Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Состояние и перспективы решения территориальных споров между Японией и ее соседями: Республикой Корея и Китайской Народной Республикой

Версия для печати

Избранное в Рунете

Андрей Иванов

Состояние и перспективы решения территориальных споров между Японией и ее соседями: Республикой Корея и Китайской Народной Республикой


Иванов Андрей Владимирович – старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО (У) МИД России, кандидат политических наук.


Состояние и перспективы решения территориальных споров между Японией и ее соседями: Республикой Корея и Китайской Народной Республикой

Появлению территориальных разногласий между современной Японией и ее соседями во многом способствовали действия США после Второй Мировой войны. Неурегулированность границ ставит пределы сближению Токио, Сеула и Пекина, создавая тем самым благоприятный фон для американской политики в регионе. В свою очередь, Япония, Корея и КНР вынуждены учитывать, с одной стороны, важность торгово-экономических и прочих взаимоотношений, а с другой – настроения собственного общественного мне¬ния. Поэтому попыток решить или закрыть террито¬риальные проблемы в этой части Восточной Азии в обозримой перспективе не предвидится.

В настоящее время Япония имеет территориальные споры, помимо спора с Россией по поводу принадлежности Южных Курил [правильно – южных Курил, о важности различия в написании см. примечание]*, с Республи­кой Корея (РК) и Китайской Народной Республикой. Объектом спора между Японией и КНР являются территории, находящиеся под юрис­дикцией Японии. Спор между Японией и РК аналогичен спору между Японией и Россией: территории, на которые претендует Япония, нахо­дятся под юрисдикцией другой страны (в данном случае — Республики Корея), поэтому мы и начнем наш анализ именно с него.

Территориальный спор между Японией и Республикой Корея

Предмет спора. Предметом территориального спора между Японией и РК является группа островов в Японском море (которое, кстати, в РК называют Восточным морем), расположенных в районе с координатами 37°14' северной широты и 131°52' восточной долготы, то есть в 92 км к юго-западу от южнокорейского о. Уллындо и в 157 км к северо-востоку от японских островов Оки. В международной картографии спорные острова, о которых идет речь, иногда обозначаются как скалы Лианкур (от имени французского китобойного судна «Le Liancourt», экипаж ко­торого обнаружил острова в 1849 году и нанес их на карту), в японской — Такэсима (Бамбуковые острова), а в корейской — Токто (Брошенные острова). На российских картах принято японское название Такэсима. В группу этих остров входят два больших острова — Нисидзима (Запад­ный остров) и Хигасидзима (Восточный остров) — и 35 небольших скал. Общая площадь островов составляет 187 450 кв. м.

РК считает острова Токто административно входящими в состав округа Уллындо провинции Кёнсан-пукто, а Япония относит острова Та­кэсима к округу Оки, префектура Симанэ. Острова не имеют постоянного населения, там находится лишь небольшое южнокорейское полицейское отделение, южнокорейская администрация острова и обслуживающий персонал маяка.

История вопроса. Как и проблема Южных Курил, проблема при­надлежности островов Токто/Такэсима возникла после Второй миро­вой войны, в ходе которой Япония была разгромлена союзниками. В 1946 году в директиве № 677 верховного главнокомандующего союзными войсками в Японии (Supreme Commander for the Allied Powers) генерала Д. Макартура был приведен список из 4 больших и примерно 1 000 мелких островов, которыми ограничивалась территория Японии. В этот список острова Токто (скалы Лианкур) не входили, как и острова Уллындо и Чед- жудо (Куэлпарт) [1]. На карте административных зон Японии и Южной Кореи, составленной в том же году оккупационными властями, ныне спорные острова Токто/Такэсима были помечены под названием «Take» как территория, принадлежащая южной части Кореи, находящейся под американским контролем [2]. После провозглашения Республики Корея 15 августа 1948 года США передали всю полноту власти на всей территории страны, включая и о. Токто, правительству Южной Кореи. Однако при подготовке мирного договора с Японией, который был затем подписан в сентябре 1951 года в Сан-Франциско, американцы пошли на уступки Японии, в ходе Корейской войны показавшей себя надежным союзником США в противодействии коммунистической угрозе в Азии, и вычеркнули острова Токто из списка территорий, которые должны были быть переданы Южной Корее. И хотя Япония так и не смогла добиться упоминания в мирном договоре островов Токто как части японской территории, правительство США издало отдельный документ, в кото­ром сообщалось, что эти острова признаются японской территорией и именуются «Такэсима» [3]. Все это и используется сейчас Японией для обоснования своих прав на острова Такэсима, которые в 1952 году были явочным порядком заняты южнокорейскими войсками.

Достаточно долго японцы мирились с таким положением. Но в 1994 году в силу вступила Конвенции о морском праве, принятая ООН еще в 1982 году, и острова Токто стали камнем преткновения в Японском море, от которых можно отсчитывать границу территори­альных вод и эксклюзивной экономической зоны. Ценности островам придают и еще несколько обстоятельств: 1) Острова Токто/Такэсима расположены в таком районе Японского моря, который позволяет контролировать его южную акваторию и выход в Восточно-Китайское море через Цусимский пролив. 2) В 1980-е годы в районе островов были предварительно разведаны крупные запасы нефти и газа. 3) Акватория островов богата запасами высокоценных видов морских биоресурсов [4].

По этим причинам во второй половине 1990-х годов спор о Токто/Такэсиме вспыхнул с новой силой, сопровождаясь резкими за­явлениями лидеров Южной Кореи и Японии, выступлениями «агрес­сивно настроенных групп молодежи» перед посольствами обеих стран и ростом антияпонских и антикорейских настроений, соответственно, в Южной Корее и Японии. Все это происходило на фоне бурного ро­ста японо-южнокорейского экономического сотрудничества. При этом его объем, в отличие от объема российско-японского сотрудничества, оказался настолько огромен, что японское правительство, опять же в отличие от случая с Россией, озаботилось снижением негатива в японо­корейских отношениях. Следует иметь в виду, что рост накала страстей вокруг островов Токто/Такэсима пришелся на период правления в РК демократической администрации Но Му Хёна, продолжавшей начатую еще Ким Дэ Чжуном политику примирения с Пхеньяном и вывода КНДР из международной изоляции. Как считали в Сеуле, этим про­цессам мешала жесткая позиция в отношении Северной Кореи, занятая администрацией японского премьера Д. Коидзуми по вопросам о по­хищенных северокорейской разведкой японских граждан, а также по северокорейской ракетной и ядерной программам. В 2008 и 2009 годах в РК и Японии произошла радикальная смена администрации: в Сеуле к власти вернулись консерваторы, выступающие за ужесточение позиций в отношении КНДР, а в Токио впервые в японской истории власть взяла оппозиция (Демократическая партия Японии), объявившая о готовности пересмотреть ряд внешнеполитических установок либерал-демократов. Сближению Сеула и Токио объективно способствовало и ухудшение от­ношений между Сеулом и Пхеньяном, вызванное критическими заявле­ниями нового южнокорейского президента Ли Мён Бака в адрес КНДР. В ходе своей первой встречи во время сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке 23 сентября 2009 года Ли Мён Бак и новый японский пре­мьер Ю. Хатояма договорились добиваться улучшения отношений между двумя странами, «не обходя сложные вопросы истории, а прокладывая путь через них» [5]. Сменивший Ю. Хатояму на посту премьер-министра лидер ДПЯ Наото Кан в специальном заявлении от 10 августа 2010 года по поводу столетия вступления в силу договора об аннексии Кореи (29 августа 1910 года) и годовщины провозглашения независимости Ко­реи (15 августа 1945 года) признал, что «осуществлявшееся против воли корейцев колониальное правление лишило их собственного государства и культуры и нанесло глубокие раны национальной гордости», и «вновь высказал самокритику и извинения, идущие из глубины души» [6].

В то же время в вопросе об островах Токто/Такэсима сближения позиций Сеула и Токио не произошло. В «Манифесте» ДПЯ в связи с вы­борами в палату советников парламента 30 августа 2009 года говорилось: «Партия будет упорно вести переговоры, чтобы добиться скорейшего раз­решения проблем северных территорий и островов Такэсима, на которые Япония имеет суверенные права» [7]. 25 декабря 2009 года Министерство образования Японии выпустило новые методические указания по препо­даванию в средних школах второй (высшей) ступени, в которых острова Такэсима упомянуты как японская территория. Весной 2011 года, когда Южная Корея оказывала Японии помощь в преодолении землетрясения и вызванной цунами аварии на АЭС «Фукусима-1», японские власти в очередной раз одобрили учебные пособия, в которых острова Такэсима названы территорией Японии. Южнокорейское информационное агент­ство «Йонхап» расценило эти действия как «удар в лицо», нанесенный бывшими оккупантами [8].

Перспективы решения спора. Перспективы решения спора о при­надлежности Токто/Такэмима выглядят весьма туманными. Помимо указанных выше прагматических соображений, определяющих практи­ческую ценность Токто/Такэсимы, и для Южной Кореи, и для Японии владение этими островами является принципиальным вопросом на­циональной гордости. Особенно остро этот вопрос воспринимается в Южной Корее, пережившей унижение японской оккупации. И в этом вопросе с РК солидарна КНДР, обещающая Югу всяческую поддержку в территориальном споре с Японией, вплоть до военной [9].

Разумеется, Южная Корея, военный потенциал которой значительно уступает потенциалу японскому (даже с учетом потенциала Северной Кореи), и которая имеет развитое взаимовыгодное экономическое со­трудничество с Японией, хотела бы избежать ситуации, при которой ей пришлось бы отстаивать острова Токто при помощи военной силы.

Не заинтересована Южная Корея и в решении вопроса о принадлежности островов через международный суд, на чем настаивает японская сторона. В Японии верят, что легко выиграют дело, а нежелание Сеула прибегнуть к международному арбитражу расценивают как свидетельство понимания южнокорейской администрацией слабости ее юридических позиций в данном вопросе. Однако, по оценкам экспертов по международному праву, разбирательство в международном суде не сулит легкой победы ни одному из участников спора [10]. С одной стороны, владение Южной Кореей островами Токто de facto в течение последних 60 лет может рас­сматриваться как довод в пользу Сеула. С другой — суду придется рас­смотреть множество исторических документов, многие из которых сейчас трактуются каждой из участвующих в споре сторон в свою пользу. Речь идет и об исторических хрониках, картах и указах корейских и японских правителей XII—XIX веков, и о документах ХХ века, касающихся периода установления японского контроля над Корейским полуостровом, и даже об упоминавшихся выше директивах SCAP и Сан-Францисском мирном договоре. Все это позволяет с большой долей уверенности утверждать, что территориальный спор между Японией и Южной Кореей далек от разрешения. Тем более что в отличие от России Южная Корея предпо­читает считать, что никакого территориального спора с Японией у нее нет, поскольку остова Токто являются исконно корейской территорией, и, соответственно, спорить тут не о чем. В значительной мере жесткость Сеула в вопросе о спорных островах объясняется давлением на южноко­рейское правительство и политиков со стороны общественного мнения, в котором сильны антияпонские и националистические настроения, под­стегиваемые как вызывающей раздражение в РК активностью Японии в борьбе за острова Такэсима, так и пропагандистскими усилиями южно­корейских СМИ, поддерживающих тезис о законности владения Юж­ной Кореей островами Токто [11]. В аналогичном положении сильного давления со стороны общества находится и японская правящая элита. Это означает, что ни на какие компромиссы в споре об островах Токто/ Такэсима в обозримом будущем стороны, скорее всего, не пойдут.

Территориальный спор между Японией и КНР

Предмет спора. Острова Сенкаку сёто (в китайской картографии — Дяоюйтай цюньдао) включают пять необитаемых островов и три рифа общей площадью около 6,32 кв. км, расположенных в южной части Восточно-Китайского моря в 175 км к северу от о. Исигаки (архипелаг Рюкю, Япония). Они находятся в районе с координатами 25°46 северной широты и 123°31 восточной долготы, то есть в 190 км к северо-востоку от о. Тайвань и в 420 км к востоку от материкового Китая. В настоящий момент острова Сенкаку/Дяоюйдао находятся под юрисдикцией Японии, но свои права на них предъявляет и КНР.

История вопроса. Как и в случае с Токто/Такэсима, история при­надлежности островов Сенкаку/Дяоюйдао настолько запутана, что с правовой точки зрения о ней можно спорить бесконечно [12]. Проблема принадлежности островов Сенкаку/Дяоюйтай приобрела актуальность после вступления в силу в 1994 году Конвенции о морском праве. Ее острота значительно усилилась после того, как в 1999 году в шельфе спорных островов были обнаружены богатые запасы природного газа, оцениваемые приблизительно в 200 млрд кубометров. В мае 1999 года в японской прессе появились сообщения, что китайские суда ведут геологическую разведку на шельфе островов Сенкаку в эксклюзивной экономической зоне Японии. Токио предложил Пекину провести со­вместные консультации по проблеме морского права в его приложении к богатствам спорных островов, но Пекин ответил отказом, заявив к тому же о непризнании района островов экономической зоной Японии. В 2003 году китайцы установили морскую платформу у морской границы с японскими водами и начали бурение. В Японии заподозрили китайскую сторону в стремлении добывать газ из залежей, простирающихся под японской территорией. В октябре 2004 года стороны провели первый раунд консультаций по проблеме газового месторождения на Сенкаку, в ходе которого договорились решать все вопросы исключительно путём переговоров, не прибегая к использованию силы. При этом, однако, Ки­тай отверг требования японской стороны ознакомить её с планами КНР по бурению и добыче газа на Сенкаку. В апреле 2005 года правительство Японии приняло решение приступить к рассмотрению заявок японских фирм о выдаче им лицензий на добычу газа на шельфе архипелага, что вызвало возражения со стороны МИД КНР, охарактеризовавшего это решение односторонним и провокационным, и стало одной из причин массовых антияпонских демонстраций и погромов в Китае. В июне 2005 года начался второй раунд китайско-японских консультаций, однако они не принесли результатов, поскольку Китай отказался прекратить до­бычу газа из шельфа на границе между китайскими и японскими водами и вновь отверг просьбу японской стороны предоставить ей информацию о работах на шельфе. МИД КНР заявил, что Китай имеет «суверенное право» добывать газ в «водах, близких к побережью КНР» и не являю­щихся «предметом спора с Японией». Действительно, проводя работы, связанные с разведкой газа, Китай ни разу не пересек разделительную линию, установленную Японией исходя из фактической и юридической принадлежности ей островов Сенкаку/Дяоюйдао. Позднее Пекин высту­пил со своими предложениями о совместной разработке месторождения, и в Токио согласились их рассмотреть. Начались трудные переговоры о деталях проекта. Однако в сентябре 2010 года они были прерваны ки­тайской стороной после того, как японская береговая охрана 7 сентября задержала китайский траулер, протаранивший у берегов Сенкаку япон­ский сторожевой корабль. Не желая показать слабость, Япония, отпустив 13 сентября 2010 года экипаж траулера, продлила задержание его капи­тана. Китай потребовал немедленно освободить капитана и выплатить компенсацию за его задержание, а затем ужесточил таможенные проце­дуры для торгующих с ним японских компаний и ввел эмбарго на экс­порт в Японию редкоземельных металлов, без которых не может работать японская электронная и автомобилестроительная промышленности. 22 сентября 2010 года Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао предостерег Японию от дальнейшей эскалации конфликта вокруг инцидента с за­держанием капитана китайского судна у спорных островов, предупре­див: «Если Япония продолжит совершать ошибки, КНР предпримет дальнейшие меры, и вся ответственность (за последствия) будет лежать на японской стороне» [13]. Япония предпочла не нагнетать конфликт и 24 сентября освободила капитана китайского судна, что было восприня­то как серьезная победа КНР и внутри самой Японии вызвало критику правительства со стороны националистов.

13 ноября 2010 года на полях саммита АТЭС в Иокогаме состоялась встреча председателя КНР Ху Цзиньтао и премьер-министра Японии Наото Кана. Хотя оба они, по признанию членов японской делегации, и «высказались за продвижение стратегически взаимовыгодных отно­шений, а также за развитие обменов на частном и правительственном уровнях», одновременно они подтвердили неизменность позиций КНР и Японии по спорным островам, которые каждая из сторон считает своими. Примечательно, что перед встречей с Ху Цзиньтао, Наото Кан провел переговоры с президентом США Бараком Обамой, на которых был затронут и вопрос о взаимоотношениях обеих стран с Китаем. Б. Обама заявил по их завершении о том, что «обязательства США по обороне Японии неизменны», а Н. Кан поблагодарил американского президента «за последовательную поддержку позиции Японии в период ухудшения её отношений с Китаем и Россией» [14].

Таким образом, личная встреча лидеров КНР и Японии не слишком способствовала снижению уровня противостояния сторон по вопро­су о спорных островах, что стало еще яснее из последующих событий. 21 ноября 2010 года в СМИ появились сообщения о том, что Япония намерена послать на соседние с архипелагом Сенкаку острова войска для наблюдения за активностью китайцев в этой районе [15]. 19 декабря года о намерении послать к Сенкаку/Дяоюйдао свои боевые корабли для наблюдения за ситуацией объявила китайская сторона [16].

В марте 2011 года китайская нефтегазовая компания CNOOC на­чала разработку газового месторождения Сиракаба (Чуньсяо), которое находится с китайской стороны от линии, по которой Япония разделяет экономические зоны двух стран. Однако в Токио считают, что таким об­разом CNOOC получает доступ к общему газовому резервуару Восточно­Китайского моря [17].

Перспективы решения спора. Из процитированных выше заявлений японской стороны следует, что уступать Китаю в споре за Сенкаку Япо­ния не намерена. Угроза лишиться редкоземельных металлов побудила Японию заняться поисками новых источников этого ценного сырья. Вскоре после инцидента с задержанием китайских рыбаков появились сообщения, что японские компании налаживают добычу редкоземель­ных металлов в Казахстане, Монголии, Вьетнаме и Индии [18]. А в 2011 году японские геологи обнаружили крупнейшие месторождения ред­коземельных металлов в Тихом океане. Правда, промышленная добыча потребует крупных капиталовложений, совершенствования технологий и заключения международных соглашений, поскольку районы океана, где обнаружены месторождения, находятся в международных водах [19]. Таким образом, в обозримой перспективе Китай останется монопольным поставщиком редкоземельных материалов в Японию. Кстати, не желая портить взаимовыгодные экономические отношения, в 2011 году, после японских уступок, Пекин снял негласный запрет на поставку редкозе­мельных материалов в Японию.

В то же время позиция Пекина по Дяоюйдао/Сенкаку не изменилась: «Архипелаг Дяоюйдао и прилегающие к нему острова с древнейших вре­мен являются китайской территорией, и Китай обладает неоспоримым суверенитетом над этими островами. Любые меры, принимаемые япон­ской стороной в акватории вблизи Дяоюйдао, являются незаконными и недействительными» [20].

Не меняется и позиция Японии. 10 августа 2011 года генеральный секретарь кабинета министров Ю. Эдано в ходе обсуждения вопроса о Сенкаку в одном из парламентских комитетов подчеркнул, что Япония готова защищать острова Сенкаку военной силой. Он заявил: «Если дру­гие страны вторгнутся на эти острова, мы применим право самообороны и любой ценой выбьем их оттуда», добавив, что Япония «контролирует данные острова на законном основании» [21].

В конце лета 2011 года в Японии произошла смена руководства правящей Демократической партии Японии и, соответственно, главы кабинета министров страны. Китайское государственное агентство «Синьхуа» 30 августа 2011 года отреагировало на это событие материа­лом под заголовком «Новому премьер-министру Японии надо уважать ключевые интересы Китая и потребности развития». В нем японскому руководству рекомендуется ради улучшения отношений с КНР, помимо отказа от посещений храма Ясукуни, «показать достаточное уважение национального суверенитета и территориальной целостности Китая, особенно когда речь заходит о вопросах, касающихся островов Дяоюй, которые являются неотъемлемой частью территории Китая...». И далее: «Пекин также хотел бы отложить эти разногласия и совместно с Японией разрабатывать ресурсы в водах, омывающих острова Дяоюй, при условии, что Токио признает полный суверенитет Китая над этим архипелагом. Кроме того, Японии следует признать законную потребность Китая в военной модернизации для защиты своих растущих национальных интересов» [22].

Этот пассаж позволяет сделать, как минимум, три вывода относи­тельно позиции КНР по поводу спорных территорий Дяоюйдао/Сенкаку на ближайшее будущее:

1) В угоду настроениям общественности страны китайское руковод­ство продолжит делать заявления о принадлежности островов Дяоюйдао Китаю, но при этом, не желая осложнения отношений, не будет настаи­вать на проведении конкретных переговоров о судьбе островов — спор, в соответствии с призывом Дэн Сяопина, будет отложен на неопреде­ленное время.

2) Китай, заинтересованный в экономическом освоении территорий в районе Дяоюйдао/Сенкаку, будет настойчиво предлагать Японии делать это совместно. Шансы получить согласие Японии на это предложение ничтожны.

3) Китай намерен и дальше наращивать свой военный, в первую очередь военно-морской, потенциал, чтобы получить в будущем бо­лее весомые козыри на переговорах по территориальным проблемам, и не только с Японией. Впрочем, в Китае вряд ли всерьез собираются применить военную силу или хотя бы угрозу ее применения в споре за территории, поскольку понимают, что в этом случае на стороне Японии будут США.

В целом, по оценкам японских журналистов и экспертов, в Сеуле и Пекине приход к власти в Токио Ё. Ноды был воспринят настороженно. Причина этого заключается не только в сделанном им 15 августа 2011 года и не оставшемся незамеченным в Азии заявлении о том, что военные преступники класса «А», прах которых покоится в Храме Ясукуни, ко­торый так любят посещать некоторые японские политики, «не являются военными преступниками» [23]. Дело в том, что Ё. Нода имеет репутацию политика, готового жестко отстаивать национальные интересы Японии. Вот что написала по этому поводу «Асахи симбун» 1 сентября 2011 года: «Если и есть один вопрос, который может вызвать всплеск эмоций у обычно спокойного премьер-министра Ё. Ноды, так это территориаль­ные споры Японии. Новый лидер Японии говорит, что его позиция по вопросу о национальной безопасности и суверенитету сформирована тем, что он воспитывался отцом, который служил в элитном десантном полку сил самообороны и видел тренировки японских десантников. «Я близко видел бойцов элитных частей, которые проходили тяжелые тре­нировки, — написал Ё. Нода в своей книге. — Этот опыт способствовал формированию моего взгляда на безопасность» [24]. О позиции Ё. Ноды по территориальному спору с Китаем в заметке говорится, что они были ясно изложены во время поездки будущего премьера в Пекин в составе делегации японских парламентариев в декабре 2004 года. В тот момент отношения между Японией и КНР были обострены из-за инцидента с заходом китайской атомной подводной лодки в японские территори­альные воды у острова Исигакидзима в префектуре Окинава. На ужине в пекинском доме приемов Дяоюйтай Ё. Нода поднял вопрос об островах Сенкаку/Дяоюйтай, призвав обе стороны воздержаться от действий, разжигающих национализм. На это глава госсовета КНР Тан Цзясюань ответил, что разграничительная линия между двумя странами «была проведена Японией по ее усмотрению», и Китай «никогда не признавал эту линию». На это Ё. Нода ответил, что «с исторической точки зрения острова Сенкаку являются японской территорией» [25].

Нет оснований считать, что эта позиция Ноды с тех пор претерпела какие-то изменения. Жестких позиций по территориальным вопросам придерживался и министр иностранных дел в кабинетах Ю. Хатоямы и Н. Кана С. Маэхара. И хотя он вынужден был уйти в отставку из-за скандала с незаконными политическими пожертвованиями, сразу после своего прихода к власти Ё. Нода назначил С. Маэхару главой Комите­та политических исследований ДПЯ. Это означает, что националист С. Маэхара получает возможность играть важную роль в формировании японской политики, в том числе и внешней [26]. Таким образом, мож­но считать, что смена руководства правящей Демократической партии Японии и, соответственно, кабинета министров Японии в конце лета

2010 года не создала никаких предпосылок для облегчения решения территориальных споров, имеющихся у Японии с ее соседями.

Фактор США

Как было отмечено выше, именно позиция, занятая США в про­цессе подготовки и во время проведения мирной конференции в Сан-Франциско, во многом обусловила появление территориальных проблем между Японией и ее соседями. И сегодня сохранение этих проблем удобно для практической американской политики в регионе, поскольку высту­пает раздражающим фактором, препятствующим быстрому сближению Японии с Республикой Корея и с КНР в ущерб авторитету и влиянию США. С другой стороны, США не заинтересованы и в чрезмерном обо­стрении отношений между Японией и ее соседями из-за территориаль­ных споров, поскольку это обострение может повредить двусторонним и многосторонним торгово-экономическим связям и политическим отношениям между двумя союзниками США: Японией и РК. Поэтому в ближайшей перспективе США, скорее всего, будут придерживаться в отношении территориальных споров Японии с РК и КНР прежней тактики: призывать Токио, Пекин и Сеул к мирному, дипломатическому разрешению разногласий, открыто поддерживать Токио в споре с Пеки­ном и избегать однозначных заявлений по поводу спора между Токио и Сеулом.

В свою очередь Токио, Пекин и Сеул и дальше вынуждены будут учитывать в своих подходах к территориальным спорам как потребность в поддержании и развитии взаимовыгодных торгово-экономических и прочих отношений, так и настроения собственного общественного мне­ния, формируемые СМИ (независимо от того, являются ли они относи­тельно свободными, как в Японии и Южной Корее, или контролируются властями, как в КНР).

С учетом всего выше сказанного можно предположить, что террито­риальные споры между Японией и ее соседями в обозримой перспективе всерьез и радикальным образом решать никто не решится.

Выводы и рекомендации

1. Из вышеизложенного видно, что быстрое решение территори­альных проблем с участием Японии представляется маловероятным. В то же время, очевидно, что наращивание всестороннего сотрудничества с этой страной как в торгово-экономической, так и в других областях, является сдерживающим фактором при эскалации конфликтов, спо­собствует откладыванию решения территориальных споров на будущее. Придерживаясь принципиальной позиции о принадлежности островов Южнокурильской гряды России и демонстрируя готовность к перегово­рам на основе имеющихся документов и соглашений, России необходимо всемерно развивать политическое, торгово-экономическое и культурное сотрудничество с Японией, создавая механизмы двусторонней зависи­мости и обходя спорные моменты до тех пор, пока Токио не будет готов к серьезным переговорам.

2. В отношении территориальных споров Японии с РК и КНР России, видимо, следует и впредь занимать ту позицию, которую она занимала до сих пор — позицию наблюдателя. Любые попытки открыто выступить на чьей-либо стороне принесут лишь негативный результат, поскольку Россия заинтересована в хороших отношениях со всеми тре­мя перечисленными выше странами. В то же время, в связи с жесткой позицией Токио по Курильским островам, Россия могла бы провести консультации с представителями Пекина и Сеула о возможности более четкой поддержки позиций друг друга по территориальным спорам с Японией на взаимной основе. Следует учитывать, что острова Южно­курильской гряды до сих пор изображаются на китайских картах как «оккупированные Россией».

3. Россия могла бы выступить инициатором создания обществен­ной комиссии или группы экспертов, например, на четырехсторонней (Россия, Япония, РК, КНР) или пятисторонней (Россия, Япония, РК, КНР, США) основе, которая занималась бы изучением территориаль­ных конфликтов в Восточной Азии (по примеру двусторонних групп и комиссий, созданных Россией с рядом европейский стран и Японией), и смогла бы наметить взаимоприемлемые подходы к их решению.

Примечания:

[*] Написание названия четырех южных островов Курильской гряды с заглавной буквы «Ю» предполагает, что речь идет не о части Курильских островов, а об отдельном географическом образовании. Такое написание стало применяться в Японии и США относительно недавно, в 1950-х годах, в прямой связи с японскими претензиями на эти территории. До того во всех географических изданиях фигурировало единое понятие «Курильские острова». К примеру, Британская энциклопедия указывает на Кунашир и Итуруп как на «крупнейшие из Курильских островов». Чтобы обойти положения Сан-Францисского договора о Курилах, была изобретена аргументация, согласно которой острова Сикотан и Хабомаи якобы относятся к системе острова Хоккайдо, а понятие Курильские острова якобы не охватывает «особую географическую единицу» - «Южные Курилы» – Кунашир и Итуруп. Эта географическая «новация» далеко не является общепринятой и имеет вполне определенный политический подтекст. (Прим. ред. портала «Перспективы»)

[1] Takeshima/dokdo—scap. http://zeroempty000.blogspot.com/2006/07/takeshimadokdo-scap.html

[2] Historical Maps - Dokdo SCAP (Supreme Commander for the Allied Powers) Administrative Areas Japan and South Korea, 1946. http://www.dokdocorea.com/map_img/map_map00b.jpg

[3] Kim Yong-koo What Is the Controversy Over Dokdo All About? Koreana, Autumn, 2005, Vol. 19, № 3. http://koreana.kf.or.kr/view.asp7article_ id=6046

[4] Чичкин А. Претензии Японии на Токто обусловлены ресур­сами и транзитной ролью острова. «Российская газета», 20.07.09. http://www.rg.ru/2009/07/20/tokto-site-anons.html

[5] David Kang, University of Southern California, Ji-Young Lee, George­town University//Japan-Korea Relations: Japan’s New Government: Hope and Optimism. http://csis.org/flles/publication/0903qjapan_korea.pdf

[6] Официальный сайт премьер-министра Японии. http://www.kantei.go.jp/foreign/kan/statement/201008/10danwa_e.html

[7] David Kang, University of Southern California, Ji-Young Lee, George­town University//Japan-Korea Relations: Japan’s New Government: Hope and Optimism. — http://csis.org/files/publication/0903qjapan_korea.pdf

[8] «Сеул против Токио — территориальный спор после стихийного бедствия», Служба новостей «Голоса Америки», http://www.voanews.com/russian/news/Seul-Tokio-Islands-2011-03-30-118908444.html

[9] Чичкин А. Претензии Японии на Токто обусловлены ресур­сами и транзитной ролью острова. «Российская газета», 20.07.09. http://www.rg.ru/2009/07/20/tokto-site-anons.htm

[10] См., например: John Van Dyke, Who owns Tok-Do/Takeshima? Should these islets affect the maritime boundary between Japan and Korea. http://www.kmi.re.kr/data/seminar/20041004-01.pdf, Gab-Yong Jeong, A study of the legal issues related to sovereignity over Dok-Do, http://www.kmi.re.kr/data/seminar/20041004-01.pdf, Young Koo, Kim, Sovereign Ri­valry between Korea and Japan fermented by a distorted fisheries agreement. http://works.bepress.com/cgi/viewcontent.cgi?article=1003&context=young_kim&sei-redir=1#search=%22Basic%20Law%20Sea%20Japan%20 Takeshima%22

[11] См., например: Shim Jae-yun, «Total defeat on Dokdo», «The Korea Times», 08.03.2011. http://www.koreatimes.co.kr/www/news/opinon/2011/08/164_92110.html

[12] William B. Hefin, Diayou/Senkaku islands dispute: Japan and China, Oceans apart. http://www.hawaii.edu/aplpj/articles/APLPJ_01.2_heflin.pdf

[13] Премьер КНР предостерегает Японию от эскалации кон­фликта вокруг спорных островов. http://ru.trend.az/regions/world/ocountries/1754453.html

[14] Лидеры КНР и Японии в Иокогаме повторили свои позиции по вопросу о Сенкаку /Дяоюйдао/. http://www.tass-ural.ru/lentanews/139877.html

[15] Япония направит нестроевые войска к островам Сенкаку. http://www.newsland.ru/News/Detail/id/589327/cat/94/

[16] Китай намерен патрулировать район спорных островов Сенкаку. http://rus.ruvr.ru/2010/12/19/37168557.html

[17] CNOOC начала разработку газового месторождения Сиракаба, 10.03.11. http://www.chinapro.ru/rubrics/1/5910/

[18] Скосырев В. «Токио ищет новые источники минеральных ре­сурсов». «Независимая газета», 18.10.10. http://www.ng.ru/world/2010- 10-18/6_japan.html

[19] Денисов И. «Япония найдет управу на Китай на дне океана», сайт «Голос России», 5.07.2011, 16:42, http://rus.ruvnm/2011/07/05/52815657.html

[20] Очередная пресс-конференция 5 июля 2022 года у официального представителя МИД КНР Хун Лэя. http://ua.china-embassy.org/rus/fyrth/t837653.htm

[21] Япония готова защищать острова Сенкаку в случае необходимо­сти. http://news.mail.ru/politics/6544033/

[22] Japan's new PM needs to respect China's core interests, development demands, Xinhua, August 30, 2011.http://english.peopledaily.com.cn/90883/7583349.html

[23] A familiar reaction: China, S. Korea wary ofnew PM, Asahi, 2011.08.31. http://www.asahi.com/english/TKY201108300255.html

[24] Noda maintains tough stance on Japan’s territorial disputes, Asahi, 2011.09.01. http://www.asahi.com/english/TKY201108310234.html

[25] Там же.

[26] Noda dilutes Cabinet's role in policy decisions, Asahi, 2011.09.01. http://www.asahi.com/english/TKY201108310233.html

Ежегодник ИМИ – 2012. – Москва: МГИМО-Университет, 2012. – 438 с.

Читайте также на нашем портале:

«Изменение расстановки сил в Восточной Азии и АТР и трансформация стратегического курса США» Екатерина Колдунова

«Северо-Восточная Азия: внутренние и внешние измерения развития и безопасности» Сергей Лузянин

«Дефицит лидерства в Восточной Азии: шансы для малых и средних стран» Екатерина Колдунова

«Азиатские соперники» Ачин Ванаик

«Китай - Япония: лед тронулся» Анатолий Семин

«Русские Курилы и японские аппетиты» Аджар Куртов


Опубликовано на портале 23/08/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика