Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Северный поток»: состояние и перспективы

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Николай Кавешников

«Северный поток»: состояние и перспективы


Кавешников Николай Юрьевич – кандидат политических наук, заведующий Центром политической интеграции Института Европы РАН, доцент кафедры европейской интеграции МГИМО(У) МИД РФ.


«Северный поток»: состояние и перспективы

Еще в 2001 г. Евросоюз присвоил трубопроводу Nord Stream статус «проекта общеевропейского интереса». Ключевым партнером России в проекте является Германия. Жесткое противодействие со стороны Польши, Латвии, Литвы и Эстонии вынудило проложить трассу трубопровода без захода в их экономические зоны. Сегодня дело упирается в позиции двух стран: Финляндии и, главным образом, Швеции. Будет ли достигнут взаимовыгодный компромисс? Заведующий Центром политической интеграции Института Европы РАН Николай Кавешников подробно анализирует судьбу проекта, призванного укрепить энергетическую безопасность на континенте и дать новый импульс экономическому сотрудничеству между Евросоюзом и Россией.

Дания стала первой страной, давшей «зеленый свет» амбициозному газопроводному проекту Nord Stream: 20 октября она разрешила строительство трубопровода на своем участке маршрута – в территориальных водах и исключительной экономической зоне. Финляндия еще в июле 2009 года дала положительное заключение по оценке воздействия проекта на окружающую среду (ОВОС), а в сентябре Западно-Финляндский центр охраны окружающей среды разрешил провести работы по разминированию дна на планируемом маршруте газопровода.

Все это хорошие поводы, чтобы рассмотреть ход и перспективы реализации проекта.

Практические мероприятия по строительству трубопровода Nord Stream идут в соответствии с графиком. Активно ведутся работы на сухопутном участке. Газопровод «Грязовец – Выборг», который должен соединить Nord Stream с Единой системой газоснабжения России, построен более чем наполовину: из 917 км к началу сентября уже было готово 597 км. Ввод газопровода в строй ожидается в декабре 2010 г., как и планировалось изначально. В Германии начинается строительство газопровода Opal, который должен соединить Nord Stream с немецкими газотранспортными сетями; власти земли Саксония уже дали разрешение на прокладку первого участка. Заключены договоры с субподрядчиками по выполнению работ на морском участке. Представитель Выксунского металлургического завода (Россия) 17 октября 2009 г. отрапортовал о завершении выпуска труб для первой очереди газопровода (на заводе произведено 25% всех необходимых труб, 75% будут закуплены в Германии). Уже подписан ряд долгосрочных контрактов на поставку российского газа, который должен пойти по трубопроводу, – в частности, с такими компаниями, как E.ON Ruhrgas и Wingas (Германия), Dong Energy (Дания), GdF Suez (Франция).

Проблем с финансированием строительства морской части трубопровода не предвидится. По последней оценке, обнародованной весной 2008 г., общая стоимость первой и второй очередей проекта составляет 7,4 млрд евро. Это довольно много. Норвежский проект Langeled, сопоставимый по протяженности и основным параметрам с одной ниткой Nord Stream, обошелся всего в 2,5 млрд евро. Не исключено, что в условиях падения цен на стальные трубы «Газпрому» удастся несколько уменьшить расходы, и хотя в пересчете на дешевеющие доллары стоимость проекта в целом может возрасти, вряд ли это станет критичным для консорциума.

Существовавшие ранее планы профинансировать часть работ за счет кредита Европейского инвестиционного банка не могут быть реализованы в связи с жесткой позицией ряда стран ЕС. Однако это не должно повлиять на реализацию проекта. Несмотря на сокращение инвестиционной программы «Газпрома» в 2009 г., объем средств на Nord Stream увеличен. Летом 2009 г. «Газпром» одобрил предоставление Nord Stream AG гарантии лимитом в 24 млрд евро в счет будущих поставок газа. В августе Nord Stream AG направил банкам запрос на предоставление синдицированного кредита на сумму в 3,9 млрд евро, необходимую для первого этапа проекта. Ведутся переговоры с агентствами Hermes и SACE, имеются госгарантии займов со стороны Германии. Собственные ресурсы участников консорциума и возможность привлечения коммерческих займов дают уверенность в том, что, если строительство на морском участке начнется в апреле 2010 г., первая очередь трубопровода будет пущена в срок, в 2011 г. Дело лишь за получением разрешения со стороны соответствующих стран.

Оценка воздействия проекта на окружающую среду представлена заинтересованным странам в марте 2009 г. Деятельность многосторонней рабочей группы завершена в июне 2009 г. Россия, Германия и Дания одобрили ОВОС, Финляндия и Швеция запросили дополнительные материалы. В июле представители Финляндии также дали положительное заключение. Польша, Литва, Латвия и Эстония негативно оценили воздействие проекта на окружающую среду Балтийского моря. В течение лета прошли общественные консультации в заинтересованных странах. Параллельно в пяти из них – России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии – начал рассматриваться вопрос о выдаче разрешения на строительство.

Позиция Польши, Латвии, Литвы и Эстонии носит преимущественно политический характер. В её основе лежат сложные отношения с Россией и восприятие деятельности «Газпрома» как угрозы энергетической безопасности ЕС. (Достаточно упомянуть хотя бы, что в начале сентября Д. Туск сообщил о намерении заблокировать назначение П. Липпонена на пост Высокого представителя по ОВПБ, поскольку последний «связан с “Газпромом”» –занимает должность европейского представителя Nord Stream AG [1].) Эти страны пытаются отрицать очевидную заинтересованность ЕС в реализации проекта. Так, новоизбранный президент Литвы Даля Грибаускайте на пресс-конференции в Европарламенте в конце сентября заявила: «Я впервые слышу, что этот проект является приоритетным для ЕС» [2]. Nord Stream оценивается ими принципиально негативно, поскольку «усилит зависимость ЕС от поставок российского газа». К примеру, недавно избранный на пост Председателя Европарламента Ежи Бузек в начале октября раскритиковал проект, назвав его «политически неправильным решением» [3].

За этой риторикой просматриваются и экономические мотивы. Названные страны стремятся сорвать строительство Nord Stream, чтобы вернуться к проекту сухопутного трубопровода Amber, который мог бы пройти по их территориям. Это позволило бы получить существенные геополитические (укрепление своего статуса как стран-транзитеров) и экономические (плата за аренду земли и транзит) бонусы. Налицо очевидное противопоставление национальных и общеевропейских интересов; почему-то подразумевается, что поставки российского газа через территории этих стран не усилят зависимость ЕС от России.

Позиция перечисленных государств предельно жестка, именно поэтому трасса трубопровода проложена без захода в их экономические зоны. Они могут и далее генерировать определенные сложности, но не имеют возможности заблокировать реализацию проекта.

Кстати говоря, маршрут неоднократно пересматривался, как по причине противодействия ряда стран, так и для обеспечения максимальной экологической безопасности проекта (рисунок).


Маршрут трубопровода
Nord Stream


Источник: http://www.mapportal.dk

Германия является ключевым партнером России как в вопросах энергетического сотрудничества в целом, так и в проекте трубопровода Nord Stream. Возникающие экологические и иные вопросы (например, о военном полигоне в районе острова Рюген) носят технический характер и не могут поставить проект под сомнение. Не скажется на его реализации и недавно принятый в Германии закон об ограничении рентабельности трубопроводной инфраструктуры на уровне 5%, поскольку, согласно полученным разъяснениям, в данном случае этот закон не применим.

Заинтересованность Дании в реализации проекта связана с планами увеличить долю природного газа в энергобалансе страны. Это позволит выполнить ее обязательства по снижению выбросов углекислого газа, что без Nord Stream будет сделать гораздо сложнее. На позицию Дании влияет также озабоченность в связи со шведской АЭС в Барсебаке (Barsebäck) в 20 км от датской территории. В начале октября «Газпром» подписал дополнительный контракт с Dong Energy, в соответствии с которым поставки российского газа в Данию увеличатся вдвое, с 1 млрд до 2 млрд куб. м в год. Похоже, именно этот контракт стал решающим аргументом в пользу выдачи правительством Дании разрешения на строительство.

Позиция Финляндии определяется как экологическими озабоченностями, так и экономическими соображениями. Эту двойственность прекрасно характеризует тот факт, что сначала Финляндия была в числе активных сторонников проекта, поскольку рассматривался вариант прокладки трубопровода через её территорию. Однако когда был выбран другой маршрут трассы, сразу же усилились опасения по поводу экологии. Экономические интересы Финляндии удалось учесть, приняв решение о строительстве ветки в Финляндию и привлечении финских компаний в качестве субподрядчиков, а также урегулировав ряд двусторонних российско-финских экономических разногласий (льготные пошлины на вывоз круглого леса и др.). Не случайно Д. Медведев, говоря об одобрении финскими властями ОВОС проекта, отметил: «Я надеюсь, что этот пример вдохновит и других наших партнеров» [4]. Вероятность получения разрешения на строительство трубопровода со стороны Финляндии весьма высока, хотя нельзя полностью исключать возможность осложнений.

Сегодня ключевую роль в судьбе Nord Stream играет Швеция, позиция которой становится все более скептической. В частности, большое беспокойство вызывают негативное отношение к проекту властей острова Готланд и признаки недовольства двух партий, входящих в правящую коалицию.

У Швеции нет прямой экономической заинтересованности в проекте, так как она не закупает и не собирается закупать российский газ. Отношения между Швецией и Россией оставляют желать лучшего – в частности, из-за критического отношения Швеции к эволюции внутриполитической ситуации в России и к нашей политике в отношении постсоветских стран. Швеция традиционно с особым вниманием относится к интересам стран Балтии. Разумеется, имеет место и стандартный набор экологических озабоченностей. Слова С. Лаврова о том, что некоторые «страны предпочитают не замечать природоохранные аспекты других, нужных исключительно им проектов подводных коммуникаций на Балтике» [4], в определенной мере адресованы и Швеции – помимо четырех проектов прокладки подводных электрокабелей, эта страна активно участвует в проекте строительства подводного газопровода Baltic Gas Interconnector (Германия – Дания – Швеция) и поддерживает проект трубопровода Baltic Pipeline (Дания – Польша).

Следует подчеркнуть, что значительное число требований Швеции были удовлетворены. Как отметил представитель консорциума, «в ходе консультационного процесса (по ОВОС. – Н. К.) поднято лишь незначительное количество новых вопросов. Ответы по большинству комментариев уже даны в ранее представленной заявочной документации» [6]. Прежде всего, Nord Stream AG отказался от строительства сервисной платформы в районе острова Готланд. Кроме того, консорциум последовательно стремится экономически «привязать» Швецию к проекту (создание логистического центра в Слите, сотрудничество с рядом шведских компаний – например, Minelco, и т. п.).

Определенная надежда связана с тем, что Швеция осознает значение Nord Stream для укрепления энергетической безопасности ЕС. Этот фактор приобретает особую роль в связи с председательством Швеции в Евросоюзе. Шведское «нет» создаст проблемы не только для России, но и для большого числа партеров Швеции по ЕС. И все же выдача Швецией разрешения на строительство трубопровода остается под вопросом.

Представление, что проект служит якобы исключительно российским интересам, необоснованно. По обнародованным в 2007 г. оценкам Еврокомиссии, потребление газа в Евросоюзе с 314 млрд куб. м вырастет к 2025 г. до 509 млрд куб. м. Учитывая запланированную мощность трубопровода – 55 млрд куб. м в год – поставки по Nord Stream смогут обеспечить четверть прироста потребления газа в ЕС. Нельзя забывать и о том, что природный газ является экологически чистым топливом, что крайне важно в свете усилий ЕС сократить выбросы парниковых газов. Не случайно еще в 2001 г. Евросоюз присвоил этому трубопроводу статус «проекта общеевропейского интереса», а принятые в 2006 г. «Основные направления развития трансъевропейских сетей в энергетике» подтвердили его приоритетный характер [7]. Строительство трубопровода также позволит уменьшить транзитные риски, что отвечает интересам как России, так и ЕС.

Стоит напомнить, что в консорциум помимо «Газпрома» входят германские компании E.ON Ruhrgas и BASF/Wintershall, а также голландская Gasunie; стремление присоединиться к проекту выражает французская GdF Suez.

Безопасность трубопровода для Балтийского моря подтверждается положительной оценкой, которую ОВОС проекта получил со стороны Германии, Дании и Финляндии. В этих странах вопросам охраны окружающей среды придается чрезвычайно большое значение, и вряд ли они стали бы закрывать глаза на экологические риски. К тому же трасса и параметры трубопровода неоднократно пересматривались для того, чтобы учесть все экологические озабоченности заинтересованных стран.

Консорциум стремится учесть и возможные негативные последствия для европейского бизнеса. Например, 15 сентября Nord Stream AG заключил соглашения о компенсационных мерах с рыболовными ассоциациями Германии, Финляндии, Швеции и Дании (аналогичное соглашение заключено и с Федеральным агентством по рыболовству РФ). В контексте обсуждения проекта российские власти урегулировали некоторые двусторонние экономические разногласия с Финляндией и готовы обсуждать предоставление Дании льготного инвестиционного режима [8]. Нет оснований утверждать, что эти решения как-то связаны с реализацией проекта, но и говорить о случайном совпадении было бы наивно.

По сути, у противников проекта остается только два аргумента. Первый: Балтийское море в принципе не место для строительства трубопроводов. Но такой постановке вопроса противоречат разрабатываемые проекты газопроводов Дания – Польша (протяженностью 230–280 км), Германия – Дания – Швеция (220 км) и Финляндия – Эстония (80–120 км). И второй: Nord Stream неприемлем с политической точки зрения, поскольку, как заявил в начале сентября министр иностранных дел Финляндии А. Стубб, «подрывает единство ЕС» [9] (читай – не дает странам Балтии и Польши возможности заработать на транзите).

Срыв реализации такого проекта из-за политических и экономических интересов нескольких стран ЕС будет воспринят в России с большим разочарованием. Возможно, это даже станет поводом заново оценить перспективы энергетического сотрудничества с ЕС и обратить большее внимание на развитие СПГ-проектов.

Сегодня Финляндия и Швеция стоят перед выбором: или отдать приоритет внутриполитическим соображениям и весьма специфическим интересам нескольких стран ЕС, или – проекту, призванному укрепить энергетическую безопасность на континенте и дать новый импульс экономическому сотрудничеству между Евросоюзом и Россией.


Примечания:

[1] "Северный поток" подмыл карьеру. Коммерсантъ, №165 (4220), 08 сентября 2009 г.

[2] Цит. по: Литва: Президент выступает против проекта Nord Stream. Агентство Ukraine Daily, 28 августа 2009 г. Доступно на сайте http://www.uadaily.net/index.php?viewe=128386

[3] Бузек: Nord Stream — политически неправильное решение. Агентство ru.DELFI.lt, 02 октября 2009. Доступно на сайте http://rus.delfi.lv/news/daily/politics/buzek-nord-streamnbsp-politicheski-nepravilnoe.d?id=27168103

[4] Медведев призвал сомневающихся в Nord Stream брать пример с Финляндии. РИА Новости, 16июля 2009 г. Доступно на сайте http://eco.rian.ru/business/20090716/177622832.html

[5] РФ выступает против практики двойных экологических стандартов. РИА Новости,04 июня 2009 г. Доступно на сайте http://eco.rian.ru/business/20090604/173251414.html

[6] Nord Stream AG, Пресс-релиз, 30 сентября 2009 г.

[7] Не говоря уже о многочисленных выступлениях в поддержку проекта Комиссара ЕС по энергетике Андриса Пиебалгса.

[8] Россия пропихивает трубу через Данию.Коммерсантъ, № 172 (4227), 17 сентября 2009 г.

[9] Nord Stream undermined EU unity. Barents Observer, 3 September2009. Доступно на сайте http://www.barentsobserver.com/nord-stream-undermined-eu-unity.4626892.html


Читайте также на нашем сайте:

«Влияние нефтегазового комплекса на национальную экономическую безопасность России» Юрий Латов

«Россия и Европейский союз: тенденции экономических отношений» Николай Кавешников

«Можно ли отделить экономику от политики в отношениях России с прибалтийскими странами?» Михаил Демурин

«Россия - Германия: инвестиционные и торговые связи» Алексей Кузнецов


Опубликовано на портале 29/10/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика