Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Русская политика» немецкого Бундестага

Версия для печати

Гемма Пёрцген

«Русская политика» немецкого Бундестага


Пёрцген Гемма (Gemma Pörzgen) – журналист, член правления организации «Репортеры без границ».


«Русская политика» немецкого Бундестага

Россия на протяжении многих лет остается одним из главных партнеров Германии. Каждая из политических партий имеет свои ориентиры и приоритеты во внешней политике, в том числе и на российском направлении. Но преемственность или изменение этих ориентиров зависит в немалой степени от конкретных людей, отвечающих в партийных и государственных структурах за международные вопросы, от их компетентности и позиции. Именно на этом, личностном аспекте политики останавливается Гемма Пёрцген. Кто же они - эксперты и депутаты, формирующие курс Берлина в отношении Москвы?

Реферат статьи: Пёрцген Г. В поисках утраченной компетенции. Русская политика немецкого Бундестага (Gemma Pörzgen. Auf der Suche nach der verlorenen Kompetenz. Russlandspolitik im Deutschen Bundestag. In: Osteuropa, H.9, September 2009. S. 3-26.)

В Европейском союзе нет единства в политике по отношению к России. Это с очевидностью проявилось, например, в области энергетики, где на первый план выступают интересы отдельных стран. Разрозненной была реакция стран-членов Евросоюза и на грузино-осетинский конфликт в августе 2008 года. Германия как одна из крупнейших стран Европы, интенсивно развивающая двухсторонние отношения с Россией, оказывает огромное влияние на внешнеполитический курс Евросоюза и может играть роль «мотора» в развитии конструктивного диалога.

Кроме посольства в Москве, Германия имеет в России 4 консульства – в Петербурге, Калининграде, Екатеринбурге и Новосибирске [1]. В Москве, Петербурге и Новосибирске имеются также офисы Института Гёте. 81 российский город находится в партнерских отношениях с немецкими городами [2]. В России действует более 300 немецких неправительственных организаций. При этом Германия среди всех стран Евросоюза имеет наибольший процент русскоязычных иммигрантов – их здесь насчитывается более 3 миллионов человек, это вторая по численности диаспора после турецкой [3].

Все это, с одной стороны, позволяет рассчитывать на высокую степень компетентности немецких политиков в вопросах, связанных с Россией. С другой стороны, такие члены Евросоюза, как Польша, Чехия и скандинавские страны, не доверяют Берлину, подозревая наличие особых интересов в отношениях Германии с Россией, не согласующихся с интересами других членов ЕС. Их особенно насторожила, например, дружба Герхарда Шрёдера с Владимиром Путиным.


Политика большой коалиции по отношению к России

В годы канцлерства Герхарда Шрёдера (1999–2005) оппозиция критиковала его за «беспринципность» и «невнимание к проблемам России во внутренней политике» [4]. Хотя большая коалиция, возглавляемая Ангелой Меркель, и сохранила главные ориентиры прежней политики в отношении России, с самого начала канцлер ясно дала понять, что она не будет следовать по стопам Шрёдера. Например, уже в январе 2006 года во время визита в Москву Меркель встретилась с русскими правозащитниками – Шрёдер старательно избегал подобных встреч. Однако Россия осталась главным направлением восточноевропейской политики Германии и сохранила для немцев роль основного стабилизирующего фактора в восточноевропейском и кавказском регионах [5]. В договоре о создании большой коалиции от 2005 года стратегическому партнерству с Россией было уделено значительное место. Там, в частности, говорилось: «Мы желаем развития торговых отношений с Россией, а также долгосрочного партнерства в области энергетики, без односторонней зависимости… Россия остается для нас важнейшим партнером в решении глобальных проблем терроризма и в развитии отношений Германии с государствами, граничащими с Россией» [6]. В этом документе особо подчеркивалось единство целей «русской политики» Германии и Европейского союза в целом.

Экономическое партнерство Германии и России ведет к тому, что Берлин уже многие годы осуществляет прорусскую политику, учитывая российские интересы в своих отношениях с другими странами Восточной Европы. Поскольку договор большой коалиции, представляющий ее политическое credo, всего лишь утверждает прежний курс и не указывает путей дальнейшего развития, на практике сложилось две концепции «русской политики». Первая определялась подходом социал-демократов – «молчим ради газа», а вторая проводилась ХДС/ХСС и может быть кратко сформулирована так: «критикуем и газ» [7].


Позиции исполнительной и законодательной власти

В «русской политике» Германии тон задает министерство иностранных дел. Его сотрудники – дипломаты, владеющие русским языком и довольно долго жившие в России. Их задача – избегать конфликтов с Кремлем.

С приходом к власти большой коалиции осенью 2005 года пост министра иностранных дел занял социал-демократ Франк-Вальтер Штайнмайер. Он перешел в министерство из аппарата канцлера и забрал с собой крупнейшего специалиста по России, бывшего посла Ханса-Дитера Лукаса. С тех пор у канцлера нет специалистов в данной области. Хотя сама Ангела Меркель знает русский язык и в некоторой мере может судить о политике Кремля, главный ее советник по внешней политике Кристоф Хойсген – американист. Чиновники при канцлере, ответственные за внешнюю политику, редко появляются на мероприятиях, посвященных России, и мало заботятся о русско-немецких контактах.

Несмотря на то что комитет внешней политики традиционно принадлежит к самым значительным в Бундестаге, в составе парламента также не хватает депутатов, особенно молодых, способных квалифицированно заниматься внешней политикой. Когда-то, чтобы попасть в этот комитет, депутатам требовалось сначала поработать в комитете Европы или комитете обороны. С приходом большой коалиции все стало проще. Это показывает пример депутата от ХДС Карла-Георга Вельмана, который попал в депутаты от малозначимого списка земли Берлин-Бранденбург и сразу стал членом комитета внешней политики.


Роль внешней политики в партиях и фракциях

«Внешнеполитическая карьера не обладает для депутатов в настоящее время былой привлекательностью», – считает политолог Ханс В. Мауль [8]. Даже в больших фракциях редко встречаются депутаты, поддерживающие постоянные заграничные контакты. Такие парламентарии, как умерший в декабре 2009 года Отто Ламсдорф, знаток трансатлантических проблем, систематически посещавший США и Японию, стали в сегодняшней Германии редкостью. Внешнеполитическую сферу деятельности могут позволить себе только те, кто занимает прочные позиции в своей партии и попал в Бундестаг по земельным спискам. Депутатам, получившим места по прямому мандату, очень трудно сосредоточиться на внешней политике, поскольку их избиратели ожидают от них преимущественно представительства своих интересов.

Если в парламент и попадают политики, ориентированные на внешнеполитическую деятельность, то среди них редко встретишь серьезного эксперта. Пройдет не один срок депутатских полномочий, прежде чем парламентарий успеет приобрести познания о другой стране и создать в ней необходимую сеть собственных контактов. Серьезным препятствием является и незнание языков – редко кто из депутатов владеет каким-либо другим иностранным языком, кроме английского.

В отношении «русской политики» у Бундестага существует и другая проблема: большинство важнейших экспертов по внешней политике в Германии – специалисты по трансатлантическим странам. Таковым был упомянутый граф Ламсдорф (СвДП), то же можно сказать об эксперте Бундестага Фолькере Рюе (ХДС). С 1950-х годов немецкая внешняя политика (за исключением периода Вилли Брандта) имела трансатлантическую направленность. До сих пор знатоки трансатлантических стран считаются в Германии экспертами общего профиля, тогда как эксперты по России или Польше – только узкими специалистами. Эта традиция, укоренившаяся благодаря ХДС и социал-демократам, продолжает определять ситуацию и теперь. Потому немецкие депутаты нередко попадают за границей в неловкие ситуации, вызванные отсутствием необходимых знаний о стране.

Красноречивым примером может служить встреча немецких либералов в 1990 году с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским, ошибочно принятым свободными демократами за единомышленника. Многие немецкие политики совершенно неправильно оценили процесс изменений в Восточной Европе, им понадобилось немало времени, чтобы понять несоответствие близких по названиям немецких и русских политических партий. Сегодня ситуация, конечно, далеко не так плачевна – каждая политическая партия обязательно берет на работу практикантов - выходцев из Восточной Европы, поддерживает контакты со специалистами по Восточной Европе и исследовательскими институтами вроде Немецкого общества по изучению Восточной Европы, а также с представительствами германских политических фондов в России и Восточной Европе. Для социал-демократов источником экспертной информации о России является Фонд Фридриха Эберта, располагающий сетью развитых контактов в России и представительством в Москве. Партнером партии Зеленых является Фонд Генриха Бёлля [9]. Фальк Бомсдорф, глава либерального Фонда Фридриха Наумана, уже 16 лет привлекает к сотрудничеству славистов и правоведов, хорошо знающих Россию. (Постоянную деятельность в России ведут, разумеется, также Фонд Конрада Аденауэра - крупнейший германский политический фонд, связанный с партией ХДС, и близкий к баварскому ХСС Фонд Ханса Зайделя. – прим.ред.). Важным источником информации являются поездки, однако депутаты в течение традиционных трехдневных визитов не имеют возможности основательно познакомиться со страной. Такие политики, как депутат от партии Зеленых Фолкер Бек, во время своего отпуска посетивший с десятидневным рабочим визитом Пермь, встречаются редко.


«Русская политика» различных фракций Бундестага

Лишь незначительное число депутатов во фракциях Бундестага занимается отношениями с Россией или Восточной Европой. Совместная работа по российской проблематике, которую демонстрируют Мари-Луиза Бек (Зеленые) и Андреас Шокенхофф (ХДС), является скорее исключением из правила – в последние годы фракции не имеют какой-либо общей концепции развития отношений с Россией.


Фракция социал-демократов (СДПГ)

Центральную роль в «русской политике» социал-демократов в Бундестаге играет 65-летний Гернот Эрлер. Уже его личная страница в Интернете свидетельствует о том, что внешнеполитические вопросы, связанные с Россией, – важная для него тема [8]. Эрлер закончил факультет славистики Фрейбургского университета и принадлежит к тем редким депутатам парламента, которые владеют русским языком и обладают хорошими знаниями о стране.

Осенью 2009 года социал-демократы лишились части компетенций, связанных с Россией: еще до парламентских выборов было ясно, что в новом правительстве Эрлер потеряет пост государственного министра в МИД ФРГ (заместителя министра иностранных дел), два других эксперта – Вальтер Колбов и Герт Вайскирхен – ушли на пенсию. Последний с 2005 года являлся председателем германо-российской межфракционной парламентской группы Бундестага и в течение многих лет поддерживал в партии интерес к восточноевропейскому направлению политики. Преемников, способных заменить этих профессионалов, у социал-демократов нет, да и в целом СДПГ не оказывает должной поддержки тем, кто занимается внешнеполитическими проблемами. Это хорошо видно на примере взлета и падения в карьере 36-летнего политика Нильса Анена, который добился признания за пределами своей фракции как член внешнеполитического комитета Бундестага и провалился на выборах у сотоварищей по партии. В годы крайне негативно воспринятой дружбы Герхарда Шрёдера и Владимира Путина внешняя политика социал-демократов оказалась настолько дискредитированной, что от молодого поколения партийцев потребуется немало мужества, чтобы расставить в ней новые акценты.

До сих пор партия придерживалась традиционной стратегии по отношению к Восточной Европе, основы которой были заложены Вилли Брандтом еще в 60-е годы прошлого века. Несмотря на то что при Штайнмайере министерство иностранных дел выдвинуло формулу «нового восточноевропейского курса», содержание этого курса на удивление напоминало лозунги Вилли Брандта.

Главная тема политики социал-демократов применительно к России – стабилизация отношений – вызывает критику со стороны других фракций. Такая политика трактуется ими как беспринципная. Но хотя коалиционное правительство Ангелы Меркель определило курс по отношению к Москве как открытую политику и не поддержало стремление социал-демократов обсуждать вопрос о правах человека в России только за закрытыми дверьми, практическая деятельность кабинета большой коалиции полностью совпадала с линией социал-демократов. Кратко ее смысл можно выразить так: Германия, Европейский союз и НАТО нуждаются в партнерских отношениях с Россией.


Фракция ХДС/ХСС

Андреас Шокенхофф (ХДС) значительно поднял свой политический вес во время пребывания на посту координатора германо-российского сотрудничества по линии общественности при правительстве Германии [10]. После неожиданного назначения в 2006 году на эту должность, он стал главным куратором внешнеполитических вопросов в ХДС. К тому моменту Шокенхофф, хотя и интересовался международными проблемами, не имел необходимых знаний о России. По словам его коллег, он приходил к ее пониманию «постепенно». Поначалу Шокенхофф считался поклонником Владимира Путина – это мнение основывалось на его выступлении в мае 2006 года против депутата от партии Зеленых Фолькера Бека. Тогда Шокенхофф не одобрил участие Бека в несанкционированной демонстрации гомосексуалистов в Москве и заметил, что «необходимо придерживаться порядков и законов той страны, где находишься» [11]. В дальнейшем Шокенхофф изменил свое отношение как к партии Зеленых, так и к России. В докладе на конференции «Новая Россия. Новые основания для совместного русско-немецкого сотрудничества» в феврале 2009 года он заявил, что «центральными темами в совместной работе России и Германии будут права человека и гражданские свободы, а также развитие гражданского общества» [12]. К этому направлению в деятельности Шокенхоффа прямое отношение имеют его сотрудники: опытный советник фракции по внешнеполитическим вопросам Ханс-Иоахим Фаленский и бывшая корреспондентка «Зюддойче цайтунг» в Москве Барбара Оу-Фрайтаг. Теперь позиция Шокенхоффа по отношению к России практически неотличима от взглядов его бывших оппонентов из партии Зеленых.

Для Равенсбурга, избирательного округа Шокенхоффа, его внешнеполитический ангажемент малозначим. На страницах местной газеты «Швэбише цайтунг»лишьоднажды появилась фотография, где он был изображен вместе с русским послом, посетившим город. Однако избирателей в Равенсбурге более занимает, например, постройка нового автобана, чем вопросы внешней политики. Местный политик Юрген Бретцингер признался, что никогда не слышал от Шокенхоффа никаких комментариев, связанных с его работой в качестве координатора немецко-русского партнерства.

Эккарт фон Кладен, также выступающий от фракции ХДС/ХСС по внешнеполитическим вопросам, является прямым оппонентом Шокенхоффа. Представители других фракций считают их отношения внутрипартийной борьбой за власть. Впрочем, в русскую политику христианских демократов и Бундестага Кладен вносит значительно меньший вклад, чем Шокенхофф, который, несмотря на критику российской внутренней политики, немало заботится о развитии партнерства с русскими коллегами. В сентябре 2008 года фонд Кёрбера выпустил сборник статей Клагена. Название сборника выражало credo автора: «Никакого особого подхода к Москве. Немецкая политика в отношении России должна быть европейской» [13]. Заметного резонанса это издание не имело.

Председатель внешнеполитического комитета Поленц, в отличие от Клагена, очень активно занимается вопросами отношений с Россией. Его ценят (в том числе и депутаты других партий) как заслуживающего доверия политика, далекого от риторики холодной войны. Он регулярно посещает Москву и развивает контакты с русскими партнерами.

Другой, менее известный, депутат от ХДС Эрих Фритц внес вклад в «русскую политику» фракции сборником «Россия в период правления Путина: путь без демократии или русский демократический путь» [14]. Кроме этого, однако, он в этой сфере ничем себя не проявил.


Фракция Союз 90/Зеленые

Здесь, кроме Юргена Триттина и Райнхарда Бютикофера (перешедшего в 2009 году в Европейский парламент), в качестве эксперта по России в последнее время выступала Мари-Луиза Бек, еще несколько лет назад не имевшая ни малейшего понятия о российских реальностях. Она сосредоточила свое внимание исключительно на теме прав человека в России, игнорируя все другие аспекты российской проблематики, - и за это не раз подвергалась критике. «Мари-Луиза Бек была бы больше на месте не в парламенте, а в качестве генерального секретаря по амнистиям», – говорят ее коллеги по Бундестагу. «Для меня внешняя политика – это прежде всего защита прав человека», – признается она сама [15].

Несмотря на критические оценки коллег, Бек сумела создать себе в парламенте репутацию политика, быстро вникающего в новые темы и обладающего харизмой и хорошей интуицией. Она, несомненно, играет одну из ключевых ролей в «русской политике» фракции, разрабатывая стратегии, альтернативные официальной линии министерства иностранных дел.

В начале 2009 г. Бек в составе организованной ею делегации из 6 депутатов Бундестага присутствовала в зале суда на процессе Михаила Ходорковского. Летом того же года она инициировала принятие парламентской резолюции по делу Ходорковского, что привело к серьезным разногласиям внутри правящей коалиции. В предложенном Зелеными варианте резолюции говорилось об использовании судебного преследования в политических целях. ХДС и СвДП поддержали Зеленых, тогда как социал-демократы настаивали на изменениях в тексте резолюции. По их мнению, речь могла идти только о «поддержке правового государства в России». При этом, ссылаясь на реформы, начатые президентом Медведевым, социал-демократы делали следующее заключение: «Процесс развития правового государства неоднороден, в нем присутствуют как позитивные, так и негативные тенденции» [16].

Депутат от ХДС фон Клаген выступил с критикой позиции социал-демократов, заметив, что их версия резолюции создает впечатление, будто Россия идет к правовому государству семимильными шагами. В ответ социал-демократы заявили об открытой конфронтации внутри парламента [17]. В результате сошлись на компромиссном варианте, который был принят 3 июля 2009 года, непосредственно перед парламентскими каникулами, без какой-либо возможности обсудить текст во фракциях. Стоить отметить, что, опасаясь обвинений в отсутствии конструктивного межфракционного диалога, депутаты Бундестага часто оказываются готовы поступиться своей позицией.

Мари-Луиза Бек - один из самых активных членов парламента в вопросах, связанных с Восточной Европой. Во время войны в Боснии она инициировала движение под лозунгом «Женщины помогают женщинам». В целом Бек продолжает политику, проводимую Зелеными начиная с визитов Петры Келли и Лукаса Бекмана в Россию в начале 1980-х годов. По сравнению с ней остальные представители фракции весьма пассивны во внешнеполитических вопросах. Партия Зеленых, как и другие партии Германии, переживает смену поколений. При этом депутаты, по-настоящему интересующиеся внешнеполитическими вопросами, по большей части не оставляют после себя преемников.


Фракция СвДП

В деятельности СвДП внешняя политика традиционно занимает важное место. Сам лидер свободных демократов Гвидо Вестервелле прежде не занимался международными вопросами (но получил место главы МИД в новом кабинете Ангелы Меркель. – прим. реф.). Выступая 4 мая 2009 года в Немецком обществе внешней политики (DGAP) в Берлине, где более 300 присутствовавших в зале дипломатов встретили его речь продолжительными аплодисментами, он уделил России совсем немного внимания. Смысл сказанного сводился к следующему: «Германия стремится к партнерству с Россией, но при этом не отказывается от критики тех мер, которые призваны стабилизировать экономику в ущерб правовому государству». Тем более удивительно, что, став в апреле 2009 года претендентом на министерский пост, Вестервелле первым делом отправился в Москву. За время трехдневного визита он встретился с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и некоторыми русскими правозащитниками. Газета «Вельт» язвительно заметила по этому поводу, что Вестервелле использует пасхальные праздники для повышения своей внешнеполитической квалификации [18]. Это было его первое посещение России.

Соратник Вестервелле по партии Михаэль Георг Линк обладает куда большими знаниями о Восточной Европе. Он редко появляется в свете софитов, но в Бундестаге пользуется авторитетом. По профессии Линк – переводчик с русского и французского, еще он владеет английским, болгарским, сербско-хорватским (сербским – прим. реф.) и румынским языками, что уже само по себе выделяет его среди депутатов нынешнего Бундестага. В СвДП его ценят как специалиста по бывшим республикам Советского Союза, странам Восточной и Юго-Восточной Европы. С 1995 по 2005 год Линк работал в Бундестаге научным сотрудником. Он также имеет опыт работы в Европейском парламенте и принадлежит к тем немногим немецким политикам, которые из собственного опыта знают, как там принимаются решения.

Опытный коллега Линка Вернер Хойер в течение 22 лет занимался внешнеполитическими вопросами в качестве депутата Бундестага, задавая тон в своей партии в вопросах «русской политики». После выборов 2007 года он заявил, что не стоит питать по поводу будущего России иллюзий, характерных для периода канцлерства Г. Шрёдера. Взгляд Хойера на Россию разделяет и Линк, критикующий МИД Германии за то, что «там видят Россию такой, какой хотят видеть, а не такой, какой она является» [19].


Фракция Левых

С ноября 2005 года Левых в комитете внешней политики Бундестага представляет Вольфганг Герке Обманн. Время от времени он высказывается и на темы, связанные с Россией. Например, в сентябре 2008 года Обманн критиковал позицию немецкого правительства в отношении войны на Кавказе, назвав стратегию правительства «мытарствами и метаниями туда-сюда» [20]. Среди других фракций Левые имеют репутацию непредсказуемых во внешнеполитических вопросах. Социал-демократ Карстен Фойгт считает, что Германия окажется в изоляции, если будет следовать внешнеполитическому курсу Левых.


Смена поколений и структурные изменения в «русской политике»

Долгое время внешнюю политику Германии по отношению к России определяли люди, на которых огромное воздействие оказал опыт Второй мировой войны. Прежде всего это касается СДПГ. Центр ЕС-Россия (международная некоммерческая организация исследовательского профиля, зарегистрированная в Бельгии. – прим. ред.) так описывает в одном из своих ежегодных докладов эту ситуацию: «Влияние нацистского нападения на Россию в 1941 году, огромные число жертв на восточном фронте, победа русских над фашизмом… и оккупация Советским Союзом Восточной Германии продолжают более чем 40 лет спустя влиять на современную политику» [21].

Для того поколения политиков чувство вины по отношению к России играло весьма значительную роль. Отец бывшего канцлера Герхарда Шрёдера погиб на фронте. Биографической травмой объяснял свой выбор профессии и политик Георг Элер: «Я всегда хотел, чтобы мое поколение добилось лучших времен. Зачем должен был мой отец погибнуть на войне?.. Я стал политиком, чтобы проводить политику мира, преодолеть противоречия между Западом и Востоком, больше понимать наших соседей в Восточной и Южной Европе, устроить лучший мировой порядок» [22].

Покидая политическую сцену, социал-демократ Герт Вайскирхен высказал надежду, что со сменой поколений немецкие партии будут уделять больше внимания внешнеполитическим вопросам. Глобализационные процессы и, особенно, мировой экономический кризис показали, как тесно переплетены между собой внешняя и внутренняя политика. Несмотря на то, что люди интересуются в основном своими локальными проблемами, они все более замечают, насколько сильно влияют на них проблемы окружающего мира.

Сама по себе смена поколений не определяет внешнюю политику Германии. Политики – не журналисты и не ученые, они следуют линиям своих партий и интересам избирателей. Одна из особенностей современной ситуации – нехватка квалифицированного персонала в Бундестаге, что затрудняет подбор кадров для внешнеполитического комитета. Партиям следует преодолеть фракционную замкнутость и больше работать в самой России, а также привлекать специалистов из университетов, исследовательских институтов и министерств.


Примечания
:

[1] Например, Великобритания и Франция, кроме посольства в Москве, имеют каждая только два консульства – в Петербурге и Екатеринбурге.

[2] Двусторонние отношения Евросоюза с Россией // Eu-Russia Center Review, Oktober 2007, www.eu-russiacentre.org

[3] Доклад посла РФ в Германии Владимира Котенева «Внешняя политика России», Оснабрюк 24.3.2009. www.russische-botschaft.de/index.phpid .

[4] Jochen Franzke Werterpolitik versus Realpolitik, in: Welttrends, Juli-August/2009, S. 91-99. S.91.

[5] Там же. С. 92.

[6] Deutschland als verantwortlicher Partner in Europa und der Welt, Koalitionsvertrag vom 11.11.2005, S. 156.

[7] Christopher S. Chivvis, Thomas Rid The roots of Germany’s Russia Policy, in: Survival, April-May 2009, S. 105-122. Hier S. 105.

[8] Интервью Геммы Пёрцген с профессором по иностранным связям и внешней политики университета г. Трира Хансом В. Маулем

[9] См. подробнее: http://www.boell.ru/alt/

[10] Этот пост он продолжает занимать и в настоящее время. Прим. Референта.

[11] См. http://www.gernot-erler.de/cms/front_content.php

[12] Roland Nelles Feilschen und Beißen, in: Der Speigel, # 9, 2009, S.38.

[13] Rede von Andreas Schockenhoff, Koordinator für die deutsch-russische zwischengesellschaftliche Zusammenarbeit, anlässlich der Konferenz "Neues Russland – Neue Grundlagen für die deutsch-russische zwischengesellschaftliche Zusammenarbeit", 13. Februar 2009 http://www.auswaertiges-amt.de/diplo/de/Aussenpolitik/RegionaleSchwerpunkte/Russland/090213-Konferenz-zivges-KORUS-Rede,navCtx=246470.html

[14] Eckart von Klaeden. Kein Sonderzug nach Moskau. Deutsche Russlandpolitik muss europäisch sein. Ein Standtpunkt. Hamburg 2008.

[15] Erich G. Fritz Russland unter Putin: Weg ohne Demokratie oder russischer Weg zu Demokratie? Oberhausen, 2005.

[16] Интервью Геммы Пёрцген с Мари-Луизой Бек в июле 2009 г.

[17] Daniel Brössler Ex-Oligarch entzweit Koalition. Warum der Fall des kremlkritischen russischen Ex-Oligarchen Chodorkowskij zwischen SPD und Union für dicke Luft sorgt, in: Süddeutsche Zeitung, 30.5.2009.

[18] Daniel Brössler Querelen wegen Chodorkowskij, in: Süddeutsche Zeitung, 5.6.2009.

[19] http://www.welt.de/politik/article3553581/Westerwelle-uebt-sich-schon-als-Aussenminister.html

[20] http://www.fdp-fraktion.de/webcom/show_article_neu.php/_c-334/_nr-1072/_p-l/i.html

[21] Выступление Вольфганга Герке перед прессой 15 сентября 2008 г.

[22] The bilateral relations of EU-member states with Russia, in: EU-Russia-Center Review, Oktober 2007, S.7.


В.С. Дубина


Читайте также на нашем сайте:

«Насколько едина объединенная Германия? Восточные и западные немцы 20 лет спустя (По материалам немецкой печати)» Вера Дубина

«Итоги выборов в Германии: дайджест»

«Россия - Германия: инвестиционные и торговые связи» Алексей Кузнецов


Опубликовано на портале 21/01/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика