБ предпринимает серьезные усилия по борьбе с незаконным оборотом наркотиков: половина государств-членов организации расположена на основном пути перевозки наркотических средств, преимущественно из Афганистана. Основное внимание уделяется территориям Таджикистана, граничащим с Афганистаном. Первая крупномасштабная многосторонняя операция по пресечению незаконной транспортировки наркотиков была проведена в 2004 г. В ноябре того же года был создан совместный орган – Координационный совет по контролю за оборотом психотропных и наркотических средств, а в 2005 г. образована рабочая группа по Афганистану.
ОДКБ осуществляет контртеррористическую деятельность. В апреле 2004 г. она организовала форум СМИ с целью информационной поддержки борьбы против международного терроризма. С июня 2005 г. в ОДКБ началась разработка собственных списков террористических и экстремистских организаций, куда было включено более 20 таких объединений. Ежегодно проводятся учения, где отрабатываются действия по борьбе с террористами. Так, в августе 2006 г. в Казахстане были проведены подобные учения «Рубеж-2006». ОДКБ имеет планы по созданию собственного совместного антитеррористического органа.
Парадокс в том, что, несмотря на серьезные усилия по развитию военного, военно-технического и иного сотрудничества в сфере безопасности в рамках ОДКБ, на территории трех из семи государств-членов поддерживается постоянное иностранное военное присутствие. В 2001 г. США и ряд их союзников по НАТО под предлогом необходимости проведения операции в Афганистане договорились о размещении военных (в основном военно-воздушных) баз с Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном. Основным опорным пунктом стал Узбекистан, не входивший тогда в ОДКБ. США создали там две базы – в Карши и Ханабаде. В Киргизии они получили возможность использовать часть международного аэропорта Бишкека, в Таджикистане – часть аэропорта в Душанбе. По некоторой информации, было достигнуто соглашение и с Казахстаном, разрешающее, в принципе, использовать ряд инфраструктурных объектов на территории этого государства, однако на практике эти объекты пока не используются.
В 2005 г. Узбекистан потребовал от США вывести военные базы из Карши и Ханабада. Это произошло в связи с резким ухудшением американо-узбекских отношений после событий в Андижане, где узбекские силы безопасности подавили массовые беспорядки, спровоцированные, по версии Ташкента, исламскими экстремистскими организациями. При этом Узбекистан сохранил германское военное присутствие на территории страны в г. Термез и, наряду с Россией и Казахстаном, обеспечивает транзит невоенных грузов Франции и Германии в Афганистан.
России удалось добиться заключения с государствами-членами ОДКБ соглашения, в соответствии с которым члены ОДКБ обязаны консультироваться друг с другом в случае запроса третьей стороны о развертывании на территории государства-участника военных баз. Это является важным политическим инструментом, позволяющим России оказывать воздействие на попытки дальнейшего военного проникновения в регион внешних держав. Кроме того, в ответ на американское военное присутствие в Киргизии и Таджикистане Москва усилила собственное военное присутствие в этих государствах. Это дает России автономные возможности реагировать на кризисы в регионе и предоставляет ей военно-политический коридор к Афганистану.
Следует отметить, что российских партнеров по ОДКБ в эту организацию привела потребность в гарантиях безопасности, которые им может предоставить Россия. При этом потенциальные угрозы безопасности для этих государств исходят с трех разных геополитических направлений. Белоруссия испытывает давление со стороны Запада. Армения блокирована Турцией и Азербайджаном. Среднеазиатские государства опасаются не только исламского фундаментализма (исходящего как с территории самих этих государств, так и из Афганистана), но и давления со стороны Китая. При этом они, хотя и в разной степени, не прочь воспользоваться сотрудничеством с Западом – для нейтрализации внешних и внутренних угроз и в то же время для укрепления своих позиций в отношениях с Россией. Подобные расходящиеся векторы создают серьезные объективные трудности для развития «горизонтальных» связей по линии Белоруссия – Армения – Средняя Азия, а также, что самое главное, ограничивают военное и политическое сотрудничество в рамках ОДКБ в целом.
 
ГУАМ-ОДЭР
В 1997 г. возникло неформальное объединение в составе Украины, Грузии, Азербайджана и Молдовы – первоначально в рамках обсуждения проблемы фланговых зон Договора об ограничении вооруженных сил и вооружений в Европе и координации подходов к различным вопросам в рамках международных организаций. Оно получило наименование ГУАМ, по первым буквам названий входящих в объединение государств. В 1999 г. к этой организации присоединился Узбекистан (превратив ее в ГУУАМ), но в 2005 г. вышел из нее и вернулся в ОДКБ.
В 2001 г. в Ялте был принят устав этой организации. В соответствии с ним определялись цели и области сотрудничества в рамках ГУАМ, а также создавалась организационная структура. После прихода к власти проамериканских режимов в Грузии (2003 г.) и на Украине (2005 г.) деятельность ГУАМ активизировалась, и это объединение все более явно стало приобретать черты организации, главной задачей которой фактически является противодействие интересам России на постсоветском пространстве. В мае 2006 г. в ходе саммита в Киеве ГУАМ преобразовали в Организацию за демократию и экономическое развитие (ОДЭР)) – ГУАМ; был также принят новый устав.
Высшим органом ОДЭР-ГУАМ является Совет, встречи которого на высшем уровне проводятся ежегодно, а на уровне министров иностранных дел – раз в два года. Рабочий орган – Совет национальных координаторов. Его встречи проводятся один раз в четыре месяца. Созданы семь рабочих групп для развития сотрудничества в различных областях, в частности в экономике, торговле, на транспорте, в сфере информационных технологий. Образованы Деловой Совет и Парламентская Ассамблея. Предполагается, что Информационное бюро ГУАМ в Киеве будет выполнять функции секретариата.
В области военно-технического сотрудничества государства-члены ГУАМ сконцентрировались на миротворчестве. Начало этому положили в 2006 г. попытки режима Ющенко изменить формат миротворческой миссии в Приднестровье, направив туда украинских миротворцев под наблюдением ОБСЕ. Хотя этот план и не удалось реализовать, весной 2006 г. началось обсуждение перспектив создания миротворческого батальона и специальных полицейских сил ГУАМ. В августе того же года эта идея была одобрена на встрече министров обороны ГУАМ, а в сентябре утверждена на встрече министров иностранных дел. В 2007 г., в период работы в Киеве правительства В. Януковича, практическая деятельность по созданию этих сил была фактически заморожена.
В августе 2008 г. Ющенко предложил направить украинский миротворческий контингент в Южную Осетию, но эту идею решительно отвергла российская сторона. Негативная реакция Москвы во многом объясняется активным участием режима Ющенко в масштабном перевооружении Грузии. Участие Киева осуществлялось на двусторонней основе, без привлечения структур ГУАМ.
Другим направлением сотрудничества в сфере безопасности государств ГУАМ является борьба с терроризмом. Эта деятельность носит ограниченный характер из-за относительно малой террористической активности на территориях стран-участниц. Юридической базой здесь служит межправительственное соглашение 2002 г. о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью и другими опасными преступлениями. В сентябре 2006 г. страны ГУАМ организовали в Баку первую специальную встречу экспертов по борьбе с терроризмом. Впоследствии такие встречи стали регулярными. В их задачи входят укрепление межгосударственной координации и обмен информацией. Объявлено о создании Международной информационной и аналитической системы с Виртуальным центром ГУАМ по борьбе с терроризмом, организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков.
Эффективность антитеррористической деятельности и борьбы ГУАМ с трансграничной преступностью подрывается двумя обстоятельствами. Во-первых, государства-члены не представляют собой единого территориального массива. Непосредственно граничат между собой только Грузия и Азербайджан, а возможности двустороннего сотрудничества между Киевом и Кишиневом затрудняются их плохими отношениями с Приднестровьем, расположенным между Молдовой и Украиной. Во-вторых, ГУАМ как организация последовательно избегает сотрудничества в данной области с СНГ, которое является гораздо более эффективным форматом по борьбе с терроризмом благодаря наличию единого постсоветского пространства.
Отказываясь от сотрудничества с СНГ, ГУАМ охотно развивает его с Соединенными Штатами. В декабре 2002 г. вступила в силу рамочная программа между ГУАМ и США по содействию торговле и сотрудничеству в области транспорта, обеспечению пограничного и экспортного контроля, борьбе с терроризмом, организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков.
Заинтересованность государств-членов ГУАМ друг в друге определяется в основном соображениями противодействия России и борьбой с сепаратизмом, с которым они сталкиваются. Экономическое партнерство развивается главным образом между приграничными «парами» – Грузией и Азербайджаном, Украиной и Молдовой. При этом все они, за исключением Грузии, в гораздо большей степени заинтересованы в развитии экономических связей с Россией. Кроме того, в Молдове и Азербайджане все больше понимают, что восстановление их территориальной целостности невозможно без сотрудничества с Москвой, а тем более в условиях противодействия ей. Не случайно Азербайджан, а в последнее время и Молдова выступают в качестве «слабого звена» этой в общем-то искусственной организации, спонсируемой США.


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 25/09/2008



[ Главная ] [ Наше кредо ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Обратная связь ] [ Наши авторы ] [ Новости ФИП ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.

С 1 ноября 2013 г. по 30 сентября 2014 г. при реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта
в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 29.03.2013 № 115-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ.

Rambler's Top100