Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса: что дальше?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Алексей Кузнецов

Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса: что дальше?


Кузнецов Алексей Владимирович – доктор экономических наук, зав. сектором ИМЭМО РАН.


Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса: что дальше?

Этап стремительной зарубежной экспансии крупных российских корпораций, похоже, завершился. Застав врасплох отечественные ТНК, кризис выявил неэффективный экстенсивный характер их стратегии, равно как и системные пороки всей российской экономической модели. Более настороженное отношение зарубежная активность бизнеса вызывает и внутри России. К спорам о целесообразности переноса рабочих мест за границу здесь добавляются понятные опасения столкнуться с новой замаскированной формой «бегства капитала». Вместе с тем, считает заведующий сектором ИМЭМО РАН А.Кузнецов, приобретение или создание национальными компаниями зарубежных активов объективно становится одним из ключевых элементов выживания в глобальной конкуренции. Более того, оно может и должно быть широко использовано в интересах перевода отечественной экономики на инновационный путь развития.

Середина текущего десятилетия была отмечена небывалым ростом объемов экспорта капитала из России в форме прямых иностранных инвестиций (ПИИ). По оцененным на основе статистики платежного баланса объемам аккумулированных за рубежом национальных капиталовложений Россия устойчиво вошла в число 15 мировых лидеров. К началу 2008 г., по данным Центрального банка РФ, этот показатель достиг 370,2 млрд. долл. [1] Хотя значительная часть ПИИ была связана с перераспределением собственности в самой России (с привлечением зарубежных оффшоров), покупкой заграничной недвижимости и тому подобными сделками, капиталовложения зарождающихся российских транснациональных корпораций (ТНК) также были внушительными. По нашим оценкам, у нескольких десятков отечественных компаний суммарный размер долгосрочных зарубежных активов (индикатор, косвенно характеризующий ПИИ) к началу 2008 г. превысил 70 млрд. долл. [2] При этом только в 2007 г. прирост достиг почти 25 млрд. долл.
 
Пауза в инвестиционной экспансии
В первой половине 2008 г., несмотря на усугубление кризисных явлений в мировой экономике, инвестиционная экспансия отечественных ТНК лишь продолжила нарастать. Достаточно сравнить 10 крупнейших сделок по полному поглощению зарубежных фирм или приобретению крупных пакетов их акций за 2007 г. и первое полугодие 2008 г. Если за весь 2007 г. объем ПИИ, привлеченных в 10 самых больших проектов, составил чуть менее 10 млрд. долл., то за вдвое меньший промежуток времени в 2008 г. аналогичный показатель превысил 8 млрд. долл. (ср. две таблицы) [3].
При этом многие отечественные компании для финансирования сделок стали использовать не только избыточные доходы от экспорта сырьевых товаров, но и привлекать огромные заемные средства. Заключались кредитные соглашения, в которых предусматривалась необходимость увеличения залога при снижении его рыночной стоимости, а в качестве такого залога чаще всего выступали акции самих российских компаний. Таким образом, инвестиционная экспансия многих, особенно крупных ТНК РФ становилась все более зависимой от состояния мировой конъюнктуры, включая положение на фондовых рынках.
Крупнейшие приобретения зарубежных активов российскими компаниями в 2007 г.
№№
Приобретаемые активы и их местонахождение
Фирма-поку­патель
Сумма, млн. долл.
1
Производитель золота LionOre Mining из Канады с рудниками в Австралии, Ботсване и ЮАР
«Норильский никель»
5234
2
31,4% акций машиностроительной фирмы Sulzer в Швейцарии
Группа «Ренова»
720
3
80% акций специализирующейся на альтернативной энергетике фирмы Energetic Source в Италии
«Авелар энерджи» (группа «Ренова»)
700
4
Первый 12,5%-ный пакет акций в «Белтрансгаз» в Белоруссии
«Газпром»
625
5
Металлургическая фирма Claymont Steel Holdings в США
«Евраз»
565
6
Сеть из 376 АЗС Jet в Чехии, Словакии, Бельгии, Польше, Венгрии, Финляндии
«ЛУКОЙЛ»
560
7
Машиностроительная фирма Altis Semiconductor во Франции
Малоизвестная фирма в интересах компаний под госконтролем
449
8
80% акций телекоммуникационной фирмы
K-Telecom в Армении
«МТС» (АФК «Система»)
434
9
Отель Sungate Port Royalв Турции
«Миракс-групп»
340
10
81,1% акций ирландской золотодобывающей фирмы Celtic Resources с активами в ряде стран
«Северсталь-ресурс»
315
 
Крупнейшие состоявшиеся приобретения зарубежных активов российскими компаниями в первой половине 2008 г.
№№
Приобретаемые активы и их местонахождение
Фирма-поку­патель
Сумма, млн. долл.
1
49% акций комплекса из двух НПЗ ISAB в Италии
«ЛУКОЙЛ»
1900
2
Металлургический завод Alphasteel в Великобритании
«Миринвест» (для «Эстар»)
1500
3
Фирма Oriel Resources из Великобритании с рудниками в Казахстане и металлургическим заводом в России
«Мечел»
1498* (часть в России)
4
Сталелитейная фирма Esmark в США
«Северсталь»
1025
5
Металлургическая фирма Sparrows Point в США
«Северсталь»
810
6
Второй 12,5%-ный пакет акций в «Белтрансгаз» в Белоруссии
«Газпром»
625
7
Дополнительные более 10% акций действующей в сфере полупроводниковых технологий Oerlikon в Швейцарии
Группа «Ренова»
537
8
70% долей Aker Yards Ukraine Holding из Норвегии – владельца верфей в германских Висмаре и Варнемюнде, а также украинском Николаеве
«Финансовая лизинговая компания»
470
9
75 АЗС и нефтебаза фирмы Petrol в Болгарии
«ЛУКОЙЛ»
380
10
Производитель метизов Ductil Steel в Румынии
«Мечел»
221
Составлено на основе оценок журнала «Слияния и поглощения» с рядом уточнений.
 
Распространение мирового кризиса на экономику РФ к осени 2008 г. серьезным образом отразилось на внешней экспансии российских ТНК. Были отложены многие сделки и проекты в странах, где уже удалось закрепиться в предыдущие годы. Например, «Евраз» планировал в 2008 г. в три этапа приобрести за приблизительно 1,5 млрд. долл. более 51% акций китайской металлургической компании Delong Holding. Однако пока «Евраз» стал собственником лишь 10,01% акций, а срок платежа за остальные акции уже дважды переносился (в последний раз – до августа 2009 г.). От покупки некоторых активов российские ТНК отказались в принципе. В частности, «НЛМК» предпочел воздержаться от приобретения за 3,5 млрд. долл. крупнейшей независимой североамериканской трубной компании John Maneely Company с 11 заводами.
Российские бизнес-группы, наиболее рискованно осуществлявшие транснационализацию, очутились в наихудшей ситуации. Особенно неблагополучным оказалось положение холдинга «Базовый элемент», у которого сразу в нескольких отраслях формировались крупные ТНК. Осенью 2008 г. «Базовый элемент» был вынужден продать 9,99% акций германского строительного холдинга Hochtief и блокирующий пакет акций канадского производителя автокомпонентов Magna, за которые годом ранее было заплачено соответственно 0,7 млрд. и 1,5 млрд. долл.
Тем не менее, нельзя сказать, что инвестиционная экспансия российских ТНК во второй половине 2008 г. совсем прекратилась. На фоне общей паузы некоторые компании смогли завершить ранее запланированные сделки даже с меньшими затратами. В частности, «Северсталь» потратила почти 1 млрд. долл. на приобретение в США угледобывающей фирмы PBS Coals, что на 0,38 млрд. долл. меньше изначально предполагавшегося. «НЛМК» инвестировал 350 млн. долл. в покупку американской сталелитейной фирмы Beta Steel, сэкономив 50 млн. долл. Из других значимых сделок конца 2008 г. можно отметить приобретение концерном «Газпром» за 0,56 млрд. долл. 51% акций сербской энергетической компании NIS, а также первый транш в размере 0,25 млрд. долл., который осуществил «ЛУКОЙЛ» для приобретения фирмы Akpet в Турции, владеющей сетью из почти 700 АЗС и сопутствующей нефтегазовой инфраструктурой.
Продолжают осуществлять небольшие ПИИ и российские ТНК «второго эшелона», представляющие в основном несырьевые секторы, причем некоторые фирмы делают это впервые. Например, ЗАО «Промстрой Груп» осенью 2008 г. завершило приобретение контрольных пакетов двух специализированных подрядных компаний в Казахстане – «Казмеханомонтаж» и «Автоматика». Нельзя забывать и о том, что российские фирмы продолжают инвестировать в развитие ранее купленных за рубежом компаний.
 
Экстенсивный характер инвестиций
В целом, однако,  можно говорить о некоторой паузе, и во многом она  связана с экстенсивным характером российских инвестиций. Иначе говоря, отечественные компании в основном придерживаются стратегии расширения своего географического присутствия без серьезной диверсификации бизнеса и перевода его на инновационный путь. В условиях мирового экономического кризиса финансовые возможности большинства компаний оказались ограниченными. В то же время почти не используется положительное влияние любого крупного кризиса на сферу прямых капиталовложений, которое выражается в облегчении условий для модернизации бизнеса через покупку подешевевших заграничных активов. Ведь часто небольшие, но ранее недоступные российским ТНК зарубежные фирмы способны обеспечить «прорывные» технологии, создать условия для достижения синергетических эффектов, оптимизировать структуры глобальных производственно-сбытовых цепочек и т.п. Однако  отечественные компании оказались не подготовлены к нынешнему кризису.
Дело в том, что динамично начавшаяся интернационализация российской экономики во многом базировалась не на появлении новых конкурентоспособных компаний, которым стало «тесно» на внутреннем рынке, а на эксплуатации созданного еще в советский период индустриального потенциала. Именно поэтому основная часть отечественных ТНК сформировалась на базе бизнес-групп, контролирующих нефтегазовые активы, крупнейшие металлургические заводы, отдельные мощные предприятия в других отраслях. Старт стремительной транснационализации бизнеса был положен в результате серьезных политических сдвигов – краха советского режима и коренной ломки методов хозяйствования (хотя финансовые условия для масштабного экспорта ПИИ появились лишь к концу 1990-х годов) [4].
В результате, в отличие от новых индустриальных стран, где формирование конкурентоспособных ТНК стало следствием структурной перестройки национальной экономики, транснационализация российского бизнеса реализуется при сохраняющейся специализации страны преимущественно на поставках на внешние рынки сырья и низкотехнологичной продукции «старых» отраслей. В этом русле, частично дальнейший рост ПИИ может обеспечить даже простое восстановление разорванных хозяйственных связей в рамках СНГ. По сути, часть некогда внутренней торговли между бывшими республиками СССР преобразовывается во внешнюю (естественно, уже на рыночных принципах) и дополняется координацией на основе трансграничных капиталовложений. Однако стратегия преимущественной опоры на богатые природные ресурсы и ранее созданный в стране промышленный потенциал (причем в ряде отраслей в силу тенденции к монополизации советской экономики сформированы довольно крупные даже по  международным масштабам компании)  - отнюдь не оптимальный для российского общества способ интеграции в мировую экономику. В данном случае приветствовать можно в основном лишь ликвидацию запаздывания в развитии внешних инвестиционных связей, вызванного изоляционистской политикой советского периода.
Для изменения характера российской инвестиционной экспансии, безусловно, необходима реализация полноценной государственной политики стимулирования экспорта отечественных прямых капиталовложений. Однако, в отличие от ведущих экономических держав, в российском обществе еще не укрепилось осознание того факта, что в условиях глобализации приобретение или создание национальными компаниями зарубежных активов становится одним из ключевых элементов выживания в конкуренции с ТНК из других государств. Например, в России пока только планируется создание полноценной системы государственного поощрения и страхования отечественных ПИИ по образцу развитых стран, где давно осознана необходимость стимулирования зарубежных капиталовложений компаний среднего размера, часто избегающих самостоятельного выхода на внешние рынки, особенно в качестве инвесторов в развивающихся странах с их высокими политическими рисками (даже при наличии особо благоприятных условий для развития бизнеса из-за низкой конкуренции). В частности, в 2009 г. на базе государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» планируется создать специальное Агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. Большее внимание должно уделяться и характеру ПИИ крупнейших компаний, подконтрольных государству или тесно сотрудничающих с ним. Их экспансия в первую очередь должна быть нацелена на создание вклада в переход отечественной экономики к инновационному развитию[5].
Вместе с тем ни поддержка средних частных компаний, ни совершенствование стратегии государственных ТНК, на наш взгляд, не изменят ситуацию кардинально, если характер инвестиционной экспансии крупных российских частных ТНК останется прежним. Более того, в настоящее время это направление их деятельности вызывает настороженное отношение в России. И это вызвано не столько типичными для всех стран спорами экспертов и политиков о целесообразности фактического переноса части рабочих мест за рубеж, сколько боязнью столкнуться лишь с новой формой «бегства капитала», замаскированной под легальные зарубежные инвестиции.
 
Поддержка конкуренции на внутреннем рынке и рост эффективности ПИИ
По нашему убеждению, указанный выше аспект выводит на более общую проблему – российские ПИИ должны рассматриваться не изолированно, а как органичный элемент всей системы внешнеэкономических связей. При этом внешнеэкономическая деятельность в принципе не может рассматриваться в отрыве от развития национального хозяйства. Крупный мировой экономический кризис застал врасплох не только  отечественные ТНК с их экстенсивной экспансией, выражавшейся преимущественно в скупке любых доступных профильных зарубежных активов ради повышения имиджа как глобальных игроков и привлечения дополнительных финансовых средств под дальнейшее расширение бизнеса без его кардинальной структурной перестройки. К самому глубокому за послевоенную историю мировому кризису оказалась не готова вся российская экономика, развитие которой в текущем десятилетии проходило под знаком экстенсивного удвоения ВВП и накопления огромных резервов, чтобы «переждать» ухудшение мировой конъюнктуры. Просмотр эротических фильмов и мастурбация в ванной комнате давно вышли из моды, это не круто даже для тех парней, которые не пользуются популярностью у женского пола – сегодня, чтобы снять проститутку в Красноярске достаточно иметь интернет на телефоне и пару тысяч рублей в кармане - один звонок, и к тебе уже едет потрясная девочка в кружевном белье.
Необходимо помнить, что после любого масштабного кризиса, который неизбежно сопровождается глобальной структурной трансформацией, некоторые страны резко усиливают свои экономически позиции, причем чаще всего это не лидеры или аутсайдеры, а представители «второго эшелона» среднеразвитых государств (хотя, естественно, далеко не все). Дело в том, что у мировых лидеров обычно нет стимулов к болезненным структурным преобразованиям, пока кризис непосредственно не наступил (а отсталые страны в принципе не могут найти точек опоры для экономического «прорыва»). Россия же как раз относится к среднеразвитым странам. Однако приходится признать, что, несмотря на громкие заявления о необходимости перехода на инновационный путь развития, о борьбе с коррупцией и другими серьезными социально-политическими ограничителями хозяйственного роста, в целом уходящее десятилетие с точки зрения подготовки структурных преобразований для российской экономики можно характеризовать как «потерянное».
Тем не менее, до сих пор не поздно начать создавать условия для модернизации  отечественной экономики, изменения ее преимущественно сырьевой специализации на внешних рынках, сильной зависимости от состояния мировой конъюнктуры. Однако при всей целесообразности отдельных эффективных мер государственной экономической политики, особенно в условиях низкой эффективности ведения бизнеса многими частными российскими финансово-промышленными группами необходимо воздержаться и от чрезмерного усиления государства в экономике. По нашему мнению, главная проблема созданной в РФ модели экономики – не в либерализме как таковом, а в том, что она по большей части представляет собой набор слабо согласующихся друг с другом элементов. Вспоминая слова известного российского экономиста В.П. Гутника, необходимо отметить, что до сих пор не сделан принципиальный и обоснованный выбор хозяйственного порядка, в котором нуждается Россия для совершения некоего качественного прорыва и который на практике возможно внедрить в настоящее время [6].
К сожалению, в 90-е годы революционная логика экономических и социально-политических преобразований в РФ, а также ограниченность понимания отечественными реформаторами сути либерализма привели к построению в России ущербной, а как следствие, неэффективной модели рыночной экономики. Свободные цены были внедрены без развитой конкуренции, частная собственность – без институтов имущественной ответственности и т.д. Более того, у многих в России до сих пор сохраняется иллюзия, что хозяйственный порядок, социальная модель, политическая система могут развиваться независимо друг от друга, причем в разных направлениях. Трагичный опыт развития Германии в первой половине XX века привел немецких ордолибералов к выводу, что необходимо уделять должное внимание всем ключевым элементам любой либеральной экономической системы – и частной собственности как юридической основе экономической жизни, и свободной конкуренции как регулирующему механизму хозяйственных отношений, и предпринимательству как генератору экономического прогресса [7]. При этом государство должно быть не просто «ночным сторожем» – например, при необходимости оно должно в прямом смысле насаждать конкуренцию. В противном случае монополизация экономической власти ведет к подавлению конкуренции, снижению общей эффективности в экономике, расцвету коррупции, в свою очередь создающей непреодолимые барьеры для развития инновационно активного малого бизнеса и т.д. Узурпация экономической власти вследствие взаимозависимости разных сфер общественной жизни постепенно способствует монополизации и политической власти.
Не останавливаясь на конкретных мерах по развитию в России конкурентной среды (серьезное обсуждение которых в этой статье «между делом» нам представляется нелепым), отметим, что усиление конкурентного давления на крупнейшие российские бизнес-группы создало бы для них очевидные стимулы повышения своей экономической эффективности. Осуществленные в таких условиях российскими компаниями ПИИ стали бы в большей мере использоваться для привлечения на их предприятия в РФ новых технологий, совершенствования структуры производственно-сбытовых цепочек и решения других задач, нацеленных на усиление конкурентных позиций отечественных ТНК. При этом размер экспортированных капиталовложений может оказаться не очень значительным по сравнению с докризисным, поскольку до последнего времени масштабные ПИИ отечественных ТНК были в основном связаны с приобретением производственных активов по выпуску массовой и далеко не самой наукоемкой продукции.
Таким образом, неизбежное в ближайшие несколько лет ослабление зарубежной инвестиционной активности российских компаний может остаться свидетельством неэффективности их экстенсивной экспансии. А может стать паузой, за которой последует переход к стратегии широкого использования интернационализации отечественного бизнеса для перевода экономики России на инновационный путь развития.
 
Примечания:
 
[1] См.: Международная инвестиционная позиция Российской Федерации в 2001-2008 гг. (www.cbr.ru).
 
[2] Подробнее см.: Kuznetsov A. Russian Companies Expand Foreign Investments // Russian Analytical Digest. 2008. №34. P. 2-7 (www.res.ethz.ch).
 
[3] См.: Обзор сделок M&A // Слияния и поглощения. 2007. №1-12; 2008. №1-6 (www.ma-journal.ru).
 
[4] Подробнее см.: Кузнецов А.В. Интернационализация российской экономики: инвестиционный аспект. – М.: КомКнига, 2007.
 
[5] См., например: Хейфец Б., Байков В. Апология беглого капитала // Эксперт. 2009. №3.
 
[6] См.: Гутник В.П. В каком хозяйственном порядке нуждается Россия? // Социальное рыночное хозяйство: концепции, практический опыт и перспективы применения в России. – М.: ГУ ВШЭ, 2007. С. 406-416 (впервые представлено на конференции РНИСиНП осенью 2004 г.).
 
[7] См., например: Анализ экономических систем. Основные понятия теории хозяйственного порядка и политической экономики / Под общ. ред. А. Шюллера и Х.-Г. Крюссельберга; пер. с нем. – М.: Экономика. 2006.


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 27/03/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика