Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Общие итоги системных реформ

Версия для печати

Специально для сайта "Перспективы"

Александр Бельчук

Общие итоги системных реформ


Бельчук Александр Иванович - доктор экономических наук, профессор Всероссийской академии внешней торговли.


Общие итоги системных реформ

Прошло полтора десятилетия с начала генеральной трансформации советской социально-экономической системы в рыночную. Достаточный срок, чтобы итоги преобразований были уже не предварительными, хотя и не окончательными. Какие результаты можно считать позитивными с точки зрения поставленных реформаторами целей?

 Прошло полтора десятилетия с начала генеральной трансформации советской социально-экономической системы в рыночную. Достаточный срок, чтобы итоги преобразований были уже не предварительными, хотя и не окончательными. Какие результаты можно считать позитивными с точки зрения поставленных реформаторами целей?
 В течение прошедшего периода в России были заложены основы рыночной экономики:
•   Частная собственность стала преобладающей формой собственности - свыше 80% ВВП к концу 2005г. производилось на негосударственных предприятиях. Класс предпринимателей, особенно крупных, превратился в ведущую социальную силу.
•   Либерализация ценообразования – другой «столп» рыночной экономики – повсеместно стала атрибутом экономического механизма. Частичное государственное регулирование сохранилось на товары и услуги естественных монополий и на некоторые социально значимые виды услуг (электроэнергия, железнодорожные тарифы, базовое образование, жилищно-коммунальные услуги, часть здравоохранения и т.п.). Но на них приходится не более 20% всех цен.
•   Сформирован рыночный механизм во внешнеэкономической сфере и в большей или меньшей степени достигнута открытость внешнему рынку. Рубль стал сначала частично, а с середины 2006 г. полностью обратимой валютой. Если в 90-х годах страна была обременена большим внешним государственным долгом, достигавшим 140-150 млрд. долл., то к 2006 г. более половины этого долга было погашено; накоплены огромные валютные резервы (свыше 250 млрд. долл. на осень 2006 г.) и средства Стабфонда (около 70 млрд. долл.).
•   Возникли и начали функционировать другие важнейшие рыночные институты, хотя и разной степени зрелости, - денежно-кредитная, налоговая и бюджетная системы, рынок труда, фондовая биржа и др. Еще предстоит достаточно длительный путь становления многих этих институтов. Так, российская банковская система пока не отвечает рыночным требованиям, фондовый рынок недостаточно развит, но основа уже заложена.
•   Достигнута относительная стабильность денежного обращения, без чего нормальное функционирование рыночных институтов невозможно. Ежегодная инфляция упала до 10 с небольшим процентов по сравнению с гиперинфляцией 1992-1995 гг., что открывает возможности для экономического роста (в 1999-2001 гг., после дефолта, инфляция была выше – 15-20% в год, но и на этом уровне она не блокировала рост). Достижение стабильности денежного обращения не является системной реформой, но без этого рынок нормально не работает.
•   Идёт процесс перестройки менталитета населения, его адаптации к правилам функционирования рыночного общества.
С 1999 г. началось поступательное развитие экономики на новой рыночной основе, что свидетельствует об определённой стабилизации экономического и политического положения, формировании уже достаточно продвинутого уровня рыночного механизма. Конечно, этот механизм еще нередко функционирует неважно, с перебоями, но он уже работает.
 Возврат к прошлой системе стал немыслим. Какой бы ни была оценка итогов системных реформ, не вызывает сомнения то, что восстановление прежней социально-экономической системы исключено. За «возврат к прошлому» ратуют лишь движения без широкой социальной базы. Даже КПРФ выступает за смешанную экономику и рыночные институты, хотя и при сильном госрегулировании и значительной госсобственности. Разумеется, это не означает невозможности изменения сложившейся системы, тем более что влиятельные политические силы выступают за её серьёзную трансформацию, но в любом случае это не будет возвратом к системе советского периода.
Вместе с тем рыночные преобразования достались российскому обществу очень дорогой ценой.

Негативные результаты
1. Высокая социальная цена преобразований
•   Депопуляция в России приняла столь широкие масштабы, что можно говорить о реальной угрозе вымирания российского этноса. Ежегодная убыль населения в конце 90-х годов составила 700-800 тыс. чел. (т.е. две с лишним тысячи человек в день!). Это было результатом совпадения двух групп факторов: ускорения длительной тенденции к падению рождаемости, типичной для всего развитого мира, и резкого роста смертности, коснувшегося после 1992 г. прежде всего трудоспособных возрастов, особенно мужчин. Демографы характеризуют ситуацию как «сверхнерождаемость» и «сверхсмертность» - следствие многих причин: прогрессирующей алкоголизации населения, распространения наркотиков и СПИДа, роста числа убийств и самоубийств, производственного травматизма и т.д. Серьезность ситуации усугубляется тем, что многие из перечисленных выше социальных болезней не лечатся автоматически с помощью повышения жизненного уровня и улучшения медицинского обслуживания. Быстрая депопуляция российского этноса, на наш взгляд, - самая серьезная проблема для страны.
•   Снижение жизненного уровня значительной части населения из-за падения производства, роста безработицы, уменьшения объема социальных услуг. Еще в советские времена жизненный уровень большинства был невысоким. Но в 90-е годы разрыв между развитыми странами и большинством стран с переходной экономикой по этим показателям увеличился. Постепенный демонтаж прежней системы социального обеспечения создаёт дополнительные проблемы для слоёв с низкими доходами.
•   Чрезмерное социальное расслоение. Рыночная экономика предполагает материальное неравенство в обществе. Уравниловка, характерная в целом для СССР, мешала повышению эффективности производства. Однако имущественное расслоение и разрыв в доходах между верхними и нижними слоями населения России оказались чрезмерными по всем канонам социальной науки. Децильный коэффициент составил 1: 14-15 (по некоторым данным 1: 18-20) по сравнению с 1: 6-7 в большинстве развитых стран. Слишком большое неравенство порождает напряженность в обществе и угрозу социального взрыва. Ситуация усугубляется тем, что многие рассматривают крупных владельцев приватизированного имущества как нелегитимных собственников, поскольку они не сами заработали его, а приобрели в результате махинаций с приватизацией.

2. Падение уровня развития производительных сил
•   Общество отвергло директивную плановую экономику и начало строить рыночную в расчете на ускорение научно-технического прогресса и повышение производительности труда. В России эти надежды пока не реализовались. ВВП России в 2005 г., т.е. спустя полтора десятилетия после начала рыночных реформ и несколько лет непрерывного роста производства с 1999 г., составил немногим более 90% от уровня 1990 г., промышленное производство – свыше 80%, сельскохозяйственное производство – около 70%. Произошло разрушение ряда производств, с которыми в первую очередь связан научно-технический прогресс (производство станков с числовым и программным управлением, гражданское авиастроение и т.п.), Фактически мы имеем дело с деиндустриализацией страны. Значительное падение сельскохозяйственного производства приняло структурный, застойный характер, Россия потеряла продовольственную безопасность. Происходит деградация сельского населения во многих регионах страны.
•   Хронический инвестиционный кризис привел к опасному износу основных производственных фондов и усилению угрозы техногенных катастроф. Построенные новые крупные индустриальные объекты исчисляются всего лишь единицами. Страна по-прежнему живет за счет промышленного потенциала, созданного в СССР. Сбережения плохо трансформировались в капиталовложения. Инвестиционный процесс оказался нарушенным.
•   Сильнейший отток капитала обескровливал российскую экономику. В целом за весь период он составил примерно 250 –300 млрд. долл.
•   Произошла частичная деквалификация рабочей силы – важнейшего компонента производительных сил.
•   Структура сформировавшегося российского предпринимательского класса оказалась деформированной, неустойчивой - как бы пирамидой, поставленной на вершину. Его естественная база – мелкие и средние предприниматели – осталась недостаточно развитой, а крупные и сверхкрупные предприниматели («олигархи») стали доминирующим слоем. Будучи связаны в основном с топливно-сырьевыми отраслями и больше с внешним, чем с внутренним рынком, они приобрели черты компрадорской буржуазии, чьи интересы часто входят в противоречие с интересами страны в целом и остальной части предпринимательского класса.
•   В сфере международного разделения труда усугубилось положение России как «топливно-сырьевого придатка» развитых стран, что увеличило зависимость российской экономики от нестабильных мировых рынков этих товаров.

3. Криминализация общества и экономики.
Она проявляется не только в росте преступности, прежде всего организованной, и широком проникновении криминала во властные структуры, но и в криминализации массового сознания, в стирании граней между добром и злом, в утрате престижности честного труда, когда единственной целью становится достижение индивидуального благополучия любыми средствами. Это также способствует распространению неуважения к частной собственности, поскольку, по мнению многих, она в основном добывается неправедными путями. Без преодоления подобного положения нельзя создать стабильное процветающее общество.
Формирование развитой рыночной экономики не могло быть завершено даже в самых основных чертах в течение нескольких лет. Можно, конечно, очень быстро принять какие угодно «продвинутые» рыночные законы, но обеспечить создание и функционирование стабильных рыночных институтов за такой срок невозможно. В переходную эпоху их становления, помимо «правильных» рыночных, действуют и специфические закономерности переходного периода, которые не могут быть описаны в канонических категориях экономической теории. Это, так сказать, политэкономия переходного периода.
Период 90-х годов породил в России большое количество тяжёлых проблем:
•   Нестабильность отношений собственности, нерыночное поведение реальных частных собственников. Вместо того, чтобы вкладывать полученные доходы в развитие производства, многие собственники предпочитали растаскивать фонды своих предприятий и переводить средства куда-нибудь в укромные места, желательно за границу. Причины – нестабильность отношений собственности (по оценкам, ещё несколько лет тому назад в России у чуть ли не пятой части собственности ежегодно менялись владельцы), криминальный характер происхождения многих капиталов, неуверенность в завтрашнем дне. В новом столетии положение улучшилось, но проблема осталась.
•   Недоверие населения и предпринимателей к государству и к большинству существующих институтов, друг к другу. Людей столько раз обманывали денежными пирамидами, разоряли в ходе финансовых кризисов и т.п., что они не верят ни во что. В результате сбережения плохо трансформируются в инвестиции. Без определенного минимума доверия рыночная система функционировать не может.
•   Государственная защита хозяйственных отношений и права частной собственности пока функционирует плохо. Хозяйственные договоры в России часто нарушаются.. При этом обеспечить защиту своих законных прав в суде для многих предпринимателей, особенно мелких и средних, нередко является очень трудным делом. Ситуация временами напоминает кулачное право раннего средневековья.
•   Сильнейшая коррупция стала буквально раковой болезнью системы.
•   Несмотря на подавление галопирующей инфляции заметный рост цен остановить не удаётся.
На основании того, что рыночный механизм не полностью справляется с потребностями экономического развития России, сторонники усиления госрегулирования настаивают на том, что государство на время должно взять на себя те функции, которые рынок в должной мере пока не выполняет. Можно нередко слышать, в основном от левой части политического спектра, утверждения, что в России сложился «олигархический, компрадорский, криминальный капитализм». Но во всем важна мера. На наш взгляд, приведенная выше характеристика – преувеличение. Хотя указанные элементы в системе присутствуют.
Существуют разные уровни рыночной экономики: первоначальный, «базовый» уровень, когда закладываются основы рыночного механизма, и создание развитой рыночной экономики, когда экономический механизм и другие общественные институты принимают комплексный, целостный, завершенный и стабильный рыночный характер. Разумеется, мы не имеем в виду, что общественное развитие на этом вообще кончается – такое невозможно в принципе.
Можно утверждать, что в России и в других постсоциалистических странах завершается формирование первоначального, базового уровня рыночной экономики, но предстоит еще длительный путь для прохождения второго этапа.
Рыночная экономика в бывших социалистических странах формировалась не так, как шло развитие капитализма в недрах феодального общества - снизу, стихийно. Революция на этот раз совершалась «сверху». Рыночные институты создавались самой властью, которая разрушала прежние институты и «имплантировала» новые. Отсюда - значение правильных решений в сфере политики («первенство политики над экономикой»). В такие эпохи роль политики становится доминирующей. Когда «революция сверху» будет заменена или центр тяжести переместится в «революцию снизу» – в стихийные процессы рыночного саморазвития, – завершится переходный период.
Признаки постепенного завершения переходного периода уже налицо. Началось поступательное развитие экономики на новой основе. Однако в большинстве случаев оно еще не приобрело устойчивого характера. Пока восстановление доминирует над дальнейшим развитием; необходимая структурная перестройка промышленности еще только намечается.

Социально – экономическое развитие России в 2005 – 2006 гг.
2005-2006 гг. были относительно благоприятным периодом для российской экономики: рост ВВП и промышленного производства составлял 5-6%, валютные резервы и Стабфонд достигли рекордной величины вследствие высоких цен на топливо и сырьё на мировых рынках, сокращалась безработица, несколько выросла реальная зарплата у работающих по найму, увеличивались инвестиции и приток иностранного капитала. К позитивным моментам следует отнести появление, хотя и довольно робкое, элементов промышленной политики у российского правительства (намерение поддержать некоторые отрасли промышленности, создание инвестиционного фонда за счёт бюджетных средств, планы создать венчурный фонд для малого бизнеса и т.п.), выдвижение четырёх национальных проектов в социальной области, которые призваны компенсировать, хотя бы частично, отмену многих социальных льгот, оживление в строительстве, «намёки» на оживление в энергетическом и сельскохозяйственном машиностроении и судостроении.
Впервые власть признала демографическую катастрофу как угрозу самому существованию российского общества и начала предпринимать меры борьбы с ней.
Несомненным достижением российской власти следует считать ослабление зависимости в области экономической политики от иностранного влияния, столь заметного в 90-е годы прошлого столетия.
Однако основные перечисленные выше проблемы остаются нерешенными. Конечно, многие из них (демография, моральный упадок общества, коррупция и т.п.) быстро решить невозможно даже при самой правильной политике, но даже там, где более быстрый прогресс возможен, он слаб или отсутствует вообще. Промышленный и сельскохозяйственный подъём всё никак не наступит, диверсификации экономики не видно: топливно – сырьевой перекос экономической структуры только усиливается. Постепенный отказ государства от многих своих социальных функций при сильном росте тарифов в сфере ЖКХ, на электроэнергию, газ, топливо, транспортные перевозки существенно повысил социальное недовольство. Национальные проекты, на которые выделено около 200 млрд. руб., не в состоянии компенсировать отмену социальных льгот. Инфляция, которую правительство объявило своим главным врагом, никак не падает до приемлемого уровня, оставаясь в пределах немногим менее 10 процентов (реально она выше). Это свидетельствует о неадекватности преимущественно монетаристской политики правительства, поскольку главный источник роста цен – инфляция издержек, которая монетаристскими методами не лечится.
Использование огромных средств Стабфонда и валютных резервов всё больше превращается в острую общественную проблему. Люди не понимают, почему эти средства нельзя использовать, хотя проблем вокруг – выше крыши. Обоснование Минфином политики увода резервных средств в заграничные активы («их расходование внутри страны резко усилит инфляцию») не выдерживает научной критики. При правильном расходовании резервных средств, прежде всего на инвестиционные цели, инфляция не усилится. К тому же государство ежегодно теряет 25-30 млрд. долл. покупательной способности этих резервов на падении курса доллара и росте цен. Фактически нынешняя практика использования резервных средств превратилась в форму обескровливания российской экономики, наряду с оттоком капитала.
Погашение большей части внешнего госдолга сопровождалось стремительным наращиванием внешних долгов российских предприятий, так что общая сумма внешней задолженности не уменьшилась. По оценкам, эта сумма сейчас колеблется в пределах 160-180 млрд. долл. Такая ситуация опасна. В случае банкротства или больших платёжных затруднений российских должников их предприятия перейдут в иностранную собственность или окажутся под иностранным контролем.
Подводя итоги, можно утверждать, что либерально-монетаристская политика российских правительств, которая, несмотря на тактические колебания, оставалась неизменной в своей основе с 1992 г., не отвечает потребностям российского общества. Она требует замены на политику развития и значительного реального, а не декларативного, повышения жизненного уровня населения.


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 



Опубликовано на портале 16/03/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика