Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Стратегия демографического развития России на ближайшие 20 лет

Версия для печати

Избранное в Рунете

Леонид Рыбаковский

Стратегия демографического развития России на ближайшие 20 лет


Рыбаковский Леонид Леонидович - доктор экономических наук, руководитель Центра социальной демографии Института социально-политических исследований РАН, профессор.


Стратегия демографического развития России на ближайшие 20 лет

Вслед за одобрением Правительством в сентябре 2001 г. Концепции демографического развития России в этой области был осуществлен ряд целенаправленных мер. Однако ощутимых изменений в демографической ситуации за истекшие годы не произошло. Причем не из-за инерционности демографических процессов и действия лага запаздывания между принятием решений и их результатами, а из-за того, что принятые меры, во-первых, в силу незначительности затрат на них оказались недостаточно сильными, способными переломить негативные тенденции в воспроизводстве и миграции населения. И, во-вторых, они по своей сути не были направлены на решение поставленной цели.

Стратегическая цель демографического развития страны
Вслед за одобрением Правительством в сентябре 2001 г. Концепции демографического развития России в этой области был осуществлен ряд целенаправленных мер: дважды повышалось единовременное пособие в связи с рождением ребенка; утверждена подпрограмма «Обеспечение жильем молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 гг.; реализуется Постановление Правительства РФ «Об утверждении правил медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов»; внесены поправки в законы, регулирующие миграционные процессы; разрабатываются региональные концепции и программы мер по оздоровлению ситуации в области рождаемости, смертности и др.
Однако ощутимых изменений в демографической ситуации за истекшие годы не произошло. Причем не из-за инерционности демографических процессов и действия лага запаздывания между принятием решений и их результатами, а из-за того, что принятые меры, во-первых, в силу незначительности затрат на них оказались недостаточно сильными, способными переломить негативные тенденции в воспроизводстве и миграции населения. И, во-вторых, они по своей сути не были направлены на решение поставленной цели (например, в области рождаемости акцент делался не на стимулирование рождения второго и третьего ребенка, а на осуществление социальной помощи тем, у кого и без этой помощи рождаются первенцы; в области миграции изменение норм получения гражданства исходило не из необходимости привлечения новых граждан в страну, а из того, чтобы ограничить их приток и затруднить получение гражданства. Неэффективными оказались также приказы бывшего Минздрава о регулировании цен на лекарственные средства для льготных категорий граждан и пр.
В результате происшедший в 2000-2004 гг. рост рождаемости был вызван не действием введенных мер, а в основном структурными факторами (пополнение репродуктивного контингента лицами, родившимися в «урожайные» 80-е гг.). По расчетам В.Н. Архангельского, в 2003 г. увеличение общего коэффициента рождаемости в России уже полностью было вызвано сдвигами в половозрастном составе населения [1, с. 16].
Наряду с ростом рождаемости возросла и смертность. В среднем за 4 года нового, XXI века число умерших по сравнению с аналогичным предыдущим периодом увеличились на 220 тыс. и держится на отметке в 2,3 млн. человек. В те же 2001-2004 гг. миграционный прирост сократился в 5 раз в сравнении с 1995-2000 гг. и составил в 2004 г. - 0,03% к численности населения страны, тогда как естественная убыль превысила - 0,55% (почти в 20 раз больше).
Таким образом, одобренная Правительством Концепция демографического развития не стала действенным рычагом воздействия на демографические и миграционные процессы. К тому же во властных структурах, не говоря уже о средствах массовой информации, до самого последнего времени отсутствовало осознание того, что углубляющийся в России демографический кризис становится главной опасностью для её настоящего и будущего. Действительно, все последние 10 лет демографическая проблематика в том или иной мере обсуждалась в различных законодательных и исполнительных структурах: в начале 1993 г. на этот счет даже было принято Постановление ВС РСФСР; состоялись десятки парламентских слушаний, в основном направленных на повышение демографической грамотности депутатов; в 2001 г. демографическая ситуация рассматривалась и Правительством РФ, одобрившим Концепцию демографического развития; несколько раз демографические вопросы, как крайне актуальные для страны, звучали в ежегодных посланиях Президента. Тем не менее, лишь в Послании 2005 г. озабоченность демографическим будущим получила конструктивное продолжение. В нем, в частности, говорилось: «Меры по созданию условий, благоприятных для рождения детей, снижения смертности и упорядочению миграции должны реализовываться одновременно. Уверен, что нашему обществу по силам решить эти задачи и постепенно стабилизировать численность российского населения» [2].
Сохраняющаяся в ряде властных структур и общественных институтов недооценка возможных последствий современных параметров демографического развития страны объясняется тем, что они еще не воспринимаются как катастрофические, поскольку динамика ухудшения носит пока эволюционный характер. Однако уже в ближайшее время произойдет резкое сокращение численности населения и масштабов трудового потенциала. Если уровни рождаемости, смертности и миграции останутся неизменными, то, начиная с 2008 г. население России ежегодно в среднем будет сокращаться на один миллион человек. Его численность (в целых числах) к 2010 г. составит 139 млн., к 2015 г. . 134 млн., к 2020 г. . 129 млн. и к началу 2025 г. снизится до 122 млн. человек. Но если в течение ближайших 20 лет продолжатся нынешние тенденции рождаемости и смертности (в 2005 г. уже началось снижение первой и рост второй), то численность населения к началу 2025 г. сократится до 114 млн. человек. И как следствие: бездействующая Россия (в первую очередь со стороны власти и бизнеса) за 20 лет, даже в мирное время, может потерять почти 30 млн. человек.
В текущем 2006 г. начнет уменьшаться численность населения трудоспособного возраста. К концу года она сократится на 330 тыс. человек, а затем, с 2009 г. вплоть до 2018 г., будет уменьшаться на 1,2-1,4 млн. в год. За ближайшее десятилетие (2006-2015 гг.) численность лиц трудоспособного возраста сократится на 11 млн. человек (более чем на 12%). Произойдет также обвал численности населения, из которого формируются репродуктивные, воинские и образовательные контингенты. В частности, численность 18- летних мужчин к началу 2016 г. уменьшится вдвое.
Чтобы превратить Стратегию в целенаправленный и конструктивный механизм выхода России из демографического кризиса, что в полной мере соответствует геополитическим интересам государства, необходимо, прежде всего, уточнить положения одобренной Правительством 4 года назад Концепции демографического развития страны, учитывая ухудшающуюся ситуацию в области рождаемости, смертности и миграции населения, а также перспективы возможной демографической динамики.
В Концепции 2001 г. записано, что «целями демографического развития Российской Федерации являются стабилизация численности населения и формирование предпосылок к последующему демографическому росту» [5, с. 250-262]. В первоначальной формулировке, которая была скорректирована правительственными структурами, речь шла о том, что для достижения поставленной цели должны быть мобилизованы как воспроизводственные, так и миграционные ресурсы. Кроме того, из документа было исключено геополитическое обоснование стратегии демографического развития России. И все же в целом поставленная в Концепции цель отвечала и отвечает интересам страны, ибо альтернативой ей может быть только сокращение численности населения. В качестве цели демографического развития (политики) не может выступать улучшение качества населения, поскольку это цель отнюдь не демографической, а социальной политики, хотя очевидно, что лишь одновременное осуществление и той (демографический рост), и другой (улучшение качества) позволит сохранить и преумножить население.
Одним из недостатков Концепции оказалось то, что не учитывалась специфика демографического развития России в первой четверти XXI века (влияние созданной в 80- 90-е гг. демографической волны). Суть её в том, что на смену повышению рождаемости, связанному с увеличением численности репродуктивных контингентов (они пополняются лицами, рожденными в 80-е гг., число которых за год в среднем составляло 2330 тыс. человек), придут женщины 90-х гг. рождения (1385 тыс.), с чем неминуемо будет связан обвал рождений: в 2010 г. число родившихся может составить 1479 тыс., в 2015 г. . 1287 тыс., в 2020 г. . 1066 тыс. и в 2025 г. . 944 тыс. человек. При меньшем (примерно на 30%) населении страны даже в труднейшие годы войны (1942-1943 гг.) число родившихся не опускались ниже отметки в один миллион человек.
Другой недостаток - в Концепции демографического развития не было учтено то, что как бы ни росла рождаемость, в ближайшие 15-20 лет она не сможет дать прирост трудовых ресурсов, призывных и репродуктивных контингентов. Поэтому в течение 2-3 пятилетий, во-первых, необходимо в максимальной степени использовать трудовой потенциал нового зарубежья, привлекая его в качестве как потенциальных граждан России, так и трудовых мигрантов, сглаживающих дефицит трудовых кадров в отечественной экономике. Во-вторых, необходимо добиться сокращения смертности населения, особенно мужчин трудоспособного возраста, ежегодная сверхсмертность которых (суммарное превышение аналогичных показателей у женщин в возрасте 20-59 лет) достигает почти 400 тысяч человек (по этой причине в течение 2006-2020 гг. потери трудовых ресурсов могут составить 6 млн. человек).
Третий недостаток заключался в декларативном характере Концепции, исключавшей какой-либо контроль за её реализацией вследствие, во-первых, отсутствия тех пороговых значений демографических параметров, которые должны быть достигнуты к определенному сроку, и, во-вторых, потому, что во властных структурах отсутствовал и до сих пор отсутствует орган, контролирующий демографическое развитие страны в направлении поставленной цели.
Наконец, четвертый недостаток - Концепции демографического развития России не был придан общегосударственный характер с тем, чтобы политика, проводимая в иных, а тем более в непосредственно влияющих на динамику населения сферах, не противоречила стратегической цели демографического развития. В частности, одобренная Правительством в марте 2003 г. Концепция регулирования миграционных процессов по своей сути противоречит цели, сформулированной в Концепции демографического развития, одобренной тем же Правительством в сентябре 2001 г.
Вектор демографического развития страны следует привести в соответствие с новыми демографическими и геополитическими реалиями. Причем эта корректировка должна исходить из того, что расширенное воспроизводство населения в современных условиях невозможно по определению. Маловероятно и простое воспроизводство, один из вариантов которого предполагает, что все семьи должны иметь по 2-3 ребенка, причем примерное соотношение между ними составляет 80% и 20%. Если такая пропорция невозможна, то естественная убыль рано или поздно станет правилом.
Тем не менее, снижение уровня замещения поколений родителей поколениями детей ниже границы простого воспроизводства еще не означает немедленного наступления естественной убыли. Благодаря особенностям возрастной структуры между ними лаг запаздывания может составлять десятки лет. В частности, в России суммарный коэффициент рождаемости оказался ниже границы простого воспроизводства населения в 1964-1965 гг., а естественная убыль наступила в 1992 г., т.е. спустя три десятилетия. Причем в 1992 г. число рожденных детей по отношению к 1964 г. составило 75%, что при сохранении числа умерших на уровне хотя бы 80-х гг. не привело бы в 90-е гг. к естественной убыли населения. Она наступила бы заметно позже.
Стало быть, современный уровень рождаемости, да и тот, который может быть достигнут в течение ближайших 10-15 лет, все равно останется ниже простого воспроизводства. Именно поэтому преодолеть депопуляцию нельзя, поскольку она определяется не параметрами смертности, а исключительно уровнем рождаемости: если он ниже величины простого воспроизводства (примерно 2,15), то депопуляция неизбежна. И все же естественная убыль может быть преодолена для ближайших 15-20 лет, для чего должны быть сокращены масштабы её другого компонента. Если бы сегодня умирало столько же, сколько в 70-80 гг. (в 1971-1980 гг.. в среднем за год 1325 тыс. человек и в 1981-1990 гг. . соответственно 1570 тыс.), или же показатели смертности (соответственно и ожидаемой продолжительности жизни) были такими, как в развитых европейских странах, что, кстати, и наблюдалось в 60-е гг., то уже в 2004 г., когда число родившихся превысило 1,5 млн. человек, естественная убыль сменилась бы приростом.
Но даже при сохранении естественной убыли, необязательно наступает сокращение численности населения. Его уменьшения можно избежать путем формирования положительного миграционного сальдо. Вроде бы всем понятно, что для сохранения стабильной численности населения нужно, чтобы миграционный прирост был равен естественной убыли. Это аксиома. Однако придание миграционной компоненте на долгие годы решающего значения в демографической динамике, причем за счет иммигрантов иной этнической культуры, нежели российская, способно привести к возникновению проблем сохранения государственности в том виде, как она исторически сложилась. Очевидно, что масштабы миграции не могут выходить за рамки, после которых нарушится этнодемографический баланс.
Естественно, что стратегия демографического развития России на предстоящие 20 лет, в течение которых произойдет катастрофический обвал числа родившихся, а также возможное в последующем радикальное изменение этнической структуры миграционного прироста и географии стран выхода мигрантов, должна учитывать эти реалии. В соответствии с ними стратегической целью демографического развития РФ на ближайшие 20 лет остается достижение стабильной численности населения и создание предпосылок его роста на основе использования в различных пропорциях как воспроизводственных, так и миграционных ресурсов. Такая цель в различные периоды первой половины XXI века может быть реализована по-разному . в зависимости от динамики рождаемости (влияние волны) и возможностей предпочтительного использования миграционного потенциала разных стран. Вначале нужно обеспечить стабилизацию и даже некоторый рост численности населения, а затем, в период резкого спада рождаемости, не допустить её сокращения.
Для превращения демографической политики в конструктивный элемент воздействия на рождаемость, смертность и миграцию, сформулированную как стратегическую цель с её тактическими различиями, необходимо, во-первых, «привязать» к пятилетним этапам демографического развития страны, для чего следует установить соответствующие пороговые значения. Они могут различаться в зависимости от того, какую политику будет проводить государство: вялое, мало затратное влияние на демографическую динамику или достаточно затратное, но сильное и эффективное воздействие на воспроизводство и миграцию населения.
Во-вторых, Концепция демографического развития вместо ведомственного должна получить общегосударственный статус с тем, чтобы политика, проводимая в других, а тем более в непосредственно влияющих на динамику населения сферах, не противоречила стратегической цели демографического развития.
В-третьих, вслед за повышением статуса уточненного варианта Концепции демографического развития России до 2025 г. на федеральном уровне должны быть приняты адекватные меры по стимулированию рождаемости и укреплению института семьи, улучшению здоровья населения и росту продолжительности его жизни, привлечению мигрантов в страну, как на постоянное жительство, так и для временного покрытия дефицита в труде.
Демографическая политика обязана быть эффективной, а потому она не может быть дешевой. Её проведение потребует значительных финансовых ресурсов (жилищные льготы, единовременные пособия, возмещение женщинам в связи с рождением ребенка потерь доходов в течение ряда месяцев и др.). Эти затраты возможны только в том случае,
если будут рождаться дети нужной очередности, так как кредиты на жилье будут погашаться лишь после рождения очередного ребенка. То же относится и к многократно увеличенным единовременным пособиям. Затраты на все это будут необходимы, если будет происходить прирост вторых и третьих детей. Но если не будет такого прироста, то не будут нужны и расходы. Затраты также потребуются на организацию притока в Россию мигрантов и на их обустройство в специально предназначенных регионах. Но если не будет мигрантов, не будет и расходов. Следовательно, во всех случаях затраты потребуются только при условии непременного демографического эффекта.
Таким образом, Стратегия демографического развития страны должна быть подкреплена сильной и эффективной демографической политикой. Без существенных расходов на ее реализацию не будут достигнуты необходимые демографические результаты, вследствие чего продолжится обезлюживание территорий, ослабнет национальная безопасность России, снизятся темпы роста внутреннего валового продукта (ВВП) и соответственно сократятся финансовые возможности государства для формирования доходной части бюджета. Расчёты показывают: при недоборе ВВП по причине нехватки рабочей силы в 2010 г. бюджет может потерять 440 млрд. руб., в 2020 г. . 1,7 трлн. руб. В среднем в течение предстоящего десятилетия (2011-2020 гг.) бюджет ежегодно будет недобирать свыше одного трлн. руб. (в современных ценах). Теряемый триллион (2,5% от среднего объема ВВП в течение десятилетия) или 35 млрд. долл. -  это неизбежные потери, если не будет предотвращено наступление в стране демографической катастрофы.
 
Пороговые значения демографического роста в 2006-2025 гг.
Прогноз, основанный на сохранении современных уровней рождаемости и смертности, не говоря уже о прогнозе, продолжающем негативные тенденции, свидетельствует о том, что Россию ожидает демографическая катастрофа. Сохранятся ли нынешние тенденции рождаемости и смертности или останутся неизменными (что маловероятно), так или иначе естественная убыль будет вести к сокращению численности населения (см. табл. 1).



В случае, если будут осуществлены достаточно затратные меры, направленные на сокращение смертности, повышение рождаемости, увеличение миграционных приростов, страна сможет избежать демографической катастрофы и сравняться по уровню рождаемости с такими развитыми европейскими странами, как Бельгия, Великобритания, Дания, Нидерланды, Норвегия, Финляндия и Швеция, где суммарный коэффициент рождаемости в настоящее время составляет 1,6-1,8.
Повышение рождаемости и снижение смертности в результате проведения целенаправленной демографической политики позволит уменьшить масштабы сокращения численности населения к началу 2025 г. на 11-12 млн. человек или на 8,0% от нынешней численности населения России. В настоящее время естественная среднегодовая убыль составляет примерно 900 тыс. человек в год. В 2010-2020 гг. она снизится до 400- 410 тыс., а в дальнейшем будет снова увеличиваться вследствие неблагоприятных изменений возрастного состава населения даже при продолжении положительных сдвигов в рождаемости и смертности. К 2024 г. естественная убыль превысит 560 тыс. человек. Очевидно, что после 2015 г. необходимо будет еще более усилить демографическую политику, чтобы компенсировать негативное влияние изменений возрастной структуры.
С учетом прогноза демографического развития, опирающегося на эффективные меры политики в области рождаемости, продолжительности жизни и внешней миграции, учеными определены возможные пороговые значения показателей по четырем пятилетним этапам (см. табл.2).

* Прогнозы рождаемости выполнены В.Н. Архангельским, а смертности - А.Е. Ивановой.
** В пятилетия: 2000-2004 гг., 2020-2024 гг., в скобках -  в среднем за год.
*** Суммарный коэффициент рождаемости. Для 2005 г. дана оценка.
**** Ожидаемая продолжительность жизни. Принята для 2003 г.
***** Поскольку мигранты также участвуют в воспроизводстве населения, их пятилетние
величины откорректированы.

 
Для поддержания численности населения на уровне 143-144 млн. нужно, чтобы в течение 2006-2025 гг. среднегодовые величины рождаемости не были ниже 1540 тыс., смертности не превышали 2030 тыс. и миграционный прирост составлял 490 тыс. человек (естественная среднегодовая для 20-летнего периода убыль). В таком случае миграционный прирост будет стопроцентно компенсировать естественную убыль (в эти годы его величина должна составить 9,8 млн.), а численность населения сохранится стабильной, что будет соответствовать стратегической цели демографического развития страны, по крайней мере, в течение ближайшего двадцатилетия.
Это вполне реально, ибо при продуманной миграционной политике, соответствующей национальным интересам России, вся естественная убыль может быть целиком компенсирована миграционной компонентой. Ускорение темпов повышения рождаемости и снижения смертности, а также увеличение миграционного прироста сверх размеров естественной убыли обеспечат демографический рост.
 
Возможности достижения пороговых демографических показателей
В сфере повышения рождаемости. Применительно к рождаемости нельзя заранее более или менее точно предсказать результат, который может быть достигнут вследствие действий, направленных на изменение процесса. Невозможно однозначно рассчитать, на какую именно количественно выраженную величину произойдет увеличение числа родившихся или других показателей рождаемости в случае вложения определенных средств в реализацию тех или иных мер по повышению рождаемости. Это связано с тем, что рождаемость, в конечном счете, есть результат индивидуального репродуктивного поведения людей, по-разному оценивающих степень значимости для них социально- экономических условий жизни. В то же время можно примерно оценить возможный эффект от проведения мер демографической политики, направленной на повышение рождаемости. Прежде всего, в виду имеется социально-экономическая поддержка семей с детьми, стимулирование рождения двух и трёх детей. Существует опыт реализации схожих мер в различных странах и полученные результаты.
В 1981 г. в СССР был введен комплекс мер помощи семьям, имеющим детей. Для работающих матерей при наличии общего трудового стажа не менее 1 года и женщин, обучающихся с отрывом от производства, был установлен частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1 года. На большей части территории России он оплачивался в размере 35 рублей в месяц (на Дальнем Востоке, в Сибири и на Севере . 50 рублей), что составляло примерно 20% от среднемесячной денежной заработной платы. В дальнейшем отпуск был продлен до 1,5 лет. Сейчас он оплачивается в размере 500 рублей, что составляет немногим более 6% средней заработной платы. Женщине с ребенком от года до полутора лет предоставлялся неоплачиваемый отпуск (в дальнейшем он был продлен до 3 лет).
Была введена выплата единовременного пособия при рождении ребенка: 50 рублей на первого, 100 . на второго и третьего. Ежемесячное пособие на ребенка выплачивалось малообеспеченным семьям с детьми до 8 лет в размере 12 рублей (примерно 6,7% среднемесячной денежной заработной платы). Ныне пособие выплачивается на детей в возрасте до 16 лет (учащимся - до 18 лет), но не превышает 1% (при его сумме в 70 рублей, хотя сейчас в некоторых регионах оно повышено до 100 рублей) средней заработной платы. Для сравнения: на пособие в 12 руб. когда-то можно было купить 4-5 килограммов вареных колбас, или 25-30 литров молока, или же 50-60 килограммов хлеба, тогда как ныне на 70-100 руб. можно приобрести либо 0,5 килограмма вареной колбасы, либо 3-4 литра молока, либо 6-9 булок хлеба.
В первой половине 1980-х гг. в нашей стране осуществлялись и некоторые другие меры помощи семьям. Например, возможность получения молодыми семьями беспроцентной ссуды на улучшение жилищных условий. Правда данная мера в силу ряда причин должного распространения не получила и потому серьезного влияния на показатели рождаемости не оказала.
Итогом реализации перечисленных мер стало повышение суммарного коэффициента рождаемости (число детей, рожденных в среднем одной женщиной) с 1,89 в 1979/80 гг. до 2,19 в 1986/87 гг., что дало дополнительно 1,5-2 млн. родившихся в 1981- 1987 гг. по сравнению с тем, если бы подобного увеличения коэффициентов рождаемости не было.
Социально-экономические меры, направленные на повышение рождаемости, в 70-х гг. ХХ века реализовывались в ряде стран Восточной Европы. В результате в Болгарии суммарный коэффициент рождаемости повысился с 2,04 в 1972 г. до 2,30 в 1974 г., в Венгрии - с 1,91 в 1971 г. до 2,38 в 1975 г., в ГДР - с 1,54 в 1975 г. до 1,95 в 1980 г., в Чехословакии - с 2,01 в 1968 г. до 2,50 в 1974 г. Пример Чехословакии особенно интересен тем, что здесь имело место относительно длительное (6 лет) и при этом весьма существенное повышение рождаемости (суммарный коэффициент рождаемости вырос на 0,5). Причиной, вероятно, явилось то, что в отличие, к примеру, от Болгарии или Венгрии, каждые два года меры поддержки усиливались, что стимулировало и рост рождаемости.
Наиболее удачным оказался опыт помощи молодым семьям в улучшении жилищных условий в ГДР: молодоженам предоставлялся кредит на жилье, который погашался при рождении первого ребенка на 20%, второго - еще на 30%, третьего - на оставшиеся 50%. Именно этим политика в ГДР в наибольшей степени отличалась от политики в иных государствах, и ГДР была единственной страной Восточной Европы, где в конце 1970-х гг. имело место повышение рождаемости.
В некоторых европейских странах существенное повышение суммарного коэффициента рождаемости было налицо во второй половине 1980-х гг. - начале 1990-х гг.: в Дании - с 1,37 в 1983 г. до 1,81 в 1994-1995 гг., в Норвегии - с 1,65 в 1984 г. до 1,93 в 1990 г., в Финляндии - с 1,59 в 1987 г. до 1,85 в 1994 г., в Швеции - с 1,61 в 1983 г. до 2,14 в 1990 г. Причём в Дании, Финляндии и Швеции к середине 1990-х гг. была самая высокая в Европейском союзе доля расходов ВВП на семейную политику - она превышала 4%. Активная пронаталистская семейная политика во Франции явилась одной из причин того, что в этой стране имел место устойчивый рост суммарного коэффициента рождаемости с 1,66 в 1994 г. до 1,90 в 2001 г. Французское государство выделяет значительную часть своего ВВП (около 4%) на проведение семейной политики. В 1939 г. на основе Кодекса законов о семье были введены премии при рождении первого ребенка, пособия матерям-домохозяйкам и предоставлены определенные налоговые льготы многодетным семьям. В первую очередь такие меры были направлены на стимулирование роста рождаемости, при этом широкое распространение получило мальтузианство. Введение при де Голле крупных пособий по беременности, премирование матерей при рождении каждого нового ребенка, успешном окончании детьми средней школы привели к тому, что во многих областях Франции деторождение стало выгодным, а многодетные семьи оказались наиболее обеспеченными и уважаемыми обществом.
Сейчас же помощь семьям предоставляется главным образом в виде пособий, выплачиваемых родителям. Наиболее существенные из них - семейные пособия. предоставляются более 4 млн. семей. К ним добавляются другие виды помощи: пособия на новорожденного, родителям на воспитание детей, семейное пособие, пособие кормильцу семьи, пособие неполным семьям, надбавка одинокому родителю, пособие для найма помощника матери новорожденного, пособие на школьную форму, пособие по оплате жилья, размеры которого зависят от числа детей. В целом свыше 10 млн. французских семей пользуются выплатами в размере более 270 млрд. франков (45 млрд. долл.). Если к ним добавить льготы косвенного характера, а именно: снижение налогов, скидки с тарифов, снижение процента при погашении кредитов на приобретение недвижимости, частичную или полную оплату местными органами власти определенных потребностей (детских яслей, досуга, отпусков), - получится, что на нужды семей ассигнуется свыше 50 млрд. долл.
Во многих странах Западной и Северной Европы после периода повышения рождаемости не произошло ее заметного снижения. Так, в Дании суммарный коэффициент рождаемости после 1995 г. (1,81) держится на уровне 1,72-1,77, в Норвегии после 1990 г. (1,93) . на уровне 1,75-1,92., в Финляндии после 1994 г. (1,85) . на уровне 1,70-1,81. Во Франции, начиная с 2000 г., данный показатель находится на уровне 1,90 или чуть ниже (1,88-1,89). Только в Швеции налицо было значительное снижение рождаемости после периода ее повышения [1].
В одних странах опыт проведения политики, ориентированной на повышение рождаемости, более удачен, в иных - менее. Однако он должен быть всесторонне проанализирован и в своих наиболее эффективных формах адаптирован к условиям России. При этом более низкий уровень жизни в нашей стране может привести к относительно большему эффекту реализации мер, которые в государствах с лучшими условиями жизни оказали бы на рождаемость меньшее влияние.
В сфере снижения смертности. Отечественная политика по снижению смертности может и должна опираться на опыт стран, добившихся здесь существенных результатов. В основе стратегии, приведшей к значительному сокращению смертности в развитых государствах мира во второй половине ХХ века, лежал новый подход к охране здоровья населения, далеко выходящий за рамка традиционного здравоохранения. Упор делался на четыре направления, признанные приоритетными: формирование образа жизни, способствующего здоровью; создание благоприятствующих здоровью физических, экономических, социальных и культурных «средовых» условий; переориентация системы здравоохранения на вопросы укрепления здоровья и профилактики болезней; обеспечение политической и управленческой поддержки необходимым изменениям.
Эффект от реализации новых подходов к охране и укреплению здоровья в развитых странах Европы может быть оценен следующим образом. Почти за три десятилетия (с 1970 г. по 2002 г.) продолжительность жизни в государствах ЕС увеличилась на 7,3-7,1 года соответственно у мужчин и женщин. При этом вариация составила у мужчин от 4,7 лет в Нидерландах и Греции до 9,5 лет в Австрии; у женщин - от 4,2 лет в Нидерландах и Норвегии до 8,6 лет в Италии.
Перспектива снижения смертности и роста продолжительности жизни населения в нашей стране в случае принятия и проведения соответствующего комплекса мер абсолютно реальна. В предстоящий до 2025 г. период можно ожидать достаточно существенного роста продолжительности жизни: почти на 9 лет для мужчин и на 4,4 года для женщин (см. табл. 3).



Качественная оценка уровней, которые могут быть достигнуты, складывается так. Вероятные через 15 лет показатели для России в целом уже являются реальными для Москвы. Фактически это лучшие уровни продолжительности жизни из достигнутых в настоящее время в российских территориях. В более отдаленном будущем (конец первой трети XXI века) уровни продолжительности жизни в 70-78 лет соответственно для мужчин и женщин отвечают современным показателям стран Восточной Европы, пополнившим ЕС при последнем расширении (Чехия, Польша и т.д.).
 Повышение продолжительности жизни на 8,9 лет для мужчин и на 4,4 года для женщин к 2025 г. позволит в течение 20 лет сохранить жизнь 13,7 млн. человек, которые при продолжении сложившихся тенденций смертности умрут. Среднегодовое число умерших сократится с нынешних 2,3 млн. человек до 1,86 млн., что уменьшит естественную убыль только за счет сокращения смертности на 440 тыс. человек ежегодно. Это не позволит полностью решить задачу стабилизации численности населения, но существенно сократит потребность в миграции как источнике компенсации потерь населения [1].
В сфере внешней миграции. Внешняя миграция в настоящее время может рассматриваться как один из реальных компонентов сокращения масштабов депопуляции и удовлетворения потребностей рынка труда в ресурсах. Если в течение ближайшего двадцатилетия миграционный прирост будет стопроцентно компенсировать естественную убыль (его величина должна составить 9,8 млн.), то численность населения сохранится стабильной, что будет соответствовать стратегической цели демографического развития России. Вся естественная убыль вполне может быть компенсирована миграционной компонентой - это вполне возможно при продуманной миграционной политике, соответствующей национальным интересам.
В 1990-е гг. миграционная политика РФ, в основном исходившая из выгодности сохранения за рубежом российских диаспор, по сути, была направлена на сдерживание притока мигрантов. Тем не менее, в 1993-1998 гг. миграционный прирост в среднем за год составлял 470 тыс. человек. Благодаря миграции за весь межпереписной период - с 1989 г. по 2002 г. - численность русских в России увеличилась на 3,4 млн. человек. В наибольшей мере население страны пополнили выходцы из Казахстана, Средней Азии и Закавказья. В последние годы масштабы реэмиграции русских значительно уменьшились и не столько потому, что в странах нового зарубежья сократился миграционный потенциал, сколько потому, что Россия в последние 12-13 лет проводила жесткую миграционную политику и сама отталкивала от себя мигрантов.
Очевидно, что страна не воспользовалась благоприятной политической конъюнктурой того времени, хотя примеров успешного решения аналогичных проблем в мировой практике достаточно. Сошлемся на опыт послевоенных Германии, Франции и Японии. Россия могла бы позаимствовать характер отношения этих стран к своим соотечественникам в период возвращения государств в исходные границы. Франция времен генерала де Голля приняла исторически правильное решение уйти из Северной Африки, поскольку в то время она находилась в трудном экономическом положении. Тогда на родину переселились 1,5 млн. французов и часть сотрудничавших с ними арабов (3,3% к численности населения Франции), что тяжким грузом легло на бюджет страны с числом жителей менее 45 млн. человек. Разгромленная Германия с разоренной экономикой вернула в исходные границы Третьего рейха более 10 млн. этнических немцев. Это увеличило население страны примерно на 15%. Разоренная Япония после капитуляции репатриировала из районов оккупации Китая, Кореи, Юго-Восточной Азии и Южного Сахалина около 4,5 млн. человек, что увеличило население страны на 5-6% [3, с. 40]. Для сравнения заметим, что в Россию в 1992-2004 гг. из государств нового зарубежья переселилось чуть более 3,5 млн. человек или 2,3%. Однако разница в том, что Германия, Япония и особенно Франция вернули на родину практически всех своих соотечественников, тогда как Россия - всего 12%.
До сих пор в странах нового зарубежья сохранился относительно большой миграционный потенциал из числа титульных российских народов. Вот примерный расчет. В Украине почти 1,8 млн. русских во время переписи населения 2002 г. назвали себя украинцами, в Казахстане . 450-500 тыс. человек, в Беларуси - порядка 200 тыс. человек. Из общего числа русских, проживавших в 1989 г. в странах, возникших на постсоветском пространстве, не менее 2,5 млн. изменили свою национальную принадлежность [4, с. 42]. Незначительное количество русских эмигрировало в страны старого зарубежья. Естественная убыль русских за время, прошедшее после переписи 1989 г., составила примерно 1,5 млн. человек. Таким образом, русских в новом зарубежье остается почти 17,5-18,5 млн. человек. Вместе с другими титульными для России народами их там около 20 млн. человек.
Ограничения в использовании такого миграционного потенциала связаны с тем, что часть населения уже перешла в состав пенсионеров (к тому же в ряде государств размер пенсии больше, чем в России), а родившиеся после 1991 г. социализировались в новой социально-экономической и политической среде. Чем дальше, тем меньше будет возможностей привлечения русскоговорящих мигрантов из стран нового зарубежья в Россию. К тому же некоторые участники СНГ активизировали политику возвращения соотечественников из-за рубежа: идея возвращения украинцев на историческую родину обсуждается в Украине; в Беларуси в 2002 г. был принят Закон о демографической безопасности, в котором сформулирована задача содействия добровольному возвращению белорусов на этническую родину.
В настоящее время создались благоприятные условия для воплощения идеи привлечения мигрантов и «собирания российской нации». По аналогии с началом 1990-х гг. ныне во многих республиках бывшего СССР начался второй этап антироссийских и антирусских настроений. В странах Балтии не только не прекратились, но и активизировались притеснения русскоязычного населения. Здесь усилилась открытая дискриминация по языковому принципу, подавляющая часть русскоговорящего населения не имеет гражданства и лишена основных прав, происходит закрытие национальных русских школ, продолжаются процессы выселения бывших военнослужащих Советской Армии и суды над ветеранами Великой Отечественной войны, власти не пытаются пресечь деятельность националистических и неонацистских объединений. В Украине усиливается нажим властей на сокращение использования русского языка, выпускники русских школ не могут поступить в вузы, все активнее переходящие на обучение на украинском языке. Произошли политические потрясения («цветные революции» в Украине, Грузии, Киргизии и Узбекистане), которые могут способствовать росту антирусских настроений в этих государствах.
Во второй раз в новейшей российской истории сложилась благоприятная ситуация для возвращения соотечественников на историческую родину. Повторение подобных событий на новом витке истории дает стране очередной шанс, и им необходимо воспользоваться, чтобы решить демографические, геополитические и социально- экономические проблемы. Мигранты из стран нового зарубежья поедут в Россию при двух условиях: во-первых, если социально-экономическая ситуация будет стабильно улучшающейся, и, во-вторых, если миграционная политика станет благожелательной по отношению к мигрантам - потенциальным гражданам России. Первое условие является реальностью, а второе всецело зависит от политической воли руководства страны. В 2005 г. наметились сдвиги в понимании необходимости повышения вклада миграции в демографическую динамику России. Об этом, в частности, свидетельствует то, что готовятся послабления в получении гражданства мигрантами из государств, возникших на постсоветском пространстве, либерализация в отношении трудовых мигрантов и пр. Важно чтобы эти меры вновь не стали половинчатыми.
Адекватная национальным интересам миграционная политика может вернуть в Россию несколько миллионов соотечественников, которые пополнят численность её граждан. За счет привлечения мигрантов из нового зарубежья можно не только решить проблему сокращения численности населения, но и получить достаточно квалифицированные трудовые ресурсы. Причём для сохранения стабильной численности населения нужен среднегодовой миграционный прирост для ближайших 20 лет примерно по 0,5 млн. человек.
Помимо нового зарубежья в формировании миграционных потоков могут участвовать и иные государства. При их выборе требуется соответствующее квотирование, как это происходит во всех цивилизованных странах. Другое условие - диффузное расселение мигрантов. Тогда несколько (возможно, от 5 до 15) миллионов выходцев из стран Юго-Восточной и Центральной Азии не приведут к нарушению этнического и геополитического баланса. Осенние (2005 г.) этнические волнения во Франции и ряде европейских стран показали, что миграционная политика - не только инструмент пополнения численности граждан и регулирования баланса труда, но и звено в механизме сохранения этнополитической стабильности государства.
 
Идеология и направления демографической политики
Исходя из национальных интересов, Стратегия демографического развития России призвана, определить характер демографической динамики на геополитически обозримую перспективу, установить её пороговые значения, наметить приоритеты и обосновать подходы к достижению поставленных целей, сформулировать основополагающие принципы демографической политики. В числе таких принципов могут быть следующие:
1. Независимо от того, на какой компонент демографической динамики они воздействуют, все меры должны быть концептуально согласованы между собой, чтобы исключить возможность разнонаправленного влияния на демографическое развитие страны.
2. Чтобы не допустить или сгладить создание новой демографической волны и одновременно снизить финансовое давление на текущий бюджет, меры демографической политики должны:
а) вводиться поэтапно - в течение 4-5 лет - по разным субъектам Федерации, в первую очередь в самых важных в геополитическом отношении приграничных регионах и там, где наиболее неблагоприятная ситуация, а в последнюю - в районах с наилучшей демографической обстановкой;
б) быть распределены по группам с их постепенной реализацией в течение 4-5 лет; в этом случае меры демографической политики будут введены по всей России в полном объеме к 2014-2015 гг. и соответственно увеличение расходов растянется на 10 лет.
3. Формируя демографическую политику, нужно исходить из того, что все супружеские пары и отдельные лица имеют неотъемлемое право принимать самостоятельное решение относительно количества и времени рождения детей, точно так же и государство обладает суверенным правом проводить ту демографическую политику, которую оно считает соответствующей его внутренним потребностям. Такой принцип является основополагающим во Всемирном плане действий в области народонаселения [6, с. 192]. То же относится и к пространственным перемещениям.
4. Демографический рост - общенациональная задача и потому бремя её выполнения нужно распределить на всех: те, кто не имеют детей или не желают их иметь, включая и усыновление, обязаны участвовать финансово (налог на бездетность, повышение пенсионного возраста и т.п.) в поддержке тех, кто несет основную нагрузку в воспроизводстве населения (семьи с двумя-тремя детьми).
5. Меры, направленные на увеличение продолжительности жизни, должны охватывать все слои общества: способствовать улучшению лечения больных, сохранению здоровья здоровыми, уменьшению доли населения, подвергнутого различным девиациям (наркомания, алкоголизм и др.).
6. Меры в области миграции должны способствовать приросту населения, учитывая, однако, при выборе стран-доноров и районов расселения мигрантов геополитические интересы государства, контролируя при этом возможные этнические сдвиги.
7. Финансирование мер должно осуществляться как из федерального, так и из региональных бюджетов и других внебюджетных источников в зависимости от финансового состояния субъектов Федерации. На федеральном уровне должны быть определены те минимальные нормы вводимых мер, меньше которых они не могут быть ни в одном из субъектов Федерации.
* * *
В связи с Посланием Президента В.В. Путина Федеральному Собранию РФ 25 апреля 2005 г., где очерчена конкретная программа по оздоровлению демографической ситуации в стране, в настоящее время рядом ведомств, предпринимательских структур, научных коллективов и т.д. прорабатываются разнообразные меры по повышению рождаемости, сокращению смертности, увеличению миграции, которые могли бы способствовать решению поставленных главой государства задач. Учитывая межведомственный характер такой деятельности, целесообразно создать при первом заместителе Председателе Правительства России в составе представителей законодательной и исполнительной ветвей власти, бизнесменов и ученых временную межведомственную комиссию, которая могла бы обобщить все, включая и альтернативные, наработки, имеющиеся в данной области.
 
Доклад на заседании Ученого Совета ИСПИ РАН 25 января 2006 г.
 
 
Источники
 
[1] Архангельский В.Н., Иванова А.Е. и др. Стратегия демографического развития России / Под ред. Кузнецова В.Н. и Рыбаковского Л.Л. . М., 2005.
 
[2] Послание Президента В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 25 апреля 2005 г.
 
[3] Рыбаковский Л.Л. Миграционная политика в России: теория и практика /
Современные проблемы миграции в России: Материалы общероссийской научной конференции (11-13 ноября 2003г.).  Москва - Руза, 2003.
 
[4] Рыбаковский Л.Л., Карпова Ю.Ю. Миграционный обмен между Россией и Украиной и его этнодемографические последствия // Народонаселение. . 2004. . № 4.
 
[5] Стабилизация численности населения России (возможности и направления демографической политики) / Под ред. Кареловой Г.Н. и Рыбаковского Л.Л. . М., 2001.
 
[6] Социологические исследования. . 1985. . № 2.
 
 
 


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 


Опубликовано на портале 01/01/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика