Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Япония - 2007: внутриполитическое и международное (российско-японское) измерения

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Сергей Лузянин

Япония - 2007: внутриполитическое и международное (российско-японское) измерения


Лузянин Сергей Геннадьевич - доктор исторических наук, профессор МГИМО (У) МИД РФ, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, президент Фонда востоковедческих исследований.


Япония - 2007: внутриполитическое и международное (российско-японское) измерения

Образ современной Японии во многом навеян японским «экономическим чудом» 60-х-70-х годов, поднявшим это азиатское государство на невиданную технологическую высоту. Но с конца ХХ века японская экономика вступила в полосу стагнации. В «стране восходящего солнца» назрели реформы, а буквально только что она пережила затяжной политический кризис. Между тем часть японской элиты демонстрирует явный рост международных амбиций и склонность к жесткому внешнеполитическому курсу. Из-за двусмысленной позиции России в ельцинский период резко усилились и претензии японцев на четыре острова Курильской гряды. Все эти процессы, а также состояние российско-японского диалога анализирует главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, президент Фонда востоковедческих исследований, профессор С. Г. Лузянин.

Отношения с Японией притягательны и, одновременно, загадочны для России. При довольно кровавом характере их истории (русско-японская 1904-1905 гг., советско-японская 1945 г. войны), наличии массы отягощающих эти отношения политических проблем, связанных с отсутствием мирного договора и адекватным пониманием в Японии вопроса принадлежности Курильских островов, отношение российских граждан к «стране восходящего солнца» в основном доброжелательное, лояльное и даже почтительно-уважительное. Японцев в России любят и не боятся. Возможно, что свою роль сыграли многочисленные художественно-исторические образы, вкладываемые в нас с детских лет, в виде смелых и благородных самураев, кодекса чести «Бусидо», таинственного Синто и культа божественного императора. Значительную роль в продвижении позитивного образа сыграло и японское «экономическое чудо» конца 60-х 70-х годов, поднявшее страну на невиданную тогда технологическую высоту.
 
     Внутриполитический и экономический контекст: модель 2006 – 2007 гг.   
В конце ХХ – начале XXI века японская экономика  вступила в полосу стагнации, с характерными невысокими показателями годового прироста ВВП - 1,-2 %, чего не наблюдалось в стране в последние 30 лет. Огромный технологический и золото-валютный ресурсы позволяют Японии оставаться в числе мировых лидеров. Япония успешно функционирует на мировых рынках,  удерживая третью позицию по ключевым экономическим показателям после США и КНР. Однако реальной и эффективной стратегии нового экономического прорыва пока не просматривается. Все больше людей опасается за свое будущее. Согласно опросам общественного мнения, снижается число тех, кто верит, что в будущем жизнь станет лучше. Так, в конце ХХ в. каждый третий из четырех опрошенных, т.е. 72,2% полагали, что Япония движется в сторону ухудшения положения.
В стране назрели реформы. В них заинтересовано большинство – средний класс, крупный и мелкий бизнес. Их проведение обеспечило бы новые рабочие места, увеличило бы потребительский спрос и создало базу для дальнейшего развития. Однако политическая элита не спешит форсировать принятие непопулярных экономических мер. Все понимают, что  этот опасный путь может привести к снижению доверия к правительству в стране и потере власти. Подобная дилемма стояла (и стоит) перед правящей Либерально-демократической (ЛДП) партией Японии.  Отчасти эти экономические и политические причины повлияли на обострение политического кризиса в японском обществе в 2006 – 2007 гг.
Специфика нынешней политической обстановки в основном связана с правительственным кризисом 2007 г. (июнь – сентябрь). 26 сентября 2006 г. Синдзо Абэ [1] сменил на посту премьер-министра Дзюинтиро Коидзуми, став девяностым премьером. Эта была плановая (конституционная) смена. Абэ обещал продолжить избранный правительством Коидзуми курс реформ, направленный на выход экономики из стагнации. Методы «оживления» он использовал довольно радикальные. Из неполного перечня внешнеполитических и внутренних актов следует выделить: 1) заявления о возможности изменения конституции для наращивания военной мощи Японии; 2) меры по усилению военного сотрудничества с США; 3) ужесточение политики на северокорейском направлении – попытки введения санкций против КНДР; 4)  компьютеризацию пенсионной системы, из-за которой 50 миллионов японцев получили урезанные пенсии; 5) попытку протащить через парламент решение о продлении миссии японских военных судов для дозаправки американских кораблей, участвующих в операции в Афганистане.
К августу 2007 года, на фоне разразившихся скандалов, вокруг ключевых министров кабинета Абэ, позиции правящей Либерально-демократической партии в парламенте и обществе серьезно пошатнулись. Вынужден был уйти в отставку министр административных реформ Гэнъитиро Сата, в связи с обвинениями в нецелевом использовании пожертвований. В мае 2007 года министр сельского хозяйства Тосикацу Мацуока покончил жизнь самоубийством накануне слушаний в парламенте по поводу крупных финансовых нарушений в его ведомстве. Громкий отрицательный резонанс вызвало также заявление министра обороны Фумио Кюма о том, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки якобы были «полезными для Японии», так как предотвратили оккупацию страны советскими войсками. В этих условиях главный политический оппонент ЛДП и действующего правительства  Демократическая партия (ДП) использовала свой шанс, развернув жесткую кампанию критики ЛДП и лично премьера по ключевым вопросам внутренней и внешней политики.
29 июля 2007 года состоялись выборы в половину мест верхней палаты парламента, в результате которых Абэ и его партия потерпели поражение. Из 121 депутатского места (50% от всего количества мест в верхней палате), ДП получила 60 мест, увеличив свое общее представительство в палате с 81 до 109 депутатов. ЛДП получила всего 37 мест, сократив свое представительство со 110 до 83. 12 сентября 2007 года Абэ вынужден был объявить о своей отставке. Формальной причиной была невозможность достижения компромисса с оппозицией по вопросу о продлении срока действия закона о противостоянии терроризму, по которому Япония может оказывать техническую поддержку операции США и их союзников в Афганистане. На самом деле причины отставки были более фундаментальными – неэффективность внутреннего курса Абэ по оживлению экономики и радикальная внешнеполитическая стратегия, обострившая и без того сложные отношения Токио с Пекином и Пхеньяном. Не все в Японии однозначно отнеслись и к идее Абэ пересмотреть некоторые статьи конституции. Японское общественное мнение, фактически, оказалось расколотым на противников и сторонников ЛДП как по вопросам методов и ресурсов дальнейшей модернизации, так и по  проблемам дальнейшего развития японо-китайских, японо-северокорейских и японо-американских отношений.
Специфика парламентского механизма Японии позволила партии ЛДП, которая сохранила большинство в нижней палате парламента, провести на внеочередных выборах своего нового кандидата на пост премьер-министра. Им стал 23 сентября 2007 г. Ясуо Фукуда [2], который победил своего соперника, бывшего министра иностранных дел Таро Ассо, набрав 330 голосов против 197. Ключевым для нынешнего премьера станет завершение так называемой почтовой реформы, начатой еще Коидзуми. Почтовая служба в Японии, помимо прямых обязанностей, выполняет функции сберегательной кассы и страховой компании. Собирая огромные средства, она является крупнейшим в мире финансовым учреждением, сосредоточившим четверть денежных активов страны. В 2006 г. фонды этой службы оценивались в 3 трлн. долларов. С помощью этих средств путем покупки пакетов облигаций центрального правительства и органов местного самоуправления фактически формируется второй государственный бюджет. Суть предпринятых еще Коидзуми преобразований – передача частному бизнесу полномочий за счет свертывания доли государственного участия в региональных и экономических процессах. Приватизируя почтовую службу, он пытался решить несколько проблем - покончить с ее монополией, сделать равными стартовые возможности для всех, кто хотел работать в этом бизнесе, затруднить доступ к средствам почтовой службы тех в ЛДП, кто лоббировал ее интересы. Премьер Абэ, в свою очередь стремившийся сохранить эту стратегию почтовой реформы, продолжил разукрупнение финансовых (почтовых) структур и встретил серьезное противодействие.
В настоящее время новый премьер Фукуда предлагает следующие меры.
1) Реализация эффективной экономической политики (пенсионная и почтовая реформы и другие), которая позволит вернуть доверие народа.
2) Борьба с коррупцией и «очищение рядов» провинившихся министров и чиновников.
3) Проведение более взвешенной и умеренной внешней политики, особенно в отношениях с КНР и КНДР. Фукуда обещает не посещать храм Ясукуни, где похоронены японские военные, включая и военных преступников Второй мировой войны. Визиты в храм Д.Коидзуми и других японских премьеров в свое время вызывали яростные протесты со стороны руководства Китая и Южной Кореи, подвергшихся в годы войны агрессии со стороны Японии;
4) Отказ от планов пересмотра статья 9 конституции, запрещающей Японии иметь полноценную армию. Однако нынешний премьер хотел бы сохранить японское военное присутствие в Индийском океане для поддержки американских морских сил.
Таким образом, можно говорить о возвращении в японскую политику традиционного более взвешенного подхода. Какие тактические шаги предпримет новый премьер и какие результаты получит японское общество – покажет уже ближайшее время.
 
Международный контекст. Россия и Япония в начале XXI века  
В современных российско-японских отношениях условно можно выделить два периода – ельцинский (90-е годы ХХ в.) и путинский (2000 – настоящее время). Из  «ельцинского пакета» российско-японских документов по значимости выделялись: Токийская декларация от 13 октября 1993 г., итоги «встреч без галстуков» Б.Ельцина и Р.Хасимото в Красноярске (1997 г.) и Каване (1998 г.), Московская декларация от 13 ноября 1998 г.  Подписанные документы содержали формально правильные слова о необходимости развития отношений, движения к подписанию мирного договора, решению территориального спора на основе взаимных интересов и т.д. Важным моментами было признание российской стороной необходимости «вернуться» к советско-японской декларации 1956 г. как некоей базе для дальнейшего обсуждения трудных территориальных вопросов [3]. Одновременно был зафиксирован принцип «параллельности» - раздельного движения по политическому «трэку» и по «дорожке» экономического сотрудничества. Принцип «не смешивать политику и экономику», однако, не соблюдался. «Курильский узел» являлся и является эпицентром борьбы и основным препятствием для продвижения к двустороннему мирному договору. План «Ельцин – Хасимото» должен был вывести два государства на новый уровень экономического и инвестиционного (со стороны Японии) сотрудничества, но этого не произошло.
Японцы попали в ловушку, которую фактически сами себе построили. Дело в том, что примерно к 1997-1998 гг. у них сложилось стойкое впечатление, что Россия шаг за шагом идет в главном, территориальном, вопросе на стратегические уступки Японии – то есть передачу всех четырех островов. Возможно, что «триггером» этой тенденции послужили итоги неформальных встреч в Красноярске и решение о заключении к 2000 г. мирного договора между двумя странами на базе Токийской декларации 1993 г.  В этих условиях в среде японской политической элиты сложилось два ложных стереотипа: 1) 2000 г. принесет им «подарок» в виде договора и вернет «северные территории» (четыре острова); 2) существует некая личная, «тайная» стратегия президента Б.Ельцина по передаче островов, которая отличается от линии его аппарата, МИД, других ветвей власти. И что бы ни говорили в Москве российские дипломаты японцам о невозможности решения территориального вопроса по схеме «четыре острова под суверенитет Японии, а затем - мирный договор», последние загадочно улыбались и предлагали дожить до 2000 г.
Откуда появились у японцев подобные иллюзии? Возможно, они было связаны с общей внутренней и внешней слабостью России в тот период. Возможно также, что японцы рассматривали якобы готовящуюся российскую уступку как неизбежную плату Москвы за японскую поддержку при вхождении России в качестве постоянного члена в «Большую восьмерку». Однако, скорее всего, дело обстояло гораздо проще: «друг Рю» не так понял «друга Бориса» в процессе интенсивных неформальных встреч под Красноярском.
Как известно, к словам первого российского президента, сказанным в эмоциональной или неформальной обстановке, не всегда следовало относиться в буквальном смысле. Россияне это хорошо знают. Но японцам был неведом наш ранний постсоветский опыт и сила ельцинской харизмы. Видимо, и Р.Хасимото, и сменивший его И.Мори некоторые слова нашего президента поняли буквально, а японские политические и информационные круги еще более жестко их интерпретировали. Так появился «миф» о возврате Россией в 2000 г. всех Курильских островов и некоей «тайной» линии президента Б.Ельцина. На севере Японии в г. Немуро в 1998 г. даже было сооружено огромное панно с надписью «2000 – год возвращения северных территорий».  Окружение Б.Ельцина пыталось придать 2000 году другой смысл - как году начала работы над Договором, а не как дате передачи четырех островов Японии.
  Естественно, что В.Путину в начале его президентства пришлось в каком-то смысле дезавуировать лишние обещания, разрушать ложные стереотипы и необоснованные ожидания японской стороны. Жесткий, но справедливый аргумент В.Путина, который напрямую не озвучивался в официальных встречах, но постоянно подразумевался, заключался в следующем: 1) Россия «ничего не должна» отдавать Японии; 2) Ялтинские договоренности незыблемы и не подлежат пересмотру. Перед своим визитом в Японию в сентябре 2000г., В.Путин сделал остановку на Сахалине, где на одной из пресс-конференций отметил, что речь идет не о передачи Курил Японии, а скорее об обсуждении этой проблемы. Подписанное «Иркутское заявление» Путина – Мори можно оценивать как тактическую победу российского президента и МИД. До этого в Японии и слышать не хотели о «возвращении» к модели 1956 г., однако в Иркутске премьер И.Мори согласился включить советско-японскую декларацию 1956 г. как «базовый юридический документ для начала процесса переговоров о заключении мирного договора» [4].
Новый японский премьер Д.Коидзуми, в отличие от своего предшественника, хотел получить от В.Путина «все и сразу». Сменились и акценты – японская сторона вновь стала говорить о всех четырех островах в контексте обязательного условия движения к мирному договору. Завершал план действий визит В.Путина в Японию в ноябре 2005г. Подготовка этого визита проходила в обстановке рождения новых настроений и ожиданий как в России, так и в Японии. Если вы ищете надежную площадку для игры в автоматы, то можно выбрать из топ онлайн казино 2018
В России к этому времени, если брать данные социологических опросов, в частности ВЦИОМ, сложился достаточно прагматичный подход населения к сотрудничеству с этой страной. Япония ассоциировалась с качественной аудио- и видеотехникой (48%) и машинами (36%). При этом значительное число опрошенных (54%) видели и видят в современной Японии пример экономического успеха, на котором можно было бы поучиться и России. В целом соотношение позитивных (друг, партнер) и негативных (соперник, враг) оценок накануне визита составляло 61 к 18. При этом подавляющее большинство (73%) считало, что пора прекратить обсуждение территориального вопроса и оставить острова за Россией. Число сторонников территориального диалога с Японией составляло лишь 14%. Причем, как отмечает директор ВЦИОМ Д.Поликанов, сторонников отдать на тех или иных условиях спорные острова или их часть японцам в середине 1990-х годов было в 2-4 раза больше, чем в начале XXI века. Другими словами, позиция россиян по территориальному вопросу стала гораздо жестче [5].  Россия стала более сильной и уверенной в себе. Появились деньги, стабильность, возросло сознание собственной силы и самодостаточности. Для большинства россиян сейчас гораздо важнее сохранить авторитет государства, так как любая территориальная уступка рассматривается и внутри страны, и за ее пределами как признак слабости и политической несостоятельности. Очевидно, что некоторая двусмысленность вокруг Курильских островов, которая существовала в ельцинский период, при В.Путине практически была устранена.
 В Японии, наоборот, среди части политической и экспертной элиты и в обществе в 2005 – 2006 гг. сложилось неприятие В.Путина, который, якобы, дезавуировал все благие пожелания и намерения Б.Ельцина, сведя на нет желание первого российского президента «вернуть все острова» Японии и подписать с ней мирный договор. Так, ведущий эксперт по российско-японским отношениям, профессор Хироси Кимура, комментируя заявление В.Путина от 27 сентября 2005 г. японским СМИ о том, что четыре острова находятся под суверенитетом России и это закреплено международным правом по результатам Второй мировой войны, назвал их «чудовищными». «Мы не можем подобное заявление пропускать мимо ушей», - подчеркнул японский профессор, ибо «…оно противоречит духу и подходу бывшего президента Ельцина, который очень хотел следовать этой договоренности» [6]. Мнение о том, что В.Путин «разрушает» некую сложившуюся в 1990-е годы базу российско-японских отношений было и во многом остается широко распространено в Японии среди разных общественных групп и слоев населения.
В ходе переговоров В.Путина и Д.Коидзуми затрагивалась тема Курильских островов и перспектив подписания мирного договора. Стороны ограничились общими декларациями, не меняющими сути позиций. Более интересным был экономический блок, включая подписание пакета экономических соглашений. Япония подтвердила согласие на вступление России в ВТО, было подписано соглашение о смягчении двустороннего визового режима, о направлениях долгосрочного энергетического сотрудничества, о совместной борьбе с терроризмом. Стороны договорились о сотрудничестве в разведке и освоении месторождений нефти, ее транспортировке и переработке, особенно по проектам «Сахалин – 1» и «Сахалин – 2». Вопрос о поставках российской нефти был  и остается одним из центральных на переговорах.  В.Путин и Д.Коидзуми согласились, что к 2008 г. трубопровод должен подойти к тихоокеанскому российскому порту, а оттуда нефть будет танкерами доставляться в Японию. Китай будет получать свою долю нефти из данной трубы, а Япония – свою.  
Ситуация в торгово-экономических отношениях значительно улучшилась. Российско-японская торговля в 2006 г. выросла до 13,5 млрд. долл., а в конце 2007 г. ее объем, скорее всего,  достигнет 20 млрд. По темпам роста российско-японская торговля сегодня опережает российско-китайскую и российско-индийскую. Всего в России, в основном в Москве, Петербурге, на дальнем Востоке и в Восточной Сибири, действуют около семисот совместных предприятий с участием японского капитала. При этом объем накопленных инвестиций в российскую экономику на 2006 г. составлял примерно 5,5 млрд. долл. Другими словами, достигнутые экономические результаты не согласуются с японским тезисом о том, что развитию инвестиционного и торгового сотрудничества двух стран якобы препятствует отсутствие мирного договора и нерешенность территориального вопроса. Такая взаимосвязь абсолютно неочевидна. Более того, можно предположить, что подписание договора на тех или иных условиях не станет дополнительным политическим стимулом для развития торговли и инвестиций. Случилось так, что экономика и политика в российско-японских отношениях уже достаточно давно стали «существовать» отдельно. И, скорее всего, данная специфика сохранится в ближайшем будущем.  
Заявка В.Путина на проведение саммита АТЭС в 2012 г. под г. Владивостоком (о. Русский) означает, что для России и Японии в ближайшее время появится дополнительный шанс для кооперации и поиска новых экономических ресурсов и инвестиционных возможностей развития Сибири и российского Дальнего Востока. Политический контекст межгосударственных российско-японских отношений останется в рамках сложившейся парадигмы, которую можно образно представить как «дипломатию улыбок при сдержанном диалоге». Однако есть уверенность, что новый премьер Фукуда пойдет дальше своих предшественников и проблема мирного договора между двумя странами сдвинется с места. При этом сохраняется и альтернативный подход – принять экономическую парадигму в российско-японских отношениях за базовую и основную, отведя политическим вопросам роль оттеняющего фона и не позиционируя их в качестве предварительных условий углубления сотрудничества.
 
Энергетическая ситуация для Японии: российский вектор
Потребности Японии в энергоносителях из внешних источников будут неуклонно возрастать. Япония сейчас занимает четвертое место в мире по объемам энергопотребления и, как известно, практически не обладает собственными энергоресурсами. Уровень годового потребления газа в Японии составляет примерно 80 млрд. куб. м. Япония импортирует почти 100% потребляемого газа в виде сжиженного природного газа (СПГ), занимая первое место в мире по его импорту. Для России весьма перспективны разработка новых газоперерабатывающих и нефтедобывающих производств, организация экспортных поставок природного газа и нефти в Японию. Причем, в соответствии с прогнозами, потребление нефти в Японии в 2010 г. будет расти темпами порядка 3-3,5% в год. В долевом отношении в настоящее время 25,6% этих поставок приходится на традиционных мировых экспортеров - Объединенные арабские эмираты (ОАЭ); 21,6% - на Саудовскую Аравию; 11,5% - на Иран; 9,6% - на Катар; 7,4% - на Кувейт [7]. Таким образом, Ближний Восток дает Японии 87,1% импортируемой нефти. Но уже сегодня этот регион не может обеспечить растущие потребности Японии, к тому же он является нестабильным и взрывоопасным.
В настоящее время просматривается примерно такая перспектива развития экспортных мощностей восточного российского трубопровода (В/Т) Восточная Сибирь – Тихий океан. Реализация первого этапа: строительство В/Т до Сковородино. Второй этап: от Сковородино до бухты Перевозной. В результате, в 2008 – 2010 гг. Китай будет получать по 30 – 35 млн. тонн нефти в год, а Япония (по железной дороге от Сковородино до Перевозной) - около 10-15 млн. тонн в год. Если же второй этап строительства трубы (до Перевозной) будет осуществлен без задержек, то Япония и Китай могут на условиях контрактов соответствующих компаний разделить сибирский поток в 50-80 млн. тонн. Компания «Транснефть» на конец сентября 2007 г. построила уже 1200 км трубопровода (50% объема). Теоретически сибирская нефть к 2010 г. могла бы покрыть около 15% импортных потребностей Японии.
 
 
Примечания
 
[1] Справка. Синдзо Абэ - родился 21 сентября 1954 года в Токио, из влиятельной семьи - дед был премьер-министром, отец входил в руководство правящей Либерально-демократической партии (ЛДП), возглавлял МИД Японии.  Абэ в 1977 г. окончил университет Сэйкэй, где изучал политологию на юридическом факультете, в 1978 - 1979 гг. учился в Университете Южной Калифорнии, работал в сталелитейной компании Kobe Steel. В 1993 году был избран в Палату представителей японского парламента от префектуры Ямагути. В 2000 г. назначен заместителем генерального секретаря кабинета министров, а в 2003 г. – генеральным секретарем ЛДП.
 
[2] Справка. Ясуо Фукуда, 71 год, получил высшее политико-экономическое образование в университете Васэда. Выходец из влиятельной семьи, его отец занимал пост премьер-министра в 70-е годы. С 1959 по 1976 год работал в нефтяной компании "Марудзэн Петролеум" (Maruzen Petroleum). Около десяти лет работал в аппарате своего отца в должности секретаря. В 1990 году впервые был избран в нижнюю палату парламента. В Либерально-демократической партии занимал посты, связанные с внешней политикой, был заместителем генсека, председателем комитета по финансовым вопросам. Женат, имеет двух сыновей и дочь. 
 
[3] Справка. 8 сентября 1951 г. в Сан-Франциско был заключен мирный договор между Японией и союзниками по антигитлеровской коалиции, согласно которому Япония отказалась от всех прав на Южный Сахалин и Курильские острова (СССР договор не подписывал). 19 октября 1956 г. СССР и Япония приняли совместную декларацию, которая прекращала состояние войны и восстанавливала дипломатические отношения между нашими странами. Одновременно, декларация фиксировала согласие СССР на передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора. 19 января 1960 г. Япония продлила договор безопасности с США, подписанный 8 сентября 1951 г., а 27 января 1960 г. СССР заявил, что, поскольку данное американо-японское соглашение направлено против СССР, то советское правительство дезавуирует вопрос о передаче двух островов Курильской гряды Японии.
 
[4] Иркутское заявление Президента РФ и премьер-министра Японии // Посольство Японии в России. Бюллетень №37. Апрель 2001 (http://www.ru.emb-japan.go.jp/NEWS/BULLETIN/)
 
[5] Поликанов Д. Япония как важная альтернативная держава // Независимая Газета, 21. 11. 2005.
 
[6] Хироси Кимура. Реверсия Путина к образу Громыко – отказ от диалога и переход к позиции победителя http://www.tkfd.or.jp/russia/opinion/opinion/index.shtml
 
 

Читайте также на нашем сайте:

«Русские Курилы и японские аппетиты» Аджар Куртов

«Азиатские соперники» Ачин Ванаик


Опубликовано на портале 08/10/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика