Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Роль России в урегулировании палестино-израильского конфликта

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Александр Демченко

Роль России в урегулировании палестино-израильского конфликта


Демченко Александр Владимирович – кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН


Роль России в урегулировании палестино-израильского конфликта

Позиция России несколько отличается от позиции других посредников в процессе палестино-израильского урегулирования. В первую очередь это касается не параметров возможного мирного договора, а способов его достижения. В настоящее время, когда палестинцы из-за неудач на переговорах с Израилем перешли к односторонним действиям, новые компромиссные подходы к разрешению конфликта, предлагаемые российской стороной, могут оказаться особенно востребованы.

Россия традиционно оказывала большое влияние на ближневосточный конфликт. За его более чем 60-летнюю историю Москва успела побывать союзницей как еврейской, так и арабской сторон, став, наконец, коспонсором процесса мирного урегулирования, старающимся придерживаться нейтральной и сбалансированной позиции. Как сказано в Концепции внешней политики Российской Федерации, наша страна ставит перед собой цель «мобилизации коллективных усилий для достижения на международно-признанной основе всеобъемлющего и долгосрочного урегулирования арабо-израильского конфликта во всех его аспектах, включая создание независимого палестинского государства, сосуществующего в мире и безопасности с Израилем. Такое урегулирование должно быть достигнуто с участием и при учете законных интересов всех государств и народов, от которых зависит стабильность в регионе» [1]. Несмотря на то, что данная формулировка совпадает с позицией других посредников в процессе палестино-израильского урегулирования (США, Евросоюза, ООН), российский курс отличается большим прагматизмом. В первую очередь это касается не параметров возможного мирного договора, а способов его достижения. По мнению РФ, к мирному процессу должны привлекаться все палестинские силы, которые имеют потенциал для диалога с Израилем, а так как урегулирование конфликта требует решения целого комплекса проблем, то и состав участников переговоров должен быть существенно расширен за счет региональных игроков. В настоящее время, когда палестинцы из-за неудач на переговорах с Израилем перешли к односторонним действиям, особенно востребованы новые компромиссные подходы к разрешению конфликта, которые предлагаются российской стороной.

СССР/Россия и палестинская проблема: история вопроса

В начале 1947 г., когда из-за действий еврейских военизированных организаций система безопасности в Палестине, находившейся под английским мандатным управлением, перестала действовать, вопрос о будущем региона был передан Великобританией на рассмотрение ООН. Руководство СССР учитывало, что англичане постараются сохранить влияние в Палестине, используя своих арабских союзников, в первую очередь Трансиорданию, и поэтому поддержало создание независимого еврейского государства. Постоянный представитель СССР при ООН Андрей Громыко, выступая 26 ноября 1947 г. на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, заявил: «Решение вопроса о Палестине на основе разделения ее на два самостоятельных государства будет иметь большое историческое значение, так как такое решение будет идти навстречу законным требованиям еврейского народа, сотни тысяч представителей которого, как вы знаете, все еще являются бездомными, не имеющими своих очагов, нашедшими лишь временный приют в специальных лагерях на территории некоторых западноевропейских государств» [2]. 29 ноября 1947 г. СССР голосовал за резолюцию №181 (II) о разделе Палестины на два независимых государства – еврейское и арабское, а в мае 1948 г., после провозглашения Государства Израиль, первым де-юре признал его независимость и установил с ним дипломатические отношения. Советская поддержка сионистов не ограничилась дипломатической активностью на международной арене: в ходе первой арабо-израильской войны 1948–1949 гг. СССР с помощью Чехословакии поставлял Израилю оружие.

Однако, как отмечает отечественный исследователь И.Д. Звягельская, «несмотря на это, советско-израильские отношения не имели перспектив и были тактическими и временными», так как «Израиль очень скоро стал восприниматься советскими руководителями как внутриполитический фактор» [3]. СССР не согласился на просьбу Израиля разрешить массовую репатриацию советских евреев, так как считалось, что граждане социалистического государства в принципе не могут иметь желания покинуть свою страну. В начале 1950-х гг. кампания по борьбе с космополитизмом и «дело врачей», от которых пострадали евреи, еще более усилили неприязнь между СССР и Израилем. Влияние на развитие советско-израильских отношений оказали и изменения в ближневосточном регионе. После победы в первой арабо-израильской войне Израиль оказался в окружении враждебных арабских государств, настроенных на реванш, и Тель-Авиву понадобился сильный зарубежный союзник, каким стали США. Сближение с Западом объяснялось демократическими взглядами израильского руководства и его стремлением придерживаться капиталистических принципов в экономике, несмотря на эгалитаристские тенденции. Между тем в 1950-е годы в арабском мире набирали силу идеи социализма, соседние с Израилем Египет и Сирия стали ориентироваться на СССР, в 1958 г. в Ираке была свергнута хашимитская династия, а король Иордании в 1956–1958 гг. с трудом смог удержать власть. Стремясь освободиться от влияния бывших колонизаторов, арабские страны установили тесные военно-политические отношения с СССР, который был не прочь поддержать «дружественные, антиимпериалистические страны». Таким образом, Ближний Восток стал ареной холодной войны, а Израиль и его главные противники, Египет и Сирия, оказались в лагерях двух противоборствовавших сверхдержав.

В ходе Суэцкой войны 1956 г., начатой Великобританией, Францией и Израилем, СССР поддержал Египет. Москва спасла его от полного поражения, в ультимативной форме потребовав от тройственной коалиции прекратить военные действия. Второй раз Советскому Союзу пришлось серьезно вмешаться в арабо-израильский конфликт во время Шестидневной войны 1967 г., когда Израиль начал превентивные действия против Египта, Сирии и Иордании и захватил принадлежавший последней Западный берег реки Иордан с Восточным Иерусалимом, египетские сектор Газа и Синайский полуостров и сирийские Голанские высоты. Хотя СССР находился на стороне своих арабских союзников, тогдашнее руководство страны (как, впрочем, и власти США) старалось удержать Израиль и арабские государства от начала войны, а в ходе нее стремилось не допустить разрастания конфликта и втягивания в него сверхдержав. Конфликт рассматривался советским руководством не как военно-политическое противостояние этносов, претендующих на одни и те же территории, а через призму идеологии. «Главное состоит в том, что международный империализм, и в первую очередь империализм США, испытывая все большую изоляцию в мире, решил, используя правящие круги Израиля, попытаться подавить национально-освободительное движение арабских народов, свергнуть прогрессивные режимы в ОАР, Сирии и других передовых арабских государствах, утвердить в этом районе неоколониалистские порядки», – говорилось в одном из документов советского МИДа [4]. 10 июня 1967 г. СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. Однако советская политика в те годы отличалась определенным реализмом, выражавшимся в стремлении не дать арабским странам втянуть СССР в конфликт, что грозило открытым противостоянием с США. По воспоминаниям арабиста и дипломата Е.Д. Пырлина, при работе над различными советско-арабскими совместными документами СССР старался смягчить экстремистские, нереалистичные взгляды некоторых арабских представителей. Как пишет Пырлин, «советская сторона никогда не соглашалась с формулировкой о необходимости «народной войны» (против Израиля) за «освобождение всей территории Палестины», к чему призывали, например, левые баасисты Сирии» [5].

После Шестидневной войны Москва, в ответ на требования своих арабских союзников, направила в Египет и Сирию технику, оружие и военных советников. Несмотря на переориентацию Каира в 1972 г. на США СССР оказал дипломатическую и военную помощь Египту в ходе Октябрьской войны 1973 г. Москва и Вашингтон стали инициаторами созыва 21 декабря 1973 г. Женевской мирной конференции по Ближнему Востоку. Однако успешное посредничество США, приведшее к заключению 26 марта 1979 г. между Израилем и Египтом сепаратного Кемп-Дэвидского мирного договора, показало, что Вашингтону удалось отодвинуть СССР от процесса мирного урегулирования.

С 1970-х годов среди партнеров СССР в регионе все более важное место стала занимать сила, представлявшая палестинский народ, – Организация освобождения Палестины (ООП), и в первую очередь входящее в нее Движение за освобождение Палестины (ФАТХ), лидер которого, Ясир Арафат, в 1969 г. возглавил ООП. Это было связано с ростом палестинского самосознания и самостоятельности в решении конфликта на фоне поражений арабских армий в войнах с Израилем. В феврале 1970 г. делегация ООП посетила СССР по приглашению Комитета солидарности стран Азии и Африки. Развитию советско-палестинских отношений способствовал все более реалистичный подход ООП к Израилю. На XII сессии Национального собрания Палестины 1–9 июня 1974 г. была принята поэтапная программа «становления национальной власти» на любой части палестинской территории, которая будет освобождена от израильской оккупации. Этот документ говорил о смягчении палестинской позиции, готовности к поэтапному урегулированию проблемы. Он стал первым шагом на пути к переговорам с Израилем. В том же году были установлены официальные двусторонние отношения между СССР и ООП, а в Москве было открыто представительство организации (в 1990 г. преобразованное в посольство Государства Палестина). СССР на международных встречах и в различных документах подчеркивал право палестинского народа на самоопределение – например, в связи с Женевской мирной конференцией по Ближнему Востоку в октябре 1977 г., а также в плане генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева от 15 сентября 1982 г. по урегулированию ближневосточной проблемы. В январе 1983 г. этот план был представлен в ООН от имени государств – участников Варшавского договора. Он состоял из шести пунктов и предусматривал: «полный вывод израильских войск со всех оккупированных с 1967 года арабских территорий, в том числе из восточной части Иерусалима; признание законных прав арабского народа Палестины, включая его право на создание собственного независимого государства; обеспечение права всех государств этого района на безопасное и независимое существование и развитие; прекращение состояния войны и установление мира между арабскими государствами и Израилем; разработку и принятие международных гарантий мирного урегулирования» [6].

Влияние Москвы в этом регионе стало уменьшаться еще в конце 1980-х годов в связи с курсом на прекращение конфронтации с Западом, который проводили генеральный секретарь М.С. Горбачев и глава МИДа Э.А. Шеварднадзе. Ближневосточное направление перестало быть приоритетным – как по причине нехватки ресурсов для продолжения прежней политики, так и из-за нежелания осложнять отношения с США. Новых подходов к разрешению ситуации советской стороной выработано не было. СССР стал менее жестко отстаивать интересы ООП (как легитимной стороны конфликта) на международной арене. Показателем снижения активности отечественной дипломатии может служить то, что за 1985–1991 гг. Горбачев только один раз встречался с Арафатом, да и то мимоходом, на праздновании 40-летия ГДР [7].

Тем не менее прекращение холодной войны имело и положительное влияние на палестино-израильский конфликт, который перестал быть ареной соперничества двух сверхдержав. В октябре 1991 г. между СССР и Израилем были восстановлены дипломатические отношения. К концу 1980-х годов позиция палестинцев эволюционировала от непризнания права Израиля на существование к готовности вести с ним диалог с целью образования независимого палестинского государства на территории Западного берега реки Иордан и сектора Газа. 15 ноября 1988 г. на XIX чрезвычайной сессии Национального собрания Палестины в Алжире было принято Политическое заявление, в котором говорилось о признании ООП резолюции № 242 от 22 ноября 1967 г., призывавшей Израиль к уходу с оккупированных территорий. На сессии была также принята Декларация независимости, в которой излагались основные принципы создания арабского палестинского государства и отмечалось, что Иерусалим является его столицей. В свою очередь, Израиль в ходе палестинского восстания (интифады) на оккупированных территориях в 1987–1993 гг. осознал невозможность полного контроля над ними и согласился на переговоры с палестинцами.

СССР, правильно оценив изменения в позициях палестинцев и израильтян, выступил с инициативой проведения международной мирной конференции, посвященной ближневосточному урегулированию, с участием не только двух главных сторон конфликта, но и арабских государств. Такая конференция прошла в Мадриде 30 октября – 3 ноября 1991 г. под председательством СССР и США. Внутриполитическая ситуация в Советском Союзе уже не позволяла ему в полной мере реализовать свой потенциал коспонсора процесса мирного урегулирования. На Московской организационной встрече в январе 1992 г. многосторонние переговоры велись в формате пяти рабочих групп, которые обсуждали вопросы обеспечения безопасности, региональное экономическое развитие, проблемы палестинских беженцев, распределения водных ресурсов и окружающей среды. Палестинцы участвовали в переговорах в составе совместной делегации с Иорданией, так как ООП считалась в Израиле террористической организацией и переговоры с ней были запрещены.

В начале 1990-х годов ООП переориентировалась на США и европейские государства. Их посредничество и влияние на палестинцев и израильтян сыграло решающую роль в подписании 13 сентября 1993 г. в Вашингтоне представителями палестинской и израильской сторон «Декларации о принципах организации временного самоуправления», предусматривавшей образование на территории Западного берега реки Иордан и в секторе Газа палестинской автономии и поэтапное урегулирование конфликта к 1999 г. Этому предшествовали секретные переговоры палестинской и израильской делегаций в Норвегии. Хотя подписание дальнейших палестино-израильских соглашений о постепенном выводе израильских войск с оккупированных территорий и передаче этих территорий под контроль Палестинской национальной администрации (ПНА) проходило в присутствии официального представителя России, основная заслуга в сближении позиций палестинцев и израильтян принадлежала США.

Во второй половине 1990-х годов ход мирного процесса замедлился. В израильском обществе стало преобладать разочарование переговорами и уступками палестинцам. В мае 1996 г. к власти пришел правый блок «Ликуд» во главе с Биньямином Нетаньяху, настроенный на прекращение переговоров и выступавший против образования палестинского государства. Помощь палестинцам оказали США, подтолкнувшие израильское правительство к продолжению переговоров и заключению дальнейших соглашений о выводе войск с оккупированных территорий.

С назначением Е.М. Примакова в январе 1996 г. на пост министра иностранных дел посреднические усилия России активизировались. В марте 1996 г. президент РФ Б. Ельцин на международной встрече в египетском Шарм аль-Шейхе предложил провести новый раунд Мадридской конференции. Во время своих турне по ближневосточному региону в 1996 и 1997 г. Примаков выдвинул план выхода из кризиса, предусматривавший прекращение насилия, возобновление мирных переговоров на основе принципа «мир в обмен на землю» и создание региональной системы безопасности на Ближнем Востоке с участием всех государств. Он подчеркивал, что Москва намерена играть более значимую роль в ближневосточном процессе, но не для вытеснения США, а чтобы в полной мере соответствовать своему статусу коспонсора. Израиль, признавая роль России в многосторонних переговорах, выступал против ее участия в двусторонних палестино-израильских контактах, где главным посредником были США [8].

Возобновились визиты в Россию Арафата (февраль 1997 г., октябрь 1998 г., август 2000 г.). Это свидетельствовало о желании руководства автономии видеть Москву в качестве влиятельного коспонсора, который мог бы заставить Израиль прекратить строительство новых поселений на оккупированных палестинских территориях и выполнить условия соглашений о поэтапном выводе войск. Были созданы российско-палестинский и российско-израильский рабочие комитеты по Ближнему Востоку, возглавляемые заместителями министра иностранных дел. Эти комитеты в 1996–1999 гг. провели пять заседаний.

Очередные попытки палестинцев и израильтян найти компромисс на переговорах в американском Кемп-Дэвиде в сентябре 2000 г. и в египетском Табе в январе 2001 г. не увенчались успехом. Кроме разногласий относительно еврейских поселений и возвращения палестинских беженцев, стороны не смогли договориться по вопросу о принадлежности Восточного Иерусалима. Неспособность политиков решить эти проблемы и разочарование палестинцев в мирном процессе привели к началу второго палестинского восстания (интифады аль-Акса) в сентябре 2000 г. Оно приобрело сильную религиозную окраску в связи с активным участием в ней палестинских исламистских организаций и ростом влияния политического ислама вообще.

Россия, в числе других стран, старалась добиться нормализации обстановки в Палестине. Этому были посвящены переговоры Арафата с президентом РФ В.В. Путиным в Москве 24 ноября 2000 г. Однако глава ПНА уже не контролировал восстание, в которое активно включились радикальные палестинские группировки – как исламистские (ХАМАС, «Исламский джихад»), так и входящие в ООП. В начале февраля 2001 г. пост премьер-министра Израиля занял Ариэль Шарон, настроенный против уступок палестинцам и выступавший за обеспечение безопасности Израиля жесткими силовыми методами.

Чтобы добиться возвращения сторон за стол переговоров, в мае 2002 г. был создан «квартет» международных посредников в составе США, России, ЕС и ООН. Члены «квартета» 30 апреля 2003 г. выдвинули свой план урегулирования – «Дорожную карту», которая предусматривала отказ сторон от насилия, продолжение переговоров и окончательное определение статуса Палестины в 2005 г. По инициативе России «Дорожная карта» была поддержана СБ ООН, принявшим соответствующую резолюцию. Палестинцы и израильтяне, одобрившие «Дорожную карту», не выполнили ее требования. Израиль в декабре 2003 г. с целью обеспечения своей безопасности выбрал вариант одностороннего территориального размежевания с палестинцами и прекращения переговоров. Строительство разделительной стены, которая фактически включает в состав Израиля часть палестинской территории на Западном берегу реки Иордан и весь Иерусалим, было осуждено Россией и международным сообществом.

Современное состояние конфликта и предложения РФ по выходу из тупика

Ситуация в зоне палестино-израильского конфликта серьезно поменялась в конце 2004 – первой половине 2007 гг. 11 ноября 2004 г., когда интифада уже выдохлась, а «Дорожная карта» не реализовывалась, скончался Я. Арафат. После его смерти группировка ХАМАС получила возможность войти во властные структуры автономии, руководимой ослабевшим ФАТХ. Избранный в январе 2005 г. на пост палестинского президента соратник Арафата Махмуд Аббас не имел его харизмы и не мог погасить недовольство застоем в мирном процессе, бюрократическими, коррупционными, социально-экономическими проблемами. В результате 25 января 2006 г. на выборах в Палестинский законодательный совет победили исламисты, которым достались 74 депутатских кресла, в то время как у ФАТХ оказалось 45 мест. Победа ХАМАС стала настоящим политическим землетрясением, так как движение с момента своего создания в 1987 г. всегда заявляло о необходимости ликвидации Израиля, использовало террористические методы и не признавало предыдущие палестино-израильские соглашения. Пытаясь сформировать правительство, ФАТХ и ХАМАС не смогли достичь компромисса, причем не столько из-за позиции исламистов в отношении Израиля (тем более что уже начали проявляться признаки ее смягчения), сколько из-за нежелания ФАТХ делиться с ХАМАС властью, контролем над силовыми структурами и финансовыми потоками. Углубление противоречий между двумя движениями в июне 2007 г. вылилось в вооруженные столкновения и захват исламистами власти в секторе Газа, где проживает 1,5 млн палестинцев (на Западном берегу – 2,6 млн). Изменение ситуации потребовало от международных посредников гибкости, признания реалий и учета исторического опыта (в частности, факта переговоров с ООП, считавшейся в Израиле и США террористической организацией). Однако из всех членов «квартета» только Россия смогла проявить необходимый прагматизм, который дает возможность выхода из палестинского тупика.

Вовлечение ХАМАС в процесс урегулирования

После того как движение ХАМАС победило на парламентских выборах, Россия вместе с другими участниками «квартета» потребовала от исламистов признать Израиль и предыдущие палестино-израильские соглашения, а также отказаться от насилия в борьбе за создание независимого палестинского государства. В то же время Москва посчитала, что нельзя ожидать быстрого изменения позиции исламистов и необходимо наладить с ними диалог. Кроме того, по мнению российского МИДа, бойкот правительства ХАМАС и прекращение международной помощи Палестине могли бы привести к новому всплеску насилия в регионе. ХАМАС, в свою очередь, требовалось длительное перемирие с Израилем ради укрепления собственных позиций во властных институтах автономии. Такой нестандартный шаг, как приглашение делегации ХАМАС в Москву, позволил России усилить свою роль в урегулировании ближневосточного конфликта и стать посредником между ФАТХ, ХАМАС, Израилем и «квартетом».

Проблема вовлечения ХАМАС в палестино-израильское урегулирование обсуждалась в ходе неоднократных визитов делегаций исламистов в Россию – в начале марта 2006 г., в конце февраля 2007 г. и в январе 2010 г. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в связи с первым визитом напомнил, что ХАМАС в результате легитимных, демократических, свободных и честных выборов получило большинство в Палестинском законодательном совете. Лавров подчеркнул, что нельзя ожидать резкого и кардинального изменения позиции ХАМАС, но уже есть некоторые подвижки, которые показывают стремление исламистов вести себя ответственно, и прежде всего их готовность к диалогу по реализации «Дорожной карты» [9]. Переговоры с лидерами ХАМАС велись и во время визитов российских официальных лиц в Сирию. Например, 11 мая 2010 г. президент РФ Дмитрий Медведев встречался в Дамаске с главой политбюро ХАМАС Халедом Машалем.

Усилия по примирению ФАТХ и ХАМАС

Захват ХАМАС власти в секторе Газа в июне 2007 г. ознаменовал раскол Палестины на две части, территориально не связанные между собой и управляемые отдельными правительствами. Россия осудила действия ХАМАС, но, в отличие от США и Израиля, призвала к переговорам между ФАТХ и ХАМАС с целью восстановления палестинского единства. Вскоре после конфликта между двумя движениями заместитель директора Департамента стран Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ О. Озеров отметил, что, несмотря на напряженные отношения, оба они стремятся к созданию независимого палестинского государства, что может послужить основой их примирения. «Наверное, это та основа, вокруг которой они могут выстраивать свои договоренности, которые должны вывести их на восстановление единого правового поля, единого конституционного пространства на палестинских территориях», – подчеркнул Озеров [10].

Именно по этому сценарию стали развиваться события спустя четыре года после раскола Палестины и неудачных попыток Аббаса возобновить переговоры с Израилем и заключить сепаратный мир. Революционные события в арабском мире подтолкнули ХАМАС и ФАТХ к диалогу и примирению. Оба движения стали свидетелями ослабления своих союзников (ХАМАС – Сирии, ФАТХ – Египта). Палестинские власти, несмотря на относительное спокойствие на Западном берегу и в секторе Газа, не исключали влияния событий в арабских странах на палестинцев, часть из которых разочарована и в ФАТХ, и в ХАМАС, чья борьба за власть расколола автономию. Наконец, можно предположить, что Аббас, которому в марте 2011 г. исполнилось 76 лет, решил остаться в памяти палестинцев не как неудачливый переговорщик, а как политик, приблизивший создание независимого палестинского государства.

В итоге представители ХАМАС и ФАТХ достигли 27 апреля в Каире договоренности о примирении, а 4 мая в египетской столице в присутствии Аббаса, лидера ХАМАС Халеда Машаля и представителей 11 палестинских фракций было подписано соглашение о создании общепалестинского правительства из «независимых технократов». В течение года должны пройти выборы парламента и главы автономии, за которыми будет следить независимый трибунал из 12 человек, сформированный обеими организациями. Кроме того, соглашение сохранило статус-кво в области безопасности: подразделения ФАТХ продолжат контролировать Западный берег, а ХАМАС – сектор Газа [11]. Обсуждение деталей выполнения Каирского соглашения продолжилось 21–22 мая в одном из санаториев Подмосковья на встрече, организованной Институтом востоковедения РАН при содействии Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, а 23 мая участники переговоров были приняты главой российского МИДа Сергеем Лавровым.

Формат ведения переговоров

После раскола автономии палестинское руководство на Западном берегу получило предложение от президента США Джорджа Буша возобновить мирные переговоры с Израилем. 27 ноября 2007 г. более 40 государств (в том числе арабских) и международных организаций собрались в Аннаполисе. По итогам встречи между Израилем и Палестиной было подписано совместное заявление, в котором стороны «согласились вступить в энергичные продолжающиеся и долгосрочные переговоры, а также предпринять все усилия для того, чтобы заключить… соглашение до конца 2008 г.» [12]. Однако процесс Аннаполиса продвигался медленно, так как преемнику Шарона на посту премьер-министра и главы центристской партии «Кадима», Эхуду Ольмерту, противодействовали правые партии – противники уступок палестинцам, а репутация самого Ольмерта была подорвана чередой коррупционных скандалов, из-за которых он в июле 2008 г. заявил о намерении покинуть пост и провести досрочные выборы в кнессет. Возглавившая после него «Кадиму» министр иностранных дел Ципи Ливни и ее партнер по правительственной коалиции министр обороны Эхуд Барак, чья партия «Авода» также теряла популярность в израильском обществе, испытывали беспокойство ввиду досрочных парламентских выборов. 19 декабря 2008 г. истек срок шестимесячного перемирия между Израилем и ХАМАС, заключенного 19 июня при посредничестве Египта. Договоренность о прекращении огня перестала фактически соблюдаться обеими сторонами уже с 4 ноября. В ответ на рейд израильской армии, в ходе которого были убиты несколько палестинцев, группировки сектора Газа возобновили обстрелы территории Израиля. Как писала газета «The Washington Post» 30 декабря 2008 г., «для Ливни и Барака никак не отреагировать на обстрелы со стороны палестинцев на пороге выборов равнялось бы политическому самоубийству, поэтому у них фактически не было выбора» [13]. 27 декабря 2009 г. – 19 января 2010 г. Израиль провел в секторе Газа операцию «Литой свинец», в ходе которой погибло около 1300 палестинцев. При этом инфраструктура ХАМАС и других организаций не была уничтожена, и они сохранили свой людской и ракетный потенциал. В результате на досрочных парламентских выборах 10 февраля 2009 г. большинство избирателей проголосовало за правые партии, с участием которых глава «Ликуд» Нетаньяху сформировал правительство.

Вторжение израильских войск в сектор Газа, не обеспечив победу «Кадиме», привело к прекращению прямых палестино-израильских переговоров и ознаменовало провал процесса Аннаполиса. Причинами провала стали не только нежелание Израиля уступать требованиям палестинцев в вопросах границ, раздела Иерусалима и возвращения беженцев, и не только осторожность Аббаса, опасавшегося заключать сепаратный мир, не имея власти над Газой, но и сам формат ведения переговоров. После многосторонней встречи в Аннаполисе палестино-израильский диалог сразу же приобрел характер двусторонних встреч, о содержании которых мало что было известно. С самого начала переговоров Россия предлагала провести вторую конференцию по мирному урегулированию на Ближнем Востоке. На ней, по мнению Москвы, можно было бы обсудить отношения между Израилем и его соседями, прежде всего Сирией [14]. Как отмечает российский исследователь А.Г. Бакланов, положение на Ближнем Востоке на сегодняшний день очень сложное и не ограничивается арабо-израильским противостоянием, как это было в предшествующие десятилетия. Поэтому, считает Бакланов, на международной конференции уместно было бы поднять весь комплекс вопросов, вызывающих озабоченности Израиля и арабского мира в сфере безопасности, то есть ядерную программу Ирана, ситуацию в Ираке и на территории Африканского рога [15].

Предложение РФ организовать конференцию в Москве обсуждалось на саммите Организации Исламская конференция в марте 2008 г. в Дакаре. Глава Лиги арабских государств Амр Муса заявил, что конференция в России нужна «для того, чтобы решить, что делать дальше. В Аннаполисе присутствовали высокие представители около 90 государств мира. Там было много чего обещано. Обещания не выполнены. Так пускай эти 90 государств снова решают, что надо делать для их выполнения» [16]. На арабском саммите в Дамаске в том же месяце было принято решение «поддержать предложение России провести в Москве конференцию по Ближнему Востоку с целью возобновления усилий по продвижению мирного процесса на всех направлениях». Участники саммита подтвердили приверженность арабской мирной инициативе 2002 г., предусматривающей урегулирование отношений между Израилем и арабским миром на основе резолюции № 242 [17]. Однако конференция в Москве так и не состоялась – в первую очередь из-за опасений Израиля, что на подобной встрече он подвергнется международному давлению. К тому же Тель-Авив традиционно предпочитает вести переговоры с арабами и палестинцами в двустороннем формате и без широкой огласки.

В настоящее время предложение России остается в силе. Это подтвердил Медведев в ходе визита в Палестину в январе 2011 г. Он подчеркнул: «Российская инициатива, что называется, на столе. Она заключается в том, чтобы как можно быстрее провести московскую конференцию по урегулированию ближневосточной проблемы. Но провести не для того, чтобы просто встретиться, а для того, чтобы решить её или существенно продвинуть вперёд. А база для этого есть. Это и все международные конвенции, и соответствующие резолюции Организации Объединённых Наций, это Арабская инициатива, это решения, которые обсуждались в Аннаполисе, и целый ряд других позиций, по которым существует общее понимание» [18].

Взгляды на параметры урегулирования

Видение Россией основных принципов мирного урегулирования палестино-израильского конфликта, которые могут обсуждаться на московской конференции и других подобных встречах, совпадает с позицией международного сообщества и участников ближневосточного «квартета». Взгляды Москвы на параметры возможного мира неоднократно излагались в интервью и заявлениях российских лидеров и высокопоставленных сотрудников МИДа.

Международные посредники на протяжении 20 лет мирного процесса воздерживались от прямого упоминания того, какими должны быть границы Палестины и Израиля. Президент США Барак Обама 19 мая выступил в госдепартаменте с речью, получившей название «Арабская весна», которая стала реакцией на революционные события на Ближнем Востоке и изменение ситуации вокруг палестино-израильского конфликта. Обама стал первым американским президентом, который заявил о необходимости скорейшего решения конфликта исходя из принципа восстановления границ 1967 г., со взаимными добровольными территориальными обменами. Российская сторона поддержала формулировку Вашингтона. Руководитель администрации президента РФ С.Е. Нарышкин заявил, что Россия выступает за создание палестинского государства в этих же границах со столицей в Восточном Иерусалиме [19]. На встрече с Обамой на саммите «Большой восьмерки» 26 мая во французском Довиле президент Медведев подтвердил, что Россия поддерживает его предложение о границах 1967 г., принимая во внимание те изменения, которые произошли после Шестидневной войны [20].

Что касается деталей мирного урегулирования, тут взгляды России отличаются реализмом. Москва понимает, что на уступки должны идти не только израильтяне, но и палестинцы. Самым болезненным остается вопрос об Иерусалиме. В российском внешнеполитическом ведомстве считают, что стороны должны решать его на последнем этапе переговоров. По мнению главы МИД РФ Сергея Лаврова, Западный Иерусалим должен быть закреплен за Израилем, а Восточный – за Палестиной. При этом не исключается, что святые места, расположенные в восточной части города, могут быть переданы под контроль ООН или ЮНЕСКО, а в международном органе, который станет управлять ими, должны быть представлены все три монотеистические религии – иудаизм, христианство и ислам. Другой сложный вопрос – требование палестинцев о возвращении в Израиль беженцев и их потомков, покинувших свои дома в результате войн 1948–1949 гг. и 1967 г. Эта проблема, как отметил Лавров, должна решаться путем переселения в Израиль символического числа беженцев и выплаты компенсации остальным, так как говорить о возвращении всех беженцев нереалистично, учитывая стремление Израиля сохранить демографический баланс и еврейский характер государства. Россия признает также, что требовать полной эвакуации десятков тысяч еврейских поселенцев с Западного берега непродуктивно, и сторонам необходимо находить компромисс в виде территориальной компенсации палестинцам за освоенные израильтянами земли [21].

Неприятие односторонних действий

Сложность мирного процесса, который не приносит Палестине желанного суверенитета, а Израилю безопасности, в последние годы приводит к тому, что обе стороны считают возможным реализовывать односторонние меры. По мнению России, все спорные вопросы должны решаться путем диалога и получать признание, так как шаги, предпринимаемые без консультации с партнером, осложняют мирный процесс.

26 сентября 2010 г. закончился 10-месячный мораторий на строительство в поселениях на Западном берегу. Израиль 8 и 9 ноября объявил о планах строительства 1,3 тысяч единиц жилья в Восточном Иерусалиме и 800 единиц жилья в поселении Ариэль – одном из крупнейших на Западном берегу. Россия, как и другие члены «квартета», осудила возобновление строительных работ на территориях, статус которых еще предстоит урегулировать, – несмотря на то, что все, включая и власти автономии, осознают, что крупные блоки еврейских поселений даже при самом благоприятном для палестинцев варианте отойдут к Израилю. Однако строительство внутри поселений имеет для палестинцев и арабского мира большое символическое значение, как расширение израильской оккупации их земель.

Односторонние действия палестинцев носят еще более масштабный характер. После того как последняя попытка начать прямые переговоры при посредничестве Обамы зашла в тупик, Аббас сделал ставку на провозглашение независимости в границах 1967 г. и решил добиваться принятия Палестины как независимого государства в члены ООН на сессии Генеральной Ассамблеи в сентябре этого года. Независимость Палестины в этих границах с начала декабря 2010 г. до начала июня 2011 г. признали 11 государств Латинской Америки (Бразилия, Аргентина, Боливия, Эквадор, Чили, Гвиана, Перу, Парагвай, Суринам, Уругвай и Королевство Лесото). Всего же с конца 1980-х годов Государство Палестина в необозначенных границах (согласно декларации о независимости 1988 г.) и в границах 1967 г. признало около 100 стран.

Россия в преддверии сессии Генассамблеи старается проявить максимум гибкости в вопросе палестинского признания. Перед визитом Медведева в Палестину 18 января 2011 г. член ЦК ФАТХ и один из главных палестинских переговорщиков, Набиль Шаат, заявил в интервью газете «Аль-Хайят», что Москва готова признать палестинское государство в границах 1967 г. [22]. Российский президент на совместной с Аббасом пресс-конференции в Иерихоне повторил, что Россия «поддерживает право палестинцев на создание собственного территориально единого и неделимого государства», и напомнил, что Москва признала палестинское государство во времена СССР и с тех пор ее позиция не изменилась. При этом президент отметил, что Палестине ещё предстоит пройти остаток пути, связанный с созданием самостоятельного, независимого государства [23].

* * *

Таким образом, несмотря на налаживание отношений с Израилем в начале 1990-х годов и прекращение холодной войны, одним из театров которой был Ближний Восток, наблюдается некоторая преемственность курса Москвы в отношении палестино-израильского конфликта. Как в свое время СССР, Россия выступает за его разрешение на основе создания двух государств, стремится к участию в мирном процессе всех политических сил. Залогом успеха мирного процесса Москва считает расширение его формата, привлечение региональных участников, тем более что для Израиля одним из итогов мирного процесса должно стать обеспечение собственной безопасности. Россия имеет неплохие позиции для реализации своих инициатив, являясь членом «квартета», наблюдателем ОИК и поддерживая тесные связи с арабским миром. При этом Москва, несмотря на отличия в подходах к палестинской проблеме (по сравнению с США и ЕС), не стремится вытеснить других коспонсоров, а старается дополнить их действия и компенсировать недостатки. Как показывают последние события, связанные с переходом палестинцев к односторонним действиям и примирением ФАТХ и ХАМАС, мирный процесс находится в сложном положении. Необходимо проявлять прагматизм и использовать все возможности для стабилизации палестино-израильских отношений и укрепления политической, экономической и административной сфер жизни палестинской автономии.

Примечания:

[1] Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым 12 июля 2008 г. - http://www.mid.ru/bdomp/ns-osndoc.nsf/e2f289bea62097f9c325787a0034c255/d48737161a0bc944c32574870048d8f7!OpenDocument

[2] Выступление постоянного представителя СССР при ООН А.А. Громыко на пленарном заседании второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 26 ноября 1947 г. // Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947-1967. Том 1: 1947-1956. Отв. ред. В.В. Наумкин. М., 2003. С. 10.

[3] Звягельская И.Д., Карасова, Т.А., Федорченко А.В. Государство Израиль. М., 2005. С. 147.

[4] Телеграмма министерства иностранных дел СССР послам СССР в Монголии, КНДР, ДРВ. 13 июня 1967 г. // Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947-1967. Том 2: 1957-1967. Отв. ред. В.В. Наумкин. М., 2003. С.581.

[5] Пырлин Е.Д. 100 лет противоборства. Генезис, эволюция, современное состояние и перспективы решения палестинской проблемы. М., 2001. С. 429.

[6] Письмо Постоянного представителя Чехословакии при Организации Объединенных Наций от 7 января 1983 года на имя Генерального секретаря. Документ ООН A/38/67-S/15556. 10 января 1983 г. С.14. - http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/GL0/209/04/PDF/GL020904.pdf?OpenElement

[7] Пырлин Е.Д. Указ. соч. С.439.

[8] Россия: мониторинг, анализ, прогноз. Сентябрь 1996 г. - январь 1997 г. № 6 // Научно-исследовательский институт социальных систем при МГУ им М.В. Ломоносова. - http://www.niiss.ru/rus1996_6_eastpol.shtml

[9] Стенограмма интервью Министра иностранных дел России С.В. Лаврова арабским СМИ, Москва, 15 марта 2006 года // http://www.un.int/russia/runews/060103/424-21-03-2006r.pdf

[10] РИА «Новости», 28.06.2007.

[11] Fateh and Hamas Reconciliation Agreement, May 4 2011. - http://www.jmcc.org/Documentsandmaps.aspx?id=828

[12] The Annapolis Declaration. – The Jerusalem Post, 27.11.2007.

[13] The Washington Post, 30.12.2008.

[14] The Washington Post, 29.11.2007.

[15] Бакланов А.Г. Ближневосточное урегулирование – причины стагнации и возможности возобновления мирного процесса // Проблемы и перспективы урегулирования на Ближнем Востоке. Отв. ред. И.Д. Звягельская. М., 2010. С.8.

[16] Время новостей, 14.03.2008.

[17] ИТАР-ТАСС, 30.03.2008.

[18] Совместная пресс-конференция с Главой Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом. Иерихон, 18 января 2011 года. - http://www.kremlin.ru/transcripts/10093

[19] РИА «Новости», 20.05.2011.

[20] Пресс-конференция по итогам саммита «Группы восьми». 27 мая 2011 г. - http://www.kremlin.ru/transcripts/11374

[21] «Эхо Москвы», 05.06.2011.

[22] Аль-Хайят, 18.01.2011.

[23] Выступление на совместной пресс-конференции с главой Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом 18 января 2011 года Иерихон. - http://www.kremlin.ru/video/682

Читайте также на нашем портале:

«Принцип двух государств в урегулировании палестино-израильского конфликта: возможна ли альтернатива?» Татьяна Носенко

«Ближневосточная программа нового правительства Нетаньяху» Татьяна Карасова

«Палестино-израильский конфликт: ценностное измерение» Ирина Звягельская

«Ближневосточный конфликт и внутрипалестинское противостояние» Борис Долгов


Опубликовано на портале 02/09/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика