Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Приоритеты военно-стратегического развития России

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Юрий Рубцов

Приоритеты военно-стратегического развития России


Рубцов Юрий Викторович - доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии Военных наук.


Приоритеты военно-стратегического развития России

Несмотря на геополитическое отступление на многих стратегических направлениях и утрату ряда позиций на мировой арене в последние два десятилетия, Россия объективно сохраняет параметры великой державы, обладая обширной территорией, богатыми природными ресурсами, населением с высоким интеллектуальным потенциалом, историческими традициями державности, а также значительным военным, в первую очередь ядерным, потенциалом. Императивы сохранения статуса великой державы, однако, предъявляют системе национальной безопасности РФ повышенные требования.

Значение военно-стратегического компонента в глобальном противоборстве
Несмотря на геополитическое отступление на многих стратегических направлениях и утрату ряда позиций на мировой арене в последние два десятилетия, Россия объективно сохраняет параметры великой державы, обладая обширной территорией, богатыми природными ресурсами, населением с высоким интеллектуальным потенциалом, историческими традициями державности, а также значительным военным, в первую очередь ядерным, потенциалом.
Императивы сохранения статуса великой державы, однако, предъявляют системе национальной безопасности Российской Федерации повышенные требования. Огромный пространственный размах, не имеющая аналогов по протяженности граница, неравномерная плотность населения, очаговый характер экономических зон, контрасты между ними в использовании людских ресурсов и энергии (большое число рабочих на предприятиях малой энергоемкости европейской части и большая энергоемкость предприятий Сибири и Дальнего Востока с относительно небольшой долей трудоспособного населения), уязвимость транспортных коммуникаций, АЭС и производств, связанных с повышенными экологическими рисками, – все это усложняет и сами военно-стратегические задачи России, и их осуществление.
Занимая север Евразийского континента, наша страна сопричастна любым военно-политическим процессам, происходящим и в Европе, и в Азии. Россия расположена на важнейших транснациональных воздушных, морских и наземных магистралях, от характера функционирования которых зависит как развитие геополитической обстановки в мире и регионах, так и ход возможных боевых действий на различных театрах военных действий (ТВД). Вооруженные столкновения вблизи границ России, в сопредельных регионах непосредственно делают ее территорию уязвимой в военном отношении.
Система национальной безопасности Российской Федерации подвергается особому испытанию и в связи с глобальным геополитическим противоборством. Мир становится все более непредсказуемым, нестабильным, угрожающим. От романти­ческих идей нового политического мышления, от надежд на равную и одинаковую безопасность не осталось и следа. В «Страте­гии национальной безопасности» США со всей определенностью сказано: «Наша стратегия национальной безопасности формируется, исходя из американских интересов и ценностей. США несут глобальную ответственность за защиту демократии в планетарном масштабе, имеют жизненно важные интересы во всех регионах мира». Нет ни слова об «общече­ловеческих интересах» или равной безопасности для всех стран и в новой стратегической концепции НАТО. Североатлантический блок ориентируется не на оборону, а на превен­тивные действия, в том числе за пределами зоны своей ответственности. Группа членов альянса во главе с США (их наиболее активно поддерживают Великобритания и Голландия) стремится к ускоренной трансформации НАТО во всемирную организацию путем подключения новых стран, далеко отстоящих от евроатлантической зоны. Активным лоббистом идеи преобразования Альянса в глобальную военно-полицейскую структуру выступает генеральный секретарь НАТО Я. де Хооп Схеффер, неоднократно высказывавшийся в пользу необходимости для НАТО заняться проблемами безопасности на Среднем Востоке, в Ираке, Иране, Северной Корее, Китае.


Реактивный истребитель F-35 Lightning-II пятого поколения имеет самый мощный двигатель, когда-либо установленный на истребителях.

Предпринятая после краха советской системы попытка установить монополяр­ный мир под руководством США сопровождается пренебрежением позицией ООН и нормами международного права, пересмотром итогов Второй мировой вой­ны, а также хельсинских соглашений 1975 г. о незыблемости послевоенных границ. При этом на наших глазах возникает новый феномен глобального противоборства: достиже­ние политических целей, экономическое и духовное подчинение народов, распространение угодных для ведущих держав мо­делей развития становятся возможными без применения военной силы, путем дипломатической, экономической, информационной, идеологиче­ской, психологической и т.д. борьбы. Значение и удельный вес невоенных средств значительно возросли, невоенные методы приобрели более целеустремленный и скоординированный характер. С их помощью удается инспирировать внутренние волнения, массовые выступления и восстания, смену власти и курса. Это хорошо видно на примерах Албании, Югославии, Таджикистана, Ирака, Чеч­ни и в целом Кавказа.
Тем не менее военно-стратегический компонент не только сохраняет одно из ведущих мест в глобальном противоборстве, но и нередко выходит на первый план. Это связано, в первую очередь, со стремлением США как наиболее мощной мировой державы к установлению своей глобальной гегемонии и их готовностью применять наряду с другими рычагами военную силу. Кроме того, актуальность военно-стратегического измерения обусловлена ростом числа агрессивно настроенных сепаратистских движений, добивающихся своих целей путем вооруженного насилия. Важнейшими силовыми факторами глобального противоборства выступают международный терроризм, который многие эксперты не без оснований рассматривают и как порождение, и как инструмент глобализации, а также антитеррористическая борьба. Под лозунгами контртеррористической деятельности происходит передел мира и природных ресурсов, реализуется модель однополярного мирового порядка.
НАТО создает вокруг российских границ сеть военных баз, на территории новых членов блока развивается инфраструктура для быстрого развертывания натовских контингентов, усиливается космическая, воздушная и радиотехническая разведка российской территории. Более 4 тыс. боевых самолетов НАТО отрабатывают варианты боевых действий с территории Норвегии, Польши, а в последние годы и стран Балтии, радиус их действия – до Урала. Предполагается размещение 10 противоракетных комплексов на территории Польши и радара в Чехии, которые, как утверждается, должны защитить США и Европу от гипотетического ракетного удара со стороны Ирана, тогда как география их размещения позволяет с их помощью контролировать российскую территорию до Урала. нейтрализуя стратегический потенциал России. Приближение военной системы НАТО к российским границам происходит и с юга.Еще в 2004 г., на саммите в Стамбуле, Североатлантический союз объявил Кавказ стратегической зоной своих интересов. Базы альянса уже существуют в государствах Закавказья и Центральной Азии, и расширение их сети будет продолжаться. 


Британские войска НАТО в Македонии.
 
Все эти факты и тенденции, вся современная мировая ситуация – более чем серьезный импульс для военно-политического руководства России к экстренным действиям по восстановлению и адекватному поддержанию обороноспособности. Необходимо по-новому оценить систему угроз безопасности Российской Федерации, сформулировать приоритеты военного строительства, соответствующие международному статусу России и имеющимся у нее ресурсам, а также задачи ее вооруженных сил.
 
Угрозы безопасности России и задачи Вооруженных сил
Действующая военная доктрина России, утвержденная в 2000 г. [1], определяет два типа угроз, нейтрализация которых является функцией Вооруженных сил (ВС) РФ, – внешние и внутренние.
К основным внешним угрозам относятся:
- территориальные претензии к Российской Федерации, вмешательство в ее внутренние дела, попытки игнорировать или ущемлять интересы РФ в решении проблем международной безопасности;
- наличие очагов вооруженных конфликтов, прежде всего вблизи государственной границы РФ и границ ее союзников;
- создание или наращивание группировок войск (сил), ведущее к нарушению сложившегося баланса сил, вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников, а также на прилегающих к их территории морях;
- расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности РФ;
- создание, оснащение и подготовка на территориях других государств вооруженных формирований и групп в целях их переброски для действий на территории Российской Федерации и ее союзников;
- действия, направленные на подрыв глобальной и региональной стабильности, в том числе путем воспрепятствования работе российских систем государственного и военного управления, на нарушение функционирования стратегических ядерных сил, систем предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны, контроля космического пространства и обеспечения их боевой устойчивости, объектов хранения ядерных боеприпасов, атомной энергетики, атомной и химической промышленности, других потенциально опасных объектов;
- международный терроризм.
Основные внутренние угрозы:
- попытки насильственного изменения конституционного строя и нарушения территориальной целостности России;
- противоправная деятельность экстремистских националистических, религиозных, сепаратистских и террористических движений, организаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности РФ, дестабилизацию внутриполитической обстановки в стране;
- планирование, подготовка и осуществление действий, направленных на дезорганизацию функционирования федеральных органов государственной власти, нападения на государственные, хозяйственные, военные объекты, объекты жизнеобеспечения и информационной инфраструктуры;
- создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований;
- незаконный оборот на территории РФ оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;
- широкомасштабная деятельность организованной преступности, терроризм, контрабандная и иная противозаконная деятельность в масштабах, угрожающих военной безопасности Российской Федерации.
Многие из угроз, будучи внутренними по форме проявления, являются или могут являться внешними по своей сути, то есть приобретают трансграничный характер. Планируется, что в их нейтрализации ВС будут участвовать совместно с другими силовыми структурами. Сегодня невозможно ограничивать деятельность вооруженных сил только внешней сферой. Опыт Чечни подсказывает, что, противодействуя угрозе, которая имела форму внутреннего мятежа, Россия столкнулась также и с внешней агрессией со стороны международных сил и террористических организаций.

 

Учебные маневры Тихоокеанского флота на совместных российско-индийских антитеррористических учениях "Индра -2007"

 
Сегодня можно констатировать, что ни одна из существующих конфликтных ситуаций за пределами территории России не создает прямой военной угрозы ее безопасности. Однако необходимо просчитывать ситуацию, которая может сложиться в будущем.
Так, не может не вызывать тревоги выпадение из взаимоотношений ядерных держав разоруженческой проблематики, вопросов поддержания стратегической стабильности в мире. В этом ряду, прежде всего, - односторонний выход Соединенных Штатов из Договора по ПРО и их планы создания элементы национальной ПРО на территории стран Восточной Европы, в результате чего российские межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) могут перестать быть фактором стратегического сдерживания; дальнейшее расширение и выход НАТО непосредственно к границам России; отсутствие гарантий невывода оружия, в том числе и ядерного, в космос; игнорирование международно-правового механизма (ООН) при принятии решений о вторжении в суверенные государства; наконец, попытки западных стран – постоянных членов СБ ООН принудить Россию и Китай дать согласие на силовой вариант разрешения конфликта с тегеранским режимом.
Развитие внутренней ситуации в ряде стран СНГ и в приграничных с ними районах отличается большой степенью неопределенности, а это означает, что в приоритетных для России регионах может существенно измениться геополитическая обстановка и даже возникнуть прямая угроза ее безопасности.
Особенности современных войн и вооруженных конфликтов диктуют следующие задачи Вооруженных сил РФ:
- сдерживание военных и военно-политических угроз безопасности, включая обеспечение стратегической стабильности и территориальную оборону страны;
- обеспечение экономических и политических интересов, что может включать в себя проведение по решению президента РФ операций с использованием Вооруженных сил;
- осуществление силовых операций мирного времени, включая выполнение союзнических обязательств, а также проведение миротворческих операций по мандату ООН или СНГ;
- применение военной силы для нейтрализации военной угрозы, в том числе и в условиях использования оружия массового поражения.
В целом в современных условиях от Вооруженных сил РФ, как следует из Военной доктрины, требу­ются первоочередная готовность к выполнению боевых задач в локальных войнах и конфликтах и мобилизационная готовность к крупномасштабной ре­гиональной войне.
Для современной России, ослабленной во всех отношениях, роль ядерного компонента в оборонной мощи зна­чительно повышается. Ядерное оружие становится важнейшим, наиболее надежным средством обеспече­ния оборонной безопасности. Вместе с тем очевидно, что из-за катастрофических последствий массированное применение ядерного ору­жия невозможно, поэтому оно остается средством стратегического сдержи­вания.
С учетом нового характера вооруженной борьбы в последние годы в ряде стран главный упор в военном строительстве делается на качественное совершенствование обычных вооружений, и в первую очередь высокоточно­го оружия, повышение боевой мощи и мобильности экспедиционных войск, подготовку к ведению военных действий в основном с применением обычных средств. Это следует иметь в виду и военно-политическому руководству России.

 

Подвижный грунтовый ракетный комплекс «Тополь М» - основа вооружения Ракетных войск стратегического назначения. Ракета «Тополь М» не имеет аналогов в мире по скорости полёта, что делает её практически неуязвимой для систем ПРО противника.
 
Прежняя концепция обычных войн, как ограниченных, так и широкомасштабных, также претерпевает значительные изменения. Поэтому необходимо готовиться и к боевым действиям в их классической форме, и к борьбе с терроризмом. Большинство конфликтов последнего времени разворачивались на ограниченной территории в пределах одного театра военных действий, но с широким использованием сил и средств, размещенных за его пределами. Это требует готовности не просто обороняться в случае внешней агрессии, а и умения тем или иным способом перенести боевые действия на территорию противника.
Важно также, чтобы политика и дипломатия ставили реальные военные задачи, соз­давали благоприятные военно-политические и экономические условия для применения ВС. Военная стратегия должна учитывать экономические и дру­гие возможности государства. Но надо считаться и с тем, что оборонные за­дачи объективно вытекают из сложившейся геостратегической обстановки и отменить их невозможно. Если речь пойдет о жизни или смерти страны, все должно быть подчинено, как в годы Великой Отечественной войны,  интересам обороны.
 
Приоритеты строительства и развития Российской армии
Российское военно-политическое руководство сформулировало следующие основные приоритеты строительства и развития ВС на ближайшую перспективу [2].
1.       Сохранение потенциала стратегических сил сдерживания, который должен гарантировать недопущение любого вида силового давления и агрессии против нашей страны или ее союзников.
2.       Наращивание количества соединений и частей постоянной готовности и формирование на их основе группировок войск на всех стратегических направлениях.
3.       Активизация перевода ВС на контрактную основу при сохранении подготовленного мобилизационного резерва.
4.       Совершенствование оперативной и боевой подготовки войск с учетом военных и иных угроз для России, гарантированного выполнения задач по обеспечению военной безопасности страны, новых тенденций в характере вооруженной борьбы и способов действий войск, оперативного предназначения группировок, особенностей театра военных действий и вероятного противника.
5.       Переоснащение ВС новыми системами вооружения и техники.
6.       Совершенствование военного образования, системы воспитания и морально-психологического обеспечения военнослужащих.
7.       Совершенствование системы социального обеспечения военнослужащих.
Однако анализ реальной практики показывает, что в этой деятельности много недостатков, отставания в выполнении запланированного и даже откровенных провалов. Утверждается, что в последнее время удалось качественно изменить ситуацию с переоснащением ВС новыми и модернизированными образцами военной техники, которые составят основу системы вооружения вплоть до 2020 г. С прошлого года, по официальной информации, начались массовые серийные закупки техники для нужд министерства обороны. Но о каких «существенных» изменениях может идти речь, если в 2006 г. планировалось закупить 6 ракет «Тополь-М», 6 космических аппаратов, 12 ракет-носителей, один стратегический бомбардировщик Ту-160, 8 самолетов Су-34, 8 вертолетов Ми-28Н, 31 танк Т-90, 125 БТР-80 и около 3,8 тыс. автомобилей. Также подлежали модернизации 139 танков, 125 орудий, 104 самолета, 52 вертолета. Для сравнения: в 2004 г. было поставле­но 6 ракет «Тополь-М», 6 спутников, 4 раке­тоносителя, 7 истребителей Су-27СМ и 31 танк Т-90. Если перевооружение будет идти такими темпами, то танковый парк удастся обновить за 300 лет, парк боевых самолетов и вертолетов – за 100. Что касается ПВО, то выход более или менее современных средств из боевого состава в связи с окончанием сроков эксплуатации в массовом порядке начнется вот-вот, в 2007-2008 гг., и тогда уже вряд ли получится компенсировать утраченное.
В послании президента Федеральному собранию 2007 г. отмечено начало реализации новой Государственной программы вооружений на 2007-2015 годы и создание нового федерального агентства, уполномоченного заключать контракты о серийных закупках нового вооружения и боевой техники.
В течение ближайшего пятилетия решено существенно повысить оснащенность стратегических ядерных сил современными самолетами дальней авиации, подводными лодками и пусковыми установками ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Именно подводные ракетоносцы, оснащенные новыми ракетными комплексами «Булава», вместе с комплексом «Тополь-М», должны стать основой стратегических сил сдерживания России.
Должны стать, но станут ли в обозримом будущем – это вопрос. К осени 2006 г. шахтным «Тополем-М» были оснащены всего пять полков РВСН, в одну из ракетных дивизий (Тейковскую, дислоцированную в Ивановской области) с октября начал поступать и его мобильный вариант. Но одновременно в РВСН каждый год будет сокращаться по одной-две дивизии в дополнение к уже ликвидированным двум соединениям и 10 отдельным полкам.
В российской армии уже сокращены все МБР с разделяющимися головными частями (РГЧ) железнодорожного базирования. К началу следующего десятилетия будут выведены из боевого состава около 200 ракетных комплексов МБР с РГЧ шахтного базирования, хотя уже сегодня число таких ракет немногим превышает 500 единиц. Если к этому времени РВСН не удастся оснастить новыми системами, то на вооружении останутся только моноблочные МБР «Тополь», срок эксплуатации которых как раз к 2011 г. исчерпает себя. Очевидно, что переоснащение считанных полков не способно компенсировать сокращение дивизий, даже учитывая, что новые образцы более эффективны. Тем более, если переоснащение будет идти такими медленными темпами, как до сих пор.
Не все ладно и с другой составляющей ядерной триады – подводным флотом. Трудности с созданием ракетного комплекса «Булава» ставят под удар программу оснащения с 2007 года ракетами "Булава" морских стратегических ядерных сил России и ввод в строй новых ракетоносцев.
Решение проблем перевооружения во многом зависит от оборонно-промышленного комплекса. Между тем, по данным Федеральной налоговой службы, 170 предприятий ОПК (то есть почти все стратегические предприятия и организации страны, общее число которых составляет 198) имеют признаки банкротства. В отношении 150 из них налоговыми органами вынесены постановления о взыскании задолженности за счет их имущества, то есть в любой момент предприятия, имеющие исключительное значение для обеспечения безопасности России, могут пойти с молотка. Неподъемные долги, низкий уровень загруженности производственных мощностей, крайняя изношенность станочного парка, обостряющийся дефицит квалифицированных кадров – всеми этими тяжелыми болезнями страдает ОПК. Уже через несколько лет, как заявляют должностные лица «Рособоронэкспорта», наши предприятия вообще не смогут выпускать конкурентоспособную продукцию.
Есть смысл сказать и о динамике изменений в структуре военного бюджета. Утверждается, что в последнее время ассигнования на оборону у нас из года в год увеличиваются. На первый взгляд, так оно и выглядит: по разделу бюджета «Национальная оборона», в 2006 г. было выделено 667,3 млрд. рублей, что выше уровня предыдущего года на 140 млрд. рублей. Однако при более тщательном рассмотрении вопроса положение выглядит иначе. Инфляция, сопровождаемая ростом цен на топливо, энергетические ресурсы, услуги, товары и продукцию ОПК, в немалой мере съедает этот прирост. В 2001-2005 гг. ежегодные расходы бюджета по разделу «Национальная оборона», несмотря на ряд указов президента и постановлений правительства, оставались на уровне 2,7-2,8% от валового внутреннего продукта, хотя должны были увеличиться до 3,14% в 2005 г. Кроме того, показатели расходов внутри раздела «Национальная оборона», должны формироваться не исходя из сложившихся пропорций, как это было в последние годы, а в увязке с вновь поставленными перед вооруженными силами задачами и должны быть ориентированы на достижение значимых конечных результатов. Пока же экспертами прогнозируется недофинансирование следующих важнейших статей расходов: на закупку вооружений, повышение денежного довольствия военнослужащих, продовольственное и вещевое обеспечение. Запланированные на конец 2007-2008 гг. два 15-процентных повышения должностных окладов и окладов по воинским званиям едва ли способны заметно улучшить финансовое положение военных.

 

Многоцелевой самолёт-амфибия Бе-103. Особая конструкция этого самолёта позволяет эффективно использовать его в труднодоступных для других видов транспорта районах.

 
Дело, однако, не только в объемах выделяемых финансовых средств, но и в правильном выборе приоритетов развития ВС. Опыт войн и военных конфликтов последних 15-20 лет, особенно войны в Ираке, показывает, что ход и исход вооруженной борьбы будут определяться главным образом противоборством в воздушно-космической сфере и на море, а сухопутные группировки будут закреплять достигнутый успех и непосредственно обеспечивать достижение политических целей. Ясно также, что успех будет на стороне того, кто сможет функционально интегрировать все информационные потоки и в режиме реального времени корректировать планы боевого применения войск в зависимости от меняющейся обстановки.
С этой точки зрения, по мнению ряда экспертов, процесс реформирования российских ВС требует серьезной корректировки. Чем дальше, тем более задача физического уничтожения живой силы и боевой техники противника будет отходить на второй план. Преследуется иная цель – нейтрализовать (поразить сознание, обездвижить) противника путем использования интеллектуального оружия преимущественно несмертельного действия.
В этом смысле уже начался процесс разделения государств на имеющих и не имеющих потенциал для создания интеллектуального боевого оружия. К первой группе специалисты относят около 20 экономически развитых государств Северной Америки, Европы и Азии. Ко второй группе – государства Южной Америки, Средней и Центральной Азии, Центральной Африки, которые по-прежнему будут делать ставку на традиционную военную технику. Процесс разделения не будет длительным, и существует опасность, что Россия, упустив момент, фатально отстанет от государств первой группы.
Мы уже сегодня отстали от передовых армий по технологичности на 10-15 лет. Требованиям современной войны все менее соответствуют имеющиеся в российских ВС управленческие структуры, военная теория, военные кадры. Нынешние нормативные документы, в которых 80% объема отдано наступательным и оборонительным операциям, не годятся для современности, где в основном будут локальные войны и конфликты, десантные и противодесантные операции и боевые действия, проводимые мобильными формированиями и отдельными группами.
Время резко обесценивает руководящие кадры, не умеющие лично отслеживать ситуацию на дисплеях контроля космической, воздушной и наземной обстановки, не способные лично перепрограммировать разведывательно-ударные боевые комплексы или роботизированные боевые комплексы и лично управлять ими.
Выпускаемая ныне российским ВПК техника и вооружение принципиально не подходят к перспективным войнам. Для боев будущего нужно вооружение, сочетающее собственный интеллект и интеллект солдата, способное поразить сознание, нейтрализовать, обездвижить, ослепить, усыпить, деморализовать противника. В этих операциях будет требоваться оружие нелетального действия, останавливающего, отравляющего, психотропного, звукового, электрического, биологического характера, которое российский ВПК не выпускает и выпускать не готов.

 

Оборонительная скорострельная четырёхствольная система Redback - эффективная автоматическая установка, обладающая мощной интеллектуальной системой обнаружения и сопровождения целей, а также - системой дистанционного управления.

 
Вывод – России необходима армия с новой теорией, новой структурой, новыми кадрами, новым вооружением.
 
Рекомендации
1. Необходимо отработать предельно конкретные концептуально-методологические подходы к проблеме обеспечения национальной безопасности.
Принять доктрину национальной безопасности как официальный документ, определяющий общие подходы к обеспечению безопасности РФ, сферы ответственности и задачи государственных органов в этой области, а также «частные» доктрины безопасности (военной, информационной, экономической, внешнеполитической, экологической и т.д.). Эти документы должны носить формализованный характер и приниматься на самом высоком уровне. Периодичность их пересмотра будет напрямую зависеть от изменений геополитической обстановки в мире и параметров геополитического положения Российской Федерации.
2. Следует разработать стратегию национальной безопасности России на конкретный период времени (с корректировкой ее каждый календарный год). Она должна разрабатываться Советом Безопасности РФ на основе предложений министерств и ведомств, общественных и научных организаций и ежегодно представляться президентом Федеральному собранию РФ. Главной особенностью данного документа должна являться трансформация концептуальных и доктринальных положений в плоскость практических задач по обеспечению национальной безопасности.
3. Необходимы формирование рациональной и эффективной структуры военной организации, отказ от бесконечного реформирования (сокращения) численности Вооруженных сил, сохранение и развитие стратегических ядерных сил в качестве основного потенциала сдерживания, наращивание возможностей других видов Вооруженных сил, кардинальное улучшение финансирования военной организации.
4. Следует переоценить доминирующие в современной российской науке и политической практике концептуальные подходы к национальной безопасности, связанные с надеждой прежде всего на военно-силовые инструменты. Последние требуется максимально широко сочетать с невоенными (политическими, дипломатическими, информационными и пр.) средствами.
5. В сложившихся условиях для РФ особенно важно определить реалистичный и долгосрочный внешнеполитический курс, вытекающий из национальных интересов России, и твердо, последовательно взаимодействовать со всеми, кто хочет сотрудничать с нами на равноправных условиях, проявлять здоровую умеренность в определении националь­ных интересов, жестко отстаивать только действительно жизненно важные из них. Опыт существования СССР показал, что излишний максимализм и нереальность провозглашенных национальных целей и интересов, стремление жестко и любой ценой осуществить их порождают конфронтационность, приводят к подрыву экономики и полному круше­нию ложно понятых национальных целей.
6. Несмотря на изменение характера угроз для России и возникновение в связи с этим новых задач по обеспечению национальной безопасности, новые формы борьбы по противодействию этим угрозам до сих пор не нашли должного отражения ни в «Законе о безопасности», ни в «Законе об оборо­не», ни в действующей Военной доктрине РФ, ни в практической дея­тельности государственных органов. Это следует незамедлительно исправлять. При уточнении «Закона об обороне» и в новом варианте рос­сийской военной доктрины необходимо отдельно выделить угрозы, выте­кающие из долгосрочной политики определенных международных сил и держав и направленные на лишение России независимости, ущемление ее экономических и других интересов, подрыв изнутри и изоляцию, территори­альные претензии к ней, подогревание и поддержку извне сепаратизма, тер­роризма, внутренних конфликтных ситуаций, а также другие акции, ущемляющие национальные интересы Рос­сии.
7. Развивая нынешнюю армию, важно отдать себе отчет в том, что она в принципе не годится для войн будущего, и безотлагательно приступить к планированию и строительству перспективной армии XXI века.
Разумеется, список данных рекомендаций не носит исчерпывающего характера и может быть продолжен и развит. Главное, на наш взгляд, целеустремленно действовать, учитывая, что лимит времени, отпущенный России для того, чтобы остаться в лагере технологически развитых государств, постоянно сокращается.
 
 
 
Примечания
 
[1] Военная доктрина Российской Федерации// http://www.mil.ru/849/11873/1062/1347/1818/index.shtml
 
[2] Иванов С.Б. Вооруженные силы России и ее геополитические приоритеты // http://www.viperson.ru/wind.php?ID=284577&soch=1
 
 
В данной статье использована часть фотографий с сайтов российской военной техники и Министерства обороны РФ.
 


Опубликовано на портале 19/05/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика