Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Конфессиональные контуры будущего мира

Версия для печати

Специально для сайта "Перспективы"

Анатолий Уткин

Конфессиональные контуры будущего мира


Уткин Анатолий Иванович - доктор исторических наук, профессор, директор Центра международных исследований Института США и Канады РАН.


Конфессиональные контуры будущего мира

Футурологи еще привычно рисуют будущее как продолжение современного мира, но это – мечтания, все более оторванные от жизни. Возьмем базовые основы - религиозную принадлежность.

Новое западное христианство

В 1950 г. в списке наиболее населенных христианских стран уверенно значились Британия, Франция, Испания, Италия. Ни одной из этих стран не будет в подобном списке 2050 г.

В 2004 г. в мире насчитывалось около двух миллиардов христиан. Наибольшее их число – 560 млн. человек - живут сегодня в Европе, 480 млн. в Латинской Америке, 360 млн. в Африке и 260 млн. в Северной Америке. Но уже в 2025 г., когда на земном шаре будет 2,6 млрд. христиан, 633 млн. из них будут сосредоточены в Африке, 640 млн. в Латинской Америке, 460 млн. в Азии. Европа с 555 млн. опустится на третье место. В 2050 г. белые христиане (неиспанского происхождения) составят только одну пятую от общего числа 3 млрд. христиан планеты.

Эра западного христианства миновала - встает рассвет южного христианства. Факт этого изменения уже нельзя отрицать, это уже случилось. Когда в 1998 г. отмечалась пятидесятая годовщина создания Мирового совета церквей, местом проведения всемирной конференции стала Зимбабве. Одним из главных, если не главным, западных христианских центров в будущем окажется Бразилия. 60 процентов католиков в 2025 г. будут жить в Африке и Латинской Америке. Кенийский исследователь Дж. Мбути приходит к выводу, что и сегодня «университетские церковные центры располагаются уже не в Женеве, не в Риме, Афинах, Париже, Лондоне или Нью-Йорке, а в Киншасе, Буэнос-Айресе, Аддис-Абебе и Маниле».

Динамика численности христиан в отдельных странах (в млн. человек).

Страна

2000

2025

2050

США

Бразилия

Мексика

Филиппины

Норвегия

Конго (Киншаса)

Эфиопия

225

164

95

77

50

34

36

270

190

127

116

83

70

65

330

195

145

145

123

121

79

Континент

2000г.

2025г.

Латинская Америка

Европа

Африка

Северная Америка

Океания

Общая численность

461

286

120

71

8

1056

606

276

228

81

11

1362

В середине ХХI столетия западные христиане (благодаря в основном католическому ответвлению), возможно, еще останутся первой по численности приверженцев религией мира. Но центром планетарного христианства (прежде всего, по количественному показателю) окажется не европейская зона, а страны экваториального пояса и прилегающих к нему регионов.Более ста миллионов христиан будет в шести ведущих христианских странах - Бразилии, Мексике, Филиппинах, Нигерии, Конго и Соединенных Штатах. Среди католических стран станет первенствовать Бразилия с 150 миллионами католиков (здесь также будут проживать 40 миллионов протестантов). Немалое распространение получит беднейшая ветвь христианства – пятидесятники.

Линии конфликта

Известный исследователь религии Б. Барбер обращает внимание на южных христиан: новый мир придет не благодаря джихаду, а ввиду крестового похода южных христиан. Относительно незаметно вызревает новая волна фундаментализма и экстремизма, в том числе и христианского. Ислам не будет единственным представителем религиозного экстремизма. Как отмечает профессор католического Университета Нотр Дам (США) С. Эплби, «экстремисты обеих религий будут господствовать в обществах, лишенных базовых гражданских прав, угнетающих женщин и нетерпимых к иным вероучениям. Эти процессы будут разворачиваться на фоне гонки вооружений в странах Азии и Африки, правительства которых одно за другим станут обзаводиться оружием массового поражения, включая химическое и биологическое. Грядущие бедствия приобретут такой масштаб, по сравнению с которым кровавые религиозные войны прошлого покажутся всего лишь утренней гимнастикой».

Схватки вполне вероятны и между христианскими государствами или общинами по ряду причин. Скажем, африканские страны к югу от Сахары имеют государственные границы, вовсе не совпадающие с границами этническими. Унижение одного из племен легко может вызвать пожар, который перекинется через существующие государственные рубежи. Уничтожение относительно небольшой народности в Руанде в 1994 г. вызвало серию войн и интервенций, в которые оказались вовлечены, помимо самой Руанды, Бурунди, Уганда, Демократическая республика Конго (бывший Заир), Ангола, Зимбабве, Намибия и Танзания. Погибло примерно два миллиона человек. В результате Руанда стала чем-то вроде Германии после окончания Тридцатилетней войны, унесшей две трети германского населения. Германия восстала из пепла Тридцатилетней войны - и то же может произойти с нынешними африканскими жертвами милитаризма, но не требуется особой фантазии, чтобы представить себе, что Нигерия, Уганда и Конго предстанут в не столь уж далеком будущем хорошо вооруженными державами.

На Западе не все осознали, что движение «простить долги» (бедной части мира) энергично поддерживается религиозными деятелями Юга, в том числе и христианами. Лидерами здесь выступили кардинал Родригес из Гондураса и англиканский примат Ньонгулу Ндунгане (заменивший известного Десмонда Туту в Кейптауне). В то же время воинствующий консерватизм папы Иоанна Павла II объективно способствовал религиозному противостоянию. Его внешнеполитическая философия сложилась в процессе противостояния коммунизму, несколько в отрыве от реальных конфликтов современности и будущего. Ему еще не был виден мир, где католиками будут прежде всего африканцы и латиноамериканцы. Где вместо Бельгийского Конго будет Конголезская Бельгия.

Результатом натовского вмешательства в югославские дела стало массивное наступление в Юго-Восточной Европе мусульманских сил, подъем их воинственности и оттеснение старых христианских общин. В то же самое время угнетаемые христиане Судана не получили никакой поддержки со стороны НАТО или любой западной христианской страны. Даже церкви на Западе не пожелали осудить эти преследования. Между тем едва ли будет чистой фантазией представить себе противостояние Республики Христиана и Дар-аль-Ислама,мусульманского мира, которое низвело бы мир до жестокого XIV века с его черной чумой, ухудшившимся климатом и бесконечными войнами.

На что следует обратить особое внимание: христианство и мусульманство выделятся в «свои лагеря». Первые будут преобладать в относительно уменьшившемся «золотом миллиарде», а вторые - среди бедной части мирового населения. Произойдет поляризация. В 2050 г. 20 из 25 крупнейших государств мира будут преимущественно либо христианскими, либо мусульманскими. Как полагает известный американский историк религии Ф. Дженкинс, «международная политика грядущих десятилетий будет вращаться вокруг конфликта между христианством и исламом. Понимание этого с трудом проникает на Север, вытесняемый на обочину мировой истории. Северяне испытывают сложности в осознании религиозных процессов, определяющих возникающий новый мир, и в буквальном смысле слова неспособны к контактам с иными верованиями».

К 2050 г. население Центральной Азии возрастет до ста миллионов человек – бедное население, живущее рядом с пустующей Сибирью. Чем это грозит? Разведывательные службы Соединенных Штатов определили Центрально-Азиатский регион как «зону, грозящую потенциальным конфликтом» в ближайшие десятилетий. На Ближнем Востоке усилится накал столкновения ислама с иудаизмом. В 2000 г. 20 миллионам евреев уже противостоял миллиард мусульман. В дальнейшем, к середине века, соотношение между ними составит один к ста. Логично предположить разгорание конфликтов в странах, где уже сейчас имеется весьма напряженное противостояние между исламом и христианством. Мы уже достаточно хорошо знаем о боях межцивилизационной битвы.

Вдумаемся, численность арабов, которых сегодня 240 млн., в 2050 г. достигнет полумиллиарда. Будут ли они спокойно сидеть на двух третях мировой нефти? Соединение ислама и нефтяного богатства уже дало заметные плоды. И будет давать, ведь не видно дна главной энергетической кладовой мира. Иным станет мировосприятие таких стран, как Узбекистан, где к 2050 г. ожидается удвоение населения. В Китае ислам примет под свое крыло многие десятки миллионов новых верующих.

Каждая из великих религий пытается войти в зону действия другой, но здесь имеется значительное отличие. Христианские миссионеры говорят о 10-40 местах, где христианское наступление считается возможным, хотя и трудным. Христиане - разумеется, эти случаи редки - могут перейти в ислам, а вот обратный переход крайне затруднен. Популярная оценка гласит: «Ислам - это движение в одном направлении. Ты можешь принять ислам, но не можешь отречься от него».

Фундаментально важным является вопрос, могут ли ислам и христианство мирно сосуществовать? Историк в состоянии указать на столетия относительно мирного сосуществования двух этих конфессий. Но в западной мысли начинает преобладать точка зрения, что «долговременный прогноз относительно сосуществования религий «нехорош... Две сестры слишком похожи друг на друга, чтобы жить вместе... За последние двадцать лет мусульманский мир пережил массовое религиозное возрождение». Фанатизм вспыхивает каждые полстолетия. На фоне процессов глобализации, действующих не в пользу мусульманских стран, мир ислама явственно ожесточился. Согласно выводам американской разведки, к 2015 г. «в значительной части Ближнего Востока население существенно вырастет, при этом оно станет более бедным, будет жить уже преимущественно в городах, и у него будет оставаться все меньше иллюзий». По американским прогнозам, к 2050 г. ситуация усугубится еще более. Последователи ислама настаивают на том, что их вера требует создания мусульманского государства - вне зависимости от существования иных религиозных верований и меньшинств. Вывод: по тем или иным причинам, но враждебность мусульман к христианам в грядущем, весьма вероятно, возрастет.

Некоторые фронты уже сформировались. В Судане правительство объявило ислам господствующей религией, чему сопротивляются 2 млн. христиан и 8 млн. анимистов. Здесь уже погибли полтора миллиона человек. К 2050 г. население Судана составит вместо сегодняшних 25 млн. почти 84 млн. и масштаб конфликта вырастет соответствующе. Допустим, Судан слишком беден. Но в гораздо более богатой Саудовской Аравии христианство запрещено полностью и абсолютно. В соседнем несколько более богатом Египте идет организованное истребление христиан-коптов.

Колоссальный очаг насилия зреет в Нигерии, где мусульман и христиан примерно поровну, по 45 процентов от общего населения. На севере - мусульмане, на востоке - христиане. К 2001 г. шесть из 36 нигерийских штатов ввели шариат. К 2050 г. в Нигерии будут жить 300 млн. человек, а к концу века полмиллиона. Нигерия - первостепенный по важности источник конфликта уже в ближайшие 15 лет. К тому же, начало взаимной резни христиан и мусульман в соседнем Камеруне весьма легко может спровоцировать вмешательство мусульманской части Нигерии. Соседние страны с преобладанием христианства не останутся в стороне. Разделенная по религиозному признаку Нигерия может быстро (не без помощи Уганды) дойти до края ожесточения, и апокалиптическое видение происходящего доведет дело до глобального уровня.

Нетрудно представить себе и битву христианских Филиппин с мусульманской Индонезией - обе страны могут прийти на помощь своим страждущим единоверцам, вначале не обязательно открыто, но постепенно втягиваясь все больше. В ближайшие десятилетия здесь, пожалуй, не избежать конфликта. Китай вполне способен взять на себя роль защитника китайских общин в этой части света, тогда как США, Британия и Австралия будут действовать здесь с вполне понятной осторожностью.

Трепещут три миллиона пакистанских христиан. За поминание всуе пророка Мохаммеда их может ждать смертная казнь. В Индонезии примерно в таком же положении находятся 21 млн. христиан. Через пятьдесят лет это будет гигантская страна, но острота конфликта в ней лишь усилится.

Насилие нависло над самим Западом, и это уже показали погромы в парижских предместьях осенью 2005 г. К 2050 г. мусульман во Франции, по самым скромным оценкам, будет не менее десяти процентов от всего населения. Это не сможет не повлиять, в частности, на позицию Парижа в ближневосточном конфликте, усилит значимость арабской нефти. В Австралии с ужасом воспринимают перспективу роста населения соседней Индонезии: к 2050 г. индонезийцы будут превосходить австралийцев в соотношении четырнадцать к одному.

Ислам, в целом доминируя в бедном мире, при этом будет главенствовать в богатейших нефтеносных странах и получит союзников в зависимых от потребления энергии государствах. Хуже всего придется странам, где уже сейчас происходит схватка прозелитических религий. Речь идет, прежде всего, о колоссальной Бразилии, об Индонезии, Нигерии, Филиппинах, но также и о странах вроде Судана и Гватемалы, отличающихся жестким религиозным расколом. В определенных вопросах ислам сможет опираться и на христианские движения бедных стран.

Религиозный баланс между крупнейшими странами в XXI веке.

· Преимущественно мусульманские страны:Пакистан, Бангладеш, Саудовская Аравия, Турция, Иран, Йемен.

· Преимущественно мусульманские страны со значительными христианскими меньшинствами:Индонезия, Египет, Судан.

· Преимущественно христианские страны:США, Бразилия, Мексика.

· Преимущественно христианские страны со значительными мусульманскими меньшинствами:Россия, Филиппины, Конго (Киншаса), Германия, Уганда.

· Страны, где ни христиане, ни мусульмане не являются преобладающим большинством:Нигерия, Эфиопия, Танзания.

· Страны, где преобладают другие религии:Индия, Китай, Вьетнам, Таиланд, Япония.

Два блока европейских держав покатились к катастрофе 1914 г. руководимые сведущими, образованными, блестящими людьми - и вовсе не фанатиками. Почему подобная судьба должна миновать сегодняшний мир, где гораздо меньше взаимопонимания, чем в софистичной Европе начала ХХ века?

Но не только ислам выступит на дорогу самоутверждения и противостояния другим религиям. Индуизм, с его мощью и направленностью, особенно привлекает внимание, поскольку население Индии довольно скоро обойдет по численности население Китая и станет самым большим в мире (в 2040 г. в Индии будет жить 1,5 млрд. человек, среди них - не меньше 1,2 млрд. приверженцев индуизма). Насилие индуистов в отношении христиан уже получило освещение на газетных полосах, но еще не подверглось подлинному анализу. Пока многие предпочитают вспоминать пример непротивленца Ганди, но, как показывает опыт, индуизм может приобретать весьма воинственные формы, что мы видим сейчас в Кашмире и Пенджабе, в конфликтах индуистов с сикхами и мусульманами.

Подлинную катастрофу таит обращение высших каст с низшими, с так называемыми неприкасаемыми, которых в Индии от 150 до 250 млн. человек. Формально их религиозная эксплуатация отменена в 1950 г., но в реальности «неприкасаемые» подвергаются самым грубым и жестоким формам насилия. Западное христианство стремится оказать низшим сектам помощь. Неоспоримо, что высшее христианское духовенство в Индии вышло преимущественно из высших индийских сект, но подлинно благодарная паства - «неприкасаемые». Они уже начинают выдвигать вперед своих религиозных деятелей. Католическим архиепископом Хайдарабада является бывший «неприкасаемый». Стимулируя вступление многих «неприкасаемых» в лоно христианства, Запад начинает втягиваться в зону противостояния с потенциально самой населенной страной мира. В настоящее время уже 23 млн. «неприкасаемых» приняли христианство и многие десятки миллионов готовы обратиться в него.

Заметим, что по индийским законам каждый житель страны считается приверженцем индуистской религии, если он специально не оговорил свою иную религиозную принадлежность. Начиная с 1997 г. индуистские политические деятели в Индии находятся на подъеме, и им совсем не безразлично, что христианские проповедники уводят у них паству. В 1999 г. австралийский миссионер и его двое сыновей были сожжены заживо. Особенно жестокие столкновения произошли в отличающемся своей бедностью штате Гуджарат. По крайней мере, в одном случае толпа превратила христианский храм в индуистский (как считается, с молчаливого одобрения фундаменталистской индуистской Джаната парти). Отдельные города и даже штаты уже приняли постановления и законы, запрещающие обращение индуистов в христианство. Следует полагать, что это только начало.

Буддизм пока в меньшей степени проявил себя как боевая сила – на этом основании некоторые исследователи склонны полагать, что он прошел пик своего влияния и наступательной энергии. Некоторых «успокаивает» сокращение доли буддистов в мировом населении - с 20 процентов в 1900 г. до 5 процентов в 2000 г. Но такая оценка может разойтись с конфессионально-политической реальностью. По мере экономического и политического роста таких стран, как Китай, Вьетнам и Таиланд, буддизм вполне может войти в некое силовое противостояние с христианством и исламом. Последователи буддизма утверждают, что их религия, провозглашающая мир и самопожертвование, не предполагает воинственности. Но ведь сходные черты «в теории» свойственны и прочим основным мировым конфессиям, что не мешает им периодически звать своих приверженцев под боевые знамена. Ничто не дает оснований для уверенности в том, что буддизм ждет иная судьба и мы не увидим его жесткого самоутверждения по мере роста значимости стран - носителей буддизма, на фоне «посягательств» основных прозелитических религий.


Опубликовано на портале 10/02/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика