Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Четвертая волна эмиграции

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Марат Пальников

Четвертая волна эмиграции


Пальников Марат Степанович – ведущий научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН, кандидат экономических наук.


Четвертая волна эмиграции

Вот уже почти двадцать лет длится четвертая волна эмиграции из России, а явление это все еще не рассматривается в качестве одной из ключевых составляющих демографической проблематики государства. Отсутствует представление об истинных размерах и географии эмиграции, ее видах, динамике и последствиях. С исследованием всех этих вопросов на нашем сайте выступает ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН М.С.Пальников.

Вот уже почти двадцать лет длится четвертая волна эмиграции из России, едва ли не превосходящая по масштабам прошлые волны, а данный процесс все еще не рассматривается в качестве важной составной проблемы миграционной и демографической политики государства. Отсутствует представление об истинных размерах эмиграционных потоков, о соотношении и динамике их различных видов, включая «утечку умов», массовую женскую и бизнес-эмиграцию. Далеко не полностью изучены причины и мотивы эмиграции, хотя очевидно, что они не могли оставаться неизменными с начала 1990-х гг. Не учитывается фактор эмиграции и при прогнозировании российских демографических перспектив.

Серьезной помехой в изучении особенностей и последствий эмиграции из современной России является состояние отечественного статистического учета: регистрация только легальных выездов на постоянное место жительства (ПМЖ) приводит к тому, что лица, выезжающие по таким формально легальным каналам, как туризм, временные трудовые контракты, приглашения на учебу, деловые поездки, но с конечной целью остаться за рубежом, в итоге не учитываются нашими официальными службами. А те, кто собирается покинуть Россию на несколько лет или даже навсегда, вполне обходятся без соответствующего оформления – многим оно и не нужно, поскольку его отсутствие позволяет «сохранить в России жилье, часто – место работы или учебы и, в конечном счете, обезопасить себя от возможных рисков, связанных с эмиграцией» [1]. По собственному признанию руководителя отдела статистики текущего учета населения Росстата М. Рахманиновой, «никто точно не знает, сколько человек уехало из России» [2]. Исследователи миграции давно бьют тревогу: «информация, публикуемая Госкомстатом, не может служить основанием для серьезной практической работы и негативно влияет на развитие отечественной науки» [3].

Однако уехавшие за рубеж в конечном счете «улавливаются» иммиграционной статистикой принимающих стран, попадают в экспертные оценки или выборочные обследования, об их численности становится известно благодаря амнистиям и переписям населения. В Израиле данные об иммиграции из РФ отдельной строкой выделяются с 1989 г., в Германии - с 1992 г. В США также с 1992 г. публикуются данные об иммигрантах еврейского, русского, украинского, белорусского, армянского происхождения – выходцах из бывшего СССР.

 
Особенности четвертой волны

Сугубо этнический характер начальной фазы (1987–1992 гг.), а также общая устойчивость оказались далеко не единственными отличительными чертами новой эмиграционной волны. Кроме них, можно выделить следующие особенности.

1. Преимущественно добровольный характер эмиграции принципиально отличает четвертую волну от трех предыдущих, носивших либо вынужденный, либо принудительный характер. В особенности добровольность присуща эмиграции этнической. Мотивация к возвращению на историческую родину переплеталась у части мигрантов, особенно евреев, с религиозными чувствами. Большинство эмигрантов этой категории покидали Россию на основании сугубо личного и, в основном, добровольного выбора, нередко сохраняя гражданство, юридические права, имущество и профессионально–деловые отношения.

Но говорить о полной добровольности применительно ко всем группам эмигрантов все же не приходится. Уже с 1993 года, когда вступил в силу закон о свободе выезда и въезда для всех граждан России, начинает нарастать добровольно-вынужденная эмиграция собственно русских. Одни уезжали за рубеж ради куска хлеба, другие стремились обезопасить свои капиталы. Очевидно вынужденный характер имеет значительная часть женской эмиграции, поскольку именно среди женщин наблюдается наибольшее число безработных. Бизнес–эмиграция во многих случаях была по-своему вынужденно–принудительной, особенно в середине 1990-х годов, когда капитал бежал от кровавых разборок, связанных с переделом собственности между частными компаниями. Лишь в последние годы, с началом процесса осознанного вложения денег в зарубежную экономику, можно говорить о том, что бизнес–эмиграция из России, сохраняя элементы вынужденности, становится более добровольной.

2. Характерной особенностью современной эмиграции является высокий интеллектуальный уровень – массовая «утечка умов». По оценке ректора МГУ В. Садовничего, только за 1990-е годы Россия утратила треть своего интеллектуального потенциала и эти потери продолжают нарастать [4]. Произошла, по сути дела, «пересадка» на Запад ряда научных школ, и многие считают эту утрату невосполнимой [5].

Первая волна эмиграции 1917–1922 гг. тоже означала невосполнимые потери для отечественной науки и культуры. Но, говоря о науке, следует учитывать несопоставимость общих уровней ее развития тогда, почти столетие назад, и сегодня, когда наука превратилась в непосредственную производительную силу, чего не было в 1920-е годы. Несопоставимы не только численность уехавших ученых и специалистов, но и их качественные характеристики – если основу научной эмиграции первой волны составляли преимущественно гуманитарии, то в четвертой волне явно преобладают представители точных и естественных наук.

3. Возникла ранее никогда не существовавшая массовая женская эмиграция - компонент общей, глобальной тенденции к феминизации миграции. Помимо выездов за рубеж в составе семей или в связи с воссоединением семей, появились самостоятельные потоки, в том числе так называемый «трафик женщин» в качестве новейшей формы фактической торговли людьми. Только в Европе оказались сотни тысяч россиянок, часть которых занята в сфере услуг и развлечений, в ресторанах и барах, но большинство находит работу лишь в сфере проституции. Особую проблему представляет судьба тех, кто попадает в этот бизнес не по своей воле, а в силу нелегального или полулегального статуса и связанного с ним бесправия, незнания языка и законов страны пребывания, кто становится жертвой недобросовестных фирм по трудоустройству или криминальных структур. Вместе с тем, по данным МИД РФ, не менее 50% занятых в сфере «интимных услуг» соглашаются на это вполне осознанно и добровольно. Немалый размах получил и «экспорт невест».

4. Как ни парадоксально, но безвозвратная миграция из России носит во многом организованный характер. Это самоочевидно, когда речь идет о выезде евреев в Израиль через агентство «Сохнут» или же о репатриации этнических немцев, регулируемой министерством внутренних дел Германии. Но фактически аналогичным образом обстоит дело и с «утечкой молодых умов». Иностранные компании и разного рода фонды добились права отбирать кандидатов из числа студентов старших курсов ведущих вузов страны. По сути дела, сформировалась разветвленная сеть представительств иностранных университетов, НПО и корпораций, занятая вербовкой как лучшей студенческой молодежи, так и более зрелых специалистов. Их деятельность активно поддерживается заинтересованными государствами [7].

Организованный характер носит нелегальная эмиграция, в особенности «трафик женщин». В нее вовлечены не только преступные группировки, функционирующие как в России, так и за рубежом, где сложилась сеть посредников из бывших российских граждан, для которых это стало прибыльным бизнесом, но и коррумпированные сотрудники миграционных служб.

Широкое распространение получили изготовление и сбыт фальшивых документов. Не брезгуют заниматься организацией незаконного выезда из России даже консульские службы иностранных государств. Достоянием гласности в августе 2006 г. стало увольнение группы коррумпированных сотрудников французского посольства в Москве, с чьей помощью разрешение на въезд во Францию по подложным документам мог получить каждый, но не за официальную таксу в 35 евро, а за тысячу и более.

5. Заметным своеобразием отличается в России нелегальная эмиграция. «Практически через легальные структуры, – констатируют авторы книги «Женщина. Миграция. Государство», – идет в массовом порядке выезд на работу по визам, не разрешающим работу за рубежом, то есть нелегальный выезд» [8]. Для лиц массовых профессий организация выездов по туристическим или гостевым визам - обычный путь латентной эмиграции. Но в России распространена и другая, так называемая поэтапная форма эмиграции, когда за рубеж, в основном на Запад, официально выезжают для временной работы или учебы представители высокотехнологичного и интеллектуального труда, некоторое время спустя оформляющие там вид на жительство, а затем и гражданство. Безвозвратный характер зачастую приобретает выезд по временным трудовым контрактам российских летчиков, авиационных механиков, моряков в африканские страны, где отсутствуют местные квалифицированные кадры. В последнее время в Анголе, Конго, Нигерии, Чаде стал формироваться рынок услуг российских охранных агентств. Подлинные размеры всех этих форм эмиграции остаются фактически неизвестными.

 
География и масштабы современной эмиграции

Реальная картина географических направлений и масштабов эмиграции из современной России существенно, а в чем-то и кардинально отличается от официальных показателей.

Начнем с Германии - страны, принявшей наибольшее число эмигрантов четвертой волны. Как следует из таблицы 1, официальные российские оценки численности выехавших на ПМЖ в ФРГ близки к германским оценкам численности одних только "аусзидлеров", как называют этнических немцев, прибывших из РФ. Всего же за 1992–2004 гг., по данным Росстата, в эту страну выехало 686 885 человек, тогда как, по данным МВД ФРГ, туда въехало 640 800 «аусзидлеров». Очевидно, что разница в 46 тыс. человек слишком мала, чтобы соответствовать числу всех остальных иммигрантов из РФ [9]. По нашим расчетам, проведенным с учетом немецкой статистики, общий объем легальной иммиграции в ФРГ из РФ за этот период составил более 900 тыс. чел. (911 371), что превосходит цифру Росстата на 32,7 %.

 
 
Таблица 1. Эмиграция из России в Германию, 1992–2004 гг., человек
 
 
 
Год

Численность выехавших
в Германию

на ПМЖ
Численность этнических немцев, прибывших из РФ
Общая численность иммигрантов, прибывших из РФ
 
Отношение
(2) ÷ (1)
 
Отношение
(3) ÷ (1)
 
(1)
(2)
(3)
(4)
(5)
1992
62697
55875
84509
0,89
1,35
1993
72991
67365
85451
0,93
1,17
1994
69538
68397
103408
0,98
1,49
1995
79569
71685
107377
0,91
1,35
1996
64420
63311
83378
0,98
1,29
1997
48363
47055
67178
0,97
1,39
1998
46218
41054
58633
0,89
1,27
1999
47929
45951
65342**
0,96
1,36
2000
40443
41478
58981**
1,02
1,46
2001
43682
43885
62388**
1,00
1,43
2002
42231
38653
54965**
0,91
1,30
2003
36928
30976*
44048**
0,84
1,19
2004
31876
25115*
35713**
0,79
1,12
ИТОГО:
686885
640800
911371
0,93
1,32
 
Источники:
  • Демографический ежегодник России: Стат. сб. / Госкомстат России.– М., 1998. – 398 с.
  • Демографический ежегодник России. 2005: Стат. сб. / Росстат. М., 2005. – 595 с.
  • Денисенко М. Эмиграция из России по данным зарубежной статистики / Статистика и учет миграции населения: Гл. ред. Ионцев В.А. – М., 2001. – С. 10–29.
  • Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. / Росстат. – М., 2006. – С. 819.
  • De Tingni A. La grande migration. La Russie et les Russes depuis L’aventure du rideau de fer. – P., 2004. – 662 p.
  • BVA Internet: Spätaussiedler. – Mode of access: http: // www.bva.bund.de/nn­­_891814/DE/Aufgaben/Abt_III/Spaetaussidler/statistik/07 RegundAntrVergleich.html.
 

* – Оценки получены путем вычитания из общей численности этнических немцев, въехавших в ФРГ в 2003 и 2004 гг., 15 % тех, кто прибыл из третьих стран, помимо России и Казахстана. Оставшиеся 85 % поделены поровну между Россией и Казахстаном по аналогии с 2002 г.

** – Оценки, основанные на предположении неизменности превышения общей численности иммигрантов над численностью аусзидлеров (в среднем 42,2 % в 1992–1998 гг.).

 
 

Обратимся теперь к Израилю. Массовые выезды в эту страну имеют две бросающиеся в глаза особенности. В 1987–1990 гг. значительное число эмигрантов не доезжало до страны назначения: официальный выезд в Израиль служил тогда для многих лишь возможностью комфортно добраться до Вены или Рима, а потом, имея израильскую визу, получить вид на жительство практически в любой стране Западной Европы или Северной Америки [10]. На втором этапе, после 1995 г., число въездов в Израиль, напротив, стало заметно превышать число выездов туда из РФ, и это превышение нарастало вплоть до 2002 г., отражая тенденцию к сокращению числа желающих официально оформлять выезд на ПМЖ.

В целом же за 1987–2004 гг. в Израиль легально выехали 288624 человека, но прибыли туда 311100 человек. Эта последняя цифра, похоже, наиболее близка к достоверной оценке.

 
Таблица 2. Эмиграция из России в Израиль 1987–2004 гг., человек
 
Годы
Численность выехавших
в Израиль
на ПМЖ
Численность иммигрантов прибывших из РФ
Отношение
(2) ÷ (1)
Годы
Численность выехавших
в Израиль
на ПМЖ
Численность иммигрантов прибывших
из РФ
Отношение (2) ÷ (1)
(1)
(2)
(3)
(4)
(1)
(2)
(3)
(4)
1987
3523
2072*
0,59
1996
14298
16488
1,15
1988
8088
2166*
0,27
1997
12873
15290
1,18
1989
21956
3821
0,17
1998
12778
14454
1,13
1990
61023
45522
0,75
1999
20026
31104
1,55
1991
38744
47267
1,22
2000
9407
18785
1,99
1992
21975
24786
1,13
2001
4835
10871
2,24
1993
20404
23082
1,13
2002
2764
6540
2,36
1994
16951
24612
1,45
2003
2048
4835
2,36
1995
15198
15707
1,03
2004
1733
3698
2,13
 

Источники:

  • Демографический ежегодник России: Стат. сб. / Госкомстат России.– М., 1998. – 398 с.
  • Демографический ежегодник России. 2005: Стат. сб. / Росстат. М., 2005. – 595 с.
  • Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. / Росстат. – М., 2006. – С. 819.
  • Рыклина В. Россия обетованная // Русский Newsweek. – М., 2005. – 21–27 февр. – С. 50–52.
 

* В целом из СССР.

 

Более сложным делом является количественная оценка эмиграции в Соединенные Штаты, и связано это с многочисленными различиями в практике статистического учета: в США, например, предпочтение отдается регистрации по месту рождения, а не по стране последнего места жительства; применяются иные сроки учета прибытия иммигрантов (с 1 октября, т.е. с начала фискального, а не календарного года); получение статуса иммигранта осуществляется не сразу, а 1–3 года спустя; лица одной национальности, прибывшие из разных стран (в нашем случае из бывших союзных республик) учитываются службой иммиграции и натурализации США в общей статистике по лицам данной национальности. В результате, в число «русских» могут включаться русские, выехавшие не только из РФ. В то же время в число выехавших из РФ не попадают этнические евреи, украинцы, белорусы, армяне и т.д.

 
Таблица 3. Эмиграция из России в США, 1992–2004 гг., человек
 
Годы
Численность выехавших
в США
на ПМЖ
Иммиграция в США
«этнических русских»
Отношение
(2) ÷ (1)
Годы
Численность выехавших
в США
на ПМЖ
Иммиграция
в США «этнических русских»
Отношение
(2) ÷ (1)
(1)
(2)
(3)
(4)
(5)
(6)
(7)
(8)
1992
13200
8857
0,67
1999
5912
12347
2,09
1993
14890
12079
0,81
2000
4793
17110
3,57
1994
13776
15249
1,11
2001
4527
20413
4,51
1995
10659
14560
1,37
2002
3134
20833
6,65
1996
12304
19668
1,60
2003
3199
20500*
6,41
1997
9087
16632
1,83
2004
2919
20500*
7,02
1998
6919
11529
1,67
2005
 
 
 
 
Источники:
  • Демографический ежегодник России: Стат. сб. / Госкомстат России.– М., 1998. – 398 с.
  • Демографический ежегодник России. 2005: Стат. сб. / Росстат. М., 2005. – 595 с.
  • Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. / Росстат. – М., 2006. – С. 819.
  • Statistical Abstract of the United States: 2004–2005 / U.S. Census Bureau. – Wash. D.C. – 2004. – 1006 p.
  • De Tingni A. La grande migration. La Russie et les Russes depuis L’aventure du rideau de fer. – P., 2004. – 662 p.
 
* – Оценки, исходя из стабильной квоты последних лет.
 

Приходится ограничиваться тем, что есть, а именно, статистическими данными по этническим русским. Но даже в этом случае данные по иммиграции в США превышают, причем существенно, цифры официальной российской статистики соответствующих выездов на ПМЖ. За 1992–2004 гг. в США из России прибыло 210 227 иммигрантов, тогда как по данным Росстата в эту страну эмигрировало всего 105 319 человек – чуть больше половины зарегистрированных в США иммигрантов только русской национальности.

В итоге по трем основным направлениям миграции из Российской Федерации в «дальнее зарубежье», а именно в Германию, Израиль и США, согласно российской статистике, в 1992–2004гг. проследовало 947 494 человек. Но это заметно меньше числа прибывших туда 1 432 798 человек, многие из которых покинули Россию на иных основаниях, нежели выезд на ПМЖ. Ситуацию можно описать иначе: более трети фактических эмигрантов сделало это на квазилегальных основаниях.

Есть страны, о реальных масштабах эмиграции в которые официальная статистика не дает даже примерного представления. По некоторым оценкам, «только в Польше уже проживают более 300 тыс. выходцев из стран–членов СНГ (в основном из России), выехавших на временную работу или по гостевой визе» [11]. И в этом нет ничего удивительного, если вспомнить, насколько интенсивно в 1990-е гг. осваивали польский рынок десятки, если не сотни тысяч российских «челноков». Однако, по данным Росстата, в 1997–2004 гг. на ПМЖ в Польшу выехало всего 1379 человек. Аналогичные парадоксы можно отметить в Венгрии, где, по оценке того же источника, живут и трудятся «десятки тысяч наших сограждан». Но Венгрия вообще не представлена в выездах на ПМЖ.

Еще более показательна ситуация с Великобританией. В официальной статистике выездов на ПМЖ эта страна занимает одно из последних мест – в 1997–2004 гг. туда ежегодно выезжало в среднем по 145 человек. Но в исследованиях, в публикациях СМИ и Интернете уже несколько лет назад можно было встретить совсем иные сведения: на Британских островах осело не менее 200 тыс. наших соотечественников (из них 100 тыс. - в Лондоне и его окрестностях). Затем цифра возросла до 400 тыс. По более поздним данным, уже 250 тыс. наших соотечественников владеют недвижимостью стоимостью 4,2 млрд. долл. в столице Соединенного Королевства, и это не считая тех, кто приобретал дома и квартиры стоимостью менее одного миллиона фунтов стерлингов [12].

В двух других европейских странах – в Греции и на Кипре – согласно экспертным оценкам, проживает свыше полумиллиона выходцев из бывшего СССР, основную долю которых составляют выходцы из России [12]. Особого внимания заслуживает Кипр – один из мировых центров по отмыванию денег из РФ и бывших советских республик. Возникшая там диаспора формировалась по большей части за счет квазилегальных и нелегальных мигрантов, нередко с криминальным прошлым. Важную роль в массовом освоении Кипра «новыми русскими» сыграли российские риэлторские фирмы, уже в начале 1990-х годов добившиеся от местных властей благоприятных условий приобретения недвижимости и оформления в течение трех месяцев вида на жительство. Схожие условия для поселения были созданы на Мальте.

Еще одним примером разрыва между статистикой и реальностью может служить Эквадор. По данным, озвученным послом этой латиноамериканской страны в РФ, в Эквадоре постоянно проживает от 2 до 3 тыс. россиян, часть которых приезжает сюда на заработки и занимается торговлей бананами и цветами. Другая часть работает в трех русских компаниях, имеющих собственные плантации и занимающихся выращиванием бананов на экспорт. Русских здесь можно встретить также и в качестве профессоров и преподавателей местных университетов, они имеются даже среди профессиональных спортсменов [13]. Но в публикациях Росстата Эквадор не фигурирует, поскольку для поездок в эту страну гражданам РФ не требуется виза.

Особый случай фактической миграции представляют Испания, а также Франция, где в 1990-е годы возникли колонии выходцев из России, основными жителями которых являются замужние женщины с детьми, чьи мужья продолжают вести свой бизнес в России. Те, кто приобрел там недвижимость, используют ее как круглогодичные дачи, лишь на самое холодное зимнее время перебираясь из прибрежных поселков в города. Поскольку, как правило, речь идет о семьях с детьми, которым стремятся дать западное воспитание и образование, и, следовательно, о длительных сроках пребывания, очевидно, что в данном случае можно говорить о фактических выездах на ПМЖ, не фиксируемых в качестве таковых ни российской, ни местной статистикой, поскольку мигранты этой категории имеют либо вид на жительство, либо многоразовые въездные визы. О масштабах явления можно судить по тому, что только в 1990-е годы в Испании было приобретено в собственность 16 тыс. объектов недвижимости общей стоимостью около 6 млрд. долларов, при росте количества сделок на 10-30% в год. Не все эти дома или квартиры немедленно используются в качестве собственного жилья - они могут сдаваться, чтобы окупить связанные с их приобретением расходы. Но в любом случае масштабы впечатляют [14].

Эти и подобные им неофициальные оценки – в случае их достоверности – основательно меняют наши представления как о масштабах, так и об основных географических направлениях четвертой волны эмиграции. И без того незыблемая позиция Германии в качестве основной страны приема выходцев из России еще более усилится, если к упомянутым выше 900 тыс. иммигрантов прибавить примерно 100 тыс. нелегалок, занятых проституцией. А вот вторую позицию Израиля могут оспаривать Великобритания, Польша, Кипр и, возможно, США, куда из России было вывезено порядка 50 тыс. детей и подростков и, кроме того (по данным министерства юстиции) прибыло (до 2004 г.) 75 тыс. девушек и женщин по визам невест. В свою очередь, Канада (51 тыс. выходцев из РФ на конец 2001 г.), которой обычно отдают четвертое место, должна опуститься на седьмое место и т.д.

Очевидно, что оценки размеров эмиграции по отдельным странам и в целом изменились бы еще больше, имейся возможность достоверно оценить размеры нелегальной эмиграции, в особенности «трафика женщин». По данным Л. Рыбаковского и С. Рязанцева [15], с рынком сексуальных услуг и развлечений только в странах Западной Европы связано порядка 300–400 тыс. российских женщин 18–24 лет, а это составляет не менее 4–5 % этой возрастной группы. Но Западная Европа не является единственным рынком подобного рода. Известно, что криминальные структуры вывозят женщин в страны Ближнего Востока (ОАЭ, Израиль и Турцию), страны Северо–Восточной Азии (Китай, Японию и Южную Корею), а также Северную Америку. К этим маршрутам следует добавить Таиланд и Южно-Африканскую Республику [16, 14, 17]. Поэтому реальные цифры подобных нелегальных потоков и необратимых для России потерь генофонда могут быть существенно выше названных Л. Рыбаковским и С. Рязанцевым.

Кроме того, дискуссия о размерах эмиграции ведется в основном вокруг численности выехавших в «дальнее зарубежье», без учета «зарубежья ближнего». Между тем в постсоветские годы из России в страны СНГ выезжали не только представители титульных народов этих республик, но и русские, немцы, евреи и другие, причем не только в составе смешанных семей. И речь идет о значительных потоках: в 1992–2004 гг. на ПМЖ в «ближнее зарубежье» из России выехало 2 249 619 человек.

В итоге, привлекая, помимо отечественной, зарубежную статистику, а также оценки экспертов, можно выйти на ориентировочную цифру общего объема эмиграции из России - примерно 4,5–5 миллионов человек. Очевидно, что эта цифра нуждается в дальнейшем уточнении и изучении, в первую очередь с точки зрения повышения уровня достоверности ее отдельных составляющих. При этом нужно понимать: не отраженные в отечественной статистике реальные эмигранты могут по-прежнему числиться в составе населения РФ. Эти фактически «мертвые души» могут учитываться при разработке национальных проектов, в частности, того же проекта поддержания численности населения на уровне 140–142 млн. человек. Крайне важно установить также реальный половозрастной состав эмиграции, чтобы понять, насколько за исследуемый период сократился отечественный генофонд.

Первая волна эмиграции, охватившая около 2 млн. человек, справедливо оценивается как одна из демографических катастроф, пережитых Россией в ХХ веке. Но тогда получается, что за 1992–2004 гг. страна пережила как минимум две такие демографические катастрофы, понеся при этом тяжелейшие качественные потери.

 
«Утечка умов»: что мы теряем?

Имеющиеся оценки ущерба, нанесенного в 1992–2004 гг. эмиграцией, неполны, отличаются заметным разбросом, но все они фиксируют тенденцию к повышению потерь. Ущерб от «утечки умов» долгое время оценивался в 25–30 млрд. долларов в год, а численность ученых, уехавших за рубеж, в 30 тыс. человек, хотя вряд ли оба эти показателя могли оставаться неизменными. Расчеты с учетом затрат на подготовку научных и других кадров высшей квалификации, а также реального масштаба «утечки мозгов» показали, что уже в начале 1990-х гг. эти потери составляли «как минимум» 35–40 млрд. долл. [18]. В последующем, уже по данным Комиссии по образованию Совета Европы, потери России из-за эмиграции ученых и специалистов достигли, с учетом упущенной выгоды, в среднем порядка 50–60 млрд. долл. в год [19]. Суммарный же ущерб равняется 1 трлн. долларов [20].

Пересмотрена и оценка численности уехавших ученых – говорится о 200–300 тысячах и более человек. В. Супян, давно занимающийся изучением этой проблемы, привел, со ссылкой на расчеты В. Калинушкина, председателя московской организации профсоюза работников Российской академии наук, еще более внушительную цифру: 500–800 тыс. эмигрировавших ученых [19, 21, 22].

«Утечка умов», будучи преимущественно безвозвратной, приводит к тому, что затраты государства на воспитание, обучение и повышение квалификации значительной части наиболее одаренной, творческой части нации, общества, остаются невозмещенными. Их несостоявшийся вклад в экономику, науку и образование, в социальное развитие страны, представляет собой колоссальную упущенную выгоду. Поскольку по большей части уезжают молодые поколения, это грозит утратой преемственности научных школ. Наконец, страна несет демографические потери, потери лучшего генофонда, которые в условиях переживаемого Россией острого демографического кризиса не так-то легко восполнить.

В общем и целом происходит физическая утрата наиболее ценной части человеческого капитала, сопровождаемая вычетом из национального продукта в виде его непроизведенной части. Начиная с 1992 г. из-за эмиграции высококвалифицированных кадров Россия каждые 5–7 лет теряла, в среднем, один годовой бюджет только за счет прямых потерь [23].

Решить проблему интеллектуальной и любой другой эмиграции невозможно без самого активного участия государства и гражданского общества. Для этого необходимы политическая воля и соответствующая характеру и масштабам явления государственная политика, осознание обществом значимости данной проблемы и ее последствий для будущего нации.

 
* * *

Четвертая волна эмиграции все еще имеет потенциал к продолжению. Казалось бы, в России сложилась устойчивая политическая обстановка, начался экономический рост, а из страны по–прежнему продолжается отток коренного населения. Более того, по некоторым прогнозам, численность эмигрантов, переехавших только в западные страны, может достичь к 2015г. 7–11 млн. человек [24].

Очевидно, что глубинные причины этого явления коренятся в социально–экономической и политической областях. В наиболее общей форме это проявляется в противоречии между Конституцией РФ, провозгласившей курс на социальное государство, и результатом радикально–либеральных реформ, между ожидавшимся, нередко подсознательно, социал–демократическим вариантом капитализма и возникшим в действительности «диким капитализмом» олигархического типа. Не принимая такую систему, причем не обязательно по идеологическим, а скорее по морально–этическим и другим соображениям, люди делают выбор в пользу более цивилизованного капитализма.

В числе других предпосылок продолжения эмиграции нельзя не упомянуть планы Западной Европы поправить собственную неблагоприятную демографическую ситуацию за счет привлечения населения с христианскими корнями из стран Восточной Европы и России. Скажется и эффект перемещения на Запад отечественных научных школ, которые будут неизбежно притягивать к себе молодые научные кадры. Далеко не ясны последствия присоединения России к Болонскому процессу.

В заключение отметим: в 2004 г. увидело свет первое фундаментальное исследование современной российской эмиграции «Великая миграция. Россия и русские после снятия железного занавеса», выполненное французской исследовательницей Анн де Тенги [25]. Хотелось бы надеяться, что подобное скоро случится и в России. Четвертая волна эмиграции – ее причины, истоки, мотивации и еще имеющийся эмиграционный потенциал – нуждается в глубоком и тщательном изучении и требует самого серьезного отношения со стороны государства.

 

Примечания:

 

[1] Денисенко М. Эмиграция из России по данным зарубежной статистики / Статистика и учет миграции населения: Гл. ред. Ионцев В.А. – М., 2001. – С. 10–29.

[2] Рахманинова М. Никто точно не знает, сколько человек уехало из России (интервью) // Известия. – М., 2003. – 16 дек. – С. 11.

[3] Чудиновских О. Причины и последствия кризиса российской миграционной статистики // Отечественные записки . - 2004, № 4. - С. 188

[4] Жаренова О., Кечил Н., Пахомов Е. Интеллектуальная миграция россиян. Ближнее и дальнее зарубежье. – М., 2002. – 128 с.

[5] Радзиховский Л. Эмиграция будущего // Еврейское слово. – М., 2004. – 4–10 авг. – С. 2–3. Обоснованность данной точки зрения подтверждает опыт Германии, в свое время лишившейся значительной части своих научных школ. Cтрану ежегодно покидают более 100 тыс. главным образом молодых специалистов, в том числе те, кто лишен в Германии возможности совершенствоваться в новейших отраслях знаний, таких как биофизика, биоинформатика, современная медицина и т.д.

[7] Социально–экономические проблемы миграции в современной России: Сб. обзоров / РАН ИНИОН; Отв. ред. и сост. Былов В.Г. – М., 2003. – 160 с.

[8] Тюрюканова Е., Малышева М. Женщина. Миграция. Государство. – М., 2001. – 240 с.

[9] Это подтверждается другими данными государственной статистики ФРГ: в период с 1992 по 1998 г. общая численность иммигрантов из России в Германию превышала число аусзидлеров в среднем на 42,2 %. Если предположить, что это превышение сохранялось до конца рассматриваемого периода (хотя, в принципе, оно должно было возрастать), тогда можно выйти на значения, превышающие 900 тыс. человек.

[10] Видимо, неслучайно именно на 1987–1990 гг. приходится резкий всплеск въездов в США евреев со статусом беженца. В 1986 г. их было 698 человек; в 1987 г. – 3 989; в 1988 г. – 11 225; в 1989 г. – 38 395 и в 1990 г. – 32 714 человек (См. Нитобург Э. Евреи в Америке на исходе ХХ века. – М., 1996. – С. 127). Статус беженца практически гарантировал быстрое получение, по меньшей мере, вида на жительство.

[11] Тенденции эмиграции из России. – Режим доступа: http: // Lib. prompter. ru/nov_str 112562.htm.

[12] Боровик М., Шемберко Л. Европейский вектор современной российской эмиграции: проблемы безопасности // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. – М., 2005. – Вып. 15. – С. 15–20.

[13] Хлебников А. Русские в Лондоне... // Аргументы и факты. – М., 2006. – 22–28 нояб. – С. 6.

[14] Тюрюканова Е. Гендерные аспекты трудовой миграции из стран СНГ в Россию // Диаспоры. – М., 2005. – № 1. – С. 48–64.

[15] Рыбаковский Л., Рязанцев С. Международная миграция в Российской Федерации: Научн. доклад. – М., 2005. – 53 с.

[16] Отчет о выполнении положений Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин: Российская Федерация / НПО «Центрально-Европейск. и Евроазиат. Законодательная инициатива» (CEELI). – М., 2006. – 184 с.

[17] Горелик Б. Российская иммиграция в Южную Африку: вчера и сегодня. - М., 2007. – 255 с.

[18] Жаренова О., Кечил Н., Пахомов Е. Указ. соч.

[19] Наумова Т. Научная эмиграция из России // Свободная мысль – XXI. – М., 2004. – № 3. – С. 120–130.

[20] Кива А. Научимся ли мы жить своим умом // Россiя. – М., 2006. –

2–8 нояб. – С. 4.

[21] Стрельцова Я. Миграционные процессы в России (конец 1990-х годов) // Россия и современный мир. – М., 2001. – № 4. – С. 160–169.

[22] Супян В. «Утечка умов»: мировые и российские тенденции // Человек и труд. – М., 2003. – № 7. – С. 40–43.

[23] Прусс И. Мозги утекают навсегда. Можно ли повернуть вспять поток интеллектуальной эмиграции? // Наше время. – М., 2006. – 13–19 дек. –

С. 16–17.

[24] Юдина Т. Социология миграции: Учебное пособие для вузов. – М., 2006. – 272 с.

[25] De Tingui A. La grande migration. La Russie et les Russes depuis L’aventure du rideau de fer. – P., 2004. – 662 p.

Читайте также на нашем сайте:

 
 
 
 


Опубликовано на портале 22/12/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика