Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Мировой экономический рост и спрос на энергию: новая модель

Версия для печати

Избранное в Рунете

Леонид Григорьев, Марсель Салихов

Мировой экономический рост и спрос на энергию: новая модель


Григорьев Леонид Маркович – доктор экономических наук, Президент фонда «Институт энергетики и финансов».<br>Салихов Марсель Робертович - эксперт департамента экономики фонда «Институт энергетики и финансов».


Мировой экономический рост и спрос на энергию: новая модель

Несмотря на рост цен на энергоресурсы мировая экономика демонстрирует высокую динамику. Наблюдается один из самых синхронных подъемов в истории мировых деловых циклов. Важной особенностью текущего периода являются необычайно высокие по историческим меркам темпы роста в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой. В реальность превращаются прогнозы о новой конфигурации экономической мощи в мире ...

Перспективы развития мировой энергетики являются одной из наиболее актуальных и обсуждаемых глобальных проблем. Критическая оценка существующих взглядов является неотъемлемой частью выработки самостоятельной позиции по этому вопросу. В настоящее время в мире происходит пересмотр базовых представлений о долгосрочном развитии энергетики и формированиие новой модели. Мы предполагаем, что в новой модели существенно усиливается роль развивающихся стран в спросе, что приведет к опережающему росту спроса на энергию – гораздо большему, чем считалось ранее, и менее подверженному циклическим колебаниям.
Мировая экономика в течение последних лет демонстрирует достаточно высокие темпы экономического роста, несмотря на сохраняющийся с 2002 г. рост цен на нефть и другие топливно-энергетические ресурсы. Экономический цикл 1990–2000-х годов характеризовался длительным застоем в Японии, спадом и застоем в США и ЕС в начале 2000-х годов, сменившимися быстрым ростом на фоне подорожания энергоносителей. Среднегодовая цена нефти (в ценах 2005 г.) в 1985–2002 гг. сократилась по сравнению с предыдущим периодом на 60%, но в последние шесть лет увеличилась почти в полтора раза. Этот рост энергетических издержек и стоимости импорта энергоносителей не затормозили экономический рост в мире, и среди важнейших причин этого феномена – рост спроса на товары обрабатывающей промышленности ведущих развитых стран и Китая со стороны экспортеров энергоносителей, получивших значительные финансовые ресурсы для развития.
Несмотря на видимость тревожности, мир переживает объективно один из наиболее удачных периодов в своем развитии, если мерить темпами роста глобального ВВП – 4,2% (см. табл. 1).

Таблица 1. Динамика ВВП, потребления энергии, энергоемкости ВВП основных стран и регионов мира




Источник: МВФ, Статистический комитет ООН, BP, расчеты авторов.
* – дефлировано ИПЦ США.
 
 
Мы наблюдаем один из самых синхронных подъемов в истории мировых деловых циклов. Важным определяющим элементом высоких показателей мировой экономики в текущем периоде являются необычайно высокие темпы роста (по историческим меркам) в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой. При сохранении или даже снижении темпов роста в развитых странах наблюдается устойчивый многолетний отрыв в темпах развития ряда ведущих развивающихся стран, прежде всего Китая и Индии. Эти тенденции, дополненные восстановлением роста в России и сравнительно устойчивым ростом в Бразилии, превращают в реальность прогнозы о новой конфигурации экономической мощи в мире в пользу этой группы стран, что еще недавно воспринималось как маловероятное и отдаленное событие (см. рис. 1 и 2).
 


Рисунок 1. Темпы прироста мировой экономики, 1980–2008 гг., %
Источник: World Economic Outlook (April 2007).
 
 
Прирост спроса на энергоресурсы в мире теперь во многом определяется не только огромными потребностями США, ЕС и Японии, но и процессами индустриализации и создания потребительского общества в странах с формирующимися рынками и душевым ВВП менее 10 тыс долларов. Потребность мира в энергоносителях, естественно, определяется как процессами энергосбережения, так и темпами роста.
В этих условиях несколько фундаментальных факторов воздействуют на характер экономического роста и энергопотребления. Для целей долгосрочного прогноза важен прежде всего тот факт, что идет перемещение мировой промышленности, в том числе энергоемких отраслей, в развивающиеся страны, прежде всего Китай и Индию. Расхождение динамики развития развитых и развивающихся стран (включая переходные экономики) начинает работать таким образом, что именно динамика развивающихся стран определяет дополнительный мировой спрос на энергию. Это обстоятельство резко увеличивает не только темпы роста их ВВП, но также потребление энергии как промышленностью, так и населением вслед за ростом и соответствующим изменением структуры личного потребления. Процессы энергосбережения в развитых странах не могут компенсировать данную тенденцию. Важнейшим опасным последствием глобального роста потребления энергоносителей (особенно углеводородов) оказывается рост выбросов парниковых газов и угроза изменения климата.
Мировой уровень относительной экономии энергии остается достаточно высоким: порядка 1,5 процентных пункта в год в течение двух десятилетий. Надо полагать, что это является результатом тех изменений в технологиях, которые произошли в конце 70-х–начале 80-х годов в условиях среднегодовых цен, намного превосходящих текущие. Естественно, после «успешного» (для потребителей) сокращения цен в период 1986–2001 годов (до 19–20 долларов за баррель в текущих ценах) инвестиции в мировую энергетику, равно как и в технологии потребления и производства энергии, оказались недостаточными для того, чтобы соответствовать новому витку мирового экономического развития и спроса на энергию.
Высокая эффективность экономики США способствует умеренному росту потребления первичной энергии, хотя это не избавляет ее от значительного прироста спроса на углеводороды. В целом при повышении среднегодового прироста ВВП с 3,5% до 4,2% мировой спрос на энергию вырос с 1,7% до 2,6%: именно ускорение роста ВВП (превышение темпов роста по сравнению с предыдущим периодом) оказалось неэнергосберегающим в силу причин, кратко изложенных выше.
Рост в Китае в последние годы идет без экономии энергии. Хотя такой тип роста справедливо рассматривается как временный и соответствующий текущей стадии индустриализации, нельзя утверждать, что он вскоре прекратится. Данному факту должно уделяться особое внимание при прогнозировании, поскольку вне новой технологической революции структура мирового роста может сохранять указанные черты довольно долго.
Средние цены на нефть за период 1986–2002 годов (в долларах 2005 года) составили 26,4 доллара за баррель. Но за 2003–2006 гг. они превысили 50 долларов, что практические вдвое выше уровня предыдущего периода. Первая реакция развитого мира на взлет нефтяных цен была достаточно проста: это временное явление на год–другой, связанное с нехваткой мощностей и политическими премиями из-за военных действий и нестабильности в целом ряде стран–экспортеров (Ирак, Нигерия, Венесуэла). Однако время идет, а цены продолжают расти.
 


Рисунок 2. Динамика промышленного производства, первичного потребления энергии в мире и цены на нефть, 1980–2006 гг.
Источник: МВФ, МЭА, расчеты авторов.
 
 
Вопрос теперь заключается в том, насколько устойчивы тенденции роста и чего можно ожидать в отдаленном будущем. В этих условиях несколько фундаментальных факторов действуют на характер экономического роста, энергопотребления и продолжат действовать в обозримом будущем. Энергетика – область капиталоемкая и инерционная: инвестиционные решения, принимавшиеся целых 17 лет при низких ценах, встроены как в технологии, так и в образ жизни среднего класса. Изменить характер роста под влиянием высоких цен можно, но это потребует времени, больших затрат и новых технологических решений. Ближайшие годы мировая экономика будет продолжать жить при технологиях, которые были внедрены за предыдущие полтора десятилетия.
Мы предполагаем, что при сохранении сложившейся в последние годы географической модели роста (см. рис. 1) высокие темпы роста будут неизбежно предполагать индустриализацию все новых стран и вовлечение их промышленности и населения в потребление энергоносителей в быту и на транспорте. Снижение темпов роста мировой экономики до 2,5–3% в среднем может быть опасным в связи с ограничением ожиданий больших групп населения в развивающихся и в развитых странах. Вопрос о пределах экономического роста вновь становится актуальным.
Ученый совет ИЭФ 29 октября 2007 года обсуждал вопрос о существенной недооценке роста мирового спроса на энергию в двух наиболее авторитетных прогнозах до 2030 года: Международного энергетического агентства (МЭА) и Департамента энергетики США (ДЭ США). В рамках собственного исследования ИЭФ пришел к выводу, что существующих на Западе представлений недостаточно для создания реалистической картины энергоснабжения мира до 2030 года. Наши расчеты показывают, что при инерционном умеренном энергосбережении в мире (порядка 2 п.п.) и высоком росте мирового ВВП (до 4 п.п. в среднем) за период до 2030 г. мировой экономике потребуется гораздо больший объем энергии. Вопросы достаточности предложения энергии, доступа к источникам, суверенитета, эффективного использования ресурсов будут все чаще входить в повестку дня международных организаций и мировой политики.
В расчетах Международного энергетического агентства (см. табл. 2) заметно резкое падение прогнозируемых темпов роста Китая и Индии после 2015 года. Новый Доклад МЭА (World Energy Outlook 2007) наконец признал этот сценарий неустойчивым, впервые с начала создания этих прогнозов. Отметим также, что МЭА по совершенно непонятным причинам продолжает прогнозировать 3% роста в России до 2030 года. По нашему мнению, это скорее указывает на отсутствие концепции и ясности в мире в отношении будущего России, характера развития ее экономики и энергетики, энергосбережения и экспорта. Ей фактически приписаны малые темпы роста – так, чтобы они не влияли на крупные подвижки в сложной динамической картине мира. Общая картина энергопотоков в мире будет определяться темпами экономического роста, уровнем энергосбережения и будущим научно-техническим прогрессом. По всей видимости, пересмотр роли России отложен МЭА до оглашения итогов президентских выборов 2008 года и принятия Энергетической стратегии до 2030 года.
 
Таблица 2. Основные параметры развития мировой экономики и энергетики по основным группам стран: среднегодовые темпы прироста за период (%)
 


Источник: МЭА, МВФ, Бритиш Петролеум, расчеты ИЭФ.
Примечание: ВВП – валовой внутренний продукт (по ППС), ППЭ – первичное потребление энергии.
 
 
Несмотря на значительный рост потребления из возобновляемых источников, ренессанс атомной энергетики и угля, спрос на нефть все равно продолжает расти и источников его удовлетворения к 2030 г. будет не хватать. В частности, 8 ноября на конференции Секретариата Энергетической хартии и МЭА в Вене в ходе презентации Обзора один из директоров МЭА заявил, что «мировая энергетическая система находится на крайне неустойчивой траектории развития». МЭА оценивает возможную физическую нехватку добычи нефти в 2030 году в 12,5 млн баррелей в день (при спросе в 116 мбд) при сохранении текущих тенденций в мировой экономике. Балансировка энергопотребления в мире к 2030 году возможно в случае либо революции в сбережении энергии (вряд ли она произойдет так скоро), либо резкого падения роста энергоемких отраслей в развивающихся странах.
 
 
 


Опубликовано на портале 28/12/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика