Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Экономическая политика в условиях роста

Версия для печати

Избранное в Рунете

Михаил Ершов

Экономическая политика в условиях роста


Ершов Михаил Владимирович – доктор экономических наук, вице-президент АКБ "Росбанк".


Экономическая политика в условиях роста

Мир вступает в полосу жесткой глобальной конкуренции, которая не понимает и не принимает языка абстрактных формулировок и "идеологических аксиом". Современная конкуренция - это обеспечение позиций страны в мире на основе всего арсенала средств экономической политики. И если мы хотим конкурировать на равных - наши подходы должны быть адекватными.

Перед российской экономикой стоят масштабные, сложные и разноплановые задачи. Это и экономический рост, и прогрессивные структурные изменения в экономике, и уменьшение зависимости от мировой конъюнктуры, и подготовка к полномасштабной конкуренции с учетом предстоящего вступления в ВТО, и многое другое.
Решения, которые в этих условиях предстоит принимать, должны носить сугубо практический характер. При выработке необходимых экономических подходов мы не должны руководствоваться стереотипами, которые у нас иногда используются, говоря, что те или иные шаги делаются потому, что "так было раньше" или "так принято".
Для решения стоящих задач необходимо здраво посмотреть на вещи и определить, насколько возможно использование различных экономических рычагов.

О денежно-кредитных рычагах
Денежно-кредитные и финансовые рычаги - это важнейшие элементы, которые переводят стоящие задачи из сферы общих установок в конкретную плоскость, предлагая те подходы, которые необходимы для их реализации.
Важнейший элемент денежной политики - формирование денежного предложения, то есть денежных ресурсов. Оно осуществляется под приток валюты. Валюта может представлять - либо экспортную выручку, либо средства иностранных инвесторов и кредиторов. Затем экспортеры или инвесторы продают валюту Центральному банку и получают рубли, которые направляют в экономику. С начала 90-х годов ЦБ РФ при формировании денежных ресурсов в экономике опирается примерно на одни и те же подходы.
Подобные механизмы связаны с рядом негативных последствий. Первое. Очевидно, зависимость от мировой конъюнктуры становится преобладающей. Приток валюты означает, что ресурсы в экономику поступили. Если по тем или иным причинам притока валюты нет, то, соответственно, происходят сбои и трудности при решении внутриэкономических вопросов.
Второе. Усиливается сырьевая ориентация российской экономики. Когда сырьевой экспортер продает валютную выручку и получает рубли, то он же и формирует рублевый спрос и предложение для всей экономики, размещая заказы, субподряды и т.д. Таким образом, другие отрасли начинают работать на обслуживание сырьевых интересов. То есть экономика становится все более и более сориентированной на обслуживание сырьевого экспорта, сырьевого сектора в целом.
Третий момент. По сути, в этом случае Центральный банк проводит свою экономическую политику пассивно. Не выполняется основополагающая функция любого национального банка - функция кредитора последней инстанции, где он замыкает на себе функции первичного эмиссионного центра, первичного источника финансовых ресурсов. Вместо этого на первый план выходит функция "обменного окна". Но эти задачи могут выполнять и коммерческие банки. В результате утрачивается связь Центрального банка с внутренней экономикой. Потому что валютная выручка возникает вне связи с тем, что происходит во внутренней экономике, без учета ее спроса на денежные ресурсы.
Как следствие, не работают и выполняют исключительно статистическую роль такие важнейшие механизмы, как, например, ставки рефинансирования - основа основ любой финансовой системы, определяющие цену финансовых ресурсов для экономики. Не нужно говорить, с каким вниманием во всех развитых странах ожидается, какая будет очередная ставка и как она может повлиять на экономику.
Показателен пример того, что за 2002-2004 гг. ФРС США 13 раз снижала процентную ставку, чтобы затормозить спад и обеспечить рост (чего в итоге и удалось достичь). Данный пример лишний раз показывает, насколько ставки являются мощным рычагом и стимулом для экономического развития. Причем ставка была снижена до уровня ниже темпов инфляции. По сути, ФРС США пришла на помощь американской экономике, оживила ее, предоставляя ресурсы и кредитуя ее фактически себе в убыток.
В России почти не работают или очень плохо и неповоротливо работают механизмы рефинансирования, то есть те реальные инструменты, через которые Центральный банк готов по этой ставке предоставлять ресурсы для экономики. Но механизмы рефинансирования - это тот мощный рычаг, который, собственно, и делает ставку реально работающим инструментом, поскольку участники рынка могут им постоянно пользоваться.
Напомним еще один показательный пример. На следующий день после печальных событий 11 сентября 2001 г. объемы ресурсов, которые коммерческие банки США получили у ФРС за один день (12 сентября), превысили обычный ежедневный показатель более чем в 200 раз. Другими словами, объем ресурсов (с учетом выходных дней) за один день достиг почти что годового уровня.
В российских условиях ставка рефинансирования лишь идет за рынком, а не упреждает его и не формирует его основные параметры, как это должно быть. Она лишь фиксирует уже сложившуюся на рынке ситуацию. Другими словами, практически не работают внутренние механизмы по формированию рублевой экономики, а они крайне важны для структурных преобразований. Данные механизмы позволяли бы отраслям, не экспортирующим продукцию и, следовательно, не имеющим валютной выручки, получать ресурсы, необходимые для собственных структурных и иных преобразований.

О гарантиях
При всей важности денежно-кредитной политики ее инструменты не всегда достаточны для решения сложных системных задач. Известны примеры, в частности Японии, где процентная ставка находится на почти нулевом уровне, механизмы рефинансирования много лет слаженно работают и Японский центральный банк вполне адекватно справляется со своими функциями. Однако финансовые ресурсы не всегда хорошо идут в экономику. Так обычно происходит в ситуации, когда зреют серьезные системные и структурные изменения. В результате в новые отрасли (хотя они перспективны) ресурсы пока не поступают, потому что там еще высоки риски, а в старые отрасли ресурсы уже не идут, потому что они не так интересны и эффективны. И получается внешне кажущаяся тупиковой ситуация - "туда еще рано, а сюда уже поздно". Однако в таком случае включаются апробированные мировым опытом механизмы, которые помогают ресурсам усваиваться и направляться в экономику - механизмы гарантий. Так, в американском бюджете к настоящему времени накоплено на один трлн. долл. государственных гарантий, которые предоставлены экономике. При этом в последние годы у США отмечается устойчивый и достаточно масштабный бюджетный дефицит (до 400 млрд. долл. в год). Формальный анализ, который не ориентируется на долгосрочные системные цели, мог бы заключить, что в такой ситуации столь серьезное участие государства в экономике недопустимо. Однако системные подходы показывают, что важнейшие направления экономической деятельности (ипотека, малый бизнес и т.д.), а также серьезные структурные изменения закладывают основы для долгосрочного экономического развития в новых условиях и в конечном итоге делают экономику более эффективной и конкурентоспособной. Поэтому в высококонкурентных условиях глобальной экономики все ведущие страны широко используют механизмы, обеспечивающие выполнение государственных приоритетов, поскольку в конечном итоге достигаются задачи модернизации, и прогрессивных структурных преобразований, и экономического роста, и, как следствие (с фискальной точки зрения), увеличения поступлений в бюджет.

О бюджетных подходах
В последнее время говорится о том, что профицит бюджета - это большое экономическое достижение. Вероятно. Однако при этом возникает ряд вопросов, ответ на которые сделает данное утверждение более обоснованным. В частности, как профицит бюджета, который в российских условиях связан, по сути, с изъятием средств из экономики, соответствует задачам экономического роста, требующим, напротив, не изъятия средств, а дополнительного финансирования? Как в этом случае должны решаться задачи по осуществлению прогрессивных структурных изменений? Напомню, что, когда на балансах центральных банков ведущих стран находятся большие пакеты госбумаг, - это одновременно еще и проведение структурной политики. Дефицит (а госбумаги и есть следствие дефицита, инструменты его финансирования) рассматривается и как стимул экономического роста, и как рычаг, обеспечивающий необходимые структурные преобразования.
В США и Японии за последние годы от 70 до 90% всей денежной базы (то есть того, что формирует всю национальную денежную систему) устойчиво формировалось через эмиссию их центральных банков - под покупку ими соответствующих государственных ценных бумаг. Другими словами, образуются очаги роста в соответствии с приоритетами бюджетной политики, потому что первичным узлом, через который ресурсы попадают в экономику, являются те самые государственные бумаги, которые тоже формируются под некие бюджетные программы. Это первый узел, через который ресурсы попадают в экономику. Затем они уже достигают вторичного рынка, попадают в банки, на фондовый рынок и так далее.
В результате формируется более равномерный рост. Потому что, если источником роста и спроса являются сырьевые доллары и, соответственно, сырьевые рубли после их конвертации, получается некая большая пирамида: на вершине нефтегазовые доллары и рубли, а вся остальная экономика на эти сырьевые рубли ориентируется и выполняет их заказы.
За рубежом получаются такие же пирамиды, только их много - в соответствии с теми приоритетами экономической политики и программами, заложенными в бюджете. То есть существуют некие ключевые программы, которые и являются очагами последующего и более равномерного формирования роста.
Возникает и третий важный вопрос. Что, по сути, получается при таком подходе к финансовой системе, если 90% всей денежной базы замыкается на Минфин и Центральный банк? Это означает, что национальные денежные власти в этих странах замыкают и консолидируют на себе всю финансовую систему. Да, потом эти ресурсы попадают в экономику, да, потом включается мультипликатор и каждый эмитируемый доллар (при мультипликаторе в США, равном 8) превращается в восемь долларов денежной массы. Но точно так же это может быть изъято, в результате заработает не мультипликатор, а "демультипликатор", то есть каждый изъятый ФРС доллар будет означать изъятие восьми долларов из экономики США. Это процесс встречный, что означает формирование мощного узла, где национальные денежные власти, как им и положено, стоят у истоков и контролируют всю национальную финансовую систему. По крайней мере в примерах с такими ведущими экономиками, как Соединенные Штаты и Япония.
Еще один важный момент, который достигается таким подходом. Мы говорим про "длинные деньги", про проблему инвестиций, про нехватку инвестиционных ресурсов. Как поступают развитые экономики? В балансах ФРС и банка Японии схожие цифры - примерно половина всех бумаг, которые их центральные банки покупают у своих минфинов, - это бумаги с длинным сроком действия. Только одних бумаг на срок около десяти лет в балансе ФРС почти на 100 млрд. долл. Это означает, что на такую сумму ФРС США выдала десятилетний кредит своей экономике.
При мультипликаторе, равном 8, - каждый эмитируемый доллар превращается в результате в восемь долларов денежной массы. Значит, эмитируемые 100 млрд. долл. превращаются в 800 млрд. долл. агрегата М2. Сначала получателем этого десятилетнего кредита является Минфин. Потом он перекредитует свой экспортно-импортный банк или банк проектного финансирования, давая им кредит, скажем, на восемь лет. Экспортно-импортный банк или банк проектного финансирования дает своим субподрядчикам, каким-то банкам, с которыми он работает, кредит на шесть лет. И так далее по убывающей. Потом будет ноль. Но пока дойдет до нуля, этих ступенек получается довольно много и они образуют серьезный объем длинных инвестиционных ресурсов.
Многие страны используют бюджетные механизмы с акцентом на увеличение государственных расходов как рычаги стимулирования экономического роста. Именно на основе таких подходов американская экономика вышла из Великой депрессии. Схожие результаты были достигнуты и после Второй мировой войны. Так, по данным бюджетного комитета конгресса США, накопленный бюджетный дефицит в 1983-1997 гг. составил более 2 трлн. долл., тогда как экономический рост за тот же период оценивался в 5 трлн. долл. в текущих и 3,2 трлн. долл. в постоянных ценах, то есть реальный ВВП увеличился на 65%. Существенно укрепила свои позиции в мире и японская экономика, также активно опирающаяся на механизмы бюджетного финансирования.
Более того, ряд ведущих стран зоны евро (в частности, Германия и Франция) заявляют о невозможности и нецелесообразности соблюдения лимита бюджетного дефицита, определенного Пактом о стабильности и росте в размере 3% ВВП, поскольку это предполагает сокращение государственных расходов, что может ухудшить их экономическое положение. По оценкам английского журнала «The Economist», "вряд ли оправданно заставлять европейские страны, которые находятся в состоянии спада, сокращать госраcходы". Министр финансов Германии Х. Эйхель, обосновывая роль бюджета в поддержании экономического роста, еще более категоричен, отмечая, что речь не может идти о фискальной стабильности без устойчивого роста: "Стабильность не является приоритетом, нам нужен рост". В целом такие подходы находят понимание у международных экспертов. В частности, за прошедший год Германия, Франция и Италия вышли за трехпроцентный лимит Пакта стабильности и роста, и, по мнению “The Economist”, "до тех пор, пока эти нарушения не стали необдуманными или хроническими, их можно приветствовать".



В США за последние годы бюджетный дефицит также превышает 4% ВВП, что, по мнению экспертов, должно стимулировать развитие американской экономики. Еще более явно подобные подходы выражены в Японии, у которой бюджетный дефицит в последние годы превышает 5% ВВП. Результаты активной денежно-кредитной и бюджетной политики проявились достаточно быстро. В конце 2003 года США и в середине 2004 г. Япония стали вновь демонстрировать экономический рост.
Названные подходы заслуживают серьезного внимания. При разумной организации они служат "каркасом" национальной экономической политики, позволяя осуществлять финансирование приоритетных направлений развития государства, проводить необходимые структурные преобразования, укрепляя основы экономики и одновременно являясь стимулом экономического роста.
Конечно, здесь требуются выверенные лимиты, позволяющие держать ситуацию под контролем, правильное определение баланса экономических приоритетов и тщательный контроль за ходом решения поставленных задач.
При бюджетном профиците экономика лишается важных источников финансирования. Тогда вновь придется и на национальном, и на корпоративном уровне обращаться к внешним займам (при уже накопленных внутренних ресурсах и при больших неиспользуемых возможностях механизмов бюджетного финансирования в целом). Поэтому нужно очень внимательно рассмотреть, каковы внутренние возможности поддержания роста и как правильно использовать те механизмы, которые имеются.
Нарушения и сбои, конечно же, будут, но это не является основанием утверждать, что система в целом недееспособна. Сбои (и часто серьезные) бывают во всех странах, и там ведется работа по их предотвращению. По аналогии с дорожным движением - все, кому нужно, могут нарушать его правила. Означает ли это, что из-за таких нарушителей сами правила должны быть отменены, а движение прекращено? Ответ очевиден.

Выводы
Мир вступает в полосу жесткой глобальной конкуренции, которая не понимает и не принимает языка абстрактных формулировок и "идеологических аксиом". Современная конкуренция - это обеспечение позиций страны в мире на основе всего арсенала средств экономической политики. И если мы хотим конкурировать на равных - наши подходы должны быть адекватными.



Читайте также на нашем сайте:
 
 
 



Опубликовано на портале 01/01/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика