Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Место России в новой мировой валютной системе

Версия для печати

Избранное в Рунете

Андрей Давыдов

Место России в новой мировой валютной системе


Давыдов Андрей Юрьевич – ведущий научный сотрудник Центра внешнеэкономических исследований Института США и Канады РАН, кандидат экономических наук.


Место России в новой мировой валютной системе

Экономические и финансовые потрясения последних лет поставили в повестку дня задачу изменения мировой валютно-финансовой архитектуры. В многополярном мире доминирование доллара и евро в международных финансовых потоках уже не соответствует потребностям развития глобальной экономики. Государства с растущим потенциалом, прежде всего страны БРИК, все настойчивее поднимают вопрос об усилении роли своих национальных валют. Чем же плоха нынешняя валютно-финансовая система? И реально ли «подвинуть» доллар?

Экономические и финансовые потрясения последних лет поставили в повестку дня задачу существенного изменения существующей мировой валютно-финансовой архитектуры. На саммите лидеров стран БРИКС в марте 2012 г. во многих выступлениях выражалась мысль о том, что современная финансовая система работает недостаточно эффективно. В существующем сегодня многополярном мире доминирование доллара и евро в международных финансовых потоках уже не соответствует потребностям развития глобальной экономики. Именно поэтому государства с растущим индустриальным и финансовым потенциалом (прежде всего это Россия, Бразилия, Индия и Китай) все активнее ставят вопрос о возможном усилении роли своих национальных валют в мировой валютно-финансовой системе.
Экономический кризис 2008-2009 гг. имел определенные положительные результаты для государств с развивающимися рынками и масштабным индустриальным и финансовым потенциалом. После выхода из кризиса эти государства обрели гораздо больший вес в международных экономических организациях. Россия, Бразилия, Индия, Китай, Южная Африка в конечном счете могут получить больше возможностей добиваться изменения системы принятия решений в мировой экономической политики в своих интересах.
Для этого существует по меньшей мере две причины. Во-первых, финансовый кризис заметно ослабил экономический потенциал Западной Европы. У Евросоюза в настоящее время определенно не хватает возможностей и ресурсов на поддержание сложившегося экономического миропорядка в прежнем виде.
Во-вторых, уже сегодня мы видим, что влияние развивающихся рынков усиливается. Многие производственные и финансовые корпорации Запада постепенно переходят во владение китайских и арабских бизнес-структур. А текущий раунд переговоров в рамках Всемирной торговой организации демонстрирует, что ради сотрудничества с развивающимися странами крупные индустриальные государства готовы позволить им участвовать в определении правил функционирования глобальной экономики.
Для того, чтобы получить определенные конкурентные преимущества в будущем, Россия, Бразилия, Индия и Китай должны четко определить свои интересы и приоритеты. Они должны добиваться создания новой валютно-финансовой архитектуры, которая уменьшит вероятность будущих финансовых кризисов и смягчит их последствия. Предоставленные нерегулируемой рыночной стихии, глобальные финансовые рынки в хорошие времена готовы давать слишком щедрые кредиты по невысоким ставкам. Но стоит наступить кризисным временам, как доступ к финансовым ресурсам затрудняется.
Единственная эффективная мера – антициклическое управление движением капитала. Оно уменьшит объем зарубежных кредитов во время экономического подъема и предотвратит бегство капитала во время спадов. Вместо того, чтобы высказывать недовольство усилением государственного регулирования движения капиталов, Международный валютный фонд должен помогать всем странам в разработке программ такого регулирования и их практическом внедрении.
Важным направлением преодоления последствий финансового кризиса должна стать прозрачность всех сфер экономической жизни. Благодаря банковской тайне счетов в Люксембурге, Сингапуре, Лондоне и других финансовых центрах бизнесмены из России и других стран успешно уклоняются от налогов, недоплачивая в федеральные бюджеты сотни миллиардов долларов в год.
Чем же плоха нынешняя валютно-финансовая система? Почему Россия и другие индустриальные страны Азии и Латинской Америки предлагают увеличить число резервных валют в мире, а значит, подвинуть доллар? Реально ли это? Остановимся на этих проблемах подробнее.
Современная мировая валютная система была построена на конференции Международного валютного фонда в Кингстоне (Ямайка) в январе 1976 г. Основой этой системы стали плавающие обменные курсы и многовалютный стандарт. Переход к гибким обменным курсам предполагал, что в результате свободного плавания валютных курсов уменьшатся различия в уровнях инфляции в различных странах, уравновесятся платежные балансы, расширятся возможности для проведения независимой внутренней денежной политики отдельными центральными банками.
Изначально Ямайская валютная система задумывалась как полицентричная, т.е. основанная не на одном долларе США, а на нескольких ключевых валютах ведущих мировых финансовых центров. Основным средством международных расчетов стали свободно конвертируемые валюты, а также периодически эмитируемые Международным валютным фондом специальные права заимствования (Special Drawing Right - СДР).
Ямайская валютная система устранила существовавшие ранее пределы колебаний валютных курсов, и последние стали формироваться под воздействием спроса и предложения на мировых валютных рынках. Центральные банки стран-участников Ямайской валютной системы не обязаны были вмешиваться в работу валютных рынков для поддержания паритетов национальной валюты, хотя до настоящего времени большинство центральных банков осуществляют валютные интервенции для стабилизации курсов своих валют.
Международный валютный фонд призван наблюдать за политикой стран-участников в области валютных курсов; при этом страны-члены МВФ должны избегать манипулирования валютными курсами, позволяющего воспрепятствовать перестройке платежных балансов, или получать односторонние преимущества перед другими странами-членами МВФ.
Одним из наиболее важных принципов, положенных в основу измененного устава МВФ, стала «демонетизация» золота — упразднение его официальной цены и устранение из валютной системы, международных расчетов и кредитных отношений. С отменой монетного паритета золота резко возрос приток американской валюты в международный платежный оборот, стал динамично развиваться рынок евровалют.
Вместе с тем свободный режим установления валютных курсов способствовал развитию в валютной сфере тенденции к полицентризму с ярко выраженными признаками утраты долларом роли валютного эталона.
Ямайская валютная система работает уже тридцать шесть лет и, несмотря на определенные недостатки, о которых будет говориться ниже, в основном обеспечивает нормальное функционирование глобальной экономики. Вместе с тем ожидания, связанные с введением плавающих валютных курсов, исполнились лишь частично. Одной из причин является разнообразие возможных вариантов действий стран-участниц, доступных им в рамках этой системы. Количество стран, привязавших свои валюты к доллару и СДР, за последние двадцать лет существенно уменьшилось. Страны, объявившие о свободном плавании своих валют, поддерживают валютный курс с помощью интервенций, т.е. вместо свободного плавания валют фактически осуществляется управляемое плавание. Одним из наиболее ярких примеров такого подхода к валютному курсу является политика Банка России.
Лидирующие позиции в Ямайской валютной системе сохраняет американский доллар. Использование доллара в качестве ведущего средства платежа в глобальной экономике объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, со времен Бреттонвудской валютной системы традиционно сохранились значительные запасы долларов и долларовых ценных бумаг у финансовых институтов и правительств большинства стран мира. Во вторых, альтернативные доллару, признанные всеми резервные валюты, например евро, постоянно находятся в дефиците. В третьих, евродолларовый рынок создает доллары и номинированные в долларах ценные бумаги независимо от состояния платежного баланса США и тем самым способствуют снабжению мировой валютной системы необходимым средством для осуществления торговых и финансовых операций.
Для Ямайской валютной системы всегда были характерны сильные колебания курса доллара США. Эти колебания доллара стали причиной целого ряда валютных кризисов, дестабилизировавших мировую экономику.
Основным недостатком современной мировой валютной системы является то, что она оказалась неспособной обеспечить выравнивание платежных балансов, покончить с внезапными перемещениями «горячих денег», валютными спекуляциями. Именно поэтому большинство центральных банков предпочитает регулировать «плавание» национальных валют разными методами валютной политики.
В последние годы на саммитах ведущих индустриальных стран обсуждаются идеи замены доллара коллективной валютой Международного валютного фонда – специальными правами заимствования (СДР) или новыми региональными коллективными валютами. Однако более чем 30-летняя практика использования СДР в качестве мировых денег показывает, что и эта валюта не свободна от недостатков. Эмиссия СДР осуществляется Фондом эпизодически и ее масштабы явно недостаточны для обеспечения потребностей глобальной экономики. Распределение СДР осуществляется пропорционально взносу каждой страны в капитал МВФ, поэтому на долю США и других индустриальных стран приходится около 70% выпущенных СДР, в то время как развивающиеся страны не получают почти ничего.
В качестве международного платежного средства СДР используется в ограниченном круге межгосударственных операций. Не достигнута главная цель выпуска СДР – выравнивание дефицитов платежных балансов. В реальной практике СДР направляются не на покрытие балансовых дефицитов, а на приобретение конвертируемой валюты для погашения задолженности стран по кредитам МВФ. Значительные суммы СДР возвращаются в Фонд (путем оплаты полученной иностранной валюты и выкупа национальной валюты) и накапливаются на счетах МВФ.
Роль СДР, если сравнивать ее, например, с евро или долларом, остается очень скромной. Несмотря на то, что СДР, как коллективная валюта, имеют множество преимуществ по сравнению с национальными валютами и, по существу, стали прообразом евро, они не являются реальными мировыми деньгами, способными составить конкуренцию ключевым резервным валютам. Маловероятно использование СДР в качестве главного международного резервного актива и превращения его в полномасштабную мировую валюту.
Опыт использования СДР и успешная экспансия единой европейской валюты евро в 2000-2008 гг. позволяют предположить, что уже в обозримой перспективе могут возникнуть новые региональные валюты или региональные счетные единицы, например в рамках ШОС, которые использовались бы для совершенствования расчетов внутри существующих интеграционных группировок. Такие региональные валюты могут вводиться для того, чтобы упростить и ускорить трансграничные расчеты, преодолеть нехватку свободно конвертируемых валют в кризисные периоды, оградить региональную торговлю от неблагоприятных воздействий конъюнктуры мировых товарных рынков, в том числе от колебаний курса американского доллара.
Например, в АСЕАН уже давно существуют планы ввести коллективную расчетную единицу на основе сингапурского доллара. Пять стран группировки – Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур и Таиланд – стали инициаторами Соглашения о кредитах своп в АСЕАН (ASEAN Swap Arrangement). Данная система двусторонних свопов (национальная валюта – доллар США) отчасти аналогична системе Европейского валютного союза периода 1990-х гг. Назначение этого соглашения – сглаживать колебания валютных курсов в рамках интеграционной группировки. Уже реализуются практические предложения по распространению механизма свопов на все государства АСЕАН и подключению к соглашению Китая, Японии и Южной Кореи.
Вместе с тем, следует четко осознавать, что, по крайней мере в ближайшее десятилетие, ни в одном регионе не будет создана сильная единая валюта, способная конкурировать с долларом и евро. Речь идет о таких региональных валютах, которые вводились бы вместо национальных валют и полностью выполняли бы их функции во внутреннем и внешнем товарообороте. Единую валюту нельзя создать волевым решением, она должна базироваться на длительном периоде экономической интеграции и общей экономической политике, как это происходило в странах Евросоюза в 1990-е гг. А для этого региональным валютным группировкам сначала требуется пройти такие стадии интеграции, как зона свободной торговли, таможенный союз и единый внутренний рынок, включающий свободную миграцию товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. На сегодняшний день ни одна региональная интеграционная группировка, кроме ЕС, не продвинулась дальше зоны свободной торговли. Кроме того, для того, чтобы проводить общую экономическую политику, участники объединения должны иметь близкие показатели экономической динамики и «качества жизни», чего сегодня нет даже в НАФТА (Североамериканском соглашении о свободной торговле) и в АСЕАН.
Региональные валюты, если они будут созданы в рамках ШОС, АСЕАН или в Латинской Америке, будут иметь ограниченную сферу обращения, весь внутренний оборот будет обслуживаться привычными национальными валютами. Именно поэтому региональные валюты, если они будут созданы, не составят конкуренции доллару или евро за пределами своей циркуляции. Однако внутри валютной группировки они будут способствовать вытеснению иностранных валют.
Экономический кризис 2008-2009 гг. сделал актуальным вопрос о месте российского рубля в современной мировой валютно-финансовой архитектуре.
На лондонском саммите двадцати ведущих индустриальных стран в апреле 2009 г. Россия предложила поручить Международному валютному фонду изучить возможность создания наднациональной резервной валюты, а также в обязательном порядке диверсифицировать валютную структуру резервов и операций центральных банков и международных финансовых организаций. При этом предполагалось, что такой универсальной наднациональной валютой станут специальные права заимствования (СДР). Выше уже говорилось о многочисленных недостатках СДР, и более чем 30-летний опыт использования этой международной счетной единицы доказывает, что вряд ли нынешний кризис даст мощный импульс использованию СДР в качестве наднациональной резервной валюты.
А вот вопрос о диверсификации структуры резервов центральных банков заслуживает самого внимательного изучения. Десять лет назад появление единой европейской валюты – евро – стало серьезным побудительным мотивом для использования этой валюты в резервах и в финансовых операциях. В настоящее время всерьез обсуждается вопрос о возможности использования китайского юаня и японской иены в качестве резервных валют. А центральный банк Республики Беларусь сделал первый шаг в этом направлении, выделив юаню по договоренности с Народным банком Китая существенное место в структуре своих валютных активов.
Что мешает России предложить свою национальную валюту в качестве резервной? Постепенное продвижение рубля в число резервных валют способствовало бы не только повышению инвестиционной привлекательности и международного престижа нашей страны. Оно могло бы способствовать и притоку серьезных денежных поступлений, и росту экономического влияния России.
Очевидно, что выдвижение любой валюты в число резервных представляет собой очень сложный и длительный процесс, оно требует серьезных усилий и затрат со стороны государства. Соединенные Штаты, например, серьезно занимались этим в течение всей первой половины ХХ века. Главная сложность состоит в том, что любую мировую резервную валюту должно продвигать государство или международные финансовые организации.
Прежде всего, определимся, что же такое мировая резервная валюта? Под мировой резервной валютой принято понимать валюту какого-либо государства, широко используемую для создания резервов денежных средств центральными банками других государств. Принято считать, что на долю любой мировой резервной валюты приходится не менее 20% от общего объема валютных резервов мира. Существуют также такие понятия, как региональные и локальные резервные валюты – их доля в мировых валютных резервах существенно ниже.
Для продвижения резервной валюты в резервные активы других государств необходимо осуществить целый комплекс мероприятий. Основные направления такой работы хорошо освоены Федеральной резервной системой США и Европейским центральным банком. В любом случае банковские институты страны должны иметь определенные рычаги влияния на мировой валютный рынок. Поскольку мировой валютный рынок – это один из важнейших сегментов глобальной экономики с оборотом около 2 триллионов долларов в сутки, в мире идет ожесточенная борьба за право оказывать определяющее воздействие на развитие этого рынка. При этом доминирование на мировом валютном рынке по существу означает мировое господство.
Сама идея о выдвижении рубля в число резервных валют высказывалась российским экономистом С.Ю.Глазьевым еще в 1990-е гг. Однако в период существенного ухудшения экономического климата в России эта идея была трудно реализуема. Позднее Президент РФ В.В. Путин предложил перевести на рубли торговлю российской нефтью, создав в Санкт-Петербурге нефтяную биржу. Безусловно, это могло бы стать важным шагом к превращению рубля в мировую резервную валюту. Однако в нынешних экономических условиях это далеко не единственный путь продвижения рубля в мировые валютные резервы. Что еще можно предложить сегодня, имея в виду реально существующие конкурентные преимущества России, такие как накопленные емкие стабилизационные фонды и золото-валютные резервы?
В нынешних условиях очень востребованным инструментом на мировых финансовых рынках могли бы стать долгосрочные государственные ценные бумаги, обеспеченные реальными золото-валютными активами. Благодаря благоприятной конъюнктуре нефтяного рынка в первое десятилетие ХХI века России удалось накопить очень солидные золото-валютные резервы и создать стабилизационные фонды для развития будущих поколений. К сожалению, в условиях экономического кризиса эти резервы были частично израсходованы на подержание устойчивости российского рубля и финансирование долгов российских олигархов перед западными банками. Не подвергая сомнению полезность таких направлений экономической работы, отметим лишь, что если тратить резервные фонды так быстро, как это было в конце 2008 и начале 2009 гг., то Россия очень быстро лишится этих активов, не решив при этом каких-либо задач долгосрочного развития.
Имея в виду перспективу выдвижения российского рубля в число мировых резервных валют, представляется полезным проработать вопрос об эмиссии Министерством финансов РФ и/или Банком России номинированных в рублях государственных ценных бумаг (облигаций или векселей) сроком не менее, чем на 10 лет. Такие финансовые инструменты можно было бы разместить в центральных банках крупных азиатских и европейских государств, заранее проработав проблему размещения в ходе переговорного процесса. При этом надежным обеспечением (залогом) таких бумаг могли бы стать накопленные Россией золото-валютные резервы и средства стабилизационных фондов. Именно такой путь использования накопленных финансовых ресурсов представляется наиболее эффективным для современной России.
В период преодоления последствий мирового экономического и финансового кризиса надежные государственные бумаги, предназначенные для использования в качестве валютных резервов, могли бы пользоваться хорошим спросом в соответствующих сегментах мирового финансового рынка. Такие бумаги могли бы в определенной мере потеснить американские казначейские векселя, на долю которых традиционно приходится примерно 90% золото-валютных резервов большинства стран мира. С учетом сохраняющейся пока тенденции роста нефтяных цен, такое размещение денежных ресурсов также представляется очень привлекательным для потенциальных инвесторов. Например, Народный банк Китая, который в условиях кризиса пытается диверсифицировать структуру своих золото-валютных активов, наверняка заинтересуется новыми перспективными и надежными инструментами рынка долгосрочных капиталов.
Несколько слов о масштабах эмиссии. Первоначальные масштабы такой эмиссии долгосрочных финансовых инструментов могли бы быть достаточно скромными. Ведь сегодня Россия не нуждается во внешнем финансировании так остро, как это было в 1990-е гг. И основная задача для нас – не получение иностранных денег, как это было двадцать лет назад, а всемерное продвижение на мировые финансовые рынки российского рубля и рублевых долгосрочных инструментов.
Вместе с тем нужно учитывать, что обычные объемы подобных эмиссий в последние годы составляют не менее 200 миллионов долларов или евро. И в условиях сохраняющейся финансовой нестабильности эти деньги, безусловно, не будут лишними для российской экономики.
На что же можно использовать полученные государством финансовые ресурсы? Прежде чем ответить на этот вопрос, отметим, что период погашения эмитированных государством рублевых бумаг будет достаточно длительным – не менее 10 лет, а в перспективе, желательно, и больше. Следовательно, распорядиться ими следует таким образом, чтобы по завершении этого периода государство могло бы аккуратно расплатиться с кредиторами (что способствовало бы росту инвестиционной привлекательности рублевых инструментов), и при этом решить наболевшие экономические проблемы страны.
В условиях финансовой нестабильности особенно очевидно, что современная российская экономика остро нуждается в масштабных инвестициях. Степень износа основных фондов в российской добывающей промышленности, которая является основным донором федерального бюджета, составляет 47%; в обрабатывающей промышленности износ составляет 47%, в энергетике – 52%. На долю основного производственного оборудования в добывающей промышленности приходится всего 25% основных фондов, в обрабатывающей – 52%. Износ основных фондов может привести (особенно в условиях кризиса) к остановке многих предприятий, и даже к техногенным катастрофам.
Согласно «Основным положениям энергетической стратегии России на период до 2020 года» инвестиционные потребности только газовой отрасли составляют 180 млрд. долларов, инвестиционные потребности электроэнергетики – 130-160 млрд. долларов. Обеспечить эти потребности сегодня крайне непросто.
Вместе с тем в условиях экономического кризиса уменьшаются возможности массированного притока частного российского и иностранного капитала. В России уже ощущается нехватка инвестиций. Если инвестиции будут сокращаться, то в будущем России грозит падение темпов экономического роста. В связи с высокой степенью износа основных фондов уменьшение инвестиций в инфраструктуру угрожает через несколько лет возникновением сбоев в работе транспорта, связи, энергетики, коммунального хозяйства, других экономических систем.
Размещение в зарубежных центральных банках долгосрочных государственных ценных бумаг в определенной мере позволяет решить наболевшие экономические проблемы. Безусловно, даже в условиях нестабильности государство должно стремиться к сбалансированности федерального бюджета. Но если необходимо осуществить крупные инвестиционные проекты (вроде создания спортивной и транспортной инфраструктуры в Сочи в рамках подготовки к грядущей Олимпиаде) или структурные преобразования в экономике, здесь не обойтись без серьезных государственных инвестиций. Ценой таких масштабных инвестиций может быть некоторое увеличение внешнего государственного долга в результате эмиссии и размещения долгосрочных ценных бумаг.
Самое главное, чтобы при увеличении государственного внешнего долга соблюдалось «золотое правило финансирования» – занимать необходимо для того, чтобы инвестировать и наращивать научно-технический и производственный потенциал страны, но ни в коем случае ни для покрытия текущих расходов или, иначе говоря, «проедания» полученных займов. Огромные риски использования внешних заимствований для покрытия текущих расходов мы помним из нашей недавней экономической истории, когда колоссальные финансовые ресурсы, полученные Россией у Запада, были буквально «проедены», а на страну легло колоссальное бремя погашения внешних долгов. Решить проблему удалось только благодаря благоприятной для нашей страны конъюнктуре мирового рынка энергоносителей в 2002-2012 гг.
В случае, если финансовые ресурсы, полученные от размещения долгосрочных ценных бумаг, будут направлены для поддержания эффективных инвестиционных проектов, государственный долг будет ликвидным и риски по нему будут невысоки. Кстати говоря, эффективные направления использования полученных финансовых ресурсов обязательно должны быть прописаны в меморандумах и проспектах эмиссий долгосрочных государственных бумаг, что будет стимулировать спрос на эти финансовые инструменты.
Как показывает мировой опыт, основным способом финансирования государственных инвестиций является эмиссия рыночных торгуемых ценных бумаг. В настоящее время Россия занимает последнее место среди двадцати ведущих индустриальных стран мира по стоимости государственных ценных бумаг, обращающихся на внутреннем и внешних рынках. Современный российский рынок не только мал, но и используется неэффективно. В идеальном случае российский рынок государственных ценных бумаг должен стать каналом, через который государство сможет в первую очередь направлять ресурсы на расширение инвестиций в реальный сектор экономики, в транспортную инфраструктуру и инфраструктуру связи, и лишь в последнюю очередь использовать его как инструмент финансирования возможного бюджетного дефицита.
Необходимость эффективного использования внешних займов прописана в законах крупных индустриальных государств. Так, статья 115 Конституции Германии разрешает тратить заемные средства только на государственные инвестиции и на борьбу с экономическими кризисами. Фискальное законодательство Великобритании поддерживает принцип справедливого распределения финансового бремени между поколениями: будущие поколения не должны оплачивать текущее потребление государства. И наоборот, государственные инвестиции должны приносить пользу и будущему и нынешнему поколениям.
В Японии с 1966 г. выпускаются государственные «строительные облигации», нацеленные на финансирование инвестиционных программ. В Китае в начале XXI века правительство разместило на рынке облигации на сумму 360 млрд. юаней. Полученные финансовые ресурсы были направлены на модернизацию инфраструктуры и перспективные научные исследования. В частности, было построено 170 тысяч километров скоростных магистралей, обустроены набережные крупнейших рек, реализованы перспективные крупные научные проекты.
Какой может быть модель государственных инвестиций в России? Государство должно расставить на ключевых участках инвестиционного процесса надежные, хорошо зарекомендовавшие себя частные и государственные корпорации (Такие, как «Газпром», «Лукойл», «Внешэкономбанк» и др.). Получив от государства финансовые ресурсы, эти корпорации будут осуществлять необходимые для российской экономики масштабные инвестиции при помощи средств, привлеченных с финансового рынка. Государство гарантирует выплаты по обязательствам этих корпораций и доля подобных гарантий в государственном долге растет. Одновременно развивается и растет новый сегмент рынка ценных бумаг, а именно рынок облигаций государственных корпораций, причем не только федеральных, но и региональных.
Помимо финансирования крупных инфраструктурных проектов важным направлением стимулирования инвестиционной активности могла бы стать выдача государственных гарантий частным предприятиям по экономически значимым проектам (а для этого тоже пригодились бы заемные финансовые ресурсы). При необходимости можно предложить и другие эффективные для России направления использования заемных финансовых ресурсов.
Резюмируя сказанное, можно отметить, что выдвижение российского рубля на роль одной из мировых резервных валют позволило бы России, осуществляя независимую экономическую политику, частично перекладывать на другие страны бремя исправления своих экономических ошибок. Резервирование рублевых активов открывает нашей стране хороший доступ к внешнему финансированию за счет эмиссии долговых ценных бумаг. Выдвижение рубля на роль резервной валюты существенно облегчило бы процесс развития в России мировых финансовых центров, и позволило бы государству получать серьезные доходы от работы этих центров. Наконец, российский рубль стал бы полностью конвертируемой мировой валютой, а это минимизировало бы курсовые риски российских компаний и уменьшило бы их транзакционные расходы на конвертирование валют.



Читайте также на нашем портале:

«Зона евро: испытание кризисом» Петр Яковлев

«Страны БРИК: на пути к новой экономической модели» Михаэль Либиг

«Евро как мировая валюта» Лилия Зубченко

«Рубль как резервная валюта» Сергей Моисеев

«Кризис мировой (долларовой) валютно-финансовой системы, мультивалютный мир и Первая глобальная Великая депрессия ХХI века» Олег Маслов

«Кризис глобальной финансовой системы» Сергей Глазьев

«США в мировой финансовой системе» Михаил Портной


Опубликовано на портале 27/11/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика