Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Что такое «Ближний Восток»?

Версия для печати

Избранное в Рунете

Гумер Исаев

Что такое «Ближний Восток»?


Исаев Гумер Галиевич – кандидат исторических наук, руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока.


Что такое «Ближний Восток»?

Что обозначает термин «Ближний Восток»? Учёные – востоковеды, географы, экономисты или историки – имеют на этот счет своё мнение, мотивированное собственными научными системами. СМИ, чей продукт рассчитан на обывателя, намеренно упрощают понятие, включая в ближневосточный регион даже те страны, которые к нему не относятся. Путаницу вносят и проблемы перевода английского «Middle East». Причина такой неразберихи заключается не только в различных научных или околонаучных подходах, но и в самом термине «Ближний Восток», возникшем в рамках западноевропейской традиции и носящем явно ненаучный характер.

Говоря о Ближнем Востоке, следует уточнить – что включает в себя этот регион. Учёные – востоковеды, географы, экономисты или историки – имеют на этот счет своё мнение, мотивированное собственными научными системами – будь то география, экономика или история. Современные СМИ, чей информационный продукт рассчитан на обывателя, намеренно упрощают понятие, включая в ближневосточный регион даже те страны, которые к нему не относятся.

Путаницу вносят также работы и статьи зарубежных авторов (преимущественно англоязычных), которые часто используют термин «Middle East», который в России иногда попросту переводят как «Средний Восток».

Причина такой неразберихи в понятиях заключается не столько в различных научных или околонаучных подходах, но и в самом термине «Ближний Восток», носящем явно ненаучный характер. Возникает вопрос – по отношению к чему этот регион является «востоком» и к чему он «ближний»? Очевидно, что термин возник в рамках западноевропейской науки и являлся географическим упрощением представлений европейцев о странах, лежащих к Востоку и к Югу от Европы. Понятие «Ближний Восток» стало устойчивым в западной гуманитарной науке и широко используется в мировой научной и популярной литературе. Констатируя «неправильность» термина, стоит отметить, что вряд ли следует вести борьбу против этого европоцентричного понятия ради восстановления терминологической справедливости (борьба эта возможна со стороны адептов «политкорректности» или «самостийности») – это только усугубит путаницу в понятиях (чем и так страдают многие отрасли современной гуманитарной науки).

Гуманитарная наука позволяет широко трактовать понятие «Ближний Восток», используя как географию, так и культурологию, экономику, историю, филологию и другие науки.

Классическая география оперирует вполне конкретными категориями – континентами, островами, океанами, частями света и др. «Ближний Восток» с этой точки зрения – абстракция. Географически Ближний Восток находится в Западной Азии. Но вряд ли «Западная Азия» может стать заменителем понятия «Ближний Восток» или хотя бы его аналогом. Культурологический и политический подходы, к которым мы обратимся ниже, не позволят нам отделить от Ближнего Востока территорию Северной Африки. Хотя, в отечественной и зарубежной литературе Северную Африку выделяют отдельно, употребляя словосочетание «Ближний Восток и Северная Африка», справедливо пытаясь отделить арабские «Машрик» и «Магриб». Но с географической точки зрения правильнее было бы говорить «Юго-Западная Азия и Северная Африка».

Кроме Ближнего Востока, выделяют Средний Восток, к которому относят Иран, Афганистан и даже Пакистан. «Средним» он является по причине срединного положения между Ближним и Дальним Востоком. Опять критерием «близости-дальности» является удаленность от Европы.

Культурологический и цивилизационный подходы говорят о единстве цивилизации и схожести культур народов, населяющих Ближний Восток. Но и эти походы не дают ответа на поставленные вопросы. Например, понятие «мусульманский мир», основанное на культурно-религиозном принципе и включающее в себя территории Ближнего Востока, выходит далеко за рамки региона. Предложенный культурологом А. Тойнби вариант «арабо-мусульманской» цивилизации, наоборот, сужает рамки, являясь национально-религиозным обобщением – как же быть с христианами и иудеями, с курдами и турками?

Политически, сегодня вряд ли можно представить Ближний Восток без Ирана. Исламская республика Иран, будучи одной из самых развитых стран региона, играет ключевую роль в регионе благодаря своему географическому положению, огромным ресурсам углеводородов и привлекательной идеологии. Так же нельзя не включить в политический «Ближний Восток» Турцию. Несмотря на прозападный курс, членство в НАТО и стремление вступить в Европейский Союз, Турция продолжает испытывать влияние своего имперского прошлого и сегодня является важным игроком в ближневосточных политических процессах.

Кроме того, страны региона политически и экономически связаны, состоя в различных организациях, например в Лиге арабских государств (ЛАГ), куда входят такие страны, как Джибути, Сомали и Коморские острова, которые сложно однозначно отнести к «Ближнему Востоку»

В контексте глобализации мировых политических и экономических процессов понятие «регион», без того условное, претерпевает серьезные изменения. Уменьшение расстояний за счет развития транспортных средств, средств передачи информации, также политические и экономические процессы интеграции – все это разрушает региональную замкнутость, усложняет вопрос выделения какого-либо пространства в регион. Кроме того, экономические или политические взаимосвязи между государствами создают свои особые геоэкономические и геополитические системы, объединяя страны по другим признакам, выходя за «классические» и «общепринятые» рамки, ломая культурные, языковые и цивилизационные барьеры. В сегодняшнем «глобализирующемся» мире экономические и политические факторы являются основными при попытке определиться с понятием «регион».

Например, такой фактор, как внутренняя политика государства может оказать серьезное влияние на его региональное положение, может способствовать изменению «идентичности» – например, Ливия, в начале 70-х постулировавшая панарабизм и арабский «юнионизм», в начале ХХI века позиционирует себя как африканское государство: лидер революции Муаммар Каддафи сменил военную форму арабского офицера на африканские одежды, заявляя о необходимости выхода его страны из Лиги арабских государств.

Важное значение в определении «ближневосточной региональности» играет и военно-стратегический подход. До начала XX века район «Ближнего Востока», имевший стратегическое значение, ограничивался полосой западного побережья Аравийского полуострова в восточной части Средиземноморья, которая тянулась от Балкан к Египту. Благодаря военно-техническому прогрессу, ускорившему и упростившему средства доставки личного состава и боевой техники, а также позволяющему донести разрушительное оружие за тысячи километров в кратчайшие сроки – Ближний Восток с военно-стратегической точки зрения расширил свои границы и включает в себя все арабские страны, Турцию и Иран. Ещё столетие назад серьёзным препятствием в военных кампаниях считалось наличие водных, песчаных или горных массивов, которые могли стать серьезным препятствием для военных. Для современной авиации, ракетной техники и мобильных войск пустыни, покрывающие большую часть территории Ближнего Востока, не являются серьёзной преградой.

Рассматривать вопрос понятия «Ближний Восток» следует также в контексте научных традиций, сложившихся в советской и российской востоковедной и политической науках. Так, в советской литературе к странам «Ближнего Востока», как правило, относят арабские страны Азии и Кипр. Турция, Иран и Афганистан представляют «Средний Восток». Но и в советской научной литературе нет единого подхода – Большая Советская Энциклопедия (1969 – 1978) относит к «Ближнему Востоку» такие страны как Турция и Судан.

Говоря о западных источниках, то они, как правило, оперируют понятием «Middle East» в широком смысле. «Near East» использовался до Первой мировой войны для обозначения территории современных Греции, Болгарии, Турции, Леванта и Египта, в то время как «Middle East» включал в себя Аравию, Месопотамию, территории, омываемые Персидским Заливом и Афганистан.

Кроме того, «Near East» сегодня употребляется в географической и археологической науках для обозначения территорий Анатолии, Леванта и Месопотамии.

Организация Объединённых Наций пользуется региональной системой, которая базируется на культурно-географическом принципе. Согласно этому принципу страны Ближнего Востока располагаются в Западной Азии и Северной Африке, но Иран относится к Южной Азии, в то время как в регион Западной Азии входят Турция и страны Южного Кавказа (Азербайджан, Армения, Грузия).

«Большой Ближний Восток» («Greater Middle East») является одним из самых современных понятий, введённым в политическое употребление президентом США Джорджем Бушем во время саммита Большой восьмёрки в 2004 г. в свете провозглашения новой американской доктрины «демократизации Большого Ближнего Востока». Большой Ближний Восток включает в себя арабские страны, страны Центральной Азии, Южного Кавказа, Турцию, Иран, Афганистан и Пакистан – т.е. почти весь мусульманский мир кроме мусульманских стран Юго-Восточной Азии. Подобным образом глобализируя «Ближний Восток», Буш не только упростил ситуацию, свалив всё «в одну кучу», но и отдал дань цивилизационным теориям, которые в новейшее время были озвучены в конфликтном ракурсе в работах Хантингтона. Фактически американская администрация оперирует этими категориями, но вместо цивилизационных обозначений («Исламская цивилизация» использует политико-географические («Большой Ближний Восток»)).

С нашей точки зрения наиболее логичным было бы включить в понятие «Ближний Восток» три субрегиона: Турцию в современных границах, Иран, арабские страны Азии и Египет. Это определение как нельзя более соответствует как современным, так и сложившимся традиционным взглядам на понятие, обладает с одной стороны геокультурной завершённостью, с другой – явными лингвистическими, этническими, религиозными, экономическими и политическими отличиями составных частей друг от друга. Каждая из стран, групп стран – субрегионов, обладает характерными векторами политического и экономического развития, особенностями, отличающими его от остальных. Однако, при этом сам регион имеет ярко выраженную геополитическую судьбу, которую веками в той или иной степени разделяют все страны и народы Ближнего Востока.



Санкт-Петербургский центр изучения современного Ближнего Востока, 19.05.2009


Читайте также на нашем сайте:

«Между демократией и исламизмом: политическое развитие арабского мира» Борис Долгов

«Ближневосточный конфликт и внутрипалестинское противостояние» Борис Долгов

«Роль стран Персидского залива в мировой экономической системе» Юлия Егорова

«Прогнозы экономического развития. Ближний и Средний Восток» Александр Акимов

«Нефть и новые игры на глобусе» Александр Крылов


Опубликовано на портале 30/09/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика